Полная версия

Главная arrow Литература arrow Принцип оценочной актуализации в современном английском языке

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Характерные черты принципов оценочной актуализации как ментальных и речевых вариантов ментальной и языковой ценностной категоризации

Как явствует из вышеизложенного, при описании принципов ценностной категоризации мы имеем дело с двумя иерархически верхними категориальными уровнями смысловой парадигмы - концептоцентристским и пропозициональным. При этом предметные концепты составляют наполнение концептоцентристского уровня, а возникающие на их основе в результате оценочного предикативного речевого употребления ценностные концепты в их системе составляют ту часть пропозициональной парадигмы, которая представляет собой ее аксиологическую часть. Другие ее части, как можно предположить, представлены различными видами объективной и субъективной модальности, имеющими свою собственную концептуальную базу, например, деонтическими, алетическими, эмоциональными и прочими концептами.

Но общая иерархическая структура смысловой парадигмы будет нарушена, если она не будет дополнена последним, предваряющим непосредственную речевую актуализацию уровнем деятельности. При этом понимается деятельность ментальная, направленная на формирование ценностного содержания передаваемой от адресанта оценочного сообщения, или субъекта оценки, информации ценностно- квалификативного характера адресату или адресатам этого сообщения.

На этом этапе оформляются основные прагматические параметры оценочного высказывания. В ходе подготовки такого сообщения выполняются все необходимые прагмалингвистические процедуры, необходимые для того, чтобы наиболее адекватно с точки зрения субъекта речи (а в случае речевой оценочной квалификации - субъекта оценки) выбрать необходимые локутивные параметры высказывания, рассчитать необходимую степень иллокутивной силы высказывания и его предполагаемый перлокутивный эффект, рассчитать возможные последствия актуализации такого сообщения и прогнозировать возможные шаги и ходы, прямые и косвенные речевые акты, учесть фактор адресата и т.п. Одним словом, данный уровень вслед за Л.С. Кравцом следует назвать уровнем речевого акта, хотя сам речевой акт еще реально не актуализу- ется [Кравец 2004: 90].

Речевой акт может произойти и на эмоциональной ценностной основе, и на волевой, или на синтезе этих двух личностных основ. В любом случае субъект оценки руководствуется механизмами порождения речи, в которые он вкладывает как свой индивидуальный ценностный опыт, так и сформированные в результате коммуникативного опыта знания, умения и навыки оформления речевого сообщения.

Деятельностный уровень смысловой парадигмы (а в ментально- квалификативном преломлении уровень оценочных отношений) фактически представляет собой алгоритм использования средств уровня ценностных отношений для достижения результата ценностного осмысления фактов действительности или мышления для достижения конечного результата всего цикла ментально-квалификативной деятельности - собственно речевой оценки. Таким образом, вся смысловая парадигма укладывается в категориально-деятельностный ряд СТИМУЛ —> СРЕДСТВО АЛГОРИТМ -» РЕЗУЛЬТАТ.

На деятельностно-прагматическом уровне ценностное отношение оформляется в оценочное отношение. В процессе деятельности, репрезентированном определенным алгоритмом этой деятельности, средства как исходный материал неизбежно подвергаются переработке с нарушением их содержательной структуры или без него. Подобным образом ценностные концепты как инвариантные структуры знания подвергаются вариативному оценочному преобразованию. Оно заключается в том, что субъект грядущего оценочного сообщения выбирает необходимые речевые формы актуализации из языкового материала - лексических единиц, моделей словосочетаний и высказываний, конструктивных особенностей СФЕ и текста, или дискурса. В качестве таких вариантов он может брать либо лексемы, оформляющие ценностные концепты, либо их синонимы, а в отдельных случаях - и предметные концепты, позволяющие наиболее адекватно передать ценностно-квалификативный замысел субъекта речевой оценки.

Как представляется, действие принципов ценностной категоризации не заканчивается пропозициональным уровнем оценочно-смысловой парадигмы. Базовые принципы ценностной категоризации через категориальные базовые домены на деятельностном уровне трансформируются в принципы оценочной актуализации. Более того, связующие КЦК и ценностные домены, образованные взаимным влиянием базовых принципов ценностной категоризации, получают статус частных принципов ценностной категоризации, формирующих принципы оценочной актуализации. Таким образом, номенклатуру принципов ценностной категоризации можно представить следующим образом.

