Полная версия

Главная arrow Литература arrow Принцип оценочной актуализации в современном английском языке

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СИСТЕМА ЛЕКСИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ОТРАЖЕНИЯ КАТЕГОРИЗАЦИИ ЦЕННОСТНО-ОЦЕНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА КАК МАТРИЧНО-СЕТЕВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА, ОТРАЖАЮЩИХ В ЯЗЫКЕ ЦЕННОСТНУЮ СТРУКТУРУ ДОМЕНА ORDER (ПОРЯДОК) И СИСТЕМА КАТЕГОРИАЛЬНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ЭТИХ ЛЕКСЕМ

В основе домена ORDER (ПОРЯДОК) лежит базовый принцип ценностно-оценочной категоризации ГАРМОНИЯ, который имеет весьма разнообразные и неоднозначные характеристики. Дело в том, что гармония в ее обыденном понимании проявляется практически во всех сферах жизни, окружающего нас мира. Это отношение, не зависящее от человека, и в то же время напрямую определяемое человеком. Вопрос о том, существует ли абсолютная гармония, является, пожалуй, вопросом, который люди постоянно задают друг другу и на который не находят ответа. Поэтому мы воспринимаем концепт ГАРМОНИЯ как такую систему взаимоотношений человека с внешним миром, при которой процветают обе стороны этого отношения.

Наиболее тесно принцип гармонии связан с принципом значимости, и тем самым концепты домена ПОРЯДОК имеют наиболее тесные структурные связи с концептами домена ЗНАЧЕНИЕ. Это не случайно, поскольку оба домена представляют собой объективно ориентированные стороны ценностных и оценочных отношений, в то время как КЦК ИНТЕРЕС и РЕЗУЛЬТАТ ориентированы на субъект оценки. Тем не менее и ценность, и оценка представляют собой субъектно-объектное отношение, поэтому в объективно ориентированных принципах обязательно отмечаются черты субъектной стороны отношения. Кроме того, средства и алгоритм деятельности отделяются в сознании субъекта деятельности тем, что они служат решению его ожиданий, поставленных стимулом и фиксируемых достижением окончания деятельности.

Близость указанных двух доменов, обусловленная тесным пересечением принципов Гармонии и Значимости, определяет и взаимодействие концептов, входящих в эти домены. Несомненно, концепт MEANING ориентирован на принцип Ожидания результата, что выражается обусловленностью концепта SENSE, входящего в домен ЗНАЧЕНИЕ, таким принципом оценочной категоризации, как Полезность. Но, несмотря на тесную ассоциативную связь концептов ЗНАЧЕНИЕ и СМЫСЛ, существует концепт, связывающий домены Значения и Порядка более тесной связью, что и объединяет их категориально как объективно ориентированные домены ценности и оценки. Это причинно-следственная связь, которая, с одной стороны, определяет средства для выполнения определенного алгоритма и, с другой стороны, определяет алгоритм действий для определенного средства или ассортимента средств выполнения деятельности. Эта причинно-следственная связь в английском языке передается концептом REASON, который реализуется в двух основных содержаниях - причина и разум, рациональное основание.

О том, что концепт REASON имеет тесные семантические связи с концептами MEANING и SENSE, свидетельствует факт их функциональной синонимии в структурах типа There is ... in smth, где они практически взаимозаменяемы. В то же время, как указывалось, отсутствует употребление лексемы REASON в конструкции с to make в этом значении. Таким образом, в английском языке отсутствуют синтагмы *to make meaning и *to make reason при достаточно частотном to make sense, что сближает его с to make use/profit/advantage of. Казалось бы, возможность сочетания to make order сближает его с утилитарной парадигмой. Однако в данном случае глагол to make характеризуется совсем иной семантикой, чем его словозначение в сочетании с use и его синонимами.

В то же время обращает на себя внимание тот факт, что в управлении глаголом to apply лексемы meaning, reason и order являются квазисинонимами, передающими значение «устанавливать адекватность использования чего-либо в определенной деятельности, что продиктовано разумностью, в свою очередь учитывающей объективный характер причинно-следственных связей в определенной деятельности». Те же семантические отношения устанавливаются при управлении этими словами глаголами to establish, to maintain, to provide, to support и ряда других. На наш взгляд, такие особенности экспликации оценочных отношений продиктованы семантической близостью доменов Значения и Порядка с необходимой связкой «рациональная причина» между ними.

То, что существительное reason и образованный от него по конверсии глагол совмещают в себе основные семантические аксиологические характеристики концептов MEANING и ORDER, показывает оценочноречевая квалификация мудрым и беспристрастным советником мафиозного клана Тома Хейгена доводов Майкла Корленоне о необходимости убийства Солоццо и коррумпированного капитана полиции:

Hagen shrugged. ‘The reasoning is solid. What makes it so is that I don’t think the Turk is sincere about a deal’ [Puzo: 138].

