Полная версия

Главная arrow Экономика arrow Антикризисное управление

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ПРОЦЕССЕ АНТИКРИЗИСНОГО УПРАВЛЕНИЯ

Обезопасить промышленный и торговый люд от посягательств, к этому стремиться будем [32].

Петр 1

ПОНЯТИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ЕГО ТРАНСФОРМАЦИЯ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Историческая истина свидетельствует о том, что нерешенные социально-экономические проблемы неминуемо трансформируются в политическую аритмию и при определенных условиях способны привести общество и страну к конституционному кризису, развалу государственности, коллапсу.

Все это лишний раз доказывает чрезвычайную важность рассматриваемой проблемы национальной и экономической безопасности, необходимость постижения искусства правильного «разруливания» кризисных ситуаций, грамотного антикризисного управления, причем на всех реализуемых уровнях — от уровня экономической безопасности личности, домашнего хозяйства, предприятия (.микроуровень), региона, отрасли (мезоуровень) до уровней экономической безопасности национальной экономики {макроуровень) и глобальной, общемировой экономической безопасности (.мегауровень). Рассмотрим названную в заголовке главы проблему в основном на макро- и мегауровне в контексте национальной безопасности.

На Земле всегда возникали конфликты. Исключением (правда, недолгим) был разве что известный всем Эдемский период жизни наших прародителей, и то до встречи Евы со Змеем. Тогда в истории человечества из-за неверного выбора, легкомысленного решения случился, можно сказать, первый «дефолт», кризис, и Бог был вынужден осуществить антикризисное управление, устранив угрозы райской безопасности. Это, в свою очередь, вызвало ряд негативных последствий для человеческого рода. С тех пор принципы и методы обеспечения безопасности не изменились.

Яркий и поучительный пример антикризисного управления на макроэкономическом уровне, который уже становится хрестоматийным для современных экономических и политических учебников, продемонстрирован в России в период президентского правления В.В. Путина (1999—2007). Иначе как экономическим и политическим чудом его не назовешь. За 8 лет из страны, пребывающей в состоянии стагнации и развала, втянутой международными террористическими организациями в масштабную гражданскую войну на Кавказе, пережившей дефолт и многие другие потрясения, удалось возродить сильную державу с эффективной, растущей экономикой. Удалось, как выразился президент Франции господин Саркози, — «вернуть Россию на политическую карту мира».

XXI век, в который вступило мировое сообщество, вселяет надежду на то, что человечество наконец осознает бессмысленность и необратимые последствия социальных катаклизмов и потрясений, обретет разум и волю для предотвращения и снятия всевозможных угроз и вызовов своему существованию, объединит усилия в решении глобальных проблем современности [32].

Для системной идентификации национальной и экономической безопасности России в свете рассмотренной «райской модели» проанализируем концептуальные основы ее экономической истории, особенности ее развития как локальной цивилизации, совершив небольшой экскурс в не очень отдаленное прошлое.

Как известно, Россия является уникальной общинной евразийской цивилизацией, расположенной на самой холодной и самой большой территории мира. Среднегодовая температура в России составляет -5,5°С, в то время как среднегодовая температура в Европе около +5°С, а в США — около +10°С. Поэтому энергоемкость воспроизводства жизни российского населения и экономики России в 3—5 раз выше, чем в Европе и США (в связи с этим, если осуществлять политику по поддержанию мировых цен на транспорт и энергоресурсы, российская экономика будет «расслаиваться» по регионам, превращаться в ресурсодобывающую, находящуюся на дотации Запада, а население будет «вымирать» из-за недостатка ресурсов для своего воспроизводства). Такая специфика разительно утяжеляет условия развития российской экономики и выдвигает положение о том, что у России должен быть свой уникальный путь развития. При этом безусловно правильным является утверждение [128], что «Россия может выжить только как великая держава, иначе ее с огромной территорией и природными богатствами будут “грабить сильные”».

Доля энергозатрат в технологической себестоимости продукции в промышленности СССР колебалась от 7 до 12%. Эти цифры сейчас поднялись до уровня 60—70% и резко понизили экономическую конкурентоспособность российской экономики. Аналогично, если в советское время радиус рентабельности транспортировки угля из Кузбасса составлял 5000 км, то в настоящее время вследствие резкого повышения цен на перевозки он сократился до 200 км. Это стало одним из факторов закрытия шахт как нерентабельных и разрушения мощностей угольной промышленности России.

В соответствии с важным для России принципом инфраструктурности успех развития российской экономики, ее целостность как системы на российской евразийской территории определяются качеством, плотностью сети, пропускной способностью инфраструктуры экономики, и в первую очередь транспортной инфраструктуры как доминирующей составляющей в системе экономической безопасности России. Это определяется большим пространственно-временным континуумом бытия, т.е. большим хронотопом бытия российской экономики. Большая континентальная масса российской Евразии требует централизации государственного управления, иначе теряется устойчивость развития России. Необходимо осуществление альтернативного проекта строительства межконтинентальной транспортной сети, связывающей названные выше цивилизации. Для того чтобы транспортная инфраструктура обеспечивала целостность экономики России и препятствовала стратегии США по расчленению России, цены на ресурсы и цены на перевозки (тарифы) на транспорт на внутреннем рынке России должны быть в 3—4 раза ниже мировых. Данный императив по отношению к экономическому развитию России обусловлен, как уже отмечалось, двумя ее внутренними факторами: самым холодным климатом и самым большим хронотопом, определяющим средний радиус перевозок от 3 до 5 тыс. км.

Российская Евразия простирается от Балтики до Тихого океана и от Северного Ледовитого океана до Кавказа, Китая и Черного моря. Цивилизованный синтез российской Евразии происходил за последние примерно 6 тыс. лет четырежды. Последний синтез — это и есть российское государство, существующее в данной территориальной целостности около 300 лет.

По Х.Дж. Макиндеру, Россия есть своеобразный центр маятника глобальной истории человечества на Евразийском материке. Как уникальная цивилизация Россия занимает очень выгодное центральное геопространство, граничит на западе с англо-американской и романо-германской цивилизациями, на востоке — с японской цивилизацией, на юге — с арабской, иранской и китайской цивилизациями.

