Полная версия

Главная arrow Финансы arrow Бухгалтерский учет как сумма фактов хозяйственной жизни

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Кому выгодно?

Мистификация, в сущности, выгодна всем участникам хозяйственных процессов. И каждый из них, так или иначе, мистифицирует факты, искренне полагая, что речь идет об объективности и достоверности. Но Д. Джентиле (1875—1944) писал так: «Достоверность можно определить как присутствие Я в истине» [Джентиле, с. 196]. Это Я в истине и есть органическое единство субъективного и объективного, это и есть влияние своих интересов на представление о хозяйственных процессах. И, естественно, разные участники хозяйственных процессов имеют разные интересы и поэтому стремятся к неодинаковым целям. Однако, как правило, их всех преследует одна навязчивая идея-фикс: справедливость. Думая о себе, помещая свое Я в ситуацию, они отождествляют свой интерес с истиной.

Признавая интересы, мы должны оставить в покое все разговоры о справедливости и вспомнить слова великого юриста Г. Кель- зена (1881 — 1973) о справедливости: «...с точки зрения рационального познания есть только интересы людей и, следовательно, конфликты интересов. Решение может заключаться в том, чтобы либо удовлетворить один интерес за счет другого, либо найти компромисс между конфликтующими интересами. И невозможно доказать, что какое-то из этих решений справедливо» [Цит. по: Хайек, с. 222]. Из слов великого юриста можно понять всю разноголосицу интересов.

Так, единичный собственник предприятия заинтересован получить как можно больше прибыли, однако если в стране действует весьма жесткая система налогообложения доходов, то основной его заботой может стать сокрытие прибыли от лихих людей, жены и налоговых инспекторов.

Если собственники выступают в виде акционеров, то возможны две реакции: в одном случае акционеры могут требовать самых высоких дивидендов, так называемый американский вариант, в другом — акционеры ждут повышения курса акций, так называемый японский вариант. В самом деле, если вместо выплаты дивидендов прибыль реинвестировать, т.е. полученные средства вновь вложить в дело, то предприятие станет более богатым и мощным, его стоимость (оценка при возможной продаже) возрастет и, следовательно, котировочная цена акций такой компании увеличится. Она увеличивается во всех слоях, ибо главное в этом случае — понимание прибыли как прироста капитализации — стоимости предприятия. Вот, в какой-то момент акции крупнейшей фирмы упали сразу в четыре раза. Это значит, что в тот момент собственники фирмы понесли огромные убытки.

Интересы кредиторов тоже разные. Одни хотят «доить» фирму и поэтому меньше всего заинтересованы в ее ликвидации. Такие кредиторы могут и подождать с долгом и даже дальше кредитовать ее. Но есть и такие кредиторы, которые хотят разорить должника, вспомним Шейлока из «Венецианского купца» В. Шекспира: непогашенная кредиторская задолженность — просто повод, чтобы разорить, похитить или уничтожить фирму. Она в коммерческом мире представляет собой «корову»: первая группа кредиторов хочет ее доить, вторая — зарезать. С первыми надо дружить.

Интересы дебиторов зеркально, с точностью до наоборот, повторяют вариант, связанный с кредиторами. Новым в этом случае следует признать страхование и резервирование сомнительной дебиторской задолженности.

Налоговые органы, как правило, больше заинтересованы в статическом слое баланса, так как он, увеличивая стоимость активов, автоматически увеличивает и величину чистых активов, и сумму прибыли, позволяя накладывать большие налоги и на имущество, и на прибыль. Интересы налоговых органов зависят от принятой системы налогообложения. Сейчас они заинтересованы в том, чтобы каждое предприятие было как можно более прибыльно, ибо в этом случае увеличиваются доходы казны и сотрудники фискальных органов могут получить хорошую заработную плату и премию.

Работников волнует главным образом повышение их заработной платы и премий, и чем больше будут удовлетворяться их интересы, тем меньше может оказаться прибыль предприятия. (Но чем больше заработная плата работников, тем меньше будут и дивиденды акционеров.)

Аудиторы должны защищать интересы собственников прежде всего перед администрацией и налоговыми органами. Независимость — символ веры аудиторов. Однако в жизни все гораздо сложнее. Аудитора, в сущности, приглашает администратор, и это не что иное, как подрыв независимости и контроля.

Работников статистических органов волнует своевременная сдача отчетности и относительно простой способ ее выведения с микро- на макроуровень.

Легко понять, что каждая группа, преследуя свои интересы, предъявляет не к бухгалтерскому учету, а к бухгалтеру свои требования. И тот учет, который ведут бухгалтеры, — это следствие компромисса, в духе Кельзена, интересов участников хозяйственных процессов, а не постоянных разговоров о справедливости.

Концептуальная реконструкция — это воспроизведение фактов хозяйственной жизни путем их квалификации в виде проводок в различных слоях. В каждом слое система фактов должна отвечать закону тождества и быть непротиворечивой. Методологической базой концептуальной реконструкции должен быть «Логико-философский трактат» Л. Витгенштейна.

Демистификация, наоборот, учит, как стряхнуть с фактов хозяйственной жизни все проводки и рассмотреть эти факты в их чистом виде. При этом должны оставаться несколько (минимум две) трактовок того, что ищем. Методологической основой демистификации должны быть труды Ж. Дерриды (р. 1930).

Суть идей Вингенштейна — в четкости и однозначности понимания текста, учение Дерриды напоминает фокусника, который все время вынимает из шляпы новых кроликов. Но если кролики действительно помещаются в шляпе, то Деррида прав.

Многие рассуждают примерно так: есть одна теория, скажем, статического баланса и есть другая теория, предположим, динамического баланса. И та и другая имеют свои достоинства и недостатки. Поэтому надо собрать все достоинства, отбросить недостатки и будет то, что нужно. Такие выводы рождаются от того, что «наши принципы спят, а заблуждения бодрствуют» (Ж. Маритен). Просто бухгалтерам и всем, кто так или иначе связан с учетом, надо понять, что достоинства каждой теории — это следствие ее недостатков, а сами недостатки неотделимы от достоинств и часто являются их следствием. Причина этого в том, что каждая теория строится на своих постулатах и, согласно логическому закону тождества, положения этих постулатов не могут быть противоречивыми. Когда мы, объединяя теории, с неизбежностью смешиваем положения разных постулатов, то сначала возникает методологическая абракадабра, а потом логический абсурд.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>