Полная версия

Главная arrow Финансы arrow Международные валютно-финансовые отношения в постиндустриальном мире

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ФИНАНСОВАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ КАК ЗАКОНОМЕРНОСТЬ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

Природа и механизм финансовой глобализации

Глобализация охватывает все сферы жизнедеятельности людей. Она предполагает увеличение открытости, устраняет технологические и политические барьеры между странами при перемещении капиталов, рабочей силы, товаров и услуг1.

Впервые понятие «глобализация» было введено профессором гарвардской школы бизнеса Т. Левитом в статье «Глобализация рынков» в 1983 г.2

По мнению ряда исследователей процесс глобализации начался с великих географических открытий. Все прорывы и достижения XIX в., как то: индустриальная революция, революция в транспорте только ускорили этот процесс формированиямировых товарных рынков. Конец XX столетия стал периодом возникновения ряда изменений в мировой экономике, суть которых и последствия вызванных ими явлений остаются без должного анализа. Несмотря на то что они вписываются в общую концепцию финансовой глобализации, они являются нечто большим, чем просто продолжением прежних тенденций3.

В последнее время стала заметна большая стремительность в глобальном развитии финансовых рынков в силу информационных и телекоммуникационных достижений, разработки новых финансовых инструментов и роста объемов сделок на международных финансовых рынках4.

Думается, между интернационализацией и глобализацией есть достаточно принципиальные отличия. Как известно, интернационализация - это эволюционирование прочных экономических связей между странами. Сам термин «интернационализация» в большей мере означает рост операций международных финансовых рынков, а термин «глобализация» предполагает интеграцию национальных экономик разных стран, в том числе и их финансовых рынков, что, в итоге, приводит к формированию единого рынка. Так, можно предположить, что в случае, если какая-нибудь страна решит ввести специальные протекционистские меры, защищающие внутренний рынок, то в этом случае интернационализация способна развиваться, а глобализация - нет. Поэтому интернациона-

  • 1 Гельвановский М., Быкова О. Финансовая глобализация: истоки, противоречия, угрозы // Вопросы экономики переходного периода. 2005. № 8. С. 5.
  • 2 Levitt Т.Н. The globalization of markets II Harvard Business Review. May-Juin. 1983. P.92-93.
  • 3 Defarges P.M. La mondialisation. Presses Universitaires de France, 1997. P. 4.
  • 4 Там же.

лизация - это расширение международных рынков, а глобализация - это создание единого рынка между странами[1].

Финансовая глобализация - основная, наиболее динамичная составляющая общего глобализационного процесса, охватившего современный мир[2].

Сегодня общепризнанно, что движущей силой глобализации является международная деятельность ТНК. Финансовая глобализация - результат инвестиций ТНК. Безусловно, глобализация основана на транснационализации всех видов деятельности. Однако данная взаимозависимость стран делает глобальную экономику весьма уязвимой. Это подтверждают финансовые кризисы в Юго-Восточной Азии, бразильский и аргентинский кризисы, мировой финансовый кризис 2007 г. Финансовая глобализация является основной, наиболее динамичной составляющей общемирового глобализационного процесса. Происходит усиление финансовой сферы. Бесспорно, финансовая глобализация выросла из экономической интеграции, которая бурно развивалась во II половине XX в. Вместе с тем, конечно, ряд аспектов финансовой глобализации являются результатом развития непосредственно финансовой сферы: это связано с ростом международного движения капитала, возникновением новых финансовых инструментов, созданием коллективных валют и многим другим.

Происходят изменения в самих финансах[3]. Доля финансовых услуг в составе мировой внешней торговли быстро увеличивается. Появляются новые виды финансовых услуг и финансовых инструментов. Финансовые связи между странами преобразуются и усложняются. Финансовые аспекты воспроизводства за последние десятилетия значительно усилили свое влияние. Это проявилось, в частности, в росте капитализации, т.е. стоимости компаний, чьи акции обращаются на биржах. Уровень капитализации становится важным показателем всей финансовой глобализации, а регулирование фондовых рынков - одной из проблем финансовой глобализации.

Главными чертами глобализации международной финансовой сферы являются.