Само по себе отглагольное существительное reasoning нейтрально, но в сочетании с оценочным прилагательным в предикативной позиции высказывание приобретает все признаки оценочного высказывания. Слово reasoning показывает, что у Майкла имеются достаточно веские причины для столь неординарного с точки зрения стратегии конкурентной борьбы в бандитских кланах вывода. Как своего рода «антисредства» нормальной деятельности семьи Корлеоне, Солоццо и капитан МакКлоски тормозят ее и тем самым мешают нормальному алгоритму существования семьи без торговли наркотиками.

Следует отметить, что в английском языке существует широко используемый метафорический концепт, в оценочных высказываниях функционирующий как синоним к слову reason, - это хронотопический концепт POINT. Также, как и лексема reason, он может управляться глаголом to see, употребляться в предикативной позиции (например, в конструкции That is (not) ...) и других тождественных синтагматических позициях без различий в семантике обоих существительных, о чем свидетельствуют следующие примеры:

“Did you like Riemeck - as a man?”

“I suppose so,” said Leamas helplessly. “There doesn’t seem much point in going into it,” he added [Le Carre: 14].

‘Are you being evacuated, Vandam?’

These chaps [from Special Liaison Unit] lived in a world of their own, and there was no point in telling them that a captain had to call a major ‘Sir’ [Follett: 317].

Концепты REASON и POINT следует дифференцировать по следующему параметру. Концепт POINT ассоциируется с определенным положением во времени или в пространстве. Этот концепт также вписывается в рамки общей концептуальной основы ценностно-оценочной категоризации, т.е. деятельности как способа существования индивида, обладающего сознанием и способного к оценочным языковым и речевым квалификациям. Если определенная временная или пространственная точка выделяется в общем процессе деятельности, то она представляет другой категориально-оценочный концепт в рамках действия принципа Значимости - IMPORTANCE (ВАЖНОСТЬ). Таким образом, кроме общей семантики значения как аксиологической характеристики номинируемых в языке объектов действительности концепт POINT является промежуточным узлом между категориальными концептами MEANING и IMPORTANCE. Поэтому данная лексема в оценочном значении может встречаться в иных синтагматических позициях, не свойственных слову reason, например:

“Yeah,” Sadie said, not turning to me, “tell me how noble and high-toned Anne Stanton is.” For the Millet Sanatorium was what is called a rest home. But it had been built more than a century back for vanity and love by a cotton snob to whom money had been no object...[Warren: 368].

“I’m sorry,” I said, and felt the blood flushing my face. “I guess I did get off the point.” [Warren: 369] (при невозможности *get off the reason).

Такие же оценочно-семантические свойства, как и лексема point, проявляет другой метафорический оценочный концепт, выражаемый лексемой object:

For the Millet Sanatorium was what is called a rest home. But it had been built more than a century back for vanity and love by a cotton snob to whom money had been no object... [Warren: 368].

Таким образом, базовые принципы Значимости и Гармонии имеют общий пункт их стыковки - концепт, выражаемый в английском языке лексемой reason и ее метафорическим синонимом reason. Вместе они создают своего рода концептуальное аксиологическое ядро.

Близость доменов Значения и Порядка не исключает и взаимодействия домена ПОРЯДОК с иными доменами, обусловленными прочими принципами ценностно-оценочной категоризации. В первую очередь, это относится к принципам нормы (НОРМЫ ПРОТОТИПОВ и НОРМЫ ПАРАМЕТРИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ), которые образуются в результате пересечения принципов ЗНАЧИМОСТИ и ГАРМОНИИ.

Принцип НОРМЫ ПРОТОТИПОВ предполагает установление аксиологической взаимосвязи между значимостью средств выполнения деятельности и гармонией отдельных действий в рамках данной деятельности, иными словами, алгоритма деятельности, с позиции определяющей оценки средств. Иными словами, акцент ставится на том, что фоновой данностью является алгоритм, а фигурой оценочного отношения выступают средства.

