Полная версия

Главная arrow Литература arrow Принцип оценочной актуализации в современном английском языке

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА, ОТРАЖАЮЩИХ В ЯЗЫКЕ ЦЕННОСТНУЮ СТРУКТУРУ ДОМЕНА INTEREST (ИНТЕРЕС) И СИСТЕМА КАТЕГОРИАЛЬНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ЭТИХ ЛЕКСЕМ

Основным детерминирующим принципом данного домена и его категориально-ценностного концепта INTEREST является непосредственно принцип Антропоцентризма. Само название данного принципа открывает сущность оценки как феномена сознания и языка. Оценка рождается и функционирует только в пределах человеческого сознания и служит удовлетворению интеллектуально-познавательных, чувственноэмоциональных, волевых потребностей человеческой личности.

То, что оценка непосредственно связана с человеком и не существует вне него, доказывается еще и тем фактом, что оценка не существует вне определенных взглядов, мнений, убеждений и предубеждений, которые взаимодействуют с другими взглядами, мнениями и убеждениями. Особенно это относится к оценке высказанной, актуализированной. Исследования внутренней речи еще натыкаются на несовершенство специальной аппаратуры для этих целей, поэтому в настоящее время трудно дать адекватное описание, что же реально мы «проговариваем» в своем сознании без актуализации в форме устной или письменной речи. Но особенности актуализации языковых знаков в речи исследованы достаточно детально для того, чтобы утверждать, что все, что произносится или пишется, делается с определенной целью, т.е. онтологию речи можно вкратце определить одним понятием - функция. Если сообщение о факте выполняет информативную функцию, т.е. вносит в сознание человека новое знание о мире, то оценочное сообщение не вносит ничего нового. Его функция - заставить адресата сообщения думать о сообщаемом и одновременно квалифицируемом факте так, как этого хочет субъект оценки. Его задача в произнесении оценочного высказывания - не изменить само понимание действительности в сознании слушающего, а изменить в нем квалификацию действительности. Даже если в оценке звучит оценка факта, который уже состоялся и о котором знают как говорящий, так и слушающий, то такое высказывание не бессмысленно. С его помощью говорящий хочет вызвать слушающего на откровенность, найти у него сочувствие, раскаяние, оптимизм, стимулировать его на выполнение в будущем какой-то деятельности, подобной квалифицируемой в данный момент, таким образом, каким говорящий видит ее выполнение наиболее приемлемым.

Общечеловеческая сущность оценки, т.е. ее антропоцентризм, проявляется через функционально-деятельностный подход. С его позиций носители языка могут не только идентифицировать деятельность по ее признакам как относящуюся к определенной области общественного опыта (например, «промышленность», «образование», «реклама»), но и по неким специфическим квалификационным признакам установить, как языковой социум проявляет свое отношение как к деятельности в целом, так и к ее отдельным характеристикам («задействованных» в ней предметов, лиц, существ, вещей, событий, явлений). Но в то же время оценка сама представляет собой особый вид ментальной деятельности. Она рассчитана на определенный результат, она разворачивается по определенному алгоритму, в ней используются определенные языковые и мимические средства.

Как представляется, объединяющим данную совокупность концептов в англоязычном языковом мышлении является концепт INTEREST. Данный концепт является ключевым в организации концептуальной сети ценностей инициирующего порядка, и, как указывалось выше, тем самым можно выделить одноименную концептосферу, детерминируемую непосредственным влиянием принципа Антропоцентризма.

Разнообразие проявления интереса в реальной жизни предполагает и достаточно сложную структуру домена INTEREST. Сам концепт INTEREST относится к рациональной сфере и обозначает предрасположенность субъекта суждения к получению информации о каком-то лице, существе, предмете, феномене и т.д. В то же время интерес к чему- либо может быть продиктован и физиологическим состоянием. В этом случае центральную роль в формировании интереса играют перцептивные и соматические ощущения, а также эмоции.