  • 1. Прогресс в информационных технологиях.
  • 2. Процессы либерализации международной финансовой сферы и постиндустриализации.
  • 3. Унификация работы на финансовых рынках.
  • 4. Рост объемов инвестиций физических лиц.
  • 5. Финансовые инновации.
  • 6. Современное развитие теории портфельного инвестирования.

Эти новые условия постиндустриальной экономики создают новые условия для формирования элементов международной валютно-финансовой системы[4].

Валютная система традиционно воспринималась как система, ядром которой были и остаются межгосударственные отношения. Вся эволюция мировой валютной системы, ее характеристики сводятся к тому, как государства выстраивали межстрановые денежные потоки, формировали валютные курсы, обеспечивали устойчивость платежных балансов. И современные проблемы функционирования мировой валютной системы концентрируются вокруг вопросов государственной валютной политики и межгосударственных валютно-финансовых отношений. Сюда можно отнести популярные сегодня дискуссии, нужно ли возвращаться к золоту как средству стабилизации мировой валютной системы, как сделать рубль резервной валютой, нужно ли переходить от доллара к многовалютной резервной системе, включив в резервные валюты иену и юань и т.д.

Но сегодня основными участниками валютных сделок являются частные участники мировых рынков - (компании, биржи, банки).

Они осуществляют все основные валютные операции, продавая и покупая валюту по внешнеторговым сделкам, осуществляя кредитные операции и реализуя инвестиционные капиталовложения. Масштабы этих частных операций намного превосходят государственные. Деятельность многочисленных относительно автономных от государства частных участников опирается на автономную относительно независимую институционально-организационную инфраструктуру. Глобальная фондовая архитектура включает в себя сеть фондовых бирж и расчетно-клиринговую систему. Уровень качества клиринговой организации определяет величину транзакционных издержек и конкурентоспособность биржи. В рамках частных международных валютно-финансовых отношений используются свои собственные формы и методы работы, свои валютнофинансовые инструменты. Их деятельность, безусловно, подчиняется нормам межгосударственных валютных отношений, но масштабы и интенсивность относительно независимой (во всяком случае, подчиненной иным критериям и задачам) валютной деятельности частных участников непосредственно сказывается на государственной валютной политике. Сегодня приходится говорить об изменении взаимосвязи между государственной и частной валютной политикой. Эти частные участники создали свою инфраструктуру, и государство не имеет к этому отношения. Доминируют частные участники. Получается, что валютная система - это уже не только и не столько межгосударственные отношения, сколько международные частные и межгосударственные валютные отношения, где государства вынуждены адаптироваться к ситуации, создаваемой частными интересами. Реальная ситуация создается частными инвесторами.

Происходит изменение международной структуры, изменение механизма потока капиталов. В сегодняшних капиталопотоках крупных банков, страновых потоках трудно выделить истинных крупных собственников денежных капиталов. Они обезличены, рассредоточены.

Принятие решений смещается в финансовые центры, и государство теряет контроль над этими структурами. Вся международная денежно- кредитная система опирается на финансовые центры.

Система частных валютных отношений - это самоорганизующаяся система, а не управляемая. Это совокупность хаотических решений, определяемых противоречивыми, частными интересами.

Процессы, которые были управляемыми, стали скорее контролируемыми и частично регулируемыми. Причем хаотичность (неуправляемость валютных процессов) влияет на долгосрочность государственной валютной политики.

И в целом можно отметить, что сейчас мировая экономика - самоорганизующаяся система, а не управляемая. Эти процессы, это изменение соотношения государство и частные инвесторы не осмыслены сегодня.

В век глобализации мировой рыночной экономики время классического банковского бизнеса уходит[5].

Достаточно долго международный банковский бизнес главным образом был депозитным и процентным. Как правило, банк открывает счет для хранения финансовых ценностей клиента и начисляет на него определенные дивиденды, за эти услуги банк взимает с клиентов комиссионные. Второй вариант предполагает то, что банк передает деньги одних своих клиентов другим в кредит под проценты, которые покрывают кредитные риски и включают выгоду самого банка. Валютные операции (конвертационные, т.е. обмен одной валюты на другую), по сути, также относятся к процентному бизнесу[6].

