Полная версия

Главная arrow Финансы arrow Бухгалтерский учет как сумма фактов хозяйственной жизни

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Демистификация бухгалтерского учета

Концептуальная реконструкция позволяет воссоздать подлинную природу F. Но мы видели, как это сложно. В понимании сложности и заключается задача науки — счетоведения, как ее называл Е. Е. Сивере. Но для практической работы нужно уметь оценить реальные сложности хозяйственной жизни. Многие практики говорят людям науки: «Сами напустили туману, а потом жалуетесь, что ничего не видно». Действительно, мистика бухгалтерского учета, продиктованная сложностями хозяйственной жизни и, что особенно важно, апперцепцией ее участников, и в самом деле напоминает плотный интеллектуальный туман. Для науки, для написания диссертаций это хорошо, но для практической работы, для счетоводства это плохо. Тут нужно туман рассеять. Тем, кто работает, нужно не знание, не множество равноценных истин, а вера в знание и одну Истину, которую они могут выбрать из теоретического репертуара[1].

Снимем очки теории. Постараемся взглянуть на факты без них. И тогда мы увидим, что сами реальные предметы как бы созданы самим Богом и тем самым заданы бухгалтеру, а связи между этими объектами (ценностями) формируются людьми. Именно между этими объектами постоянно снует человеческий разум, группируя их по своим, как правило, корыстным целям.

Очень хорошо ставил задачу демистификации Г. Фреге (1848—1925), который хотел «достичь знания понятия в его чистой форме, снимая все посторонние наслоения, которые скрывают его от очей разума» [Цит. по: Микешина, с. 364J. Отсюда в нашем случае весь смысл демистификации в том, чтобы увидеть то, что скрывается за мистическим языком бухгалтеров, и понять факты хозяйственной жизни, излагая их суть простым общедоступным языком. Вспомним уже разобранный ранее примеруб. Так, предположим, что некий наш коллега говорит: дебет 41, дебет 19 кредит 60, дебет 50 кредит 90, дебет 90 кредит 41 и т.д. Только человек, знающий учет в розничной торговле, догадается, о чем идет речь. А речь идет о простом случае: купили, скажем, 100 предметов по 100 руб. за единицу и хотят продать их по 120 руб. К моменту составления отчета проданы 3 единицы. Спрашивается, какова прибыль?

В терминах бухгалтерского языка, описывающего принятую процедуру, прибыль уже задана. Думать не надо. Подставляй числа и получай кредитовое сальдо счета 90. Но когда мы демистифицируем синтаксис и бухгалтерские проводки, то получим три неожиданных ответа:

1) купили, уплатив 10 000 руб., а продадим за 12 000 руб., следовательно, уже сформировалась прибыль в 2000 руб.

Возражение: нельзя считать прибылью то, что еще не продано;

2) уплатили за купленные товары 10 000 руб., а выручили на момент составления отчета 360 руб., следовательно, нет прибыли, а есть, по крайней мере сейчас, явный убыток — 9640 руб. (10 000 — - 360).

Возражение: об убытке можно говорить, если бы на момент составления отчета товары потеряли рыночную ценность. В противном случае — это капитал, который должен в следующие отчетные периоды превратиться в деньги и принести прибыль;

3) выручили 360 руб., спрашивается, во что фирме обошлись эти деньги? Ответ очевиден: в 300 руб. Следовательно, получена прибыль в 60 руб.

Возражение: нельзя говорить о прибыли пока не завершена вся операция. Только когда будет продана (или списана за непригодностью) вся партия товаров, будет возможность оценить успешность торговли.

Сейчас напомним обо всей условности исчисления прибыли, которая объясняется бухгалтерскими парадоксами (см. гл. 6). И из приведенных трех примеров мы только видим, что в маленькой задачке хранятся, как минимум, три логически равноценных ответа, на самом деле их существенно больше. Но действующая нормативная база предписывает официальную процедуру, согласно которой в учете демонстрируется прибыль в 60 руб.

И самое главное, что раз так принято, раз в нормативных документах так сказано, значит, так оно и есть. Истина, по команде руководящих товарищей, явилась нам как Афродита из пены морской.

В сущности, это не истина, а только ее часть. Это только вера бухгалтера в то, что представлена вся истина, и эта вера позволяет ему успешно работать. Ему не надо думать. Он знает! Это придает ему уверенность, но и притупляет естественное и необходимое чувство скептицизма.

В настоящих условиях нормативные документы предписывают: прибыль 60 руб., не больше не меньше. Остальные варианты недопустимы. Они ложны. Но мы знаем, что вместо одной Истины в жизни существует множество истин, и все другие, включая две названные, не хуже и не лучше облюбованной Минфином. Результат веры в 60 руб. — чудовищная переоценка однолюбов одного варианта и еще более чудовищная недооценка всех других возможностей. Как хорошо сказал А. Жид (1869—1951): «Горе книгам, где приходят к каким-либо выводам».

Отсюда можно сделать вывод огромной важности: однообразная процедура мистифицирует реальное положение дел. Любой практикующий бухгалтер всегда уверенно и не без основания скажет: получено прибыли 60 руб. Но при демистификации оказывается, что это только один из возможных ответов. Он придуман бухгалтерами где-то в XV в. Он удобен, ибо заострен на исчисление себестоимости выручки. Обратите внимание: не в том суть, во что обошлись фирме товары, а в том, во что ей обошлась выручка.