Располагаясь территориально на двух частях света, Россия не является Европой в чистом виде, так же как и Азией, потому что она российская Евразия. А.Дж. Тойнби отметил, что Европа виновата перед Россией за свою политику наступления на Восток со знаменами католизации и германизации [98]. Европа на протяжении последнего тысячелетия всегда рассматривала Россию как поставщика ресурсов, что, однако, не помешало Петру Первому и Екатерине Великой выстраивать необходимые для России отношения с Европой. Что касается ресурсов, то главный российский ресурс, пока не получивший адекватной оценки и признания, — это нематериальные активы. Россия богата духовно и интеллектуально: по экспертным оценкам, около четверти интеллектуального капитала планеты имеет российские корни. Когда человечество научится ценить духовность, наверное, исчезнут проблемы конфронтации.

В конце XIX в. А. Мэхен, бывший военный, геополитик США, выдвинул тезис о том, что главной опасностью для США, их геополитическими противниками являются континентальные государства Евразии — Россия и Китай, сформулировав проблему борьбы с ними как главную долговременную стратегическую задачу [96] (в политике есть такой прием: для сплочения нации создать образ врага, пусть даже мнимого). Следуя этой установке, США и в настоящее время монтируют по периметру границ нашего государства так называемые санитарные кордоны, создают ПРО и т.п. Хотя очевидно, что подобная конфронтация не в их, также как и не в наших, интересах.

Распад Советского Союза руководители США посчитали своей победой в «холодной войне» против СССР. На самом деле это еще большой вопрос, чья главная «заслуга» в том, что СССР, находящийся в стадии перехода на новый уровень развития, в процессе реформирования экономики, «выздоравливания», т.е. перестройки, прекратил свое существование. По мнению авторов, беловежский сговор-приговор СССР — продукт неуемных тщеславных амбиций его участников и последователей, естественно возникший на подходящей почве ослабленного государства. Также бездумный демонтаж планового прогнозного механизма нанес большой удар по экономической безопасности, а через нее — национальной безопасности России [97].

За державу особенно обидно еще и потому, что основными тенденциями современного мира являются тенденции интеграции в эффективные союзы, такие как, например, Евросоюз, Шанхайский союз и т.д. Причем очевидно, что роль подобных союзов будет со временем только увеличиваться.

Пример Китая показывает, что эффективное экономическое развитие возможно при любой социально-экономической формации («неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей» — любимая поговорка «главного архитектора» китайской перестройки Дэн Сяо Пина).

СССР как геополитический противник США прекратил свое существование. Но осталась Россия, которую некоторые (думается, недальновидные политики США) продолжают рассматривать как главное препятствие на пути установления нового мирового порядка, диктатуры мировой финансовой капиталократии, привилегированного положения золотого миллиарда населения (США, Западной Европы, Канады, Австралии и Японии).

Продолжают действовать, видимо по инерции, принятые конгрессом США еще в 1959 г. «стратегия анаконды», план по расчленению России (планы по расчленению России построены на основе ее деления на четыре самостоятельных территориальных блока — Россия до Урала, Западная Сибирь, Восточная Сибирь и Дальний Восток, чтобы потом легче было разделить и эти блоки [98]). Делает свое «черное дело» и поправка Джексона—Веника, принятая против бывшего СССР как средство борьбы с дискриминационной политикой в отношении евреев, выезжающих в Израиль. СССР уже нет, нет уже давно сенаторов, авторов этой поправки, в живых, названная дискриминация в прошлом, взаимоотношения России и США стали почти дружественными, а поправка, как ни парадоксально, действует до сих пор. Но, как известно, трудности всегда порождают ресурсы для их преодоления.

В СССР проблемы экономической безопасности рассматривались лишь частично, сквозь призму внешнеторговых отношений и экономических преступлений. В отечественной литературе впервые наиболее полно теоретическую сторону вопроса рассмотрел академик Л.И. Абалкин [19]. Позже дискуссию по этому вопросу поддержали и другие российские экономисты.

В настоящее время в России вопросами экономической безопасности занимается целый ряд ученых и специалистов. В частности, активно исследует эту проблему коллектив авторов под руководством академика РАЕН, профессора В.К. Сенчагова. Существенный вклад в освещение данной проблемы также внесли А. Архипов, М. Блауг, И. Богданов, Е. Бухвальд, Н. Ващекин, Г Вечканов, С. Глазьев, С. Губанов, Г. Димитриади, М. Дзлиев, А. Илларионов, Л. Ищенко, Л. Клименко, М. Корнилов, С. Лекарев, Д. Львов, Н. Макогонова, С. Меньшиков, Е. Олейников, М. Сорокин, А. Судоплатов, Л. Ше- ришев, А. Урсул, Е. Федорова, К. Юрченко и др.

Пожалуй, Россию можно зарегистрировать в Книге рекордов Гиннесса как государство, осуществившее самое большое число неэффективных (вредных) реформ. Только на протяжении XX — начала XXI в. были проведены Столыпинская, Октябрьская, нэповская, Хрущевская, Косыгинская, Горбачевская реформы и реформа, проводимая с 1991 г. по настоящее время. Последняя является наиболее затяжной и драматичной, включающей условно следующие три основных периода (в которых, в свою очередь, четко прослеживается некий исторический «водораздел» — 1998 г., год смены президентских полномочий, он же год дефолта) [39, 54, 114, 153]:

  • 1) 1991—1994 гг. — эмиссионный подход к решению экономических проблем. Либерализация экономики начального периода реформ, начавшаяся знаменитым отпуском цен и всеобщей ваучерной приватизацией, не достигла желаемого результата. Этот период реформирования характеризуется резким спадом производства, дезорганизацией хозяйственных связей, расстройством денежной системы, хроническим дефицитом государственного бюджета, галопирующей инфляцией. Вдобавок в этот период «колониальной экономики» законодательно не отрегулированная ее открытость, незащищенность границ России с новыми государствами (вышедшими из состава СССР) привели к невиданному раннее оттоку из России материальных ресурсов, человеческого и финансового капиталов, что резко снизило инвестиционный потенциал России, способствовало обогащению небольшой группы олигархов и резкому снижению жизненного уровня большей части населения;
  • 2) 1995—1998 гг. — избран курс на ужесточение финансовой политики, чтобы справиться с инфляцией. В этом периоде государственный долг России вырос на 40 млрд долл., тогда как за три предшествующих года — примерно на 10 млрд, доля внешних источников финансирования дефицита государственного бюджета приблизилась почти к 65%. Сжатие денежной массы (для борьбы с инфляцией) привело к хроническому недостатку оборотных средств у предприятий (расплачиваться стало нечем), быстрому росту неплатежей (в 1992 г. они превысили 4 трлн руб.— примерно треть ВВП). Жесткая кредитно-денежная политика привела к тому, что часть функций рубля стал выполнять наличный доллар — как метод перераспределения доходов и выкачивания финансовых ресурсов из страны. Происходил ускоренный отток капитала из производственной сферы на финансовый рынок, где важную роль сыграло наводнение страны различного рода векселями. Объем инвестиций в основной капитал в 1996 г. сократился более чем в четыре раза по сравнению с 1990 г. Наиболее существенным было сокращение производственных инвестиций — более чем в пять раз. Удельный вес инвестиций в ВВП снизился с 22,4% в 1990 г. до 16,1% в 1995 г. Высокие объемы иностранных кредитов привлекались под залог ценных бумаг, падение котировок которых в ходе развития финансового кризиса, потребовавшее внесения средств на депозитные счета, инициировало начало развертывания банковского кризиса. Правительство и ЦБ, зная размеры предстоящих платежей по обслуживанию долга Государственных краткосрочных обязательств (ГКО) и распространяющиеся слухи о неизбежности девальвации, не выработали никакой конкретной программы для ослабления паники на фондовом и валютном рынках, не организовали незамедлительных переговоров с кредиторами о реструктуризации долга для цивилизованного решения проблемы, организованного отступления вместо панического бегства. В результате грянувшего кризиса курс доллара взлетел в три с лишним раза, выросли цены на импортные товары, которые временно стали исчезать из магазинов. Усилился спрос. В сентябре 1998 г. бедная часть населения израсходовала на приобретение товаров и оплату услуг почти все денежные доходы. Цены выросли в том же месяце на 38,4%. Фактором, приблизившим и углубившим финансовый кризис, явилось резкое снижение торгового и платежного баланса России, вызванное ухудшением мировой конъюнктуры для основных товаров российского экспорта, приведшим к сокращению ввоза в страну твердой валюты, и ухудшением платежного баланса, связанным с оттоком капитала и инвестиций за рубеж на фоне высоких девальвационных ожиданий. В 1998 г. с момента объявления дефолта стало очевидно, что бесконечно жить взаймы невозможно. Самый сильный удар был нанесен по населению. Цены в конце августа — сентябре за один день могли увеличиваться в несколько раз, многие продукты и товары длительного пользования вообще исчезли с рынка. Вклады физических лиц в банках были обесценены. Заработная плата, пенсии, социальные пособия не выплачивались на протяжении нескольких месяцев. По официальным данным, разрыв в доходах между богатыми и бедными гражданами увеличился с 9,8-кратного в 1997 г. до 14,5-кратного в 1998 г. Любопытно, что все слои российского общества довольно спокойно восприняли падение жизненного уровня вдвое в результате августовского кризиса 1998 г., хотя величина этого падения была лишь незначительно меньше падения за предыдущие годы. За 1991 — 1997 гг. жизненный уровень снизился примерно в 2,5 раза, «шоковая терапия» активно обсуждалась, возникали многочисленные протесты, из-за рубежа шла гуманитарная помощь. Однако в 1998 г. все было спокойно. Возможно, истинные масштабы катастрофы не осознавались, в частности, потому, что инфляция составила к концу 1998 г. «всего» 80% по сравнению с 2600% в 1992 г. Таким образом, экономические и социальные результаты рассматриваемого отрезка времени реформ оказались разрушительными для общества и государства. Все макроэкономические показатели сократились в несколько раз. Экономика России с 1991-го по 1998 г. была сокращена в четыре раза, что соответствует сдвигу назад по времени примерно на 35 лет — в 1960-е гг. При этом «сжатие» в два раза произошло при развале СССР, а еще в два раза — при развале экономики;
  • 3) 1999-2005 гг. Экономическая политика в 1999 г. осуществлялась под лозунгом управляемой эмиссии. Однако с октября 1998-го по июнь 1999 г. экономическая ситуация в России характеризовалась интенсивным промышленным ростом, темп которого составил в среднем 2,4% за месяц. При этом конечный спрос, как внутренний, так и внешний, в целом имел тенденцию к снижению. И по динамике, и по структуре промышленный подъем имел отчетливо выраженный восстановительный характер, компенсирующий спад производства в мае — сентябре 1998 г., факторами которого являлись импортозамещение (обусловлено девальвацией рубля, ослаблением основных затратообразующих факторов), инвестиции предприятий в запасы материальных оборотных средств. Далее, с расширением внутреннего и внешнего конечного спроса подъем продолжался до июня 2000 г. Объем ВВП страны за первые шесть месяцев 2000 г. по сравнению с первым полугодием 1999 г. вырос на 7,3%, производство промышленной продукции увеличилось на 10,3%, а объем инвестиций— на 14,3%. Завесь предшествующий девятилетний период подобного добиться не удавалось. Но, если сравнить эти успехи с показателями 1991г., сразу понятна их относительность. Объем ВВП в 2000 г. почти на 40% был ниже дореформенного уровня. Начиная с мая 2000 г. в России появились признаки замедления экономического роста и усиления инфляционных процессов. Резервы увеличения производства, вызванные девальвацией рубля, были близки к исчерпанию. Период с 1999-го до 2001 г. был назван периодом «девальвационной экономики». Повышение цен на нефть повлекло за собой «оседание нефтедолларов» в стране с последующим расширением деятельности предпринимателей, которые стремились к квалифицированному спросу новых покупателей, ранее ориентировавшихся на качественный импорт. Этот процесс привел к ряду положительных последствий: быстрое расширение внутреннего производства; изменение структуры внутреннего выпуска в сторону более качественных товаров; зарождение борьбы за снижение издержек ради более высоких прибылей; развитие торговой инфраструктуры по всей стране; приток инвестиций в расширение бизнеса. С 2002 г. до настоящего времени происходит последовательная интеграция России в современную систему мирохозяйственных связей, что вызвало новую волну подъема среднего и крупного предпринимательства. Механизм экономического роста, который сложился сегодня в России, по данным экспертов [54], носит идеальный характер. Сегодняшняя Россия, входящая в восьмерку развитых стран, имеет прекрасное финансовое положение, и механизм ее экономического роста носит абсолютно идеальный характер:
    • • относительно небольшие внешний государственный и частный долги (за счет успешной реструктуризации и опережающего обслуживания в последние годы);
    • • избыточные золотовалютные резервы (Россия занимает 4-е место в мире по их запасам);
    • • сверхплановый бюджетный профицит;
    • • устойчивый прирост ВВП — около 7% в год в течение последних пяти лет;
    • • управляемая инфляция (около 10% в год по сравнению с 2600% в 1992 г.);
    • • укрепляемый рубль и др.