Оценочный прототип из ряда предметных концептов гораздо сложнее по своей структуре, чем предметный прототип, основанный на выделении из класса объектов объекта, имеющего основные признаки класса и абстрагирующего представление о всех представителях данного подкласса в виде концепта. Когда мы вслед за Э. Рош говорим о малиновках и воробьях как прототипических птицах, мы не имеем в виду конкретную малиновку или воробья. В оценочной категоризации мы в принципе также не придерживаемся конкретики, поскольку для забивания гвоздей лучшим инструментом является молоток независимо от того, какого цвета у него рукоятка, из какого дерева она сделана и т.п. Но когда речь идет об определенном роде деятельности, предполагающей определенный алгоритм, то общий класс предметов начинает дифференцироваться. Так, для ремонта обуви необходим специальный сапожный молоток, для придания кирпичу необходимых очертаний и размеров нужен строительный молоток (так называемая кельма), для рихтовки деформированных частей внешней облицовки автомобиля - рих- товочный молоток и т.п. Здесь выбор инструмента уже будет определяться как самим характером деятельности, так и в определенной мере личными преференциями исполнителя - субъекта деятельности.

Дальнейшее развитие этого положения показывает, что если из общего класса предметов были выделены предметы абсолютно однородные (например, планирование приобретения предмета класса «легковой автомобиль среднего класса»), то при непосредственном выборе происходит параллельное сужение, с одной стороны, к предпочтению автомобиля определенной марки и модели, а с другой стороны, к предпочтению определенных параметрических характеристик этого автомобиля (расход топлива, развиваемая скорость, приемистость двигателя и в конечном счете - цена). Таким образом, непосредственный выбор средства может предполагать слияние принципов ПРОТОТИПОВ ОЦЕНКИ и ПАРАМЕТРИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ. Это означает, что концепты QUALITY (КАЧЕСТВО) и QUANTITY (КОЛИЧЕСТВО) способны к аксиологическому синтезу, что обусловлено действиями принципов ЗНАЧИМОСТИ и ГАРМОНИИ.

В целом разведение концептов КАЧЕСТВО и КОЛИЧЕСТВО соблюдается при определенных ситуативных условиях. Так, при выборе достаточно разнородных объектов прототипические оценочные свойства объекта определяются непараметрической степенью соответствия данного предмета условиям выполнения данной деятельности. В основном такая деятельность описывается глаголами предпочтения (prefer, choose, select, словосочетаниями сослагательного наклонения would rather и had better и тому подобными средствами), например:

“I can’t have you staying in these woods,” he declared authoritatively.

“I fancy you’d rather have me here than in your house,” said the boy.

The prospect of this wild, nude animal in Van Cheele’s primly ordered house was certainly an alarming one [Saki: 13].

Данный пример примечателен еще и полифонией проявления основных принципов ценностно-оценочной категоризации, поскольку в ситуации эксплицитно выражается нежелательность перспективы взять грязного, нагого, да еще и нагло ведущего себя ребенка из лесу в богатый дом, что показывает бесспорное влияние принципа Ожидания результата.

Кроме выбора двух более или менее однородных объектов для совершения определенной деятельности очень важной является операция выбора между различными качествами одного и того же объекта опять- таки для совершения одного вида деятельности. В этом случае функцию оценки можно в целом определить как констатирующую. Оценочное высказывание не меняет ничего в сущности деятельности с позиций принципов Значимости и Гармонии, но зато такая констатация имеет параллельно четко проявляющуюся прагматическую функцию. В результате произнесения такого высказывания субъект оценки может либо стимулировать адресата к тому, чтобы он принял деятельность в таком виде, как она есть, или отверг ее как неподходящую с точки зрения субъекта оценки. В зависимости от прагматической тональности высказывания в нем может реализоваться практически любой речевой акт воздействия - совет, угроза, предупреждение и др. Именно потому, что свойства субъекта выражаются преимущественно прилагательными, исследования в области оценочных предикатов в основном направлены на изучение функциональных свойств этой части речи.

На наш взгляд, именно характеристики объекта, играющего в деятельности роль средства ее выполнения, перебрасывают своего рода «мостик» между значением объекта и алгоритмом его использования в деятельности. То, какими свойствами обладает объект, характеризует его пригодность в качестве такого объекта деятельности, и эти же свойства диктуют дальнейшую серию последовательных действий их использования. Если принцип Значимости тяготеет к оценочной квалификации свойств объекта как такового, и тем самым концепт в системе этого принципа проявляет характерные статические концептуальные признаки (т.е. соответствует таким типам концептов, как представление, схема, фрейм), то принцип Гармонии направлен на выявление значения этих средств для эффективного проведения деятельности по определенному алгоритму, т.е. соответствует концептуальному типу сценария, или скрипта [Попова 2006: 81-84].

В отличие от прототипических шкал, параметрические нормы ориентированы в первую очередь на домен Порядка. Концепт ПОРЯДОК в обыденном понимании приближается к концепту НОРМА. Но нетрудно заметить, что прототипические и параметрические шкалы как раз основаны на нормативном принципе. Означает ли это, что различие типа шкал носит частный, некатегориальный характер?