Это давало возможность банкам достаточно продолжительное время получать доход (маржу) и за счет усовершенствания своих технологий, привлекать новых клиентов. Банки увеличивали свою капитализацию за счет новых взносов акционеров и клиентов, внедряли новые услуги по обслуживанию клиентов при улучшении их качества.

Эти виды банковского бизнеса были и преобладающими до тех пор, пока в силу либерализации не произошел бурный и стремительный рост межбиржевого банковского инвестиционного бизнеса. По доходности, в силу своей мобильности, а также благодаря взаимным интересам торгового, промышленного и финансового бизнеса привлечь международные ресурсы в свои проекты, он стал серьезным конкурентом традиционным видам банковского бизнеса. В отличие от традиционного банковского бизнеса он проникает в капитализацию практически всех сфер жизнедеятельности - от искусства до корпоративного и государственного менеджмента. Он позволяет клиенту, благодаря развитию международного рынка информационных технологий, чувствовать себя соучастником в управлении корпорациями, фирмами, компаниями, акциями которых он владеет.

Нет никакого сомнения, что компании стран, которые не задействованы в формировании этих информационных рынков, оказываются в безусловном проигрыше. Прежде всего, они не имеют доступа к мировым финансовым потокам, в силу этого они становятся инвестиционно непривлекательными для иностранных вложений.

Инвестиционный бизнес сегодня - это мотор, локомотив для развития банковского и корпоративного бизнеса и он имеет действительно глобальный революционный характер, дает толчок к развитию конкуренции и инновации. Он дает реальный шанс привлечь необходимые финансовые ресурсы не только для развития компании и внедрения ею инновационных технологий, но и стран. В конце концов, как пример, сюда относится использование таких интернет-технологий (е-коммер- ция, е-бизнес и др.), которые заметно снижают транзакционные издержки и риски (получение информации о контрагентах, прибылях компа- ний-эмитентов акций, работе брокерских компаний и ее результатах, повышение надежности систем поставки ценных бумаг против платежей и прочее) и делают бизнес более доходным, а также транспарентным.

Благодаря интернет-технологиям в инвестиционный бизнес подключились многие малые и средние, но являющиеся высокотехнологичными интернет-корпоративные компании, чья доля на фондовом рынке значительно подросла с 3,5 до 20%, и эта тенденция сохраняется.

Параллельно с развитием инвестиционного бизнеса существенно стал изменяться банковский бизнес[7]. Если еще 15-20 лет назад ежегодный доход крупных глобальных банков от операций с ценными бумагами на биржах составлял в среднем порядка 10%, то сегодня эта цифра превышает 60%. И это на фоне того, что издержки этого вида бизнеса от общего ежегодного оборота банков сократились в 10-15 раз при ежегодном росте капитализации бизнеса на 30-40%. Надо еще учитывать, что происходит ежегодный рост клиентов банков, вкладывающих средства в этот вид бизнеса, в среднем на 15%. Вполне очевидно, что банки, осуществляющие традиционные депозитные и кредитные операции, теряют свою конкурентоспособность и клиентов по сравнению с инвестиционными банками.

То, что сейчас происходит в мировом банковском бизнесе, иначе как новая технологическая революция, которая проявляется в том, что доходность бизнеса от знаний, квалификации персонала и технологий, обеспечивающих торги on-line, расчеты, регистрацию собственности, поставку ценных бумаг против платежей здорово растет и действительно весьма значительна[8].

Мировая экономика переходит в век новых условий, где действует другая экономическая и инвестиционная политика, инфраструктура, технологии и механизмы, в век постиндустриализации (см. рис. 6).

Каково будет место России в этом практически функционирующем новом экономическом мире уже решать нам. Можно сделать вид, что не замечаем этих изменений и продолжать жить по законам прежней предпринимательской экономики, а не финансономики. Но у нас также есть возможность интеграции в эту новую мировую постиндустриальную экономику.

Глобализация инвестиционного бизнеса развивается, не зная государственных границ. Действительно, если 10—15 лет тому назад инвестиционный бизнес носил локальный характер как по числу предлагаемых клиентам продуктов, так и охватывал группы банков, фондов, страховых компаний, расположенных на относительно небольшом географическом пространстве, то теперь в связи с всеобщей глобализацией экономики он приобрел характер всемирного бизнеса. В связи с этим его эффективность стала зависеть от той концептуальной модели, черты которой приобретает формат инвестиционного бизнеса в процессе его глобализации ресурсов.

