Полная версия

Главная arrow Литература arrow Принцип оценочной актуализации в современном английском языке

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Основополагающие (базовые) принципы ценностно-оценочной категоризации как результат пересечения функциональной и деятельностной составляющих категориальной аксиологической системы

Несмотря на некоторую гиперболизацию роли сравнения в общем процессе познания мира, в целом следует признать, что сравнение лежит по крайней мере в основе такого познания. Это положение находит свое отражение в известной истине, уже не ассоциируемой с кем-либо из мыслителей прошлых веков, о том, что «все познается в сравнении».

На первый взгляд, механизм сравнения достаточно прост. Он совпадает в целом с процессом приобретения опыта. Сталкиваясь с отдельными феноменами реальности, человек находит их общие и дифференциальные признаки, соединяет различные явления в эмпирические парадигмы и тем самым разносит сведения об этих явлениях по разным рубрикам сознания с последующим закреплением их в памяти. Но это лишь наиболее общая схема познания, в то время как оно имеет различные особенности, что во многом зависит от алгоритма познания. Теоретическое знание без практического подкрепления мертво, но то же можно говорить и о таком же практическом знании без теоретической основы. Особенно это наглядно проявляется в связи с таким сложным феноменом мышления, как оценка.

Статус сравнения как основной операции аксиологического познания позволяет определить его как функциональную основу формирования ценностных концептов и оценочных суждений в противовес его онтологической основе - деятельности.

Как и деятельность, сравнение неоднородно, но, в отличие от деятельности, основные стадии которой дифференцируются, в первую очередь, по временному принципу, сравнение имеет разновидности, которые нельзя назвать синхронными, поскольку сравнение лежит вне временной плоскости. Именно в его инсубординации онтологическим категориям времени и пространства и состоит его категориальная основа.

В то же время сравнение является свойством только высокоразвитого мышления, способного от общего созерцания перейти к абстрактному мышлению. Поскольку в масштабах имеющегося у человечества знания таким условиям удовлетворяет только человек, то можно сказать, что первой важнейшей характеристикой сравнения является его антропоцентризм. Антропоцентризм сравнения имеет два основных параметра с точки зрения теории информации. Во-первых, сравнение происходит в сознании человека. Он формирует его и направляет по адресу с определенной целью, ставя перед собой определенные цели. Тем самым адресантом сравнения может быть только человек. Во- вторых, сравнение нацелено на другого человека или коллектив, являющихся адресатом(-ами) сравнения. Мы не учитываем те случаи, когда сравнения внесены в память интеллектуальной машины программи- стом-человеком. Но даже если предположить способность животных к сравнению, то оно никогда не станет на один уровень со сравнением как мыслительной операцией в сознании человека, поскольку механизм экспликации сравнения в виде естественного языка присущ только человеку. Поскольку сравнение требует обязательной экспликации, то такая экспликация возможна только в языковой форме. Тем самым наряду с антропоцентрической природой сравнения вытекает ее вторая важнейшая характеристика: сравнение функционально лишь при наличии языковой системы как средства отражения абстрактного мышления.

В целом можно отметить следующие характерные особенности сравнения:

  • - его индивидуальность в плане порождения, т.е. сравнение - это всегда плод индивидуального сознания, а в коллективный узус оно входит после его предъявления данным индивидом в знаковой форме;
  • - инструментальный характер сравнения;
  • - объективированность;
  • - прогностичность.