В отличие от домена Нормы прототипов, домен Нормы параметрического значения основан на определенных числовых параметрах средств деятельности, которые актуализируются лишь в связи с определенным алгоритмом деятельности. Иными словами, в их основе лежат различные числовые показатели в пределе одной шкалы, задаваемой алгоритмом деятельности. Цель деятельности сама по себе в данном случае не влияет на характер оценки в связи с ее выполнением, а оценочные отношения появляются, когда появляется определенный алгоритм этой деятельности, и в зависимости от алгоритма общая речевая оценочная квалификация характера деятельности может быть и положительной, и отрицательной. Например, у группы людей, в состав которой входит и субъект оценки, есть цель - добраться до места в 50 километрах от этой группы. Возможные алгоритмы ее реализации - «на транспорте» или «пешком». Естественно, в подавляющем большинстве случаев решение идти пешком вызвало бы отрицательную оценку. Но если такое место находится в 500 метрах, то, скорее всего, оценка решения идти пешком была бы положительной. Таким образом, параметр некоего измерения, существенного с точки зрения выполнения алгоритма деятельности, является решающим фактором в формировании параметрических оценок.

Как отмечалось выше, такие признаковые части речи, как прилагательные и наречия, «задают» общий тон подобных характеристик. Особую роль играют прилагательные общей количественной оценки many и much, поскольку они позволяют передать достаточно адекватную характеристику деятельности в определенной ситуации без дополнительных конкретизаций. Оценивая текущую, прошедшую или предстоящую деятельность, в которой алгоритм задан определенным количеством средств выполнения деятельности, субъект оценки при помощи прилагательных и наречий many и much охватывает весь объем информации о средствах и алгоритме деятельности и сужает его до определенного квалификативного объема, позволяющего вынести решение в пользу данной совокупности средств и алгоритма деятельности или против нее. Таким образом, в английском языке прилагательные и наречия many и much становятся языковыми и речевыми средствами выражения количественной оценки. Но они не являются единственными такими средствами. То же самое следует сказать и о других прилагательных и наречиях, передающих семантику преимущественно пространственного измерения - big, large, wide, high, tall, broad и соответственно их антонимов. Как и many и much, они употребляются в функции общей параметрической оценки. Достаточно частотны случаи, когда в оценке, не соотносимой с параметрами пространственного измерения, такие прилагательные становятся абсолютными в своих контекстуальных оценочных значениях. Так, в следующем примере

If fifty million is bigger than you people can handle, let’s forget the whole thing. I’ll give it to Chase.”

The elusive, important business which Heyward had come here hoping to capture seemed suddenly to be slipping away.

He said emphatically, “No, no. It’s not too large” [Hailey MCh: 234] обращает на себя внимание общее функционально-оценочное содержание прилагательных big и large применительно к характеристике денежной суммы в качестве инвестиции для совместной деятельности провинциального банка и транснациональной корпорации.

При актуализации параметрических оценок становится заметным важный фактор, делающий несколько размытыми границы между двумя основными типами нормативов. Таким фактором является обязательное наличие определенных средств выполнения определенного алгоритма деятельности. При оценочной характеристике алгоритма имплицируется и сопоставление возможных средств реализации деятельности. Так, в приведенном выше примере кроме квалификации факта, приемлема ли данная сумма для банка, где вице-директором является Роско Хивард (т.е. возможен ли алгоритм сотрудничества именно этих банка и компании), параллельно развивается иная оценочная линия: при определенном алгоритме займа корпорации «Сунатко» в 50 млн долларов со стороны корпорации возможен выбор между First Mercantile American и Chase Manhattan, которые имеют одно денотативное значение и относятся к одной денотативной категории банков.

Говоря о влиянии принципа Гармонии на формирование ценностных концептов и оценочных суждений, выражающегося в формировании лексических единиц с ценностно-концептуальным содержанием в языке и речевых единиц синтаксического, сверхфразового и текстового уровней с оценочным содержанием, следует отметить, что общедеятельностный принцип Аксиологического дуализма предполагает существование концептов с отрицательно-оценочным содержанием, дополняющих такие концепты, как ГАРМОНИЯ, НОРМА, ПОРЯДОК, ОБЫЧНОСТЬ и т.п., их оценочных антиподов. Собственно говоря, во многих речевых использованиях такие концепты реализуются за счет синтаксического отрицания «положительных» концептов. Однако двойственный характер оценочной шкалы, предполагающий возможность совместить в одной оценочной квалификации контрарные и контрадикторные оппозиции оценочных признаков объектов деятельности, зачастую позволяет представить, например, концепт CLUMSINESS как NONADROITNESS. В целом большинство антонимов к ценностным концептам, формирование которых обусловлено принципом Г армонии, образовано морфологически при помощи так называемых «отрицательных» префиксов: HARMONY :: DISHARMONY, AGREEMENT ::

DISAGREEMENT, ORDER :: DISORDER, USUALNESS ::

UNUSUALNESS и др. Но в то же время возможен и обратный феномен, когда антонимом к концепту, передающему семантику дисгармонии, является слово, также образованное префиксально, например CONSTRAINT :: NON-CONSTRAINT.

