Полная версия

Главная arrow Литература arrow Принцип оценочной актуализации в современном английском языке

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ЦЕННОСТИ И ОЦЕНКИ В НАУЧНЫХ ВОЗЗРЕНИЯХ ФИЛОСОФОВ, ПСИХОЛОГОВ, ЛИНГВИСТОВ

Ценность и оценка в философии

Становление аксиологии, как отмечает Н.Д. Арутюнова, тесно связано с заложенным еще античными авторами теоретическим фундаментом этой области гносеологических изысканий. Эти основы вплоть до нового времени оказывали существенное влияние на указанную специализированную философскую парадигму исследований [Арутюнова 1998: 133].

Так, вопрос ценностных ориентиров личности интересовал еще античных и средневековых философов. В то время ценностью считалось само бытие, его понятие описывалось при помощи ценностных характеристик. Но уже философские взгляды Сократа и Платона теорию ценности стали связывать с благом и справедливостью. Эти ориентиры, по мнению ученых умов, являлись принципиальными критериями истинного бытия. Данное предположение обусловило определение принципа справедливости в качестве базиса идеального государства в теории Платона. Сам философ утверждал абсолютный характер высших ценностей. Софисты, напротив, описывали ценности как индивидуальные и относительные сущности, основываясь на положении о том, что «Человек есть мера всех вещей».

Равновесие противоположных точек зрения наблюдается в теории дифференцированного подхода к ценностям в философии Аристотеля. Мыслитель признает «самоценности» или самодостаточные ценности (человек, счастье, справедливость), с одной стороны, и указывает на относительный характер большинства иных ценностей, которые имеют узкую трактовку либо являются ценностями для небольшой группы лиц. Высшей стадией разумного поведения, мудростью, философ считает постижение ценностей.

Объективно говоря, Аристотель, как и Платон, не оставил особой теории ценностей. Ценности в его представлении являются не целью, а средством в достижении познания вещей объективного мира, а соответствие вещи ее аксиологическим идеалам достигается за счет деятельности, поступков, движения. Да и сам термин «ценность» ввел не

Аристотель, а Цицерон, который вводит также и понятие иерархии ценностей, различая блага высшие и низшие.

Дальнейшее развитие теории ценностей происходит под воздействием различных исторических эпох и философских систем, что естественным образом сказывается на понимании сущности явления. Так, в средние века ценности связываются с божественной сущностью и, соответственно, приобретают религиозный характер, что дает основания рассмотреть такой важный пласт философского мышления, как теологические концепции ценности и оценки в различных религиозных традициях. Как представляется, именно общая и морально-этическая системы аксиологического религиозного мировоззрения оказали существенное влияние на формирование понимания ценности в сознании рядовых носителей языка, служившего средством общения в условиях определенной языковой формации.

Попытка анализа теософского понимания ценности и оценки в период, хронологически следующий за Античностью, объясняется вполне естественными причинами. Именно в начальный период этой эпохи языческие пантеоны сменились новой религиозной парадигмой - концепцией единого Бога, Творца всего сущего - в большинстве стран европейской и восточной цивилизации. Примечательно, что основные человеческие ценности в трактовке иудаизма, христианства и ислама как мировых религий на основе единобожия в целом совпадают с их аналогами в буддизме как одной из трех (наряду с христианством и исламом) мировых религий.

Системное научное изучение философских концепций добра и зла как двух главных антиномий теории ценности начинается с XVII века. Именно в этот период системные проблемы исследования этих категорий находят свое отражение в работах Т. Гоббса, Дж. Локка, Б. Спинозы. Именно в работах этих известных философов ценности рассматриваются уже не как функциональные единицы, а как концепты, существующие в сознании и в языке. Тем самым были заложены основы объективного научного понимания ценности. Кроме того, в работах этих ученых начинает просматриваться проблематика ценностных понятий, которая не снимается до сих пор.

В целом выяснению природы оценки, ее онтологических параметров и функциональных особенностей было посвящено достаточно большое количество работ. Сделать их подробный анализ, не упуская существенных сторон, в рамках настоящего исследования практически невозможно, поэтому мы остановимся лишь на некоторых аксиологических воззрениях современных авторов, имеющих непосредственное отношение к пониманию ценности и оценки как методологической основы данного исследования. Что же касается обзора основных философских концепций в работах виднейших философов XVII-XX веков, то он дан в очень детальной и раскрывающей сущность их аксиологических позиций форме Н.Д. Арутюновой [Арутюнова 1988: 12-60; Арутюнова 1999: 137-174].

Считается, что впервые в специальном, узком смысле о понятии ценности заговорил Э. Кант. Следуя логике его теории, предпосылкой аксиологии является разведение сущего и должного, реальности и идеала. Согласно мнению ученого, ценности переставляют собой требования, обращенные к воле; цели, стоящие перед человеком; значимость тех или иных факторов для личности.