Данные онтологические свойства сравнения как мыслительной операции обусловливают и его функциональные характеристики, особенно проявляющиеся при формировании оценочных высказываний. В частности, индивидуализм сравнения предполагает, что в сознании субъекта оценочного высказывания существует своего рода компаративный дуализм, который можно представить в виде вопроса «Что думаю я и что думают другие об этом факте действительности или сознания?». Но такой вопрос на практике ставится индивидом в крайне редких случаях. Обычно, и особенно при формировании оценочного суждения, мы полагаемся на собственное сознание с его индивидуальным опытом, со своей особой историей развития, со своими убеждениями, предрассудками, симпатиями и антипатиями. Как остроумно отмечает Н.Д. Арутюнова, «объекты мнений и утверждений не утрачивают связи с “хозяином” (говорящим). Объекты же знаний не имеют владельцев - факт быстро эмансипируется от того, кто его установил» [Арутюнова 1988: 152]. Такое функциональное свойство сравнения можно назвать «соотношение Я с миром».

Инструментализм сравнения в оценочном суждении выражается в том, что индивид ищет соответствующие средства для реализации действия или деятельности. Но при этом он не берет первую попавшуюся под руку вещь или первое пришедшее на ум слово. Он соотносит характеристики средства с целью, алгоритмом и прогнозируемым результатом, выявляет степень адекватности средств прочим параметрам деятельности. Для этого он ищет в сознании эквивалент средства, которое необходимо для решения поставленных задач.

Понятие эквивалентность, несомненно, шире, нежели функциональная замена одних вещей другими. Именно поиск эквивалента как разновидность сравнения тесно связана с такой важной категорией оценки в сознании и в языке, как норматив, который представляет собой отдельный пункт настоящего исследования.

В какой-то мере эквивалентности сравнения соответствует и следующая разновидность этой операции сознания, играющая одну из ключевых ролей в формировании ценностных категорий и оценочных высказываний. Она вытекает из объективированности сравнения, при котором цели, средства и результат рассматриваются как адекватные возможному состоянию вещей вне оценочного высказывания. Субъект оценки ориентируется не только на норматив средств, но и на норматив алгоритма, на необходимость соответствия последовательности действий в пределах данной деятельности какому-то установленному законами природы, общества и познания порядку.

По справедливому утверждению Н.Д. Арутюновой, «оценка производится не в рамках естественного класса, а в рамках потребительского класса» [Арутюнова 1988: 55]. Нельзя отождествлять оценочную констатацию с констатацией факта реальности. Но в то же время нельзя не учесть и следующее ее замечание: «Оценочное значение обусловлено фактическими свойствами предмета в той мере, в какой оно ими мотивируется» [Арутюнова 1988: 57]. Оценка - это уже выход в виртуальный мир, но этот выход осуществляется, поскольку автор оценочного суждения отталкивается от реальности. Поэтому в изложении своих взглядов на проблему в форме оценочных высказываний он ориентируется на реальность, он апеллирует к реальности, он подает свое мнение как объективную истину. Поэтому по своим функциональным характеристикам оценка и оценочное сравнение ориентированы на соответствие оценочного суждения и актуализируемого на его основе оценочного высказывания истине.

Наконец, прогностичность как свойство сравнения находит следующее выражение в его функциональных характеристиках в сфере ценности и оценки. Субъект оценки видит определенное положение дел, находящихся в сфере его интересов, независимо от того, реализуются ли они согласно его личным предпочтениям или нет. Исходя из анализа текущей ситуации, он заранее прогнозирует возможные стратегии комплекса поведенческих действий, в том числе и речевых. Имея определенный опыт, даже в новой для себя ситуации субъект может более или менее точно прогнозировать последствия своих актуальных действий и принимать на этих основаниях определенное решение. Поэтому важной функциональной чертой оценочного сравнения является поиск решений.

Как и категориальные ценностные концепты, квалификативно- функциональные свойства оценочного сравнения связаны между собой отношениями взаимозависимости и взаимообусловленности. Ego предполагает поиск адекватных или эквивалентных средств для решения поставленных задач, Ego квалифицирует свои действия как единственно правильные, Ego стремится завершить определенную (в том числе и оценочную речевую) деятельность так, чтобы получить наиболее оптимальную для себя перспективу. Эквивалентность выбора средств обусловлена устремлениями субъекта оценочного сравнения, она предполагает определенный, учитывающий реальные условия порядок действий и достижение оптимального результата. Наконец, поиск решений заложен с самого начала оценочно-мыслительной и оценочно-речевой деятельности индивида - субъекта оценки.