Наиболее состоятельным, на наш взгляд, представляется следующее объяснение. Объективно ценностные сферы опыта, или ценностные домены, совмещают в себе как положительные, так и отрицательные потенциалы значения. В какой-то мере концепт можно сравнить с атомом вещества, в котором имеется положительно заряженное ядро и отрицательно заряженный внешний электронный слой. При воздействии на атом в зависимости от среды и характера воздействия атом может излучать и положительно, и отрицательно заряженные элементарные частицы. Приблизительно то же происходит с ценностными концептами при погружении их в оценочную речевую среду. Несомненно, аналогия не является доказательством, тем более что структурно атом и концепт различаются в том плане, что если атом вещества обладает структурой поля, то противоположно «заряженные» ценностные концепты абсолютно равноправны в парадигматическом отношении. Тем не менее при погружении в ситуацию «положительный» в ассоциативнопарадигматическом значении концепт может стать средством выражения отрицательного развития алгоритма деятельности. По этой причине многие из лексем сочетают в себе энантиосемические оценочные потенциалы.

Так, например, наречие meekly характеризует манеру действий, не вредящих основной деятельности, и ассоциируется с положительной характеристикой человека или существа как средства деятельности и его поведения как алгоритма деятельности. Однако в ситуации противоборства деятельности в интересах субъекта оценки такая характеристика действий становится отрицательной, как в следующем примере:

“Just the same, Alex,” Jerome Patterton ruminated, “I don’t like the idea of meekly giving in” [Hailey MCh: 203].

Взаимодействие и взаимообусловленность доменов MEANING и ORDER является основным, но не единственным пересечением концептуальных областей, обусловленных принципом Гармонии. Алгоритм выполнения деятельности приводит к определенному результату, и тем самым взаимосвязь и взаимозависимость доменов ORDER и RESULT едва ли подлежит сомнению. Их объединяет семантическая ценностная категория, которая в равной мере применима и к квалификации алгоритма деятельности, и ее результата. Данное категориальное значение в наиболее полной мере выражается концептом EFFECT, репрезентируемый данным существительным, прилагательным effective и наречием effectively, глаголами to prosper, to thrive, а также различными синонимами данных лексем. Например, ценностное содержание прилагательного effective можно также передать такими прилагательными, как prosperous, lucky, happy, decisive и др. Фактически данный концепт выполняет симметричные функции с концептом REASON как связующим категориальным звеном между доменами MEANING и ORDER.

Как и в случае пересечения принципов Гармонии и Значимости, пересечение принципов Гармонии и Ожидания результата является существенным в организации аксиологической концептуальной сети. Здесь тоже образуется своего рода поле ассоциативных значений, структурно подобное конгломерату доменов, объединяемых принципами Значимости и Гармонии, но отличающееся от него по своему содержанию. В результате влияния этого ценностного конгломерата образуются два важных домена, отношения внутри которых и с другими доменами определяют два частных принципа ценностно-оценочной категоризации - ПРИВЫЧНОСТИ :: НЕОБЫЧНОСТИ и СТАБИЛЬНОСТИ.

Как категориально-ценностное семантическое образование домен USUALNESS имеет свою собственную, достаточно сложную структуру и систему связей с другими доменами. Его ядро составляют концепты TYPICALITY и USUALNESS. Как и прочие ценностные концепты, они обладают потенциалом выступать в качестве средств языкового выражения актуализировать в речи как положительную, так и отрицательную оценку. В основном, как и в доменах, описанных выше, функциональную оценочную нагрузку в речи выполняют признаковые части речи - прилагательные и наречия. Этот домен соотносится с Нормой прототипов не только в силу влияния на его состав и функциональные свойства компонентов принципа Гармонии, но еще и потому, что и прототипические нормативы, и концепты ТИПИЧНОСТЬ, СТАНДАРТНОСТЬ, ПРИВЫЧНОСТЬ, ОБЫЧНОСТЬ ориентированы на противопоставление необходимого, важного, понятного, одним словом, лучшего средства выполнения деятельности средствам, не столь важным, нужным, малопонятным и тому подобным средствам, которые не обязательно носят отрицательный оценочный знак. Эти средства просто выпадают из того представления субъекта оценки, каким алгоритм деятельности должен быть. Иными словами, если нормы прототипов представляют идеал средства, то нормы стандартов представляют идеал алгоритма. Таким образом, связующим звеном между этими двумя доменами является концепт IDEAL, который в реальности не существует, но к которому в ходе выполнения деятельности необходимо стремиться.