В практической жизни предприниматели придают мало значения таким обстоятельствам. Мы часто удивляемся тому, что наши работодатели не умеют читать баланс, не интересуются учетом и другими вопросами, для нас, бухгалтеров, жизненно важными. Но, демистифицируя наши приемы, мы должны понять, что предприниматели понимают прибыль как «взыскуемое и частное» в духе вариантов (1) и (2).

Вариант (1) самый важный, ибо все сделки предприниматель совершает в расчете на ожидаемую прибыль, и в приведенном примере он считает прибыль в 2000 руб.

Предприниматель живет будущим и соизмеряет его со временем — вариант (2). Когда его вложения окупятся, т.е. он, в нашем случае, сможет сказать: «Пока я свои 10 000 руб. «не отобью», прибыли у меня нет». Действительно, только когда выручка достигнет

10 000 руб., у него начнет формироваться прибыль. В нашем случае, продав 83 единицы, он получит выручку 9960 руб., и за этой величиной начнется прибыль. Иными словами, только продав 84 единицы, наш предприниматель может сказать, что он, получив сверх вложений 8 руб., начал получать прибыль.

Однако кое-кто задаст естественный, как ему кажется, вопрос: кому это нужно? Ответ тоже естественный: нужно многим. И все это, в сущности, если не загромождается методологией учета, то нужно всем. Каждый человек может рассматривать и решать приведенную выше задачу. Ему достаточно трех лет образования начальной школы, и он, как самый обычный школьник, задачу решит.

Автор предлагал своим собеседникам подумать над ней многим, часто случайным людям и предложить свой вариант ответа. Все охотно соглашались и давали всегда правильные ответы, особенно настаивали на варианте (2), а кое-кто и на варианте (1). Были и те, искушенные испытуемые, кто говорил о варианте (3). Но самое интересное, что самыми плохими учениками оказывались именно опытные бухгалтеры. Они говорили, что нет первичных документов, нет ни кассовых, ни товарных отчетов, поэтому и задачу решить нельзя. Кто-то поднимал автора на смех, замечая, что раз нет в условиях издержек обращения, то нет и решения. И с гордостью такой человек сразу же говорил: «Вы не знаете практики». Но практика многообразна, в ней есть все, и каждый бухгалтер должен преодолеть местечковый мистицизм, который окутывает его ум.

Бухгалтер, особенно работающий, конечно, прежде всего, должен крепко знать свое дело, разбираться в нормативных документах и строго следовать их предписаниям. Но это не все. Нормативные, особенно бухгалтерские, документы неизбежно отражают только одну из возможных сторон бухгалтерской методологии, как правило, только один его методологический слой, и пользователи финансовой отчетности, прежде всего, и ее составители, счетные работники должны видеть сквозь нее значительно больше, чем в ней написано. Сама эта отчетность представляет собой нечто напоминающее айсберг: на поверхности, на виду — */8 глыбы, а 7/8 — под водой. И бухгалтер, и его работодатель должны по */8 данных, представленных в балансе, понять и прочувствовать 7/8, которые явно отсутствуют в отчетности, но незримо содержатся в ней. Отчетность можно сравнить с девушкой в бикини. Все самое красивое представлено подробно, а самое важное спрятано.

Кое-что в этом отношении делают бухгалтеры. Так, в действующем плане счетов есть счет «Торговая наценка». Это позволяет выявить величину ожидаемой прибыли. Использование этого счета предполагает учет товаров не по покупным ценам, не по себестоимости, а по ценам продажным. Но возникновение счета «Торговая наценка» зависит от принятой администрацией предприятия учетной политики. В 30-е годы прошлого века относительно природы этого счета была большая дискуссия между Н. С. Помазко- вым (1889—1968) и И. А. Кошкиным (1895—1980). Тогда победил первый, утверждая, что это контрактивный регулятив, только уточняющий оценку товарных запасов, но теперь проясняется правда второго — это счет чисто пассивный, показывающий потенциальную прибыль. И в момент анализа — почти полноценный источник собственных средств.

Таким образом можно сделать важный вывод: мистификация связана с тем, что весь учет концентрируется на процедуре. Она и предопределяет величину исчисляемого финансового результата. Но методология учета и сама хозяйственная жизнь значительно шире и многообразнее принятых учетных записей. И всем, кто так или иначе соприкасается с бухгалтерским учетом, надо об этом хорошо помнить и уметь как концептуально реконструировать факты хозяйственной жизни, так и демистифицировать принятые бухгалтерские процедуры.

Если концептуальная реконструкция воспроизводит эти факты такими, какими они были или должны были бы быть, то демистификация просто показывает, что стоит за процедурой, в чем ее экономический и социальный смысл. Очень важно заметить, что юридические аспекты бухгалтерского учета в демистификации не участвуют, их просто не замечают, ибо юриспруденция — это тоже мистика.

Но самым важным и самым главным надо считать то, что демистификация должна раскрывать интересы лиц, занятых в хозяйственных процессах, и все решения в области бухгалтерской процедуры и ее нормативное регулирование мистифицируются в интересах этих лиц.

  • [1] В сущности, одна «истина» — это скорее мнение, чем истина. И хорошо сказалАбеляр (1079—1142): «...мы ограничены мнением, не обладая знанием» [Цит. по: Суини,с. 98].
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>