Обращает на себя внимание пропорциональность отношений категориальных свойств деятельности и основных характеристик сравнения как основы формирования оценочных суждений и высказываний. Обе когнитивные сферы состоят из четырех основных компонентов, каждый из этих компонентов обусловливает определенную ценностную (с позиций деятельности) и оценочную (со стороны функциональной) категориальную характеристику, причем каждая из них связана с другими тремя отношениями взаимозависимости и взаимодополняемости. Но, пожалуй, важнейшей особенностью этой пропорциональности является семантическое соответствие определенного КЦК определенной разновидности оценочного сравнения. Так, КЦК ИНТЕРЕС явно основан на Ego субъекта оценки. В то же время Ego имеет определенные индивидуальные интересы. КЦК ЗНАЧЕНИЕ предполагает поиск эквивалента, но в то же время значение само по себе является эквивалентом явления действительности или сознания в мышлении и речи. КЦК ПОРЯДОК предполагает действия согласно нормативам и правилам, которые эксплицируются субъектом оценки как истинностные, и в то же время истина предполагает определенный порядок вещей, действий, состояний. Что же касается КЦК РЕЗУЛЬТАТ, то его связь с прогнозом последующей деятельности является очевидной, поскольку невозможно прогнозировать что-либо в дальнейшем, не зная или не видя результата. Результат тесно связан и с поиском решений по его достижению, и с планированием последующих действий в перспективе жизнедеятельности индивида.

Таким образом, основные категории (или стадии, фазы, этапы) деятельности как объекта оценочного суждения, эксплицируемого в форме речевого высказывания, отраженные в категориально-ценностных концептах, и основные характеристики операции сравнения, отраженные в функциональных операциях поиска, соотносятся следующим образом.

Такое пересечение едва ли является случайным. Пропорциональность деятельностных и функциональных характеристик оценочного высказывания составляет в то же время и онтологическую основу порождения основных ценностных концептов на основе функциональнооценочного использования единиц языка и речи. Таким образом, пересечение деятельностной и функциональной сторон ценности и оценки как вида деятельности и как логического действия и создает те основные, опорные узлы, составляющие костяк данной системы и дающие возможность ее дальнейшего развития, иными словами, основные принципы оценочной и ценностной категоризации. В результате полученных пересечений можно установить, что таких ключевых принципов, являющихся денотативной основой формирования ценностных концептов и функциональной основой порождения оценочных высказываний, существует четыре основных по количеству пересечений. Это следующие принципы.

  • 1. Принцип Антропоцентризма.
  • 2. Принцип Значимости.
  • 3. Принцип Гармонии.
  • 4. Принцип Ожидания результата.

Если взять эти четыре принципа применительно ко всей системе языка как воплощенному мышлению, то нетрудно заметить, что они выходят за рамки языковой оценки и применимы практически ко всей системе построения единиц речи на основе языковых знаний. Действительно, речь вложена в уста отдельных индивидов, но рождается из суммарного языкового опыта использования индивидуальной речи. Кроме этого, принцип эгоцентризма отражает понятие иллокутивных целей высказывания. Принцип значимости отражает общую структуру значимых единиц языка и представляет семантику языка и речи. Принцип гармонии как конгломерат КЦК ПОРЯДОК и операции поиска соответствия нормативу ориентируется на языковые нормы построения единиц различных уровней и правил их синтагматической комбинаторики, иными словами, на языковую синтактику. Принцип ожидаемости согласуется с комбинацией иллокуимвной и перлокутивной силы высказывания.