Как представляется, в английском языке интерес, продиктованный эмоциями, обозначается лексемой CARE. Концепт CARE, в свою очередь, основывается на таких эмоциональных категориях, как «страх», «неуверенность», «сочувствие» и др., которые являются инициирующими импульсами к формированию оценочного суждения и высказывания. При этом замкнутость его семантических характеристик в сфере эмоциональной является относительной. Так, глагол to саге может также выражать взаимодействие эмоциональной, рациональной и волевой сфер, например:

The 30th was my well day, of course, and I went abroad with my gun, but did not care to travel too far [Defoe: 103].

Нетрудно заметить, что в данном случае решение Робинзона продиктовано не только опасением за свою безопасность, но и трезвым расчетом проводить исследование острова постепенно и в какой-то мере малодушием. Поэтому в практике речевого употребления глагол to саге используется не менее часто для выражения семантики интереса, чем глагол to interest.

В практике речевого оценочного использования, тем не менее, лексема саге часто утрачивает свою категориальную отнесенность к сфере эмоций и может выступать абсолютным синонимом лексемы interest. Особенно это характерно для выражения семантики безразличия в негативных высказываниях, например:

“But do you care?” Brissenden asked. “Surely you don’t desire the approval of the bourgeois swine that read the newspapers!”

Martin thought for a while, then said:

“No, I really don’t care for their approval, not a whit” [London: 298].

Волевая сфера личности также находит выражение в домене INTEREST. Любое волевое действие сопряжено с обязательным заинтересованным отношением к выполнению такого действия. Чтобы переступить через свою лень, инертность, отрешенность, у человека должен появиться мощный стимул, который мобилизует его на выполнение определенной деятельности. В целом волевой ценностный интерес можно объединить лексемой AMBITION, тем более что в английском языке семантика этого слова намного шире, нежели объем значения соответствующего слова в русском языке. AMBITION охватывает и желание как зов души, и амбиции как стремления, продиктованные обстоятельствами.

Как концепт, характеризующий отношение к деятельности практически без ее начала, INTEREST имеет обширное поле выражения в различных частнооценочных проявлениях, что вызывает обозначение частного интереса отдельными лексемами и формирование соответствующих ценностных концептов как ментального обобщения таких интересов. Например, утилитарная оценка рождается во взаимодействии базового домена INTEREST и домена USEFULNESS, лежащего в зоне взаимного влияния принципов Ожидания результата и Антропоцентризма. Полезный результат, обусловленный прагматическим интересом субъекта деятельности, передается концептом PROFIT. Обращает на себя внимание особый статус этого концепта, поскольку выгода при утилитарном подходе представляет одновременно и интерес, и результат. То же можно сказать и о других ценностных концептах, образованных пересечением этих принципов. Так, одновременно и результативный, и инициирующий деятельность характер носят такие концепты, как PLEASURE (концепт частных эмоциональной и эстетической оценок), SATIATION (концепт соматической оценки) и др.

Ценностный домен INTEREST проявляет структурную особенность, которая при его инициирующем положении влияет на особенности проявления других принципов ценностной и оценочной категоризации. Она состоит в том, что интерес предполагает возможность интереса противоположного. Так, народная мудрость создала своего рода «закон» рынка: «Подороже продать и подешевле купить». Фактически в одной деятельности в этом случае сочетаются два противоположных интереса. Однако ни в английском, ни в русском, ни во многих других европейских языках нет лексических единиц, которые передавали бы концепт такого «АНТИНТЕРЕСА». Интерес индивидуален, но понятие о совокупности различных стремлений, амбиций, желаний и т.п. как раз передается обобщающим концептом ИНТЕРЕС. Таким образом, при отсутствии противоположного по своим аксиологическим характеристикам концепта ИНТЕРЕС обладает внутренней контрарной шкалой. Именно в связи с этим, как представляется, возникает и принцип Аксиологического дуализма, определяющий структуру прочих ценностных доменов и концептосфер.