Базовые принципы: Аксиологического дуализма сознания, Целостности (Совершенства), Антропоцентризма, Значимости, Гармонии, Ожидания результата.

Частные принципы: Важности, Особенности, Приоритета, Рационализма, Количества (Нормы параметрического значения), Качества (Нормы ценностных прототипов), Эффективности, Обычности, Стабильности, Развития, Перспективы, Полезности.

Принципы оценочной актуализации, как и принципы ценностной квазикатегоризации, являются теми существенными характеристиками организации мышления, которые стоят в основе трансформации общего ценностного опыта, приобретенного индивидом в предшествующий период жизнедеятельности, в единицы речи как средства коммуникации.

Сложный характер исходной эмпирико-ценностной базы, а следовательно, неоднозначный и переплетенный механизм ценностной квазикатегоризации дает, как ни странно, главное качество оценочной актуализации - ее мобильность, возможность исправить допущенные коммуникативные ошибки аргументации, соотнесения с реальностью, наметить возможную стратегию отступления или контрнаступления, вносить все необходимые коррективы непосредственно в ходе коммуникации. Поэтому принципы оценочной актуализации создаются не непосредственным действием определенного принципа ценностной категоризации, а их переплетением и взаимодействием.

Как представляется, детальная разработка принципов ценностной актуализации представляет собой отдельное исследование, возможно, обладающее более высокой степенью сложности, нежели настоящее, поскольку разработка принципов речевой деятельности всегда представляла особую сложность по сравнению с системным описанием особенностей языковой парадигмы и потому вызывает особый интерес к исследованиям подобного рода. Поэтому в рамках настоящего исследования мы ограничимся лишь описанием наиболее общих принципов ценностной актуализации и их системных свойств.

Ценностный опыт человечества выражается в форме речевого оценочного сообщения, проходя сквозь призму индивидуального ценностного опыта и эмпирики выражения квалификации структурами речи. Тем самым одним из основных принципов оценочной актуализации представляется принцип Эгоцентризма оценочной квалификации.

Применение термина «языковой эгоцентризм» в лингвистических исследованиях не ново [Хомякова 2002: 8]. Этот принцип оценочной актуализации детерминирован принципом Антропоцентризма, поскольку индивид не может не соотносить себя с коллективом, иметь существенно отличающийся от коллективного языковой тезаурус и тем самым строить речевые оценочные конструкции по собственным правилам. В то же время индивид обладает собственным видением мира и привносит в это видение, в эту систему частицы своей личности, а следовательно, и индивидуальные ценности.

В формировании данного принципа также принимают участие такие базовые принципы ценностной квазикатегоризации, как принципы Значимости и Ожидания результата. Но их действие является опосредованным такими обусловленными их влиянием частными принципами, как принципы Особенности, Приоритета, Важности, Стабильности, Обычности и Перспективности. На основе взаимодействия этих принципов возникает такая частная разновидность принципа Эгоцентризма, как принцип оценочной актуализации Свой-Чужой.

В его приложении к формированию оценочного суждения мы понимаем его несколько уже, нежели его понимает В.В. Красных в приложении к характеристике общекультурных принципов языкового мышления [Красных 2003]. Для субъекта оценки «свое» - это то, что близко лично ему, это те основания оценочного суждения, которые выводятся на основе его личных симпатий и антипатий, на основе его предвзятости по отношению к кому-то или к чему-то. В этом принципе отражается и отношение субъекта оценки к самому оценочному высказыванию - раз он его произносит, то с его позиций оно является безусловно правильным.

Для актуализации этого оценочного отношения могут применяться различные языковые средства, но некоторые из них являются типичными способами выражения такого отношения. Наиболее характерным из них является личное местоимение my/mine. Н.Н. Болдырев очень обоснованно отмечает широкие смысловые потенциалы притяжательных местоимений вообще. По его мнению, «передаваемое притяжательными местоимениями содержание далеко не исчерпывается семантикой собственно принадлежности. Более того, само отношение принадлежности оказывается весьма неоднозначным. Даже за простыми, казалось бы, языковыми структурами порой скрываются достаточно сложные структуры знания, без которых понимание языковых выражений затруднено или невозможно» [Болдырев 2001: 16]. Однако местоимение 1-го лица единственного числа определяет особую сферу - сферу, с точки зрения субъекта оценки неприкасаемую без его особого разрешения. В английском языке, где концепт PRIVACY обозначает одну из основных социальных ценностей, это местоимение часто является решающим звеном в аргументации своих взглядов на состояние вещей и, таким образом, принимает на себя роль центра речевой экспликации оценки, как в следующем случае:

“... and now Гш telling you to cease and desist. Supranational was, and is, a sound, progressive company with high earnings and good management.