Другой важный домен аксиологических категорий в пересечении принципов Гармонии и Ожидания результата, имеющий значение как принцип категоризации, представлен концептом STABILITY. Он соотносится с доменом Привычности :: Необычности через концепт UNIFORMITY. Если интерпретировать понятие однородности с оценочной стороны, то легко заметить, что однородность характеризует как алгоритм совершения непосредственно действия, так и алгоритм достижения результата. Стабильность предполагает определенную размеренность тех внешних по отношению к деятельности условий, в которых она разворачивается и которые являются обязательным условием существования деятельности как таковой. Это условия на выполнение деятельности во времени, в пространстве, в определенном направлении мысли, в определенных погодных условиях и т.д., характеризующихся определенным постоянством или регулярностью. Типичными репрезентантами концепта STABILITY в английском языке являются прилагательные и наречия direct(ly), constant(ly), regular(ly), open(ly), straight, immediate(ly), глаголы to straighten, to correct, to improve и др.

Концептуальная область СТАБИЛЬНОСТИ, соотносимая с аналогичной областью ПРИВЫЧНОСТИ через концепт ОДНОРОДНОСТЬ, имеет общие и дифференциальные черты с нею, как и другие аксиологические концептосферы, соотносимые через взаимодействие базовых принципов ценностно-оценочной категоризации и через определенные концепты. Общим для них является то, что они с точки зрения субъекта оценки представляют собой некие стандарты деятельности. Но если ПРИВЫЧНОСТЬ характеризует алгоритм в сравнении с другими алгоритмами как целостными феноменами, то СТАБИЛЬНОСТЬ характеризует параметры алгоритма, те его координатные нечисловые значения, которые с точки зрения субъекта оценки необходимы для успешного завершения деятельности. Иными словами, при сравнении характеров прямой взаимообусловленности базовыми принципами определенных доменов эти домены находятся в пропорциональных семантических отношениях. Действительно, принцип и домен Нормы прототипов так же соотносится с Нормой параметрического значения через концепт OPTIMUM, как принципы и домены Привычности и Стабильности через концепт UNIFORMITY. С другой стороны, Норма прототипов так же соотносится с Привычностью через концепт IDEAL, как норма параметрического значения со Стабильностью через концепт STANDARD.

В обыденном понимании концепты НОРМА и СТАНДАРТ нераздельны, однако с научно-технической точки зрения стандарты и нормы представляют собой разные способы установления необходимых параметров для выполнения производственного задания. Технические нормативы предусматривают определенные числовые значения контроля качества выполняемой детали (например, допуски и посадки), а стандарты предусматривают соответствие количественных параметров различным фазам производственного процесса. Таким образом, в технике также действуют ценностные основания разграничения онтологического статуса требований к производству.

Говоря о факторах формирования ценностных категорий и оценочных высказываний, определяемых принципом Гармонии, следует особо остановиться на потенциалах этого принципа оценочной категоризации определять концептуальное оценочное поле применительно к различным сферам человеческой личности. Концепты гармонии рациональных операций, чувственного восприятия, соматических реакций и чувственного переживания, а также волевых усилий по отношению к себе и к другим людям имеют собственное выражение в виде лексических единиц языка. Так, гармония в сфере чувственного восприятия характеризуется в английском языке прилагательными sweet, fragrant, tasty, balmy, наречиями soothingly, sweetly и др. В целом гармония чувственного восприятия может передаваться концептом TASTE, но для выражения данного отношения в речевой актуализации чаще используются прилагательные, например:

Не was not handsome, but in a manly way was agreeable to look at... [Maugham C&A: 32].

В сфере соматических реакций организма на внешние раздражители таким обобщающим концептом является COMFORT. В волевой сфере основным признаком гармонии является отсутствие преград на пути волевого решения или диспозиции субъекта оценки. Основной концепт гармонии в волевой сфере личности представлен, несомненно, лексемой FREEDOM.