Как представляется, это очень важный феномен, определяющий не только структурные параметры ценностных концептуальных образований, но и их речевых реализаций в форме оценочных высказываний, СФЕ и дискурса. Во-первых, внутренняя контрарно-логическая структура этого концепта открывает выход в объективную реальность. Не подлежит сомнению то положение, что фактическое положение дел и его оценочная квалификация онтологически являются вещами разного рода. Однако в обыденном сознании мы различаем вещи объективно «хорошие» и объективно «плохие». Так, «грязь», «болезнь», «сорняк», «микроб» и другие лексические единицы, передающие определенные предметные концепты, всегда ассоциируются в нашем сознании как нечто безусловно плохое. Однако обыденное сознание не учитывает, что в ценностном и оценочном отношениях факт проходит сквозь призму человеческого мышления, что изменяет структуру его восприятия. Поэтому объективных оценок нет: все оценки (а следовательно, и ценности) субъективированы сознанием. Тем не менее ценностный дуализм заложен в нашем сознании, и он активизируется всякий раз, когда попавшая в поле нашего внимания вещь вызывает наш интерес по тем или иным причинам.

В то же время обозримая вещь может не вызывать интереса либо потому, что человек не владеет (или владеет в недостаточной мере) информацией о ее свойствах, либо, зная эти свойства, человек не вносит эти свойства и тем самым саму вещь в список своих интересов. В этом случае возникает контрадикторное логическое отношение, основанное на категориальной дихотомии «наличие :: отсутствие чего-либо». В английском языке концепт INDIFFERENCE предстает, таким образом, как мыслительный репрезентант отсутствия интереса к вещи или деятельности.

Как нетрудно заметить, данный концепт является перекатегоризаци- ей из сферы общих ментальных отношений. Однако концепты DIFFERENCE и INTEREST связаны иерархическим отношением в том плане, что первый из них представляет собой определенную категорию субъектно-объектных отношений общего характера, а второй - категорию непосредственно антропоцентрическую. Если различие может быть и объективным, то интерес всегда несет на себе печать индивидуального отношения. Такое совмещение концептов разных планов субъектнообъектных отношений также выводит оценку в плоскость семантики истины. Поэтому, хотя категории Добра и Истины разноплановы, ассоциативная связь между ними устанавливается через концепт ИНТЕРЕС и ценностную концептуальную структуру, структурируемую этим концептом. Полагая Добро и Зло на разные чаши весов трезвого мышления, выгодности или невыгодности действия, собственной совести, желания или нежелания выполнять деятельность, представляющую определенные трудности, человек сознательно или подсознательно проводит их ценностную дифференциацию. Поэтому языковые средства, прежде всего синтаксического уровня, являются основным инструментом в речевой актуализации таких размышлений ценностного характера. Яркий образец такого взвешивания различных ценностных аспектов своего поступка, проявляющегося в тяжелых морально-этических переживаниях, можно видеть в следующем СФЕ:

The bourbon didn’t help, although he kept swigging at the bottle. He kept remembering the silent men standing along the rail watching him and Dwyer go down the gangplank. Maybe he didn’t blame them. Putting a loud-mouth ex-con in his place was one thing. Putting the boots to him so hard that he killed himself was another. Somewhere, Thomas realized, a man who considered himself a human being should know where to stop, leave another man a place to live in. Sure, Falconetti was a pig and deserved a lesson, but the lesson should have ended somewhere else than in the middle of the Atlantic [Shaw RMPM: 576].

Справедливости ради следует отметить, что концепт РАЗЛИЧИЕ также несет на себе отпечаток антропоцентризма, поскольку объективная разница в знаковой форме фиксируется только в человеческом сознании.

Концепт DIFFERENCE может передавать и эталонное значение, т.е. он приближается по своим ценностно-семантическим параметрам к семантике нормы, однако при этом сохраняется доминирующая роль связи данного концепта с субъектом оценки как основного фактора ее спецификации. Присутствие семантики нормы, очевидно, обусловлено тесным характером взаимодействия принципов Антропоцентризма и Значимости. В актуальных высказываниях зачастую норма становится ситуативной, обусловленной теми объектами, с которым субъект сравнивает какую-то данность, которую можно квалифицировать как средство деятельности. Это могут быть и неживые объекты, но зачастую оценочное сравнение апеллирует к установлению ценностных различий между людьми, очень часто включая в такое отношение самого субъекта оценки, как в следующем случае:

Tom says I am sick but I happen to know for a fact that I am normal and no different from anyone else, i.e. Sharon and Jude [Fielding: 258].

