Полная версия

Главная arrow Литература arrow Принцип оценочной актуализации в современном английском языке

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

АСПЕКТЫ РАССМОТРЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНОЧНО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЕДИНИЦ МОРФОЛОГИЧЕСКОГО И ЛЕКСИЧЕСКОГО УРОВНЕЙ ЯЗЫКОВОЙ ИЕРАРХИИ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Единицы морфологического уровня и лингвоаксиологические проблемы

Наиболее неоднозначную парадигму средств, служащих созданию языковой и речевой оценки представляет, пожалуй, аффиксальный уровень языковой системы. В ряду лингвоаксиологических средств аффиксы занимают особое положение, что логично объясняется их статусом: суффиксы и префиксы еще не представляют собой самостоятельных единиц значения, они относятся к связанным морфемам, т.е. морфемам, которые могут проявляться как языковые единицы определенного уровня лишь в составе единицы более высокого в системе языковой иерархии уровня - лексемы. В то же время аксиоматическим является и то положение, что суффиксы и префиксы лежат в номенклатурном ряду средств создания оценки. По справедливому замечанию Е.С. Кубряковой, «морфологические структуры и их части, и создающие их процессы отражены в голове человека, в виде определенной системы языковых знаний» [Кубрякова 1965: 62]. Тем самым аффиксы являются одним из средств концептуализации знаний о внешнем мире и отношениях в социуме. Однако в связи с этим неизбежно возникает и следующий вопрос: насколько эффективным средством передачи непосредственно квалифицирующего (оценочного) знания являются аффиксальные морфемы как отдельные единицы соответствующего уровня языковой системы?

Очевидно, что выяснение роли аффиксальных средств языка в создании оценочных текстов и высказываний является не менее важной процедурой, нежели аксиологический анализ единиц лексического уровня или аксиологических свойств различных синтаксических структур. Несомненно, что такой анализ будет релевантным лишь при рассмотрении системы аффиксальных единиц одного языка, и только после этого полученные данные можно будет сопоставить с соответствующими данными других языков.

Неоспоримым стало утверждение о том, что статус морфемы как средства образования какой-либо структурной или семантической категории, характеризующей статус определенной единицы языка как таковой, выражается в соответствующей рубрике «средства создания оценки» общей классификации аффиксов языка. Как известно, с такими классификациями исследователи встречаются, будучи студентами, еще при изучении курса лексикологии данного языка. Анализ некоторых основных учебников английской лексикологии (под ред. И.В. Арнольд, Н.Н. Раевской, Р.З. Гинзбург и др.) показывает, что их авторы достаточно осторожно относятся к выделению оценочных аффиксов в отдельный общий класс.

И.В. Арнольд, например, говорит о таких суффиксах в английском языке, как -ard, -ling, -ster, -ton, как об «уничижительных» (“derogatory”). Наряду с этим она выделяет уменьшительные (“diminutive”) суффиксы, среди которых, в свою очередь, особо выделяются уменьшительно-ласкательные (-у/ -ie! -еу). Особым статусом наделяется суффикс -ette, передающий семантику утонченности и элегантности. Что же касается префиксов, то, по мнению И.В. Арнольд, некоторые из них имеют достаточно четко выраженную семантику квали- фикативности (например, mis-), однако нельзя утверждать однозначно, что такие префиксы передают исключительно отрицательную оценку. Они представляют не столько семантические отношения отрицательной vs положительной оценочной квалификации, сколько логические отношения противительности [Арнольд 1986: 97-99]. Действительно, в случае противопоставления trust:: mistrust маркированный суффиксом член лексико-семантической оппозиции выражает не столько оценочную квалификацию, сколько противоположную доверию сторону. Это заметно при сопоставлении следующих высказываний:

John mistrusted Mary for knowing her as liable to play practical jokes on people.

John did not trust Mary as he knew she was liable to play practical jokes on people.

Недоверие Мэри со стороны Джона вполне объяснимо и в данном контексте вполне оправдываемо.

Что касается суффиксов, то многие из них составляют довольно четкую, на первый взгляд, аксиологическую парадигму, имеющую более или менее отчетливо выраженный знак оценки. Большинство исследователей полагает, что такие суффиксы в английском языке как -ster и -ard создают существительные, характеризующиеся отрицательной оценочной коннотацией. Более детальный анализ данной словообразовательной парадигмы, который достаточно легко осуществим в силу непродуктивности данных суффиксов, показывает, что такое утверждение носит довольно категоричный характер.

