Полная версия

Главная arrow Финансы arrow Международные валютно-финансовые отношения в постиндустриальном мире

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Таргетирование валютной политики

В наши дни режим инфляционного таргетирования стал чрезвычайно популярен и обсуждаем среди специалистов, несмотря на то, что в России до недавнего времени он был прочно забыт. И если прежде режим таргетирования инфляции представлял исключительно академический интерес, то сейчас этот режим является достаточно распространенным режимом центральных банков.

В теории имеют место разные толкования понятия «таргетирование». Согласно финансово-кредитному словарю, таргетирование - это установка целевых ориентиров центральными банков развитых стран при регулировании прироста денежной массы в обращении и кредита. Еще одно определение представляет таргетирование как установление целевых ориентиров изменения внутренних цен[1].

Вместе с тем данные определения не имеют завершенности, потому что не учитывают временной лаг, который привел бы к финансовой стабилизации. К определению инфляционного таргетирования, с нашей точки зрения, следует добавить понятие «ценовой стабильности в долгосрочном периоде».

Хотя мировой опыт проведения денежно-кредитной политики включает в себя набор общих правил и схем, но все равно любая страна на различных этапах своей эволюции имеет свои нюансы, которые далеко не всегда не укладываются в стандартные схемы.

В конце 2009 г. ЦБ РФ объявил: «В предстоящий период (2010— 2012 гг.) Банк России предполагает завершить создание условий для применения режима инфляционного таргетирования и перехода к свободному плаванию курса рубля»[2]. Таким образом, свободное плавание рубля становится сферой практической политики. Но, скорее всего, этого в среднесрочной перспективе в России не будет. Рассмотрим проблемы, с которыми это связано.

Политика таргетирования инфляции придумана в 1989 г. и впервые ее применил Резервный банк Новой Зеландии. С этого времени она стала достаточно распространенной. Показав высокую эффективность как инструмент борьбы с инфляцией, она становится чрезвычайно популярной у МВФ, который часто прибегает к ее использованию, в частности, после провала в результате кризисов 1998 г. системы фиксированных курсов.

В общем виде суть политики таргетирования инфляции достаточно проста и сводится к следующему: Центральный банк устанавливает целевой ориентир по уровню инфляции, не обращает внимание (несмотря на давление всякого рода лоббистов как промышленных, так и правительственных) на то, что по крайней мере такая политика оказывает негативное влияние на реальный сектор, так как регулярные интервенции на валютном рынке, осуществляемые с целью удержать курс национальной валюты на желаемом уровне, сильно влияют на денежное предложение.

При политике таргетирования инфляции Центральный банк должен отказаться от манипулирования курсом, отпустив свою валюту в свободное плавание.

Согласно мировой практики существуют институциональные предпосылки для проведения политики таргетирования инфляции. Наиболее важные из них - это: 1) реальная независимость Центрального Банка, в том числе, от правительства, президента и т.д.; 2) открытость и прозрачность действий Центрального банка - публичное объявление целевых ориентиров по инфляции, регулярные пресс-конференции, публикация стенограмм совета директоров, посвященных денежной политике и т.д. Без выполнения данных условий действия Центрального банка не могут (и никогда не смогут) завоевать доверие экономических агентов, и вся идея этой политики лишается смысла.

Осенью 2009 г. бывший председатель правительства РФ провел ряд совещаний, в ходе которых рассматривались возможности перехода к политике свободного плавания. Но о результатах этих совещаний не было информации, если не считать несколько фраз из вступительного слова В.В. Путина на совещании 16 октября 2009 г. итого факта, что окончательная версия «Основных направлений» Банка России датирована 11 ноября 2009 г. (из чего можно сделать вывод, что планы В.В. Путина, по всей видимости, были одобрены).

Однако возникают сомнения о возможности реализации политики таргетирования инфляции и свободном плавании курса. Во-первых, это связано с тем, что неясно, по какой причине вопросы, входящие в исключительную компетенцию Центробанка России, рассматриваются на совещаниях в правительстве; во-вторых, почему об итогах этих совещаний практически ничего не известно. Только на основании таких нестыковок можно сделать вывод, что в России свободного плавания не будет.

Заметим, что в настоящее время уже сложились ряд условий для изменения принципов денежно-кредитной политики. В России используется режим управляемого плавающего обменного курса рубля; обнародуются годовые ориентиры инфляции, имеющие верхнюю и нижнюю границы; ценовая стабильность является главной долгосрочной целью денежно-кредитной политики; разрабатываются модели для прогнозирования инфляции. Но, даже учитывая это, все необходимые экономические условия пока еще не сформировались. Несмотря на то что технологически можно было бы перейти к инфляционному таргетированию уже сейчас. Не нужно забывать, что в России сохраняется достаточно высокий уровень инфляции.

Но и придерживаясь этих условий, важно заметить, что при переходе к таргетированию инфляции могут возникнуть различные смещения от них. Названные показатели инфляции не должны становится нерушимой целью. Наоборот, если для удержания инфляции в выбранных пределах нужно пожертвовать иными показателями, от которых непосредственным образом зависит уровень жизни в стране, то согласно им нужно быстро скорректировать критерии инфляционного таргетирования.

Имея в виду сущность прямого инфляционного таргетирования, нужно понимать, что таргетирование инфляции нельзя воспринимать лишь как стабильность цен.