Роль интереса в качестве организующего энергетического компонента как деятельности квалифицируемой, так и деятельности квалифицирующей, не устраняет его место в деятельностном ряду в качестве одного из его структурных компонентов. В стадиальном ряду деятельности он граничит со значимостью. Таким образом, непосредственным членом последовательности в данном ряду после домена INTEREST является домен MEANING.

Как и другие базовые домены, т.е. системные скопления ценностных концептов, согласующихся с базовыми принципами ценностной категоризации, домены INTEREST и MEANING связаны не непосредственно, а через переходный концепт, отражающий как парадигматические основания их сопоставления, так и последовательное ментальное действие в категориальной цепи оценки. На наш взгляд, эти домены соединены концептом IMPORTANCE.

Особый статус концепта IMPORTANCE проявляется в том, что он имеет собственную внутреннюю концептуально-ценностную структуру. В частности, особое место в его структурно-ценностной конструкции занимает сфера ценностных интерпретаций, которую можно объединить понятием SERIOUSNESS.

Согласно тезаурусной статье, данная концептосфера выражается следующими лексемами: gravity, seriousness, solemnity, weightiness, а также словосочетаниями no joke и по laughing matter [Roget: 514]. Как можно судить по данным словарным репрезентациям этой сферы ценностного содержания, концепт СЕРЬЕЗНОСТЬ в основном представлен метафорическими переосмыслениями семантики веса (лексемы gravity и weightiness). Но семантика веса проходит сквозь призму человеческого сознания через сферу физиологических ощущений, в частности через соматику человеческой физиологии. Физическая легкость вещи, как правило, незаметна, но увеличение веса в обратной пропорции выносливости человека заставляет обращать внимание на тяжесть и придавать ей определенное значение, важность.

Лексические единицы, представляющие ценностную концептосферу LIGHTNESS :: HEAVINESS, в большинстве случаев являются метафорическими переосмыслениями из области чувственного восприятия и соматических ощущений.

В целом метафорические переносы, обусловленные взаимодействием принципа Антропоцентризма с другими базовыми принципами ценностной категоризации, заслуживают особого рассмотрения, поскольку они показывают особенности сложной структуры такого взаимодействия.

Особенностью ценностных кроссовых доменов PECULIARITY и PRIORITY является то, что их обусловленность влиянием как базовых принципов Антропоцентризма и Значимости, так и категориальноценностным концептом IMPORTANCE создает более тесную семантическую связь между этими доменами, между каждым из них и доменами INTEREST, MEANING и IMPORTANCE, делая их, таким образом, доменами непосредственной семантической подчиненности указанным концептуально-ценностным сферам и их категориальным концептам. Таким образом, концепты PECULIARITY и PRIORITY становятся своего рода ценностными гипонимами концептов INTEREST, MEANING и IMPORTANCE.

Эта зависимость обусловлена еще и тем, что концепт PRIORITY испытывает также косвенное влияние принципа Гармонии. Это влияние проявляется в том, что семантическую основу данного концепта составляет семантика иерархии. Первичность, или приоритет, предполагает определенное качественное неравенство определенных вещей, средств выполнения деятельности, включая ее субъекта, и в этом состоит его обусловленность принципом Значимости, поскольку значение вещи определяет и степень ее доминирующего или подчиненного положения в ряду других анализируемых сознанием вещей одного порядка сопоставления. Но приоритет предполагает также и специфический порядок выбора средств. Особенно это проявляется в выборе как наиболее подходящего средства выполнения деятельности из ряда ей подобных, так и самой деятельности при наличии альтернатив. В то же время приоритет представляет собой частную форму важности. И в конечном счете приоритет в выборе средств деятельности, порядка выполнения деятельности, и, по большому счету, самой деятельности из ряда возможных осуществляется по интересам субъекта деятельности.

Несомненно, семантическая связь ORDER —> PRIORITY предполагает следующую ассоциативную цепь: ORDER —> MEANING —> IMPORTANCES PRIORITY. Тем самым влияние принципа Гармонии опосредствовано принципом Значимости. Но вместе с тем данное влияние происходит не через базовый домен MEANING, а через производный от базовых доменов MEANING и ORDER домен Нормы параметрического признака. Подтверждением этому служит заложенная в ин- тенсионал концепта PRIORITY шкала, но не числовых параметров, а параметров важности.