Гегель особое внимание уделяет разграничению ценностей и устанавливает различия между экономическими (утилитарными) и духовными. Первые выступают в качестве товаров и характеризуются «количественной определенностью», что по существу соответствует абстрактной, меновой стоимости товара. Эти ценности, как отмечает мыслитель, всегда относительны, зависят от спроса, от вкуса потребителя, от продажи. Вторая категория ценностей связывается со свободой духа, поскольку все, что ценно - духовно по природе.

Дальнейшее развитие теория ценностей получает после выделения в самостоятельное направление философского знания. В этот период возникает множество взглядов не предмет сущности рассматриваемого феномена, что выливается в ряд философских течений. Отметим некоторые наиболее принципиальные из них.

Согласно разработанной в трудах В. Виндельбанда, Г. Риккерта концепции аксиологического трансцендентализма, ценности - это не объективная реальность, а некое идеальное бытие, не зависящее от человеческих желаний. Такие ценности самодостаточны и не могут быть объектом достижения, например это добро, истина, красота и др. Соответственно, ценность представляет собой хранимый сознанием социума трансцендентальный (потусторонний, запредельный) идеал, составляющий общий базис конкретных ценностей культуры [Виндельбанд 1992; Риккерт 1995].

Концепция натуралистического психологизма Дж. Дьюи рассматривает ценности в качестве объективных эмпирически наблюдаемых факторов реальности, источник которых коррелирует с биологическими и психологическими потребностями личности. Соответственно, в разряд ценностей вносится все то, что мало-мальски удовлетворяет потребности социума и является предметной сущностью [Дьюи 1929].

М. Шелер, будучи представителем персоналистического онтологизма, утверждает объективный характер ценностей. Согласно его трактовке, именно ценности составляют онтологическую основу личности. Однако, как отмечает автор, ценности, находящиеся в предметах, не следует отождествлять с их эмпирической природой. Иными словами, ценности существуют и должны восприниматься вне зависимости от тех вещей, свойствами которых они являются. Познание ценностей ассоциируется у ученого исключительно с любовью, ненавистью и потребностью: ценности тем выше, чем они долговечнее, чем выше удовлетворение, которое мы от них получаем. В такой трактовке наименее долговечными являются ценности, ассоциированные с удовлетворением чувственных желаний и с материальными благами, а самыми высокими и долговечными - ценности прекрасного, ценности познания. Самой высшей ценностью ученый называет ценность Бога, идею «святости», а любовь к Богу он рассматривает как самую высшую форму любви [Шелер 1994].

Так называемая социологическая концепция ценностей, основателем которой является М. Вебер, признает ценность как норму, имеющую определенную значимость для социального субъекта. Первую скрипку ценностных ориентиров в жизни социального субъекта и социума, в общем, играют этические и религиозные ценности [Вебер 1990].

Хотелось бы, однако, отметить некоторые аспекты исследования ценности и оценки в работах Г.Х. фон Вригта и Дж. Мура, поскольку, во-первых, они задают вектор аксиологических исследований в работах большинства представителей современной западноевропейской аксиологии и, во-вторых, в них содержатся некоторые важные положения, касающиеся систематизации ценного опыта в сознании носителя языка, и тем самым данные работы имеют прямое отношение к формированию методологических основ настоящего исследования.

Общими для этих работ являются продолжение разработок логики норм, соотношение языкового отображения ценности и философских оснований ее концептуализации как определенной рубрики человеческого опыта, а также попытка найти универсальную классификацию ценности и оценки. Лучше всего, на наш взгляд, последнее удается Г.Х. фон Вригту, который выводит шесть основных разновидностей оценок: инструментальные оценки, технические оценки, оценки благоприятствования, утилитарные оценки, медицинские оценки и гедонистическое добро [Wright 1963: 12-17]. Вторым важным достижением фон Вригта представляется согласование логической теории с концепцией действия как объективного фона существования норм. В частности, он противопоставляет действие «воздержанию от действия», где первое ведет к изменению какого-то существующего в логике норм определенного положения дел, а второе, по мнению самого фон Вригта, также является действием, но действием особого рода, «действием сохранения положения дел» [Вригт фон 1986: 353]. Таким образом, в работах этого философа то, что понималось как отсутствие действия или деятельности, трактуется как особый вид деятельности, направленный не на достижение нового состояния, а на сохранение старого. Эта мысль делает вполне обоснованным предположение о том, что деятельность может существовать и в динамике, и в статике, быть направленной на изменение и на сохранение некоего положения дел, которое рассматривается в терминах нормы как приемлемое или неприемлемое с точки зрения лица, квалифицирующего данный отрезок действительности.

Важным моментом аксиологических взглядов Дж. Мура является выработка понятия внешней и внутренней ценности, а на этой основе предметов, которые с ценностной точки зрения дифференцируются по признаку обладания первым или вторым видом ценности. Сам Мур полагает их размежевание центральной проблемой исследования ценности. Он, в частности, утверждает: «В этике, как я говорил, существуют две главные проблемы: одна - это вопрос о том, что является добром само по себе, вторая - вопрос о том, что имеет ценность как средство для достижения добра. Первый из них составляет главную проблему этики, и его условие является условием решения второго» [Мур 1999: 61].