Кроме того, при выводе своих акций на фондовый рынок транснациональная компания стремится сделать это на возможно большем числе рынков ценных бумаг, так как существенно повышает рыночную стоимость своих активов и снижает тем самым зависимость от какого-то одного рынка и свой риск потери капитала. Отсюда следует и транснационализация оборота акций компании на разных биржах мира и рост ее инвестиционной привлекательности, поскольку число потенциальных покупателей ее акций тоже растет.

В свою очередь транснационализация платежных трансакций и обращения на биржах ценных бумаг обуславливает необходимость транснационализации банковского бизнеса. Такая транснационализация, прежде всего, касается единых стандартов обслуживания клиентов, издержек и рисков банковского бизнеса. Она проявляется в том, что банки, обслуживающие транснациональных клиентов, должны обеспечить своим клиентам возможность управления счетами в разных банках, обслуживающих в свою очередь центральный офис, склады, производство и расположенных в разных странах. Уже сейчас большая часть платежных трансакций осуществляется через транснациональные платежные системы с помощью телекоммуникаций INTERNET, SETTLEMENTONLINE или INTERSETTLE и SWIFT.

Принципы глобализации фондового рынка как основного цивилизованного источника привлечения капитала

Рис. 6. Принципы глобализации фондового рынка как основного цивилизованного источника привлечения капитала

Источник: Овчинников В. Глобализация фондового рынка и ее влияние на мировую рыночную экономику II Экономические стратегии. 2000. № 4.

Кредиты, залоги, активы и инвестиции также приобретают транснациональный характер. Эти ресурсы заемщики получают благодаря ин-

статутам, осуществляющим транснациональный инвестиционный бизнес.

Таким образом, глобализация мировой экономики существенно меняет характер банковского бизнеса.

Глобализация является инструментом снижения издержек бизнеса[9]. Ключевым фактором при этом является то, что банковская система, учитывающая в своей деятельности стандарты глобализации банковского бизнеса, оказывается более защищенной от кризисов. Это происходит вследствие того, что кризис банков, по сути, означает общие трудности доступа к финансовым источникам, которые для мировой банковской системы происходят периодически.

Но глобализация оказывает различное воздействие на экономику разных стран. Характер ее воздействия (позитивный или негативный) зависит от ликвидности банковской системы и институтов фондового рынка[10]. Для стран, в которых рынки обладают низкой ликвидностью и восприимчивостью банковской системы к кризисам, глобализация сказывается самым негативным образом. Такой рынок не в состоянии удержать отток капитала во время кризисов. Более того, резкое снижение спекулятивных операций на рынке оборачивается неустойчивостью национальной валюты и спадом инвестиций в реальную экономику страны. Большинство компаний на таком рынке малопривлекательны для покупателей бизнеса.

Для стран с высокоразвитым рынком активов глобализация позволяет привлечь значительные инвестиции даже в период их общего спада на мировом рынке. Инвесторам выгодно вкладывать туда, где сохраняется высокая активность и капитализация рынка, даже если эта страна живет в долг. Но этот долг также включается в капитализацию рынка и не позволяет допустить спада производства продукции, поскольку благодаря высокой инвестиционной активности в спекулятивном и реальном секторах создаются новые заманчивые технологии и сохраняется высокая конкурентоспособность экономики. Отсюда прямой путь к экономике, базирующейся на принципе «больше займов - больше темпов роста, конкурентоспособности и производительности продукции».

Совместно с банками работают инвестиционные и кастодиальные банки. Последние обеспечивают персонификацию услуг каждому из инвесторов, в какой бы стране он не находился. Такая персонификация относится ко всему, что может заинтересовать инвестора (сроки, объемы и форматы предоставления отчетности о заемщиках, открытие и ведение счетов в данной стране и за рубежом, расширение географии капиталовложений, первоклассные банковские гарантиии под инвестиции и для операций с ценными бумагами, продажа активов инвесторам на бирже или легатизация и предоставление их в залог и так далее).