Что касается домена PECULIARITY, то в плане своей обусловленности смежными базовыми принципами ценностной категоризации и категориально-ценностным концептом IMPORTANCE он проявляет симметричные с доменом PRIORITY признаки в том отношении, что он также испытывает влияние ассоциативной цепи ORDER —» MEANING —> IMPORTANCE —> PECULIARITY, но при этом влияние звена

ORDER —» MEANING обусловлено через домен Нормы прототипов. Объект оценки, обладающий определенной особенностью, можно рассматривать в ценностном ряду как прототип, т.е. «наилучший», обладающий в полной мере и потому рассматриваемый как исключительный случай репрезентации данного концептуального ряда образец независимо от того, квалифицируется ли он положительно или отрицательно. Таким образом, существует прямая категориальная взаимосвязь между доменами PRIORITY и QUALITY, с одной стороны, и доменами PECULIARITY и QUANTITY, с другой стороны. Обе взаимосвязи опосредствованы категориально-ценностным концептом IMPORTANCE. Поскольку между доменами нормы также существует пропорциональная аксиологическая зависимость, то можно утверждать, что комплекс отношений этих доменов носит системный характер.

Более того, пропорциональность взаимной семантикоаксиологической организации этих доменов проявляется и в наличии связующих эти две концептуальные зоны концептов. Домены QUANTITY и STABILITY, как указывалось выше, имеют общую точку соприкосновения в виде концепта STANDARD, а домены QUALITY и FAMILIARITY - концепта IDEAL. Аналогично связующим концептом для доменов PECULIARITY и QUALITY является ESSENTIALITY, а для доменов PRIORITY и QUANTITY мы нашли лишь приближенное обозначение существительным EMINENCE. Следует сказать, что аксиологическая сущность этого концепта наиболее оптимально отражается в значении прилагательного main.

Что касается внутренней структуры доменов PRIORITY и PECULIARITY, то она во многом определяется влиянием категориально-ценностного концепта IMPORTANCE. Действительно, приоритет - это важность, исходящая от субъекта деятельности, т.е. влияние принципа Антропоцентризма в установлении этой концептосферы доминирует над влиянием принципа Значимости. Напротив, особенность является категорией объективной, входящей в философскую трихотомию «единичное - общее - особенное», и, следовательно, специфические черты вещи или явления, выделяющие их из ряда подобных, присущи средству выполнения деятельности независимо от субъекта оценки. Однако это свойство остается аксиологически существенным только потенциально до тех пор, пока субъект деятельности не обнаружит в данной вещи определенную важность для адекватного выполнения задуманной деятельности.

Внутренняя структура ценностного домена PECULIARITY обусловлена взаимозависимостью и взаимным влиянием структур ценностного опыта, основанных на определении специфического места вещи в структуре деятельности. В этом отношении она связана с ценностным доменом FAMILIARITY :: UNCOMMONNESS и, таким образом, обнаруживает выход за пределы обусловленности базовыми принципами ценностной категоризации в последовательности структуры деятельности. Как мы полагаем, применительно к ценностной категоризации это не аномалия, а закономерность. Определенная стадиальность в представлении структуры деятельности обусловлена объективными параметрами ее развития. Однако в ценностном измерении деятельность сворачивается в конгломерат отношений, в равной мере оказывающих влияние на формирование составных частей общей структуры потенциальной квалификации действительности, иначе говоря, на концептуальную ценностную структуру сознания. Несомненно, в основе такой структуры доминирует принцип последовательности стадий деятельности и соответственно степень близости концептов и концептосфер в зависимости от последовательности этапов разворачивания деятельности. Тем не менее, принципы ценностной категоризации уже выходят за структуру деятельности, хотя и обусловлены ей. Являясь принципами онтологически, они обусловливают всю концептуальную структуру в целом. Естественно, степень влияния определенного принципа на формирование и функционально-оценочные потенциалы определенного концепта пока еще не имеет объективного измерительного устройства, которое позволило бы установить в числовых величинах, насколько тот или иной концепт обусловлен действием определенного принципа. Все же достаточно объективным критерием фиксирования факта обусловленности определенного концепта или определенной концептосферы действием определенного принципа ценностной категоризации является парадигматический анализ ассоциативных лексических тезаурусных полей с последующей функциональной верификацией употребления этих лексем в речи. Пока система языка и употребление единиц языка в речи остается единственным более или менее надежным критерием установления сущности ценности и оценки как феноменов сознания.