Как представляется, гармония в эмоциональной личностной сфере предполагает душевный комфорт, достигаемый как в результате отсутствия или решения проблем, которые в оценочной интерпретации данной ценности рассматриваются как отрицательные явления, так и их простого отсутствия в ходе выполняемой деятельности. Как представляется, очень удачно это представлено А.А. Зализняк оппозицией русских глаголов «довелось - посчастливилось - повезло» [Зализняк 2006: 227-230]. Однако эти глаголы характеризуются отчетливо выраженной импликацией завершенности действия, иначе говоря, они тяготеют скорее к обусловленности принципом Ожидания результата, нежели принципом Гармонии. Тем не менее отсутствие помех в алгоритме выполняемой деятельности, несомненно, переживается индивидом в терминах, отражающих семантику если не эйфории, то по крайней мере состояния, которое можно назвать «счастьем», при всей неоднозначности этого концепта [Воркачев 2004]. Поэтому представляется обоснованным категориальный статус концепта HAPPINESS как КЦК эмоциональной гармонии.

Волевая сфера концептуализации ценностно-оценочной семантики гармонии примечательна еще и тем, что в данной сфере, богатой субъективными оттенками оценочных отношений, как нельзя лучше обнаруживается сложная взаимосвязь оценочных концептов. Сам концепт FREEDOM может передавать отношения в различных сферах личной и общественной жизни. Так, применительно к социальным процессам он передает различные денотативные оттенки: свобода может противопоставляться рабству как некая форма классовых отношений, свобода может противопоставляться праву в законодательно-конституционной сфере (например, свобода совести, печати, слова), свобода может противопоставляться заключению или плену. Оценочная интерпретация этих объективных дифференциаций содержания понятия «свобода» сводит их к единой трактовке: отсутствие ограниченности деятельности или жизнедеятельности индивида в условиях социума или социума в международных условиях. Но такая ассоциативная трансформация автоматически привлекает еще одну трактовку концепта СВОБОДА: «проявление воли субъекта оценки согласно его индивидуальным диспозициям в полной мере и не встречая какого-либо сопротивления». Это происходит потому, что такие концепты, как FREEDOM, маргинальные между сферами денотативного и коннотативного содержания, формируются и вследствие учета объективных отношений, и под воздействием факторов оценочной категоризации. В частности, концепт FREEDOM образуется в результате взаимодействия базовых принципов Гармонии и Эгоцентризма и некоторых общих принципов, возникающих на основе доменов, определяющих действие данных базовых принципов, например, Легкость :: Трудность и Свой :: Чужой. Таким образом, концепт FREEDOM, образуемый в пределах зоны принципа Гармонии и взаимодействующий с концептом NON-CONSTRAINT, в то же время определяется и принципом Эгоцентризма и взаимодействует с концептами WILL, DESIRE, DECISION.

Говоря о концептуализации, обусловленной действием принципа Гармонии, нельзя не упомянуть и о широкой сети метафорических и метонимических ассоциаций в этой сфере оценки. Один из ключевых метафорических концептов в английском языке выражен лексемой WAY. Данная метафора обусловлена тем, что деятельность происходит в определенных пространственных координатах и развивается в определенном направлении. Концепт DIRECTION также занимает сложное положение между предметными и аксиологическими концептами, и в то же время он обладает более высокой степенью абстракции, чем концепт WAY. Поэтому он представляет своего рода когнитивную модель перекатегоризации семантики пути как пространственного показателя в аксиологическую сферу, о чем свидетельствуют многочисленные примеры:

“I am raising you a hundred a month, whether you want it or not.”

“Give it to the church,” I said. “If I wanted money, I could think of easier ways to make it than the way I make it with you” [Warren: 182].

To же можно сказать и о метафоре из сферы объективного временного измерения. Как функциональные лексемы, концепты TIMELINESS и OPPORTUNENESS в значении «своевременность» встречаются крайне редко, но они задают отношения гармонии деятельности с временными условиями ее развертывания, и это выражается иными способами, в основном в виде сочетаний типа just in time, right about time и т.п.:

“Mr George says it’s pretty near time Mrs. ‘Udson thought of retiring,” said Hester, who was laying the tea [Maugham C&A: 122].

Как и в других случаях оценочных квалификаций на основе принципа Гармонии здесь возможны любые трансформации, связанные с пере- категоризацией оценочных отношений. Например, в следующем случае семантика своевременности передается лексемой, репрезентирующей в языке концепт CONVENIENCE (УДОБСТВО), также входящий в зону принципа Гармонии, а, точнее говоря, в зону пересечения принципов Гармонии и Значимости:

Не turned to Michael. ‘Somebody had to finger the old man. It could have been Clemenza, it could have been Paulie Gatto, who was very conveniently sick today’ [Puzo: 94].

В данном примере в слове conveniently отражается ирония Тони Корлеоне, который знает, что предателем является Поли. В данном случае значение этого слова не соотносится с его базовым значением, обозначающим характеристику телесной (соматической) гармонии. В виду имеется, что Поли очень удобно, или удачно, «заболел» именно в день покушения на Дона Корлеоне. Поэтому оно отрывается от категории соматики и обозначает скорее гармонию рационального плана. В целом данная оценочная ситуация категоризуется через концепт COINCIDENCE, но это совпадение является не случайным, а намеренным.