Getting the SuNatCo account - much as you may be jealous about it personally - was my achievement; it’s my business. Now I’m warning you: Stay out of it!” [Hailey MCh: 336].

В то же время этот принцип может реализоваться за счет внутренней ценности некой духовной или семейной общности, заложенной в предметном содержании самих предметных концептов, и в этом случае, являясь предметными концептами парадигматически, они становятся носителями определенной ценности в оценочной речевой актуализации. Таким словами являются в приводимой ниже иллюстрации существительные brother и family:

‘Listen, Tom,’ Rudolph began, ‘we’re not kids any more, sleeping in the same bed, getting on each other’s nerves, competing with each other, whether we knew it or not. We’re two grown men and we’re brothers.’

‘Where were you for ten years, Brother, you and Princess Gretchen?’ Thomas said. “Did you ever send a postcard?’ [...]

‘Last night, watching you fight, made us realize,’ Robert persisted. ‘We’re a family, we owe each other something...’ [Shaw RMPM: 434].

В формировании характеристик другого принципа оценочной актуализации, принципа Доминанты Ego, наряду с влиянием базовых принципов ощущается существенное влияние принципа Приоритета. Доминанта Ego, на наш взгляд, состоит в том, что оценка, по существу, является прескрипцией, навязываемой адресату оценки со стороны субъекта. Когда человек произносит оценочное высказывание, тем самым квалифицируя определенный фрагмент внешней реальности или внутреннего ощущения, он автоматически навязывает свое мнение адресатам оценки, его квалификативное мнение доминирует над прочими мнениями.

Принцип Доминанты Ego проявляется в различных речевых актах (угрозы, обещания и др.). Это определяет широкий выбор синтаксических конструкций, оформляющих оценочную квалификацию в зависимости от характера речевого акта, от специфики речевой оценочной иллокуции. Такие высказывания могут быть представлены практически всеми типами значения синтаксической структуры. Очень часто оценка может выражаться в форме повелительного предложения. Угроза довольно часто актуализуется глаголами в форме будущего времени, например:

“You’re a traitor!’ yelled the boy. “You’re a thought-criminal! You’re a Eurasian spy! I’ll shoot you, I’ll evaporize you, I’ll send you to the salt mines!” [Orwell 2004: 23].

Следующая группа принципов оценочной актуализации определена доминирующим влиянием принципа Значимости. Среди них особо выделяется принцип Селективности, поскольку он вытекает непосредственно из принципа Значимости и испытывает лишь косвенное влияние других базовых и частных принципов ценностной квазикатегоризации. Он состоит в том, что человек, исходя из определенного вида деятельности или серии поступков, составляющих основу такого вида деятельности, формирует и те средства вербализации, за счет которых, во- первых, данная сфера получает вербальное предметное (денотативное) описание, а во-вторых, осуществляется квалификация этих действий в соответствии со сложившимся взглядами, убеждениями, презумпциями. В том числе и предрассудками и предубежденностью, данной личности - субъекта оценки.

Основным критерием связи оценочного действия (а на его основании и суждения) с объективными свойствами предмета, отраженного в определенном концепте, на уровне обыденной деятельности, зачастую не требующими определенной оценочной экспликации, являются характерные свойства этого предмета, такие как его физические параметры, химический состав, технико-механические свойства (упругость, хрупкость, эластичность, твердость и т.п.).

Нетрудно заметить, что определенное влияние на структуру и особенности принципа Селективности оказывают частные принципы Нормы ценностной квазикатегоризации. Это обусловлено их тесной связью и обусловленностью принципом Значимости. Это определяет и то, что принципы оценочной актуализации, обусловленные влиянием нормативных принципов Количества и Качества, носят подчиненный характер принципу Селективности, т.е. выбор оценочных предпочтений может выражаться в ориентации на количественный оптимум и качественный идеал. Это, соответственно, определяет такие принципы оценочной актуализации, как принципы Меры и Образца.