Анализ словарных статей в толковых словарях английского языка показывает, что в них фиксируются слова, в которых суффикс -ster модифицирует корни, в денотативной основе которых могут лежать либо особого рода поступки или события {poll), группа лиц {gang), вещественный концепт {malt), предмет объективной реальности {road), процесс {spin), выраженные именем существительным, а также лексему, образованную от основы имени прилагательного {youngster). В семантике многих лексем, образованных по данной модели, отсутствует не только негативная, но и оценка вообще, в частности, в словах roadster (тип кузова автомобиля), maltster (солодовник), brewster (пивовар). При этом из анализа исключались лексические единицы, в которых графофонетический комплекс -ster этимологически суффиксом не является {balister, banister, hamster).

В то же время «Краткий Оксфордский словарь» указывает, что данный суффикс окказионально может образовывать лексемы с дерогатив- ной оценочной семантикой, например trickster (трюкач, жулик), rhymester (рифмоплет) [COD: 1042]. Малая продуктивность данного суффикса затрудняет поиск таких образований, тем не менее, их наличие подтверждается практикой речевого использования, например:

“[...] Then he buys himself a baby sealskin overcoat and a red sleigh, and what do you think he takes it in his head to do next?”

“Chuck-a-luck,” said Texas, whose ideas of recreation were the gamester’s [O’Henry 1995: 57].

Что касается слова youngster (в значении «трудный подросток, как правило, склонный к правонарушениям»), то, как уже отмечалось, оно несколько выбивается из структурной модели N + -ster — N derog, поскольку оно образовано от основы прилагательного. Но, как представляется, ведущим фактором его образования является не структурный, а семантический, поскольку в его этимологической основе явно прослеживается связь с gangster. В то же время эти слова связаны с разными концептами, поскольку объем значения youngster и young gangster не совпадает, о чем свидетельствует следующий пример:

Mrs Jardino peered nearsightedly at him. ‘Which one were you?’

‘The youngest one.’

‘Oh, yes. The little gangster.’ [Shaw RMPM: 298]

Объективно Томас должен быть квалифицирован как youngster, поскольку соседи его знали как драчуна, а не бандита в буквальном понимании этого слова. В данном случае gangster употреблено экспрессивно и в то же время в оценочно-квалификативном значении.

Данный суффикс может быть и средством окказионального создания собственных имен. Как известно, для творчества Ч. Диккенса характерно явление антономазии («говорящих фамилий»), В одном из его произведений («The Old Curiosity Shop») есть персонаж по фамилии Chuckster, в основе которой лежит многозначный глагол chuck, одно из значений которого интерпретируется как «fling or throw (down) with contempt, carelessness, or ease» [COD: 165]. Мистер Чакстер в этом романе показан как недалекий и заносчивый эгоист.

Суффикс -ard имеет много общих черт с суффиксом -ster, поскольку он также образует существительные и, как это отмечается в COD, обычно с негативной, часто с презрительной, оценочной характеристикой [COD: 45]. Однако анализ показывает, что оценочные значения образуются не от основ существительных, а от основ глаголов (например, braggard, drunkard) или прилагательных (dullard, sluggard), причем большинство этих слов может функционировать и как имя существительное, и как имя прилагательное. В данной парадигме обращает на себя внимание лексема niggard «расточитель(ный)», которое также образует наречие с соответствующей семантикой добавлением суффикса -1у. Этимология слова haggard «дикий, неадекватный по внешнему виду или поведению» до конца не ясна, поэтому трудно сказать, является ли -ard в данном слове суффиксом или нет. Также очень интересно с точки зрения лингвосемантики слово boggard. В толковых словарях оно не фиксируется, однако встречается, в частности, в народной английской сказке «Tops or Butts?» (аналог русской сказки «Вершки и корешки»), где этому слову придается статус имени собственного («Леший», аналог медведя в русской сказке), и оно обозначает персонаж далеко не положительный [Folk-Tales: 110-113]. Fie исключено, что этимологически его основа восходит к слову bog («болото, трясина»), и в этом случае роль суффикса как фактора создания оценочной коннотации очевидна.