Такое соотношение обнаруживается в связанности ценностных концептов UNCOMMONNESS и PECULIARITY. Они передают семантику такого положения вещи в мыслительном пространстве, которая обращает на себя внимание в силу необычности и тем самым привлекает внимание субъекта квалификации такой вещи. Концепт, образованный таким взаимодействием, закономерно обусловлен семантикой чувственного восприятия, поскольку особенность вещи необходимо заметить, а первичной системой созерцания действительности является сенсорная система. Поэтому данное взаимодействие представлено концептом REMARCABILITY. Однако его связь с концептом НЕОБЫЧНОСТИ является не прямой, а ассоциативной. Поэтому данный концепт входит в домен PECULIARITY.

В системе языка данный концепт реализуется существительными remarcability, notability, singularity, прилагательными remarkable, notable, vivid, strident, blatant и производными от них наречиями, глаголами передачи дескриптивной оценки to specify, to mark, to stress, to underline, to emphasize и др.

Вторая важная концептосфера в пределах этого домена испытывает существенное влияние частного принципа ценностной категоризации Нормы параметрического значения. Точнее было бы сказать, что через ценностный домен QUANTITY на ее формирование оказывают влияние принцип гармонии и обусловленные им домены. Это весьма неоднозначная концептосфера, поскольку, во-первых, ее обозначение как в английском, так и в русском языке лакунарно, а, во-вторых, большая часть лексем, представляющих ее, маркированы определенным оценочным знаком, как правило, негативной оценки. Например, это глаголы английского языка to exaggerate, to emaciate. Другие глаголы, входящие в данную ценностную парадигму, в основном образованы морфологическими средствами, преимущественно префиксами over- и under-. Они передают семантику отклонения от количественной нормы, обращающего на себя внимание. В целом таких глаголов достаточно большое количество, но их отнесение к данной концептосфере условно, поскольку они передают, как правило, отклонение от алгоритма нормального хода деятельности, например overdo/underdo, overstate/ understate и др. Многие из них передают семантику неумеренной лжи, чрезмерных или крайне лимитированных действий или состояний, обращающих на себя внимание и становящихся, таким образом, объектами оценочной квалификации. Практически все глаголы, обозначающие эту сферу, метафоричны и в своем оценочном значении могут проявлять различные стороны того фрагмента объективной действительности, который отражен в данной деятельности.

Оценочные потенциалы данных слов проявляются не в их парадигме, а в композиции с определенными объектами или с ситуацией в целом. В основном это слова сниженного стилистического тона - разговорные слова, сленг и т.п. Они часто модифицируются усилительными наречиями, интенсификаторами, эмфатическим характером синтаксической структуры и т.п.

Что же касается других частей речи, то средства выражения, обозначающие семантику такого проявления особенности в английском языке, представлены достаточно широко. Это прилагательные vast, gigantic, colossal, Lilliputian, прочие прилагательные и производные от них наречия. Данную концептосферу в принципе можно назвать DISPROPORTION, хотя это название не совсем точно отражает ее сущность, поскольку в значении слов, составляющих ее, обязательно присутствует элемент гиперболы или мейозиса. Это образные лексемы, в то время как понятие диспропорции является нейтральным.

Еще одна существенная концептосфера в этом домене представляет собой, на первый взгляд, контрарную оппозицию концепту PECULIARITY. Это концепт TRIVIALITY. Однако в их противопоставлении, как и в противопоставлении «привычное - необычное» содержится значительная доля аксиологической диалектической неоднозначности. Говоря о том, что вещь выделяется как образец средства выполнения данной деятельности в силу своих особых свойств, параметров и т.п. предполагает ее позитивную оценочную квалификацию. Однако вещи тривиальные и банальные в системе деятельности чаще всего оказываются более необходимыми, нежели вещи неординарные, выдающиеся, проявляющие неординарные свойства. В целом неоднозначность данной концептосферы, впрочем, как и других, сформированных в результате обусловленности принципом Антропоцентризма, объясняется сложной диалектикой ценности в преломлении действительности в сознании человека.