Вместе с тем С. Губанов [52] и ряд других экономистов называют сложившуюся сегодня ситуацию в экономике опасной «иллюзией благополучия», «ростом отсталости», «отсталостью роста» и т.д. В частности, С. Губанов отмечает: «К началу 2005 г. возникла совершенно новая, кардинально измененная геополитическая реальность, прежде невиданная. Экономически Россия ныне изолирована напрочь. Почти все соседи по периметру ее границ входят в мощные интеграционные образования, где она не представлена». По поводу сказанного заметим, что сегодня в геополитических координатах глобальной экономики понятие «добрососедские отношения» не всегда определяется географической близостью. Напомним также о подлинно дружественных, партнерских отношениях России с Белоруссией, Германией, Индией, Казахстаном, Китаем и многими другими странами. Кроме того, мир динамичен и процесс интеграции России в мировое сообщество планомерно осуществляется (представительство в НАТО, подписание договора о вступлении в ВТО, работа по вступлению в Евросоюз, членство в Шанхайской организации, представляющей интересы примерно половины человечества, и пр.). К тому же спешка в этих вопросах не менее опасна, чем бездействие.

Вместе с тем повышается степень открытости российской экономики. Наша страна испытывает все большее влияние мировых экономических процессов и сталкивается с новыми вызовами и угрозами экономической безопасности. Мировая экономика при общей тенденции к интернационализации и росту становится более нестабильной, а динамика ее развития — менее предсказуемой. Появление множества дополнительных и непредсказуемых факторов, таких как международный терроризм, участившиеся природные и техногенные катастрофы, эпидемии новых видов заболеваний, кардинальным образом меняет прогнозы ее развития.

Интересы личности, общества и государства как единой системы субъектов экономики фиксируются и выражаются через категорию национально-государственных интересов, и последние становятся предметом и стержнем экономической безопасности. Именно через систему национально-государственных интересов сплетаются воедино проблемы экономического потенциала и экономической мощи государства, состояние генофонда нации, предпосылки и условия ее физического здоровья и социально-культурного процветания, геополитические и геоэко- номические позиции в современном мире.

Кроме того, на наш взгляд, необходимо акцентировать внимание на изменении факторов и условий достижения безопасности и изменении критериев жизнеспособности объекта.

Речь идет о механизме обеспечения экономической безопасности, в котором главная роль отводится государству как единому общественному организму, состоящему из ряда подсистем — экономической, политической, законодательной, социальной, духовной, в каждой из которых зарождается и развивается противоречие вокруг основных материальных и духовных ценностей. Именно эти противоречия и ведут к формированию источников опасности не только (и даже не столько) для сферы общественных отношений, сколько для безопасности страны в целом, для жизненных интересов человека и общества.

Таким образом, если безопасность страны в целом является категорией общечеловеческой, стратегической и может и должна быть выражена на уровне правового закона, определяющего суть явления, его содержание, общий механизм обеспечения безопасности человека и общества, приоритет, основные направления реализации, то виды безопасности открывают путь перехода к конкретной практической деятельности на уровне обеспечения безопасности, которая реализуется через государственные или правительственные программы на конкретный период времени.

Эти программы, выступая в качестве правового материала, включают в себя задачи, направления деятельности, силы и средства, материально-технические, финансовые ресурсы, различные организации, ведомства, объединения и граждан как субъекты этой деятельности в пределах своей ответственности и компетенции. Только в этом случае открывается объективная возможность объединить усилия законодательной и исполнительной властей, общественных организаций и граждан страны. За законодательной властью остаются выработка и принятие правового закона о безопасности страны, утверждение правительственной или государственной программы и контроль за их реализацией, прежде всего с точки зрения их соответствия правовым законам. Исполнительная власть обеспечивает реализацию программ, в том числе и за счет контроля за деятельностью подведомственных органов, а общество через свои общественные и политические организации обеспечивает поддержку их реализации, осуществляет общественный контроль с точки зрения их адекватности интересам различных граждан, социальных групп и слоев.

Основные параметры экономической безопасности включают следующие аспекты [39]:

  • 1) способность экономики функционировать в режиме расширенного воспроизводства;
  • 2) устойчивость систем — финансовой, банковской, национальной валюты; степень защищенности интересов вкладчиков; достаточность золотовалютного запаса; развитие российского финансового рынка и рынка ценных бумаг; снижение внешнего и внутреннего долга и дефицита платежного баланса; обеспечение финансовых условий для активизации инвестиционной и инновационной деятельности;
  • 3) определение и обеспечение необходимого государственного регулирования экономических процессов, способного гарантировать нормальное функционирование рыночной экономики как в обычных, так и в экстремальных условиях;
  • 4) положительное восприятие населением экономических реформ.

На основании сказанного можно сформулировать следующее понятие: национальная безопасность России есть система сохранения Россией территориальной целостности, цивилизационной и национально-государственной самоидентичности, обеспечения восходящего воспроизводства условий жизни населения, качества его жизни, культуры, науки, общественного интеллекта, экономики, жизненных сил и репродуктивного потенциала населения, государства России по отношению к внешним угрозам и угрозам изнутри во время кризисов. Важной составляющей национальной безопасности является экономическая безопасность — основа обеспечения устойчивого развития России в XXI в.