Внутри зоны действия принципа Гармонии можно выделить некоторые зоны более низкого категориального порядка. Это отношения характеризующие различные аспекты соответствия свойств средств выполнения деятельности ее алгоритму. В частности, эмпирическим путем были установлены следующие основные концептуальные репрезентации принципа Г армонии.

Общее соответствие средств и алгоритма описывается глаголами suit и fit и выражается концептом FITNESS. Глагол match и образованный по конверсии от него субстантивный концепт MATCH также обусловлен взаимодействием средств и алгоритма деятельности, но акцент при этом делается на средства. Так, можно сказать They are a match to each other, но невозможно *They are a suit to each other или *They are a fit to each other, поскольку в данном высказывании оценочное отношение предполагает сравнение между двумя средствами, хотя алгоритм действия имплицитно присутствует в качестве обязательного компонента деятельности. Однако эта грань весьма тонка и легко разрушается в процессе реальной коммуникации. Даже если эксплицитно оценивается средство, в глубине оценки лежит семантика гармонии средства в определенном алгоритме деятельности. Возьмем такой пример:

I resented it vastly when people called me Master Willie. I thought it a ridiculous name for anyone to have. In fact I did not like either of my names and spent much time inventing others that would have suited me better [Maugham C&A: 80].

В данном случае подростку не нравится ни то, как к нему обращаются люди, ни даже собственные имя и фамилия. Но они не нравятся ему не сами по себе как имена, а в приложении именно к нему, не вписываются в его алгоритм самосознания и видения себя. Как можно видеть, баланс ценностных отношений между Гармонией и Значимостью очень неустойчив во всех сферах формирования оценочных высказываний, даже в тех, которые, казалось бы, напрямую определены принципом Г армонии.

Таким образом, одним из проявлений оценочной гармонии алгоритма деятельности является концепт FITNESS, объединяющий в себе оценочно-квалификационное сравнение пригодности нескольких средств к выполнению деятельности, их релевантного в пределах установленного алгоритма деятельности взаимодействия (например, These shoes are too big for my feet) и общего соответствия средства (или средств) данному алгоритму действий. Можно предположить, что данный концепт находится в иерархическом подчинении концепту CORRESPONDENCE (СООТВЕТСТВИЕ), но это функциональный концепт общего плана деятельности, выходящий за рамки ценностно-оценочной категоризации. Учитывая обязательное наличие средств в системе характеристики данной деятельности концепта FITNESS, можно утверждать, что в его формировании значительную роль играет принцип Нормы прототипов.

Парадигматический и функциональный анализ средств репрезентации принципа Гармонии показывает, что ценностные концепты, определяемые этим принципом, обладают сложной структурой, что обусловлено пересечением ценностных характеристик, привносимых из других доменов ценностных отношений. Тем не менее в основе действия принципа Гармонии как принципа ценностно-оценочной категоризации лежат внутренние потенциалы домена ORDER, а также его взаимодействие с доменом MEANING. В результате для передачи ценностных и оценочных отношений, определяемых характером протекания алгоритма деятельности, используются специфические свойства нормативных доменов (Нормы прототипов и Нормы параметрического значения), что при формировании оценочных суждений и высказываний позволяет синтезировать в пределах единой синтагмы особые аксиологические свойства средств выполнения деятельности с аксиологическими параметрическими значениями этих средств. Эти отношения представляют ценностно-семантическое ядро формирования структур знания об алгоритме определенной деятельности. В то же время ядро открыто к взаимодействию с другими доменами в системе ценностных категорий.

Другое важное ядро обусловлено тесной связью принципа Гармонии с принципом Ожидания результата. Влияние этого взаимодействия концептуальной структуры доменов USUALNESS (ПРИВЫЧНОСТЬ), STADILITY (СТАБИЛЬНОСТЬ). Совокупность этих отношений также образует ближнюю периферию концептуальной структуры ценностнооценочных отношений с позиций принципа Гармонии. Имеется и дальняя периферия такой структуры.

В результате пересечения ценностных особенностей различных доменов концепты внутри них имеют потенциалы проявления свойств, присущих концептам отличных от них доменов. Поэтому многие концепты, принадлежащие к домену ORDER, кроме основных языковых обозначений часто выражаются посредством лексем, синонимичных лексеме для выражения данного концепта. В речевой актуализации содержание концептов часто подвергается перекатегоризации, что выражается в функциональной транспозиции определенных лексем их синонимами.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>