Оценка величин (принцип Меры) обычно выражает интерес субъекта оценочного отношения к определенному количеству какого-то вещества, или к интенсивности процесса, эмоций и т.п. Часто субъективное отношение к таким объектам передается при помощи специальных оценочных языковых средств, таких как достаточно, уже, еще, слегка и пр. Обычно эти средства модифицируют иные оценочные предикаты, однако некоторые из них могут быть единственными предикатами оценочных отношений, например С меня достаточно. Я уже не могу. Я еще не готов и т.п. Как подчеркивает Н.Н. Болдырев, существенную роль в передаче количественных особенностей оценки могут играть ап- проксиматоры, выраженные дейктическими средствами языка, например, местоимением «такой» и др. [Болдырев 2002а : 112]. Количественная оценка также может быть оформлена различными синтаксическими структурами, однако ключевую роль выражения ценности в них играют лексические средства.

Принцип Образца предполагает также ведущую роль в создании ценностного вектора высказывания. Это не случайно, поскольку «образец» фактически представляет собой деятельностный аналог прототипа. Поэтому выбор лексических единиц, передающих оценочный эквивалент в терминах определенного предметного класса, является основным прагматическим оценочным эффектом, определяемым данным принципом. Согласно ему, при оценке некого качества предмета субъект оценки сопоставляет его как соответствующий или несоответствующий определенному классу объектов, содержание которых связано непосредственно с оценочной ситуацией смысловыми отношениями. Поэтому именно действие принципа Образца определяет возможность использования слова (преимущественно существительного, обозначающего предмет) в оценочно-классифицирующем смысловом содержании, когда устанавливается соответствие предмета, представляющего объект оценки, определенной категории реальности, и эта категория выполняет функцию оценочного стандарта, фактически создавая речевой прототипический эффект.

В этой связи рассмотрим следующий случай. Концепты номенклатуры национальной принадлежности являются нейтральными, денотативными концептами и, следовательно, не могут рассматриваться как прототипические концепты. Следующий пример показывает, что в речевой оценочной квалификации наименования определенных наций могут нести прямую оценочную коннотацию:

‘Kosi!’ Gretchen said. ‘You’re drowning. Why didn’t you wait in a doorway, at least?’

‘In my tribe, my dear,’ he said, ‘the men do not run from a little water.’

She was furious with him. “In my tribe,’ she mimicked him, ‘in my tribe of white weaklings the men have sense enough to come out of the rain. You... You...’ She racked her brain for an epithet. ‘You IsraeliV [Shaw RMPM: 612].

Излишняя застенчивость и некоторое занудство, выражающиеся в частых индивидуальных речевых клише выходца из Африки Кози (например, он часто говорит “in my tribe”), ассоциируются в индивидуальных предубеждениях Гретхен как типичные черты, свойственные израильтянам. Выбирая слово Israeli из ряда номенклатур наций и национальностей, в своей индивидуальной речевой оценке она придает ему прототипический статус.

Наряду с принципами Эгоцентризма и Селективности, принцип Баланса также представляет субъектно-объектные отношения в деятельностном континууме. Однако в его основе лежат несколько иные акценты общего отношения между субъектом и объектом. Этот принцип строится на связке «диспозиция субъекта на определенный способ деятельности или созерцания состояния дел - свойства лиц, вещей или состояний, определяющие тот набор мыслительных операций, которые ведут к положительному или отрицательному осознанию этих свойств субъектом».

Этот принцип оценочной актуализации создается доминантой влияния такого принципа ценностной квазикатегоризации, как принцип Гармонии. Поэтому его функция сводится к тому, что в подготовке оценочного сообщения субъект оценки соотносит в своем сознании различные ценностные основания, и данное соотношение призвано обеспечить ожидаемый эффект оценочного высказывания в целом. В ходе речемыслительной оценочной деятельности различные ценностные аспекты сводятся к единой диспозиции. С операциональной точки зрения это анализ ситуации оценки с различных позиций - с позиции доминанты одной из личностных сфер (рациональной, волевой или эмоциональной) или их синтеза, с позиций связности содержания оценочного сообщения с его ценностной пресуппозицией, с позиций организации порядка представления аргументации своих оценочных взглядов для достижения желаемого иллокутивного эффекта. Фактически это планирование структурной и семантической синтагматики оценочного высказывания. Поэтому в принципе Баланса особая роль отводится лексическим, морфологическим и синтаксическим средствам.