Помимо ценовой стабильности как основной долгосрочной цели денежно-кредитной политики, концепция прямого инфляционного таргетирования предусматривает еще несколько условий.

Также особенностью режима инфляционного таргетирования является ее толерантность по отношению к способам достижения конечной цели, и это позволяет ей не стать заложником определенной экономической теории. Политика инфляционного таргетирования является прагматическим подходом к решению проблемы инфляции, позволяет использовать рекомендации различных экономических теорий в зависимости от имеющихся обстоятельств. Следовательно, при таком режиме Центральный банк России имеет свободу в выборе моделей, инструментов и даже целей, но при условии, что его политика обязательно в итоге должна иметь инфляцию, находящуюся на заранее установленном уровне[3].

Как выше было замечено, обязательное условие инфляционного таргетирования заключается в отказе от таргетирования других переменных без каких-либо промежуточных целей[4].

Прямое инфляционное таргетирование направлено на долгосрочную перспективу и основывается на долговременном опыте низкой инфляции. Опыт развитых стран демонстрирует, что использование целевого ориентира инфляции базируется на устойчивых темпах экономического роста, отсутствии серьезных диспропорций в воспроизводстве, низких темпах инфляции в течение длительного времени. В России же нет достаточного опыта экономического развития в условиях стабильно низких темпов инфляции[5].

Оценивая макроэкономические условия, еще нельзя говорить о готовности экономики к введению прямого инфляционного таргетирования. Но, с другой стороны, думается, что денежно-кредитная политика в России в последние годы в определенной степени приближена к режиму инфляционного таргетирования[6].

Что касается эффективности денежно-кредитной политики, то нужно признать, что в течение ряда лет у Банка России не было какого-либо предпочтительного режима. Это подтверждается тем, что показатели инфляции никогда не попадали в запланированные интервалы и Банк России придерживался роли пассивного наблюдателя. Надо признать, что для реакции на те негативные явления, которые порождала экономическая ситуация, Банк России выбирал неэффективные инструменты.

В заключение заметим, что в настоящее время происходит формирование новой финансовой системы, так как раньше внешние связи дополняли закономерности, воспроизводства системы, где доминировали внутринациональные процессы, а теперь внешние взаимосвязи становятся определяющими факторами общесистемных закономерностей воспроизводства.

Новые процессы заставляют менять внутреннюю политику, отказываться от обычной политики валютного регулирования.

Валютная система традиционно воспринималась как система, ядром которой были и остаются межгосударственные отношения. Сегодня основными участниками валютных сделок являются частные участники мировых рынков. Масштабы этих частных операций намного превосходят государственные. Сегодня приходится говорить об изменении взаимосвязи между государственной и частной валютной политикой.

Причем объемы и интенсивность относительно независимой финансовой деятельности частных участников непосредственно сказывается на государственной валютной политике. Взаимосвязь между мышлением участников рынка и ситуацией, в которой они участвуют, ведут не к равновесию, а к никогда не заканчивающемуся процессу изменений. На рынке действуют множество участников, взгляды которых, как правило, различаются. Но эти предпочтения участников являются частью ситуации, к которой они относятся.

Определяемые межгосударственными соглашениями условия сбалансированного, устойчивого функционирования мировой валютной системы постоянно подвергаются разрушающему, непредсказуемому, стихийному воздействию многочисленных и масштабных валютных сделок частников.

Валютные сделки частных участников рынка, подчиняясь, безусловно, общим нормам межгосударственных соглашений по контролю и регулированию валютных отношений, определяются вместе с тем многообразием и противоречиями их собственных частных интересов конкурентной борьбы и максимизации прибыли. Интересы частного капитала далеко не всегда совпадают с «национальными интересами» тех или иных стран и государств.

Нигде роль ожиданий не является столь очевидной, как на финансовом рынке. Решения о покупках и продажах принимаются на основе ожиданий цен в будущем, а эти цены, в свою очередь, зависят от принимаемых в настоящий момент решений о покупках и продажах. Попытки централизованного (государственного или межгосударственного) регулирования или стабилизации системы валютных отношений, как правило, не дают желаемых результатов в силу непредсказуемости реальных итогов валютных сделок.

Изучение закономерностей функционирования валютной системы и ее прогнозирования осложняется необходимостью учитывать рефлексивный характер этой системы как объекта изучения (что отмечал еще

Сорос). Участники прогнозирования состояния валютной системы (включая государство) являются одновременно участниками (активными элементами) этой самой системы. Их действия, основанные на прогнозных оценках, немедленно меняют ситуацию и оценку параметров этой валютной системы.

Традиционный подход к валютной системе как системе регулируемой, как объекту валютной политики приходится менять.

  • [1] Бурлачков В.К. Инфляция и качество экономической среды // Банковское дело. 2009. № 8. С. 132.
  • [2] См. Основные направления: единой государственной денежно-кредитнойполитики на 2010 год и период 2011 и 2012 годов. Одобрено Советом директоров Банка России 11.11.2009 г. / Центральный банк Российской Федерации. М.,2009. С. 3.
  • [3] Бурлачков В.К. Инфляция и качество экономической среды // Банковскоедело. 2009. № 8. С. 138.
  • [4] Улюкаев А.А. Предпосылки и последствия таргетирования инфляции в России. 2008. № 6.
  • [5] Там же.
  • [6] Российский статистический ежегодник. М.: Госкомстат России, 2010.143 с.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>