К данной концептосфере относятся также прилагательные commonplace, mediocre, banal и др.

Говоря о внутренней ценностной семантической структуре домена PECULIARITY, следует гипотетически предположить также существование в ее составе особой концептосферы, которую в английском языке можно назвать ORIGINALITY лишь с определенным допуском. РАС дает только две англоязычных лексических интерпретации слова СВОЕОБРАЗИЕ. Это лексемы originality и родовое обозначение домена peculiarity [РАС: 569].

Трудно сказать, является ли своеобразие, «чудинка», «изюминка» данностью англоязычного менталитета или нет. Зная оригинальность и завышенное чувство собственного достоинства жителей Великобритании, можно предполагать, что это предположение имеет основание. По крайней мере, в истории Англии насчитывается немало «чудаков», среди которых наиболее известен сэр Уинстон Черчилль. Еще труднее сказать что-либо о менталитете США, Канады, Австралии. Несомненно, личные особенности, делающие человека самим собой, проявляются в любом социуме, но в каком отношении они претендуют на статус ценностной категории в том или ином языковом социуме, однозначно сказать трудно. Для этого необходима система специальных социологических исследований, которую в наш прагматичный век едва ли кто-то станет финансировать. Тем не менее, насколько можно судить по англоязычной художественной литературе, по крайней мере литературе Великобритании, своеобразие не только является национальной чертой, но и находит общественное одобрение, взять хотя бы чудачества Шерлока Холмса, детективов-любителей патера Брауна и Бэзила Гранта в произведениях Г.К. Честертона.

Домен PRIORITY имеет двойственную природу. Кроме обусловленности перечисленными принципами ценностной категоризации и концептом IMPORTANCE он входит в домен общего отношения

HYERARCHY. Это в сочетании с обусловленностью принципом Антропоцентризма также сказывается на его ценностно-семантической неоднозначности. Также его ценностная концептуальная структура осложнена тем, что изначально концепт ПЕРВИЧНОСТИ в любом языке предполагает иерархию объективных временного и пространственного измерений. Понятие первичности, таким образом, было перенесено с объективного порядка вещей, иначе говоря, объективной Гармонии, в сферу ценностной квалификации, зачастую носящую субъективный характер.

Говоря о первичности, обусловленной субъективностью сознания, можно выделить следующие сферы основных ценностных значений.

Соединение объективных показателей и субъективного отношения к какому-либо объекту, представленному в качестве средства выполнения определенной деятельности, может передаваться совокупностью концептуальных отношений, объединяемых концептом PREFERANCE. Предпочтение в целом исходит из какой-то возможной альтернативы в выборе средств деятельности, путей ее совершения и самой деятельности в целом, однако часто ситуация ограничивает человека возможностями, так что ему приходится выбирать только одну вещь и одну деятельность. И уж, конечно, невозможно использовать сразу несколько алгоритмов одной деятельности. Естественно, видя погрешности данного алгоритма выполнения деятельности для получения желаемого результата, человек может предпринять другой алгоритм, однако это будет уже иная деятельность, хотя в родовом отношении она будет представлять с предыдущей деятельностью философскую и познавательную данность одного порядка.

Несомненно, в одном категориальном ряду с концептом PREFERRANCE находится и концепт CHOICE. Однако их нельзя отождествлять по той причине, что, если предпочтение означает ментальную предрасположенность к принятию определенного решения, то выбор означает уже ее актуализацию.

Среди других членов этой ценностной парадигмы в ее языковой репрезентации следует отметить существительные disposition, inclination и др.

Как отмечалось, концепт PRIORITY испытывает значительное влияние со стороны такого общеотносительного концепта, как HYERARCHY. В ценностной сфере это выражается в концептуальной оппозиции DOMINATION :: SUBORDINATION. Ценностная структура этого соотношения имеет двойственную природу, во многом обусловленную семантикой волеизъявления. С одной стороны, эти концепты отмечают ментальную селекцию возможных средств и алгоритмов деятельности в результате возможности выбора. С другой стороны, они отмечают объективное соотношение факторов определения параметров деятельности, которое, тем не менее, сложилось в результате субъективных факторов. В этом отражается особенность ментальных установок субъекта деятельности и оценки, согласно которой большинство людей не приемлют контроля над собой или управления собой, и, напротив, полагает контроль над ситуацией.