Данные факты показывают определенную системность некоторых суффиксов имен существительных в плане создания негативной оценки. Однако неоднозначность их словообразовательного моделирования и этимологических оснований показывает, что эта системность скорее носит ассоциативный и в определенной мере субъективный характер, нежели является системностью парадигматической модели. В таком понимании словообразовательной модели мы опираемся на следующее мнение Е.С. Кубряковой: «Главные признаки модели - ее общее значение, или назначение, ее состав и принципы ее организации» [Кубрякова 1965: 36]. Исследованные случаи употребления описанных морфем в оценочном значении показывают неоднозначность состава и вследствие этого невозможность описания модели на основе структурных морфологических принципов. Сами эти суффиксы являются не частью модели, на основе которой создаются оценочные лексемы, а лишь одним из средств, участвующих в создании лексемы с оценочным значением.

Система морфолого-словообразовательных средств, создающих имена прилагательные, глаголы и наречия современного английского языка, обладающие оценочной семантикой, является весьма обширной. Однако общую картину участия того или иного суффикса или префикса в создании такого значения с точки зрения на него как элемент семантико-словообразовательной модели, в целом можно назвать параллельной в сопоставлении с образованием имен существительных в оценочном значении. Можно также утверждать, что частеречными семантическими различиями для данных слов, относящихся к разным лексикограмматическим классам можно пренебречь, поскольку их общий семантический статус предикатов, очевидно, выравнивает такую дифференциацию, делает ее нерелевантной.

Начнем с анализа префиксов как средства образования единиц лексического уровня с оценочным значением.

А.И. Приходько, рассматривая префикс under-, утверждает, что этот предлог «вносит в дериват семы отрицательной оценки, следствие чего последний приобретает отрицательно-оценочное значение недостаточности, недооценки чего-либо. Таким образом, префикс выступает оператором оценки» [Приходько 2004: 166].

Исследование словообразовательной парадигмы с интегральным признаком-префиксом under- показывает, что негативное по содержанию в словарном толковании слово не обязательно проявляет негативную семантику в синтагматике. Так, явно негативный по значению в словарном описании глагол underdo, описываемый как «to do less thoroughly than is requisite or normal» [NWDEL: 1682], напротив, меняет оценочный знак на противоположный, например, в высказывании «I want my steak underdone».

Развивая эти положения далее, следует отметить, что данный префикс обязательно создает семантику недостаточности или пространственного нахождения под другим объектом и необязательно - отрицательную семантику. Несомненно, нельзя отрицать справедливость существования в языковом сознании метафоры, которую Дж. Лакофф назвал “Good is up, bad is down” [Lakoff & Johnson 2003], однако в этом случае under- является не столько оператором оценки, сколько метафорическим оператором, если такой термин допустим. Несомненно, в таких словах как undervalue, underrate и underestimate отрицательная оценочная семантика выражается независимо от ситуативного контекста. Однако в данных случаях то, что А.И. Приходько называет «мотивирующими словами» (т.е. семантико-мотивационное содержание основы, от которой производится слово), само по себе является метаоценоч- ным и применимо только к сфере оценочных нормативов. Кроме того, для некоторых глаголов префикс under- может передавать не только недостаточность, но и значение основы как того, на чем базируется некий объект (например, underlay, underpin, undergird, underprop), значение которых сводится к концепту ПОДДЕРЖКА.

С лингвоаксиологических позиций вариативна также и семантика прилагательных, образованных при помощи данного префикса. Так, отрицательно-семантическая парадигматика различных словозначений прилагательных underdeveloped, undernourished, undersexed не вызывает сомнений, однако какое-либо оценочное содержание отсутствует у прилагательных underfloor, undermentioned, underslung, underglaze. С другой стороны, оценочные парадигматические значения слов underground и undercover являются метафорически обусловленными, поскольку то, что скрыто, обычно ассоциируется с отрицанием открытости как нормального состояния. Однако синтагматически связанный с данным префиксом корневой компонент в целом обладает нейтральной с лингвоаксиологической точки зрения семантикой. На наш взгляд, именно нейтрально-денотативное доминантное содержание корневого компонента и обусловливает возможность их использования как в отрицательном, так и в положительном значении. Например, undercover agent может обозначать как вражеского, так и своего разведчика, и тем самым значение данного слова является скорее денотативным, приближенным к терминологическому.