Проблема соотношения внутренней и внешней ценности получает дальнейшую разработку в трудах зарубежных исследователей ценности и оценки. В частности, интерес представляет концепция Р. Хартмана, который не только развивает теорию Мура о двух видах ценности, но и предлагает ее третий вид и на этой основе формирует систему соотношения различных видов ценности. В частности, Р. Хартман на основании того, что в логике анализируется значение, а в логике ценностей ценность идентифицируется со значением, а также того, что вещь представляет собой полный набор свойств, характеризующих вещь как таковую, дает следующее определение ценности: «Ценность может быть определена как значение и богатство {richness) свойств. Вещь имеет ценность в степени богатства свойств; и она не имеет ценности в степени бедности свойств. Иначе, вещь, более богатая свойствами, более ценна, чем вещь, менее богатая свойствами, и наоборот» [Hartman 1973: 39]. В его концепции ценностей также выводятся три основные измерения ценности предмета - системное {systemic), внешнее {extrinsic) и внутреннее {intrinsic). Измерения не однородны по своим свойствам, а образуют логико-аксиологическую иерархию. Внутренняя ценность богаче качественна, нежели внешняя, а внешняя богаче системной. Если формальные концепты могут измеряться лишь в системном измерении, то абстрактные концепты могут измеряться как в системе внутреннего, так и в системе формального измерений, а внутренние концепты измеримы в терминах всех измерений. Р. Хартман приводит следующий пример: единичный концепт «моя жена» в системном измерении может рассматриваться как «моя хозяйка», во внешнем измерении - как «хороший человек», а во внутреннем - «моя единственная», «мой мир», «мой рай» и т.п. [Hartman 1973: 43—44].

К несомненной заслуге Р. Хартмана относится попытка найти основания категоризации ценностных отношений, которая при этом охватывала бы все возможные концепты. Кроме того, выведение основных характеристик концептов как основы их оценки в какой-то мере, как подчеркивалось, предвосхитило прототипический подход. Действительно, основные свойства концепта являются его прототипическими составляющими, относительно жесткими элементами концептуализации. Важной является и установление ценностной связи между свойствами концепта и самим концептом.

В определенной мере идеи Дж. Мура обусловили и систему аксиологических воззрений известного специалиста в этой области Ч. Стивенсона. В частности, он продолжает тему внешней и внутренней ценности, но вносит в нее свое понимание этих основных видов ценности. В частности, он пишет: «[высказывание] «Я одобряю X внутренне» имеет следующее значение: «Я одобряю X, если я не принимаю во внимание все его воздействия на другие объекты моего отношения», и, соответственно, «Я одобряю X внешне» имеет следующее значение: «Я одобряю X, если я принимаю во внимание все его воздействия на другие объекты моего отношения» [Stevenson 1958; 177].

Особый интерес с точки зрения лингвоаксиологии представляют концепции зарубежных философов, стремящихся увязать проблему ценности с проблемой языкового значения. Так, в монографии Р. Перри отмечается тесная связь между объективным содержанием ценности и ее отображения в значении языковых единиц. Особое внимание уделяется интересу как основной движущей силе создания ценностей [Perry 1967:312-343].

Отечественная философская аксиология, в свою очередь, имеет достаточно глубокие разработки проблемы ценности и оценки, которые составляют методологическую основу многих исследовательских парадигм антропоцентрического плана, в том числе и лингвоаксиологии. Следует отметить, что разработка проблем ценности и оценки на российской почве всегда в фокус исследований ставила человека как субъекта оценок и пользователя ценностями.

На современном этапе разработка проблем ценности и оценки в отечественной философии продолжает развиваться новыми разработками в этой области. Они вносят новое в понимание ценности как данности высокоорганизованного сознания, опираясь на научный опыт предшественников.

Таким образом, философская аксиология составляет методологическую базу современных исследований, связанных с проблемами порождения, взаимодействия и функционирования ценностей и оценок, их соотношения с интеллектом и другими сферами человеческой личности, соотношении концептуально-ценностной структуры сознания с языковым значением как основным средством репрезентации ценностных позиций и ценностного опыта в повседневном общении, в хранении и оперировании представлениями о ценностях и оценках в сознании. Тем самым они лежат и в основе лингвоаксиологических исследований, определяя такие их основные направления на современном этапе, как понимание ценности, с одной стороны, как объективно сложившейся и существующей системы особых знаний, хранящихся в сознании и извлекаемых оттуда для выполнения специфических целей и задач коммуникации, а с другой стороны, как основное средство выражения человеческой личности с ее специфическими взглядами, убеждениями и системой индивидуального мировоззрения как составной части общей ценностно-языковой картины мира.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>