Кастодиальные банки с более высокой гарантией обслуживают счета бюджета страны, выплачивают налоги, осуществляют переоформление (секьюритизацию) активов в ценные бумаги, превращая их в инвестиции и денежные ресурсы, обеспечивая тем самым финансирование экономического роста страны. Они же наиболее эффективно снижают рыночные риски и страхуют их у оптовых страховщиков по более низким тарифам. Фактически такой вид банков образует скелет глобальной рыночной экономики, выступая в качестве кредитных учреждений, институтов расчетно-кассового обслуживания, портфельных и прямых инвесторов, участников межбанковского рынка, финансовых консультантов и сберегательных банков.

Благодаря инвестициям промышленный сектор в экономике осуществляет постоянную модернизацию технологий и индустриальный рост. Кастодиальные банки вместе с инвестиционными банками выступают в качестве эффективных регуляторов собственности. Дело в том, что розничные инвестиции населения необходимо преобразовать в крупные пакеты акций предприятий, всячески защищая права мелких акционеров и заботясь о том, чтобы предприятие приносило прибыль.

В отличие от существующих аналогичных институтов в России западные кастодиальные банки исполняют свои обязательства перед мелкими и крупными акционерами с использованием стандартов Global Custody[11]. Это означает, что купленный пакет акций может быть легализован, т.е. признан ликвидным в любой стране, если там есть хотя бы один кастодиальный банк. Тем самым права инвесторов защищены наиболее надежно, а их риски очень маленькие (на порядок ниже, чем у посредников).

По итогам происходящей глобализации обширного ассортимента кредитных залоговых инструментов мир смог на рубеже XX и XXI вв. создать приближенную к идеалу инфраструктуру, которая обеспечивает уменьшение кредитных рисков за счет их перераспределения через другие рынки, а также достигшую глубокой интеграции с резервными и страховыми системами. Таким образом, создается глобальная межгосударственная сбытовая сеть, охватывающая порядка 120 стран мира.

Посредством кастодиальных технологий стало возможным существование электронных систем залогового кредитования, которые работают круглосуточно в режиме on-line в среде повышенных взаимных гарантий и резервов и не облагаются дополнительными политическими условиями, снижающими возможность получения прибыли от вложений в экономику. Отныне созданная система Global Custody дает шанс для осуществления «стерилизации» портфельных инвестиций, достаточно быстро создавать добавочный капитал в силу международной секьюритизации активов и долгов и других кредитных продуктов, методы использования которых в развитых странах уже давно разработаны и хорошо отработаны, что дает возможность национальным экономикам оставаться конкурентоспособными в силу гибкости финансовой системы при кризисных ситуациях и уходе инвесторов с фондового рынка[12].

Кастодиальные банки проявили себя с самой лучшей стороны при совершении сделок, связанных с покупкой или продажей бизнеса. Вначале они способствуют накоплению стоимости бизнеса своих клиентов, покупая и продавая активы на рынке. Далее они предоставляют первоклассные гарантии покупателям бизнеса в том, что он имеет потенциал роста стоимости, или имеет привлекательную для инвестора материальную базу, например технологии, способные многократно повышать производительность труда. И, наконец, при покупке они гарантируют покупателю достоверность той информации о характере бизнеса и его перспективности, которая проходит под их контролем в качестве финансового консультанта.

Итак, изменения в структуре мирового фондового рынка в процессе его глобализации показывают целенаправленные действия регулирующих органов, профессиональных участников мирового рынка для создания глобальных финансовых центров с целью привлечения инвестиций в мировую экономику. В данном случае основой становится беспрецен- дентная глобализация международных капиталопотоков, которая включает в механизм роста рыночной капитализации многие страны, имеющие значительный инвестиционный и экономический потенциал и ост- ронуждающиеся в инвестициях в свои перспективные проекты.

Отметим результаты и особенности современных изменений мирового финансового рынка.

1. Существенно изменилась модель рынка[13]. В ходе последних лет практика международной торговли акциями дала возможность сближения германской и англосаксонской моделей рынка. Как известно, сущность германской модели заключалась в направленности на внутренние инвестиции, на главную роль коммерческих банков как основных участников торгов, на государственное регулирование фондового рынка, на развитие внебиржевых институтов, на доминирование на фондовом рынке акций корпораций и их долговых обязательств.