Принципиальный характер антропоцентризма, значимости, гармонии и ожидания результата проявляется также в том, что они применимы к характеристике как целостной личности, так и таких основных сфер ее интеллекта, как разум, эмоции и воля. Так, например, «ожидание» как характеристика целостной личности в настоящий момент может характеризовать и состояние отдельных сфер личности. Можно «ожидать дождя» (алетическо-рациональное ожидание), «ждать ответного удара» (волевое ожидание), «ожидать радостного известия» (эмоциональное ожидание). В то же время возможна и синонимическая замена, что связано с относительной категориальной самостоятельностью ценностной категоризации отдельных личностных сфер: дождь можно не только ожидать, но и «предсказывать», ответный удар можно не только ждать, но и «настроиться на» него, а радостное известие можно также предвкушать.

Данные четыре ментальных совокупности являются принципами, т.е. ведущими и существенными основаниями структурирования языкового опыта и функционирования языковых единиц еще и потому, что они применимы к описанию как отдельных концептов, так и речевых смыслов языковых единиц независимо от того, какими категориальными особенностями грамматического или семантического плана они обладают.

К перечисленным четырем базовым принципам ценностной категоризации следует добавить еще два. Первый из этих принципов стоит над структурными этапами деятельности, но связан с нею как цельным квантом действительности. Он возникает из того общего отношения, что человек, познавая мир, в то же время вычленяет в нем данности как приемлемые или неприемлемые для него. Этот принцип как раз и лежит в основе фундаментального аксиологического членения на положительное и отрицательное. В данной работе он носит название принципа Аксиологического дуализма сознания и продктован, с одной стороны, восприятием деятельности как всеобщего способа существования материи и сознания, а с другой стороны, создается в сложном процессе эволюции познания ценности.

Второй принцип уже погружен в членимость деятельности и действий на фазы, или этапы, но при этом он объединяет такие фазы, как стимул, средства и алгоритм в единое отношение, противостоящее результату. Не подлежит сомнению тот факт, что цель деятельности рассчитана прежде всего на получение определенного результата. Именно достижение цели превращает деятельность в сущность, имеющую смысл, поскольку едва ли можно найти какой-либо более или менее осмысленный вид деятельности, который не преследовал бы ее определенного завершения и тем самым получения конечного результата. Представляется не случайным тот языковой факт русского языка, что слова «цель» и «целостность» в ее понимании как валидности, релевантности, необходимого или желаемого состояния являются однокоренными. В данной работе этот принцип получает название принципа Целостности или Совершенства. Второй термин представляется не менее удобным, чем первый, поскольку именно двойственная семантика совершенства (ср. русские словосочетания «совершенный вид» и «совершенный человек», английское прилагательное perfect как характеристику законченного вида и высокой степени оценочной квалификации).

Таким образом, плоскость ценностных концептов образована двумя основными координатами - деятельности как референтной, предметнологической основы оценочной категоризации и совокупности логических операций, в основе которых лежит сравнение, т.е. операциональной, категориально-логической основы. Пересечение основных характеристик каждой из координат создают предпосылки для ценностной категоризации, результаты которой закрепляются узуально в виде ценностных концептов, и для оценочного функционирования, использующего как ценностные концепты, так и определенные синтаксические структуры для выражения оценочного отношения субъекта оценки к вещам, фактам и событиям реального мира и мира человеческой мысли и межличностных отношений.

Данные принципы детерминируют образование таких категориально-ценностных семантических образований, как:

а) категориально-ценностные домены, передающие общее содержание ценности, совпадающее с сущностными признаками данного принципа как вытекающими из его структурной обусловленности деятельностью, с определенной стадией которой он ассоциируется (базовые ценностные домены). Каждый домен имеет своего рода прототип, называемый в данной работе «категориально-ценностный концепт» (КЦК), номинирующий весь домен в целом. В частности, такими доменами являются INTEREST, MEANING, ORDER, RESULT.