Сегодня на макроуровне угроз становится больше, так как большее число стран, зачастую расположенных в разных концах земного шара, начинают оказывать влияние друг на друга. Эти угрозы переходят из явной плоскости военных конфликтов и вмешательств в форму неявного экономического противоборства, которое может иметь внешнее отражение (например, торговые войны) или быть глубоко завуалированным [56]. Выход из этой ситуации — построение такой экономики и такой системы экономической безопасности, чтобы формируемым сообществам были не выгодны конфронтация и противоборство. Ясно, что для безопасного существования любого государства необходимо иметь не только мощную армию и высокотехнологичную оборонную промышленность, но и эффективную экономику. Именно экономическая безопасность должна определять контуры основных политических решений.

До недавнего времени проблема безопасности, как и сам этот термин, в нашей стране рассматривались только в аспекте защиты общества и государства от внешних (прежде всего военных) угроз. Однако в течение последних 15 лет как в политике, так и в хозяйственной практике, а также в научной литературе эта проблема вызвала широкий резонанс.

Предметом пристального внимания и широкого обсуждения стали такие виды безопасности, как сырьевая, продовольственная, экологическая, инвестиционная, энергетическая, финансовая, социальная. Проблема экономической безопасности начинает все более широко обсуждаться специалистами, пытающимися выявить ее предмет и определить специфические методы ее исследования.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации «О государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (основные положения)» от 29 апреля 1996 г. № 608 [3] отечественными экономистами был проведен огромный объем исследований, позволяющий оценить масштаб проблемы и разработать соответствующий понятийный аппарат. Этот аппарат включает такие понятия, как угроза экономической безопасности, степень риска, реальный ущерб, нанесенный безопасности страны, индикаторы экономической безопасности и определение их пороговых значений, игнорируя которые страна вступает в зону риска либо сталкивается с реальным ущербом национальной экономики и др.

На уровне общественного сознания безопасность определяется как отсутствие потенциального условия для нанесения вреда, сохранность, надежность и употребляется применительно к самым различным процессам — как природным, так и социальным. При этом она отражает не только специфические признаки феномена безопасности в конкретной, специфической сфере деятельности, но и включает в себя то общее, устойчивое, что характерно для всех областей жизнедеятельности человека и общества: безопасность как условие и стратегия защиты от опасности нацелена в конечном счете на выживание личности, социальной системы, общества и государства [165].

Термин «безопасность» появился в 1190 г. и означал спокойное состояние духа человека, считавшего себя защищенным от любой опасности [122]. Но в данном значении этот термин в лексике народов Западной Европы использовался до XVII в. редко. В последующий период истории, характеризующийся формированием государственных систем, понятие «безопасность» приобретает трактовку условий ситуации спокойствия в результате отсутствия реальной опасности {как физической, так и моральной) в материальной, политической и экономической сферах, что отвечало тенденциям создания государственных устройств, органов управления с целью достижения вообще блага и благополучия.

В России с 1881 г. начал применяться термин «государственная безопасность», означающий охрану государственного порядка. В дальнейшем в законодательстве прочно укрепилось понятие «охранение общественной безопасности» как деятельности, направленной на борьбу с государственными преступлениями и являющейся прерогативой политического действия.

По мнению Л. Шеришева, «в основе «концепции безопасности, ее структур и механизмов должно лежать новое ноосферное мировидение, новое представление о целях и жизненно важных интересах и базовых ценностях России, ее роли и месте в мировом сообществе» [160]. При этом ключевым элементом ноосферного устройства жизни выступает человек, но не как средство для чужих целей, а как абсолютная ценность. Абсолютная ценность человека является мерой всему, и целью общества выступает личность безопасного типа для себя, окружающих, среды обитания.

Закон «О безопасности», определяя безопасность «как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз» [5], предполагает, что реализация индивидуальных интересов способствует реализации общих лишь в том случае, когда их носители объединяются воедино, ни один из них не может эффективно функционировать автономно. Эти интересы выражают обобщенные стремления всех членов данного общества — граждан государства — к обеспечению его независимости, благосостояния и высокого качества жизни народа, сохранения его культуры и духовных ценностей.

Следует отметить, что с постепенным изменением сознания людей, акцентированием внимания на важности безопасности человека и общества закон о безопасности впервые определяет основные объекты безопасности: личность, ее права и свободы; общество, его материальные и духовные ценности; государство, его конституционный строй, суверенитет и целостность. Основным субъектом обеспечения национальной безопасности является государство, которое осуществляет функции в этой области через органы законодательной, исполнительной и судебной властей.

Ранее аналогом термина «национальная безопасность» выступало понятие «государственная безопасность», носившее в советский период характер определенного идеологического клише, обозначавшего борьбу с любыми проявлениями в личной и общественной жизни, которые наносили или могли нанести ущерб коммунистической идеологии и советской государственности [67]. На основе современного понимания приоритета личности и общества по отношению к государству это понятие утрачивает свое былое значение, как и свое название.

В настоящее время Концепция национальной безопасности Российской Федерации понимает под национальной безопасностью безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в России.

В целом термин «национальная безопасность» употребляется для обозначения состояния, при котором надежно защищены жизненно важные политические, экономические, социальные, экологические, духовные, военные и другие интересы страны (нации), до минимального уровня снижена опасность реальных и потенциальных внутренних и внешних угроз, кризисных ситуаций и обеспечиваются возможности для прогрессивного развития личности, общества и государства [165]. Подобные угрозы могут возникать в разных сферах и областях жизнедеятельности общества в силу внешних и внутренних причин. Это обстоятельство позволяет выделить ряд важных особенностей понятия национальной безопасности [34, 104, 105]:

  • 1) отсутствие в понятии черт идеологизированности, что придает ему междисциплинарный, межотраслевой характер, позволяя объединить в одном термине все известные виды безопасности, защищаемые конкретным государством, как на международном, так и на внутригосударственном уровне;
  • 2) предельный характер данного понятия: состояние национальной безопасности описывается обратными величинами, т.е. теми или иными опасностями, ей угрожающими, социальными параметрами, которые в сопоставлении со своими пороговыми значениями служат аварийными сигналами для общества, диктующими необходимость принятия неотложных мер в соответствующих сферах;
  • 3) изменение содержания данного понятия в зависимости от сложившихся в данный период внешних и внутренних условий. Актуальность проблем национальной безопасности особенно возрастает на переломных рубежах развития отдельных регионов и мирового сообщества в целом;
  • 4) связь критериев и параметров национальной безопасности с общими тенденциями экономического и социального прогресса человечества, исследование их в контексте глобальных политических и экономических отношений, несмотря на их специфичность для различных стран;
  • 5) влияние на содержание понятия национальной безопасности национально-государственных интересов и национальной идеи. При этом следует избегать попыток привязки понятия к интересам того или иного класса или социальной группы, находящихся у власти или борющихся за нее, равно как и использования этого понятия для оправдания эгоистических интересов какой-либо одной страны [99].

Именно национально-государственные интересы (личности, общества и государства), имеющие долгосрочный характер и определяющие основные цели [104, 105], стратегические и текущие задачи внутренней и внешней политики государства, формируют объектный состав национальной экономики, включающий следующие виды безопасности', экономическая, политическая, военная, социальная, международная, экологическая, информационная, духовная, пограничная, ядерная, продовольственная, транспортная, энергетическая и др.

При всей важности различных аспектов национальной безопасности основополагающим базисом признается экономика — совокупность производственно-потребительских отношений, определяющих единый комплекс создания, распределения, обмена и потребления продукции, товаров, услуг, как форма существования и развития конкретного организма хозяйственной системы, индивидуума-личности, их общности. Приоритеты безопасности все больше склоняются к экономической доминанте, но не являются раз и навсегда заданными. Они меняются в зависимости от исторического периода развития государства, а также от складывающейся международной обстановки [22, 165].

Безопасность как экономическая категория (экономическая безопасность) предполагает поддержание экономики на том уровне развития, который обеспечивал бы нормальную жизнедеятельность населения, в частности его занятость, возможности дальнейшего экономического роста, поддержание в рабочем состоянии всех систем, необходимых для успешного развития и создания условий жизни населения.

Исходя из этого в качестве субъектов экономической безопасности выделяют [19]: государство, экономическую систему, экономические отношения на разных уровнях, национальную экономику, народ (через государство), личность (индивид).

Объектами экономической безопасности выступают соответственно экономические интересы субъектов. Поэтому экономическая безопасность означает защиту интересов субъектов экономики в условиях неопределенности и опасности.

Субъектно-объектные отношения экономической безопасности реализуются, как уже отмечалось, на нескольких уровнях [153]:

  • • мегауровень — глобальная, общемировая экономическая безопасность;
  • • макроуровень — экономическая безопасность национальной экономики;
  • • мезоуровень — экономическая безопасность региона, отрасли;
  • • микроуровень — экономическая безопасность предприятия, домохозяйства, личности.

Экономическая безопасность является определяющей в развитии производства и рыночных отношений, обмена товарами и услугами. Она также формирует обеспечение превентивных мер и защитно-охранительных мероприятий.

Во внешних отношениях главное внимание уделяется по-прежнему военной безопасности, но во внутренних отношениях — уже социальной. При этом в отношениях с глобальной окружающей средой доминирует экология. Определяющим базисом всех составляющих национальной безопасности является отлаженный социально-экономический механизм, от которого зависит уровень благосостояния населения.

На наш взгляд, основными трактовками понятия «экономическая безопасность», выполненными нашими учеными [26], являются следующие:

  • Л.И. Абалкин: это совокупность условий и факторов, обеспечивающих независимость национальной экономики, ее стабильность и устойчивость, способность к постоянному обновлению и самосовершенствованию [19];
  • В. К. Сенчагов: это такое состояние экономики и институтов власти, при котором обеспечиваются гарантированная защита национальных интересов, социально-направленное развитие страны в целом, достаточный оборонный потенциал даже при наиболее неблагоприятных условиях развития внутренних и внешних процессов [139];
  • А. Архипов, А. Городецкий, Б. Михайлов: это совокупность внутренних и внешних условий (экономических, политических, правовых, геополитических), благоприятствующих эффективному динамичному росту национальной экономики, ее способности удовлетворять потребности общества, государства, индивида, обеспечивать конкурентоспособность на внешних рынках, гарантирующую от различного рода угроз и потерь [26];
  • Е. Бухвалъд, Н. Гловацкая, С. Лазуренко: это характеристика экономической системы, определяющая ее способность поддерживать нормальные условия жизнедеятельности населения, устойчивое обеспечение ресурсами развития народного хозяйства, а также последовательную реализацию НГИ России на всех стадиях экономического цикла [41].

Факторы и условия достижения безопасности выражаются в таких понятиях, как «совокупность», «состояние», «способность», «возможность и готовность», «обеспечение».

Главными элементами системы являются критерии жизнеспособности объекта, которые изменяются, дополняются в зависимости от структурных преобразований в экономике и с учетом требований, налагаемых участием страны в системе международной экономической взаимозависимости и геоэкономической структуры.

В рамках традиционного подхода (до распада СССР), в соответствии с которым экономическая безопасность рассматривалась как «одна из характеристик глобального военно-стратегического противостояния «двух систем»» [67], в качестве критерия жизнеспособности государства выступала его способность выживать в условиях военных действий (больших или меньших масштабов), природных бедствий или экологических катастроф, а также неуязвимость страны ко всякого рода внешнему экономическому давлению. Доминирование этого подхода объяснялось особенностями административно-плановой системы (опора на собственные силы, обеспечение самодостаточности национальной экономики, отсутствие какой-либо конкуренции).

Иначе говоря, этот подход предполагал способность общества преодолеть внешнеэкономические проблемы ценой минимальных и безболезненных мер. Главной ценностью, которую необходимо было оградить от внешнего воздействия, считалась стабильность сложившейся внутренней экономической структуры, защита суверенитета.

С распадом системы государственной безопасности СССР была практически утрачена концептуальная, стратегическая и институционально-организационная основа защиты национально-государственных интересов. Старая парадигма государственной безопасности с ее идеологией, пониманием национально-государственных интересов и системой стратегических приоритетов не могла обеспечить выстраивание новых структур защиты национальной безопасности.

В конце XX в. экономика России пережила беспрецедентный для мирного времени кризис, сопровождавшийся деформирован - ностью структуры российской экономики, увеличением имущественной дифференциации населения и, как следствие, повышением уровня бедности, возрастанием криминализации общества и хозяйственной деятельности.

Перед государством как основным субъектом в механизме обеспечения экономической безопасности возникли новые задачи, связанные в первую очередь с безопасностью и «выживанием» экономики, устранением возникающих внутренних и внешних угроз, вызванных усугубляющимся кризисом и вхождением России в мировую экономику. Все это влекло за собой возникновение новых угроз, связанных с пределами открытости и закрытости национальной экономики, а также с вовлечением России в глобализационные процессы.

Угрозы в первую очередь лежали в сфере защиты национальных интересов в условиях развитого взаимодействия, торговли, вхождения страны в международные экономические, финансовые и банковские структуры. С одной стороны, изоляция и замкнутость экономики при современных возможностях коммуникаций, формирования мирового информационно-финансового пространства выбрасывают страну на обочину мирового развития. С другой стороны, полная открытость экономики, чрезмерное заполнение внутреннего рынка импортными товарами и соответствующее ослабление отечественного товарного производства ведут к деградации национальной экономики, выкачиванию ресурсов и их переливу с периферии в финансовые центры узкой группы стран.

В результате структура экономики изменилась, что повлекло за собой появление новых формулировок понятия «экономическая безопасность». Ключевыми параметрами жизнеспособности уже стали независимость, стабильность, устойчивость, способность к развитию, обновлению, самосовершенствованию. Экономическую безопасность уже рассматривали как «институциональную систему воспроизводства условий стабильной, устойчивой экономической динамики» [43]. На смену одним угрозам и вызовам экономической безопасности нашей страны, которые отошли на второй план, пришли другие — не менее сложные и опасные.

Вместе с тем в современном мире в экономической сфере роль суверенитета ослабляется и будет еще уменьшаться для большинства стран. В то же время роль экономических союзов, создающих общие стандарты, будет увеличиваться. В некоторых случаях двусторонние соглашения менее предпочтительны, чем многосторонние. Таким образом, роль двусторонних союзов будет уменьшаться, мир будущего будет более унифицированным, более стандартизованным, будет иметь больше общих правил, меньше культурных различий между нациями, и компании будут чувствовать себя больше компаниями мира, чем компаниями конкретной страны [56].

Мировая экономика при общей тенденции к интернационализации и росту становится более нестабильной, а динамика ее развития — менее предсказуемой. Появление множества дополнительных и непредсказуемых факторов, таких как международный терроризм, участившиеся природные и техногенные катастрофы, эпидемии новых видов заболеваний и другие, кардинальным образом меняет прогнозы ее развития

В мире появилась так называемая новая экономика [94], которая совсем не похожа на старую, классическую рыночную экономику. В «новой экономике» бурно развиваются производство и сбыт наукоемких технологий, происходит компьютеризация информационного пространства. Более быстрыми темпами растет рыночная стоимость компаний, осуществляющих исследования и разработки в новейших областях науки и техники. Система государственных приоритетов ведущих стран переориентируется на повышение уровня образования и укрепление здоровья населения, создание примерно равных условий жизнедеятельности каждого гражданина.

В свою очередь, национальные экономики активно интегрируются в единый планетарный хозяйственный механизм со своей собственной системой макроэкономического регулирования [46].

Международные экономические процессы переросли из межнациональных, более или менее эффективно регулировавшихся в двустороннем и многостороннем порядке национальными государствами, в наднациональные, почти или совсем не поддающиеся государственному правовому регулированию.

По мере нарастания масштабов глобализации все большая часть государственного суверенитета перераспределяется между региональными, наднациональными и всемирными регулирующими институтами, приобретающими функции субъектов международного права. Значительно возрастает роль транснациональных компаний (ТНК), которые своими действиями могут свести на нет ожидаемый эффект от предпринимаемых правительствами экономических мер либо даже использовать их во вред данной стране. Наблюдается весьма активный процесс концентрации финансового капитала, слияния и поглощения тех или иных транснациональных финансовых структур, банков в результате образования так называемых глобальных финансовых центров (ГФЦ) [50, 62, 104]. Резко обостряется конкуренция между ведущими государствами мира на мировых товарных, фондовых и валютных рынках, особенно в периоды экономических и валютно-финансовых кризисов, депрессии, рецессии, стагнации.

Значительное воздействие на состояние и перспективы российской экономики и ее национальную безопасность в среднесрочной перспективе будет оказывать степень подготовленности экономической, финансовой и банковской систем страны к нестабильности на нефтяном рынке и других сырьевых рынках и к дальнейшему падению курса американской валюты, а также осуществление активных мер по реструктуризации промышленности в направлении резкого увеличения доли готовых изделий в производстве и экспорте, снижения зависимости от внешних заимствований и активизации внутренних инвестиций и потребительского спроса населения за счет повышения уровня его доходов.

В складывающихся условиях нестабильности мировой экономики, учащения региональных финансовых кризисов, ускорения процессов глобализации и усиления конкуренции на мировых рынках, перерастающей порой в «торговые войны», защита национально-государственных интересов и обеспечение национальной безопасности России в сфере экономики приобретают важнейшее значение [33, 46, 83] и требуют системных и скоординированных действий всех ветвей власти, предпринимательского сообщества и широких слоев общественности.

Соответственно, новые создавшиеся условия функционирования экономики позволяют сформулировать (уточнить) сущность понятия «экономическая безопасность» и на основе предложенного определения попытаться сформулировать цели, задачи и функции государства, обеспечивающие защиту экономических интересов.

Безусловно, допустимы все определения безопасности как экономической категории, так как в принципе существенной разницы между ними нет, каждая разработка этого определения по-своему самостоятельна и привлекательна.

Таким образом, экономическая безопасность является глобальной составляющей системы национальной безопасности и приобретает роль ведущей в силу основополагающего значения экономического потенциала хозяйственной деятельности и мировых отношений. Анализ содержания известных трактовок понятия «экономическая безопасность» показал, что сущность данного понятия трансформируется в зависимости от структурных преобразований в экономике и вновь созданных условий функционирования экономики.

Как считают американские специалисты, экономическая безопасность должна отвечать по крайней мере двум условиям:

  • • во-первых, это сохранение экономической самостоятельности страны, ее способности в собственных интересах принимать решения, касающиеся развития хозяйства;
  • • во-вторых, это возможность сохранить уже достигнутый уровень жизни населения и содействовать его дальнейшему повышению.

Аналогичные требования к экономической безопасности предъявляет Н. Маи/1 [169]. По его мнению, экономическая безопасность должна обеспечивать достаточно высокую степень независимости от партнера по жизненно важным экономическим параметрам, т.е. таким, которые в случае их нарушения влияют на свободу выбора в политических решениях и неприемлемы с коммерческой точки зрения.

H. Maull определяет экономическую безопасность как отсутствие острой угрозы минимально приемлемому уровню основных ценностей, который нация считает первостепенно необходимым. Эта угроза возникает в том случае, когда внешние экономические параметры изменяются настолько, что возникают условия, способные разрушить существующую социально-политическую систему. При этом кто-то или что-то угрожает нам отторжением от наших первостепенных ценностей.

Более конкретны суждения С. Murdoch [170], который считает, что опасность возникает в том случае, когда происходят изменения:

  • • в объеме и распределении доходов и богатства;
  • • уровне занятости, инфляции, доступе на рынок, снабжении сырьем и т.п.;
  • • экономическом суверенитете, т.е. возможности контролировать широкий круг инструментов политики и ресурсов.

Таким образом, ключевым в понятии экономической безопасности, по мнению зарубежных специалистов, является обеспечение суверенитета (независимости) государства в принятии решений — как во внутриполитической сфере, так и по международным вопросам. Следует отметить, что в такой постановке вопроса экономическая безопасность подразумевает прежде всего защищенность интересов государства.

Видение проблем экономической безопасности российскими специалистами определяется в основном процессами политической и социально-экономической трансформации, происходящими в нашей стране.

Большая часть определений экономической безопасности акцентируется на понятии устойчивости и поиске путей вывода страны из глубочайшего системного кризиса.

Устойчивость — это важная, но не единственная характеристика экономической системы. Устойчивость экономики отражает прочность и надежность ее элементов, вертикальных, горизонтальных и других связей внутри системы, способность выдерживать внутренние и внешние «нагрузки». Однако если экономика не развивается, то ее возможности выживания, сопротивляемости и приспособляемости к внутренним и внешним угрозам резко сокращаются. Таким образом, устойчивость и развитие — важнейшие характеристики экономики как единой системы; каждая из них по-своему характеризует состояние экономики.

Основываясь на данных положениях, В.К. Сенчагов [ 138] определяет безопасность как состояние объекта в системе его связей с точки зрения способности к выживанию и развитию в условиях внутренних и внешних угроз, а также действия непредсказуемых и трудно прогнозируемых факторов [138].

При этом сущность экономической безопасности формулируется как состояние экономики и институтов власти, при котором обеспечиваются гарантированная защита национальных интересов, социальная направленность политики, достаточный оборонный потенциал даже при неблагоприятных условиях развития внутренних и внешних процессов. Иными словами, экономическая безопасность — это не только защищенность национальных интересов, но и готовность и способность институтов власти создавать механизмы реализации и защиты национальных интересов развития отечественной экономики, поддержания социально-политической стабильности общества.

Итак, впервые в понятии «экономическая безопасность» возникла тема национальных интересов России в сфере экономики, что соответствует общеметодологическим принципам исследования проблем безопасности. Вместе с тем эти национальные интересы не определены. Нельзя же в действительности считать, что они исчерпываются социальной ориентацией политики и достаточным оборонным потенциалом.

Обратимся к официальным документам, определяющим позиции государства по проблемам экономической безопасности.

В первой версии Концепции национальной безопасности, принятой в 1997 г., проблемы экономической безопасности звучат крайне аморфно [7], обозначаются лишь цели, задачи, а не пути их решения. В последнем ее варианте (2000) [3] национальные интересы России в сфере экономики вообще опущены.

Основным официальным документом, определяющим позиции государства по проблемам экономической безопасности, является принятая в 1996 г. Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации (основные положения) [3]. В разделе 2 этого документа дано следующее определение критериев и параметров, характеризующих национальные интересы в области экономики и отвечающих требованиям экономической безопасности Российской Федерации: «Состояние экономики, отвечающее требованиям экономической безопасности Российской Федерации, должно характеризоваться определенными качественными критериями... обеспечивающими приемлемые для большинства населения условия жизни и развития личности, устойчивость социально-экономической ситуации, военно-политическую стабильность общества, целостность государства, возможность противостоять влиянию внутренних и внешних угроз».

Таким образом, подводя итог анализу различных определений экономической безопасности, можно сказать следующее:

  • в явном виде отсутствует формулировка интересов России в сохранении экономического суверенитета, обеспечивающего независимость как внутри-, так и внешнеполитического курса;
  • • понятие экономической безопасности акцентируется прежде всего на интересах государства, оставляя в тени интересы личности и общества;
  • определения грешат чрезмерной детализацией, фокусируя интерес на относительно краткосрочных проблемах, игнорируя проблему жизненно важных интересов.

Опираясь на общую методологию исследования проблем безопасности, следуя общим правилам, учитывая анализ официальных документов, отечественной и зарубежной литературы по этой проблематике, выскажем свою позицию по проблемам экономической безопасности. Исходными будем считать следующие критерии:

  • • экономическая безопасность обеспечивается при условии, что состояние экономики делает возможным рост инвестиций в человеческий капитал;
  • • экономика создает условия для развития гражданского общества; гарантирует независимость выбора государством стратегии развития с учетом национальных ценностей и приоритетов, с одной стороны, и международных норм — с другой;
  • • современная экономика — наднациональная;
  • • «мир будущего будет более унифицированным, более стандартизированным, будет иметь больше общих правил, меньше культурных различий между нациями, и компании будут чувствовать себя больше компаниями мира, чем компаниями конкретной страны» [55]. В мире спорта такая позиция в настоящее время становится достаточно очевидной.

Экономическая безопасность — это способность экономики страны обеспечивать существующий статус государства, политического и социально-экономического развития, независимого от внешнего давления, а также поддерживать уровень легальных доходов, обеспечивающий абсолютному большинству населения уровень благосостояния, соответствующий стандартам цивилизованных стран.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>