Антипод данного префикса, over-, имеет свои особенности. В частности, не существует деривативных антонимов к существительным underground и undercover, существительное overlay находится скорее в конверсивных, нежели в антонимических отношениях с underlay. Зафиксированная лексема overground не является полным антонимом к underground, поскольку передает только семантику физического положения.

Что касается глаголов с оценочной семантикой, указанным выше, в первую очередь следует отметить, что существуют зафиксированные во всех исследованных словарях полярные антонимы к указанным выше метаоценочным глаголам, образованные данным префиксом (overestimate, overrate и overvalue). Чаще всего такие глаголы актуализируются не в собственно оценочно-квалификативном значении, а в дескриптивном. Субъект оценки в этих случаях описывается как бы со стороны, когда этот субъект высказывает оценку, а субъект собственно речевого высказывания лишь фиксирует факт такой оценки. Независимо от того, какой из префиксов участвовал в образовании оценочной лексемы, такие лексемы одинаково означают отклонение от нормы. Поэтому эти глаголы, несмотря на их языковой статус как антонимов, в семантикоаксиологическом отношении равны. Например:

Не sensed something else in the young man: a force cleverly kept hidden, a man jealously guarding his true strength from public gaze, following the Don’s percept that a friend should always underestimate your virtues and an enemy overestimate your faults [Puzo: 403].

В целом количество словарно зафиксированных глаголов, образованных добавлением префикса over- к глагольной основе и в словарной парадигме имеющих семантику отношения к норме, намного выше, нежели количество соответствующих глаголов, образованных от той же основы добавлением префикса under-. Вот неполный список этих глаголов: overload, overreach, overdress, overdrink, overdose, overstuff, overtrain и др. Асимметрия оценочно-словообразовательных потенциалов этих префиксов для производства глаголов на этом не кончается. В частности, глагол undernourish, описываемый в NWDEL как “to supply with an inadequate amount of food or nourishment for proper growth and health” [NWDEL: 1683], не имеет деривативного антонима *ovemourish, однако его статус как антонима к слову overfeed (“feed too much” [COD: 729]) не вызывает сомнения. Глаголы overpraise и overprize не имеют антонимических соответствий не только на уровне морфемной деривации, но и в целом на уровне лексико-семантического противопоставления, поскольку семантически основа словообразования имеет метаоце- ночную окраску высокого мнения о качествах одушевленного или неодушевленного объекта, хотя недостаточная похвала отнюдь не является аномалией с семантической точки зрения. Отметим, однако, что такое оценочное отношение может быть передано на уровне синтаксиса: You didn’t praise me enough yesterday.

Прилагательные и причастия, образованные посредством префикса over- от простых основ, довольно малочисленны, но число таких лексем, образованных от производных основ, значительно выше. Анализ таких прилагательных и наречий показывает, что они обладают множеством как общих, так и дифференциальных оценочно-семантических характеристик в сравнении с другими частями речи. Общим признаком является то, что в целом оценочная семантика over- сводится к значению «избыточность». Поэтому часто значение прилагательного отрицательной оценки при образовании от основы прилагательного сводится к превышению количества, являющегося нормой (overlarge, oversubtle, overmuch, overladen, overdue, overfull, overpeopled). С семантической точки зрения под эту модель подпадают также прилагательное overweight и причастие oversized, образованные от основ параметрических существительных. Другую относительно репрезентативную аксиологически ориентированную семантическую парадигму образуют лексемы, также образованные от простых или производных основ прилагательных и наречий, передающих эмоциональную сферу или черты характера (overanxious, overbold, over careful, overeager, overmodest, over solicitous, overweening, overwrought с его синонимом overexcited, overzealous). Как нетрудно заметить, их также характеризует значение избыточности, но в отличие от описанной ранее парадигмы они характеризуются семантикой не столько количественного превышения, сколько чрезмерного потенциала эмоции или черты характера. Наконец, самая малочисленная парадигма представлена лексемами, связанными с общим или специфическим видом деятельности (overbusy, overhasty, overproof, overstrung).

Попытка найти соответствующие деривативные антонимы с префиксом under- к этим словам показывает, что таковые существуют лишь для четырех прилагательных: oversized, oversexed, overproof, overweight. Обращает на себя внимание тот факт, что для двух из них изначальное содержание словообразовательной основы представлено параметрическими словами size и weight, характеризующим определенный аспект жизнедеятельности sex и словом proof, которое в своей основе имеет оценочную семантику. При этом все четыре основы имеют шифтерную грамматико-морфологическую природу.

