ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПОЛИТИКИ «ВОЕННОГО КОММУНИЗМА»

Есть все основания утверждать, что экономическая политика большевиков в 1917 — начале 1921 г. потерпела полный крах. Резко сократилось производство промышленной продукции, упала производительность труда. В сельском хозяйстве из-за продразверстки крестьяне сокращали посевы, снизилась урожайность. Основной причиной краха экономической политики большевиков в эти годы было непонимание или игнорирование ими мотивов, двигающих человеком в сфере производства и распределения.

Выявилась неэффективность принудительного труда. Сразу же с началом «трудмобилизаций» появилось и «труддезертирство». Дисциплина на предприятиях с трудом поддерживалась драконовскими методами. Из-за нищенской оплаты труда часть рабочих уходила в деревню, чтобы не умереть с голоду.

В годы войны проявилась неэффективность государственной собственности; почти все предприятия стали убыточными и работали лишь благодаря государственным дотациям.

Рабочие устраивали забастовки, которые фактически были запрещены и жестоко подавлялись. Были даже случаи расстрела рабочих митингов. Профсоюзы были поставлены под полный контроль государства и фактически не могли отстаивать материальные интересы рабочих. «Произошел полный и фатальный разрыв между пролетариатом и большевиками»[1], — считает профессор Калифорнийского университета Питер Кенез. Он утверждает, что большевики прибегли к террору именно потому, что лишились поддержки рабочих.

Государственная система распределения не была эффективной и не обеспечивала нормального питания городского населения. Половину продуктов горожане приобретали на черном рынке, который, несмотря на запреты и расстрелы «спекулянтов», продолжал действовать.

Громоздкая и дорогостоящая система управления промышленностью не смогла решить поставленные перед нею задачи. Предприятия нередко простаивали из-за нехватки топлива и сырья. Аппарат управления стал чрезмерно разрастаться и работал неэффективно.

Совершенно расстроилась финансовая система. Деньги настолько обесценились, что их заменил прямой продуктообмен; заработная плата в основном выдавалась также натурой.

Крестьяне, возмущенные грабежами продотрядов, которые собирали продразверстку, поднимали мятежи и восстания, носившие массовый характер. Они охватили почти всю территорию страны. Особенно значительными из них были восстания в Тамбовской губернии, в Западной Сибири, на Украине.

Большинство трудящихся были недовольны политикой советской власти и компартии, выдвигали требования перевыборов советов, отмены продразверстки, прекращения террора, допущения мелкого частного сектора, разрешения торговли.

Внутри правящей коммунистической партии нарастали разногласия по поводу проводимой политики. Некоторые деятели в окружении Ленина (Троцкий, Ларин и др.) предлагали еще до окончания войны заменить разверстку умеренным продналогом, но он категорически отвергал подобные предложения. В РКП(б) образовались фракции и группировки, которые по-разному представляли себе методы строительства социализма и роль профсоюзов в управлении промышленностью.

Все эти факторы свидетельствовали о глубоком кризисе политики компартии и советской власти. Но Ленин не спешил вводить какие-либо изменения. Лишь в октябре 1921 г., уже после перехода к нэпу, Ленин признал ошибочность политики «военного коммунизма». В статье «К 4-летней годовщине Октябрьской революции» он писал: «Мы предполагали без достаточного расчета — непосредственными велениями пролетарского государства наладить государственное производство и государственное распределение продуктов по-коммунистически в мелкокрестьянской стране. Жизнь показала нашу ошибку»1.

Особенно подробный и откровенный анализ ошибок политики «военного коммунизма» Ленин сделал в докладе на II Всероссийском съезде политпросветов 17 октября 1921 г. «На экономическом фронте, с попыткой перехода к коммунизму, мы к весне 1921 г. потерпели поражение более серьезное, чем какое бы то ни было поражение, нанесенное нам Колчаком, Деникиным или Пилсудским, поражение, гораздо более серьезное, гораздо более существенное и опасное. Оно выразилось в том, что наша хозяйственная политика в своих верхах оказалась оторванной от низов и не создала того подъема производительных сил, который в программе нашей партии признан основной и неотложной задачей. Разверстка в деревне, этот непосредственный коммунистический подход к задачам строительства в городе, мешала подъему производительных сил и оказалась основной причиной глубокого экономического и политического кризиса, на который мы наткнулись весной 1921 года»[2] [3]. И еще одно запоздалое признание Ленина: «С товарообменом ничего не вышло, частный рынок оказался сильнее нас»[4].

  • [1] См.: Россия в XIX—XX вв. Взгляд зарубежных историков. М., 1996.С.189.
  • [2] Ленин В.И. ПСС. Т. 44. С. 151.
  • [3] Там же. С. 159.
  • [4] Там же. С. 208.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >