Заключение

События «цветных революций» и «арабской весны» — определенный этап в конституционном развитии. Исследование показало, что развивающиеся страны готовы к усваиванию конституционных новелл. Новые конституции обогащают конституционный опыт человечества и теорию конституционного права.

Анализ подтверждает, что конституционные преобразования в ходе «цветных революций» — это частичные или полноценные конституционные реформы, значение которых может быть подтверждено с течением времени.

Каждая из реформ имеет особенности, производные от историко- культурного пути и сохраненного политико-правового наследия независимо от того, стремительна она или растянута во времени, затрагивает все основы конституционного строя или только их часть.

Так, важнейшая особенность «революционных» конституций — закрепление основ устройства общества.

В сфере общественного и государственного строя закреплены принципы социальной справедливости, партиципация (в том числе участие населения в решении государственных вопросов), упоминается о социальном государстве, социальной ответственности. В этих конституциях прозвучало современное отношение к частной собственности, а именно обязанность выполнения некоторых общественных функций, определено социальное положение различных групп населения в обществе.

Им характерна подробная регламентация роли партий и оппозиции, которая иногда даже определена как необходимый элемент в обществе и в структуре парламентов, причем государство обязуется способствовать деятельности парламентской оппозиции.

Много норм во всех конституциях посвящено средствам массовой информации. Закреплено право доступа гражданина к государственным средствам СМИ. Создаются специальные консультативные советы по вопросам СМИ с участием представителей различных групп общественности или государственные органы с таким участием. Общая черта — расширение доступа к информации и обеспечение ее свободы.

В области прав человека существенно расширены гарантии личных прав и включены новые социально-экономические права граждан. Значительным шагом является признание коллективных прав отдельных социальных и профессиональных групп, подкрепленное обязанностями государства по постепенной их реализации. Впервые установлены нормы о правах женщин, молодежи, лиц с ограниченными возможностями и др.

При этом система высших органов существенных изменений не претерпела. Основным направлением стало усиление роли парламента и правительства (в некоторых странах — премьер-министра, ответственного перед парламентом), ослабление позиций главы государства.

Таким образом, новые конституции приобретают комплексный, более завершенный характер. В них заложены тенденции целостного регулирования взаимосвязей человека, коллектива, общества и государства. Правда, пока в мире нет конституций, которые бы полностью реализовали такой подход в своих текстах. Реализация этой тенденции бесконечна, ибо жизнь постоянно ставит новые вопросы.

При сравнении конституционных текстов эти изменения нередко могут показаться не такими масштабными и реформаторскими. Однако нельзя забывать, какую социально-политическую нагрузку несут эти изменения, порой незаметные за конституционными формулировками. Новые конституции, по сути, провозгласили нетрадиционные для стран Арабского Востока либерально-демократические ценности. На практике законы стали демократичнее, в избирательных кампаниях появилась состязательность и конкуренция. Но при этом остается и приверженность прежним общественным устоям. Целенаправленное создание такого симбиоза «старого» и «нового» может свидетельствовать о фундаментальности конституционных изменений. При этом они должны обеспечивать преемственность институтов и исключить в будущем социальные потрясения.

Новые конституции отражают ценности мирового конституционализма и вряд ли уже смогут подвергнуться принципиальному пересмотру в этой части. Однако эти идеалы все-таки выступают не столько отражением действительности или даже могут не соответствовать этой действительности, сколько целью, к которой надо стремиться. И это дезориентирует субъектов права, в первую очередь граждан, разрушает тот пласт конституционного правосознания, который сформировался до реформы и определял их поведение долгие годы.

Опыт показывает, что реализация конституционного замысла на практике идет неоднозначно. Многие целевые установки реформ оказались недостижимыми. Экономический и политический хаос в государствах обеспечивает возрождение авторитаризма и уход от свобод, которые считались победой революций.

Это самый сложный этап любой конституционной реформы, связанный с установлением новой системы конституционных правоотношений и выступающий еще одним критерием того, состоялась реформа или это лишь изменения в тексте основного закона, а цели и замыслы конституционного законодателя не достигнуты.

Точно замечено, что «даже хороший конституционный текст не может обеспечить стабильность и демократическое развитие общества без (в том числе) соответствующей политической воли различных политических сил, дальнейшего законотворчества в соответствии с демократическими стандартами и надежной системой сдержек и противовесов, которая устанавливает основу для осуществления вышеизложенного»[1].

Принятие новых конституций явилось важным шагом к построению демократических режимов в этих государствах. Например, череда революций в Египте позволила получить места в парламенте женщинам и христианам. Однако конституционные положения нередко на практике не имеют должного обеспечения механизмами их реализации. Игнорирование глубоких экономических проблем и ситуации с правами человека, которые в большей мере лежали в основе революционных событий, может опять стать причиной новых социальных потрясений.

Поэтому важно не только оформление конституционной реформы путем необходимых процедур в желаемый текст основного закона, отражающий устремления конституционного законодателя, но и превращение скорректированной юридической конституции в фактическую.

Правоприменительные органы должны начать осваивать новое законодательство, а в правосознании граждан должны сформироваться оценочные позиции, соответствующие новым правовым актам.

Обеспечение действия новелл основного закона предполагает достаточный уровень правовой культуры и правосознания. Деформированное общественное мнение может являться причиной юридических конфликтов, ведет к правовой анархии, несовпадению требований конституции и ожиданий общества. К тому же существует много сопутствующих факторов, оказывающих влияние на общественную поддержку реформы, и не столько сугубо юридических, например крайних форм правового нигилизма и правового идеализма, сколько общесоциальных детерминант, в частности: снижение экономического благосостояния, национально-культурное расслоение, обострение религиозных конфликтов, разочарование в политике мультикультура- лизма или, наоборот, признание толерантности как средства общественной стабильности. Вследствие этого необходимо постоянное разъяснение конституционных положений, рассчитанное на массовую аудиторию, с разным уровнем профессиональной, общеобразовательной подготовки, преданности разным традициям.

В связи с этим представляется актуальным продолжение исследований национальных конституций и сравнительно-правового анализа конкретных конституционных преобразований.

  • [1] Заключение Венецианской комиссии по проекту конституции КыргызскойРеспублики (СОЬ-АО(2010)015).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