Анализ семантико-словообразовательных потенциалов данной пары префиксов для выражения ценностного или оценочного отношения, представляемого как антонимическое, позволяет сделать следующий вывод. Общее значение узуальной или окказиональной единицы лексического уровня, имеющей деривативную морфологическую структуру и характеризующейся тем или иным оценочным знаком, создается не столько реализацией семантических потенциалов основы словообразования или префикса, сколько их конгломерацией в раздельнооформлен- ную единицу. Эта конгломерация имеет функциональные основания - она создает семантику слова в целом и оценочное значение слова в частности. В то же время нельзя отрицать и тот факт, что, несомненно, процент слов, имеющих положительную оценочную семантику и образующихся при помощи префикса over-, намного выше доли слов, образующихся при помощи этого префикса и имеющих отрицательное оценочное содержание; напротив, процент слов, имеющих отрицательную оценочную семантику и образующихся при помощи префикса under-, намного выше доли слов, образующихся при помощи этого префикса и имеющих положительное оценочное содержание. Однако это не свидетельствует об универсальности аксиологического противопоставления этих морфологических единиц и, следовательно, еще не дает основания для оценочной категоризации префикса over- как префикса положительной оценки, а префикса under- как префикса отрицательной оценки.

Анализ других морфологических средств, часто определяемых как оценочные по своей функциональной нагрузке, в целом подтверждает данный вывод. В частности, дефиниционный анализ префикса sub-, по своей семантике принципиально аналогичного префиксу under- в денотативной семантической парадигме (например, underground — subway), показывает практически отсутствие оценочного значения у слов, образованных при его помощи. В какой-то мере оценочными являются сло- возначения лексемы subordinate (“1. a. of inferior importance or rank, secondary, subsequent ... 2. n. person working under another’s control or orders” [COD: 1063]), однако в семантике этого слова передаются не столько оценочная квалификация, сколько констатация второстепенно- сти, зависимости от кого-то или чего-то более важного, решающего.

Анализ оценочной семантики прилагательных, наречий и глаголов, образованных при помощи суффиксов, которые часто определяются как оценочные, также свидетельствует о неоднозначности такого определения. Например, парадигматический семантический анализ суффикса имен прилагательных -ful показывает, что он может, с одной стороны, быть дериватом для образования квалификативных адъективных предикатов положительной оценки (careful, beautiful, successful, graceful и т.п.), равно как и квантитативных прилагательных, неизменно ассоциируемых с положительной оценкой (например, plentiful), а с другой стороны, образовывать и прилагательные противоположного знака оценки

(harmful, pitiful, disgraceful и пр.). Как нетрудно заметить, определяющим морфологическим фактором в этих случаях является, несомненно, аксиологическая семантика корневого компонента. В то же время анализ лексической парадигмы для выявления оценочных характеристик слова является недостаточным. Подавляющее большинство этих слов в разных контекстах образует разные оценочные оттенки значения, порой с противоположными оценочными знаками, о чем свидетельствуют следующие примеры:

People expected revolutionaries to be bearded and unkempt; Georgos was careful to be precisely the reverse. Whenever he left the modest east-side house he had rented he could be mistaken for a stockbroker or banker [Hailey. OL: 80].

“Sing, ‘All Through Stickin’ to a Soljer,’ Ted,” said Mrs. Driffield. “I love that.”

“No, sing “First We Mopped the Floor with Him.’”

“I’ll sing ‘em both if you’re not careful,” said Driffield [Maugham C&A: 90].

A waitress brought them two portions of blackberry and apple tart.

‘Take it away,’ said Mr Bonnington. ‘One can’t be too careful. Bring me a small helping of sago pudding.’ [Christie ACP: 187].

Во всех примерах прилагательное careful употреблено в синтаксической позиции предиката, но во всех случаях проявляет разные оттенки значения, детерминирующие и оценочное содержание высказываний.

Таким образом, морфологические средства языка не являются прямыми носителями оценочного содержания, и только их взаимодействие с корневыми морфемами, которые репрезентируют уже сложившиеся концепты, выражаемые посредством лексем с более простой морфологической структурой, создает новые лексемы с оценочным содержанием. При этом корневая морфема не обязательно несет в себе оценочные семантические потенциалы.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>