Англосаксонская модель, наоборот, всегда была ориентирована на иностранные инвестиции, а также инвестиционные банки и фонды, на активное развитие саморегулирующихся структур в качестве профессиональных участников фондового рынка, на доминирование биржевой торговли, на наличие торгов по государственным бумагам с минимальным риском и долевого капитала. В процессе глобализации большинство особенностей этих моделей исчезли, и появилась единая англо-американо-европейская модель. Она резко увеличила активность населения разных стран мира во вложениях в корпоративные и государственные ценные бумаги.

  • 2. Преобладающую массу финансовых инструментов на фондовом рынке представляют корпоративные бумаги. С сожалением можем отметить, активность совершения сделок с российскими ценными бумагами на российских торговых площадках и внебиржевых рынках США, которые осуществляют тоговлю российскими акциями посредством АДР, составили всего 0,25%, несмотря на то, что потенциал российских активов составляет 15-20% от мирового объема. Таким образом, Россия оказывается в числе стран с низкой инвестиционной привлекательностью и конкурентоспособностью финансового рынка по отношению к западным странам.
  • 3. Глобализация финансового рынка коренным образом изменила структуру рынка инвестиций и кредитов. Приоритет получило финансирование в экономику посредством механизмов залогового кредитования, хотя еще десятилетие назад тон задавали корпоративные инвестиции.

  • [1] Мясникова Л.А. Глобализация: аспекты, о которых мало говорят. 2004. С. 125.
  • [2] Подробнее: Малинина Е.В. Валютно-финансовые отношения и конкурентоспособность экономики. М.: МАКС Пресс, 2008. С. 27-36.
  • [3] Там же. С. 33-36.
  • [4] Малинина Е.В. Новая роль валютно-финансовых отношений в глобализируемой постиндустриальной экономике / Е.В. Малинина, С.К. Фетисов // ВестникБГСА им. В.Р. Филиппова. Улан-Удэ: БГСА, 2011. № 1(22). С. 5-7.
  • [5] Овчинников В. Глобализация фондового рынка и ее влияние на мировуюрыночную экономику II Экономические стратегии. 2000. № 4. С. 40-57.
  • [6] Там же.
  • [7] Овчинников В. Глобализация фондового рынка и ее влияние на мировую рыночную экономику// Экономические стратегии. 2000. № 4. С. 40-57.
  • [8] Чинчинкеев В. Global Custody - интегрированная система рынка ценных бумаг XXI века [Электронный ресурс]. URL: http://www.bg-is.COm/index.php?option=com_content&view=article&id=53:global-custody-xxi-&catid=l 9:2010-07-12-23-19-00&Itemid=69
  • [9] Овчинников В. Глобализация фондового рынка и ее влияние на мировую рыночную экономику II Экономические стратегии. 2000. № 4. С. 60-63.
  • [10] Малинина Е.В. Новая роль валютно-финансовых отношений в глобализируемой постиндустриальной экономике / Е.В. Малинина, С.К. Фетисов // ВестникБГСА им. В.Р. Филиппова. Улан-Удэ: БГСА, 2011. № 1(22). С. 5.
  • [11] Global Custody - всемирная система, которая объединяет крупнейшие банки, депозитарии, страховые компании и всех других игроков на фондовом рынке вне зависимости от места их проживания. Global Custody - это от 35 до 45 триллионов (по разным оценкам экспертов)американских долларов, вращающихся на рынке системы, 27 крупнейших банков мира, являющихся глобальными кастодианами, а также сеть суб-кастоди-альных банков с совокупным капиталом более 15 трлн долл., контролирующихфондовые биржи свыше 120 стран мира. Основные финансовые потоки в системе сконсолидированы в трехмегарегиональных центрах - в США, Швейцариии Японии.
  • [12] Чинчинкеев В. Global Custody - интегрированная система рынка ценных бумаг XXI века [Электронный ресурс]. URL: http://www.bg-is.COm/index.php?option=com_content&view=article&id=53:global-custody-xxi-&catid=19:2010-07-12-23-19-00&Itemid=69
  • [13] Овчинников В. Глобализация фондового рынка и ее влияние на мировуюрыночную экономику II Экономические стратегии. 2000. № 4. С. 48-59.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>