Основная функция принципа Баланса в речи реализуется на синтаксическом уровне. Это можно наблюдать на примере противительных сложносочиненных предложений. Такие союзы, как хотя, впрочем, но, однако, тем не менее, зато и другие достаточно четко отражают такое состояние дел, которое с точки зрения субъекта деятельности является неоднозначным как в плане отражения его интересов, так и в плане отражения реальных свойств лица, объекта или состояния дел, и в то же время данная синтаксическая структура определяет, какая ценностная сторона видится субъекту оценки как наиболее значимая в сложившейся ситуации реальной коммуникации. Немаловажную роль при этом играет актуальное членение предложения. Достаточно часто баланс актуального членения предложения, антитезы лексических средств, выражающих определенную ценностную концептосферу противоположными оценочными знаками, согласование структуры сложного предложения с его лексическим наполнением создает оценочные эффекты, называемые парадоксами. При этом высказывание не воспринимается как аномальное, хотя его содержание противоречит здравому смыслу, например:

Tm thinking about ту holidays.’

She gave me a fresh cup of tea. ‘Everything fixed?’

‘Yes,’ I said, ‘it’s odd, but whenever you want something you get it.’ [Braine: 176]

Реальная связь противительных синтаксических отношений с противоречивостью субъектно-объектного оценочного отношения состоит в том, что синтаксическая позиция предикатов оценки четко определяет приоритеты субъекта оценки как в выборе более приемлемой с его точки зрения деятельности, так и в полезности вещи (или лица) для осуществления такой приоритетной деятельности. Как отмечает Н.Д. Арутюнова, «оценка, выражаемая вторым конъюнктом, более весома» [Арутюнова 1988: 99], т.е. предикат второго предложения определяет выбор количественных или качественных параметров объекта оценки.

Совместное действие принципов Ожидания результата и Целостности, или Совершенства, формирует особенности такого важного принципа оценочной актуализации, как принцип Удовлетворения. В этой связи представляется, что при планировании структуры и состава ценностного высказывания и его возможного продолжения в рамках речевых единиц более сложных уровней (СФЕ и дискурса) субъект оценки ориентируется в первую очередь на то, чтобы достичь максимального удовлетворения своих интересов в результате актуализации оценочного отношения. Удовлетворение, таким образом, представляет собой конечную цель инициатора оценочной ситуации. В то же время если такая ситуация носит характер аргумента или конфликта, теми же принципами руководствуются и оппоненты инициатора оценки. Функция этого принципа достаточно сложна, поскольку она совмещает в себе все функциональные особенности всех прочих принципов ценностной актуализации. Несмотря на нацеленность на положительный результат, т.е. конечный итог речевого оценочного кванта деятельности, данный принцип часто заставляет автора менять аргументацию и соответственно менять ценностные позиции для достижения желаемого результата.

Завершая краткое описание принципов оценочной актуализации, следует добавить, что в результате влияния принципа ценностной квазикатегоризации Перспективности автор оценочного сообщения уже планирует текущую ситуацию оценки как пресуппозицию для дальнейшей оценочно-речевой деятельности. С другой стороны, начиная такую деятельность, он оглядывается на данную ситуацию с ценностных позиций ретроспективы. Таким образом, соединение проспекции и ретроспекции в единый принцип ценностной актуализации является неотъемлемой чертой оценочной речевой деятельности. Такой принцип следует назвать принципом Преемственности оценочных установок.

Таким образом, уровень речевой актуализации, сменяясь уровнем собственно актуальной речи, закономерно завершает структуру смысловой парадигмы сознания в ее ценностно-содержательном аспекте.

Описав таким образом общую цепь создания ценностных квазикатегорий, детерминированных принципами на основе деятельности как всеобщего способа существования материи, а на их основе - принципов оценочной актуализации, представляется закономерным описать собственно систему ценностных квазикатегорий в ее репрезентации лексическими средствами языка как единственном приемлемом средстве экспликации такой системы. Этому будет посвящена глава 3 настоящей работы, где будет рассмотрена матрично-сетевая система ценностных квазиконцептов, а также их содержательного объединения в домены и концептосферы, в ее представлении средствами современного английского языка.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>