Сразу представляется необходимым оговорить употребление термина «прототип» в данном контексте. Он понимается здесь не как ценностный прототип, а как содержательный, передающий наиболее общее значение концептов, входящих в данный домен, а также объединяющий все лексемы, относящиеся непосредственно к нему;

  • б) связующие категориально-ценностные концепты и концептосфе- ры. Их категориальный статус связки смежных по своей обусловленности как отражающих определенные стадии деятельности базовых КЦК и доменов концептов обусловлен прозрачностью границ ценности, матричным характером концептов (см. выше) и неустойчивостью критерия ценностного отношения. Они являются промежуточными концептуальными ценностными зонами между базовыми доменами ценностного значения. Таким, в частности, являются концепты и концептосферы IMPORTANCE, REASON, EFFECT и DEVELOPMENT;
  • в) перекрестные (или кроссовые) категориальные ценностные домены. Как и связующие КЦК, они являются переходными семантическими ценностными зонами между базовыми доменами, но, в отличие от связующих КЦК, они не образованы прямой взаимообусловленностью базовых доменов, а детерминированы перекрестным влиянием на их формирование базовых принципов ценностной категоризации. В частности, это такие категориально-ценностные домены, как PECULIARITY и PRIORITY, PARAMETER NORM и PROTOTYPE NORM, STABILITY и USUALNESS, PERSPECTIVE и USEFULNESS.

Под доменами мы, вслед за Е.В. Рахилиной понимаем следующий феномен структурирования опыта: «Главным свойством концептов нередко считается их неизолированность, связанность с другими такими же - поэтому всякий концепт погружен в домены (domains), которые образуют структуру, ближе всего соотносящуюся с филлморовским пониманием фрейма... Домены образуют тот (мы бы сказали - семантический) фон, из которого выделяется концепт» [Рахилина 2000: 350]. Перечисленные КЦК в то же время являются средством выражения сущности основных доменов, в которых и происходит структурирование оценочного опыта. Что же касается такого свойства концепта, как его неизолированность, то ценностно-оценочные кванты опыта как нельзя лучше соответствуют этому положению, поскольку они взаимодействуют практически со всеми предметными концептами, которые образуют и отдельные этапы деятельности (стимул - средства - алгоритм - достижение), и активной движущей силы этой деятельности (субъект деятельности как объект оценочного отношения). Ценность без оценки не реализуется, и, таким образом, становится нерелевантной. Поэтому характеристики ценностных концептов, создаваемых в ходе оценочной деятельности людей, обусловлены, в первую очередь, функциональным назначением оценки. Этим ценностно-оценочная категоризация существенно отличается от категоризации предметной. Если основу предметной категоризации составляет идентификация концепта в ряду ему подобных, то при оценочной категоризации уже нет нужды идентифицировать концепт, но возникает потребность идентификации отношения субъекта мысли к этому концепту.

Поскольку данные базовые, связующие и перекрестные домены и КЦК имеют сложный механизм детерминации базовыми принципами ценностной категоризации, непосредственно создающими систему ценностных концептов, который нуждается в более подробном описании, представляется необходимым изложить концептуально-ценностную структуру английского языка в отдельной главе, что будет сделано ниже.

Такие общие принципы ценностной категоризации, как принципы Аксиологического дуализма сознания, Целостности, Антропоцентризма, Значимости, Гармонии и Ожидания результата, не могут выполнить весь громадный объем согласования обширной сети ценностных концептов в той мере, которая необходима для выведения достаточно четких семантических правил реализации ценностного отношения в речевую оценку через оценочное отношение. Поэтому на основе данных критериев создаются специфические принципы оценочной актуализации, являющиеся абстрагированным обобщением содержания связующих и кроссовых доменов и концептов. Они в дальнейшем детерминируют содержательную (семантическую) сторону порождения оценочных высказываний в механизмах оценочно-речевой деятельности, относящихся к деятельностному уровню смысловой парадигмы сознания.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>