Концепт CONCENTRATION предполагает централизацию ментальных усилий на определенном свойстве вещи, на определенной вещи из ряда предложенных в качестве средства выполнения деятельности (таким образом, здесь заложены существенные метонимические потенциалы), на особенностях выбранного алгоритма деятельности и в конечном счете на достижении определенного результата. Как нетрудно заметить, такие ментальные действия направлены на помещение вещи или ее определенного признака или свойства в качестве фигуры на общем фоне деятельности и ее целей [Рахилина; КСКТ]. Если концепт PECULIARITY задает особые объективные свойства вещи, способствующие или противодействующие совершению деятельности в интересах субъекта оценки, то концепт CONCENTRATION предполагает субъективное выделение вещи или ее свойства на фоне деятельности, ее задач, средств в целом и алгоритма достижения результата.

В английском языке эта концептосфера представлена следующими основными лексемами: именами существительными foreground,

attention, глаголами to gather и другими, глагольным устойчивым словосочетанием to collect one’s wits - выход на семантику воли to intend.

Таким образом, ценностные домены PECULIARITY и PRIORITY по своим структурно-аксиологическим параметрам и особенностям пересечения концептов, принадлежащих различным концептуальным сферам, по способам ассоциативной связи концептов из данных доменов с концептами прочих концептосфер и доменов, а также с концептуальными зонами отношений, имеющих к сфере ценности и оценки косвенное отношение, повторяют особенности и характеристики прочих рассмотренных ценностных доменов, обусловленных влиянием других базовых принципов ценностной категоризации, в частности принципов Гармонии и Ожидания результата. Тем не менее они имеют определенные особенности, обусловленные общей субъективной природой концептов, обусловленных непосредственно принципом Антропоцентризма. В частности, это выражается во многочисленных речевых перекатегоризациях их содержательных характеристик, обширной синонимией лексических средств репрезентации данных ценностных концептов, отражающих ценностные характеристики личности как в рациональной, так и в эмоциональной и волевой сферах. Такие особенности этих доменов обусловлены, на наш взгляд, инициирующим характером промежуточной стадии принятия решения субъектом деятельности к ее выполнению. Этим обусловлено и то обстоятельство, что именно в этой сфере ценностных отношений наблюдаются многочисленные случаи метафорических и метонимических переносов как из концептосфер различных сторон личности, так и из сферы, характеризующей отношения как философскую категорию без учета их аксиологических характеристик.

Подводя итог характеристике концептов, обусловленных непосредственным влиянием принципа Антропоцентризма, а также его взаимодействия с другими базовыми принципами ценностной категоризации, следует подчеркнуть, что в сложной и неоднозначной картине тематических объединений ценностных концептов доменов PERSPECTIVE,

USEFULNESS, PECULIARITY и PRIORITY отражается сложная природа человеческих мнений, предубеждений, настроений, установок, эмоциональных идиосинкразий и т.п. Особенно четко это проявляется на начальной стадии инициации деятельности, когда деятельность еще не существует реально, но уже рисуется в сознании, с ее подробностями, или же когда дальнейший путь еще не виден, но воля субъекта деятельности решает преодолеть все видимые и невидимые, существующие или несуществующие преграды.

Представленная таким образом матрично-сетевая система ценностных концептов достаточно четко показывает, что связи между доменами, концептосферами и отдельными ценностными концептами носят хотя и связанный, но достаточно лабильный, подвижный характер. Вследствие этого система открыта постоянным метафорическим и метонимическим переносам из сферы предметных концептов в ценностные концептосферы, а также возможность использовать в речи предметные концепты в оценочной функции, поскольку они могут подвергаться переосмыслению в терминах ценности. Таким образом, квазихарактер ценностной категоризации становится отчетливо видным при анализе отдельных ценностных концептов и концептосфер, рассматриваемых в их взаимодействии и взаимосвязи.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>