Полная версия

Главная arrow Литература arrow Английские заимствования в территориальных вариантах французского языка Африки

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЯЗЫКОВАЯ ПОЛИТИКА

Особенности языковой ситуации, сложившейся в англо- и франкоязычных странах Африки, нельзя понять без тщательного исследования языковой политики, без раскрытия тех характерных мотивов, которые обусловили разновидности языковой колониальной политики, проводившейся английскими и французскими колонизаторами.

В теории языковой политики до настоящего времени еще много нерешенных и дискуссионных проблем. Прежде всего недостаточно точно определено само понятие «языковая политика». Специальная литература дает следующую трактовку термина «языковая политика» - «совокупность мер, принимаемых для изменения или сохранения существующего функционального распределения языков и форм языка, для введения новых или консервации употребляющихся лингвистических норм» [Никольский, 1968: 25].

Существуют и иные определения языковой политики. Так В.А. Ав- ронин дает следующую дефиницию понятию: «система мер, сознательного регулирующего воздействия на функциональную сторону языка, а через ее посредство в известной мере также и на его структуру, представляет собой языковую политику определенного общественного класса, государства» [Авронин, 1970: 10].

Как отмечает В.Т. Клоков, воздействие на язык со стороны человека или общества может носить как неосознанный, так и целенаправленный характер. В случае языковой политики признается, что такое воздействие является исключительно осознанным и целеустремленным [Клоков, 1992: 5].

Уточним, что языковая политика затрагивает функциональную сторону языка. Здесь нельзя не согласиться с мнением А.В. Авронина, что «...общество может управлять в известных пределах и структурной стороной языка, но управляет ею не непосредственно, а через посредство функциональной ее стороны. И языковая политика как организованная и целенаправленная форма общественного управления имеет своим непосредственным объектом функциональную сторону языка, а через ее посредство в какой-то степени также и на структурную его сторону» [Авронин, 1975: 177].

Распределение языков по сферам использования и придание им определенных статусов в современном мире, как правило, представляет собой контролируемый процесс и регулируется правительством страны.

Языковая политика метрополий препятствовала развитию этнических языков в колониях, всячески тормозила их становление как литературных языков с широкими социальными функциями. В тех странах, где к моменту завоевания функционировали этнические языки с давней литературной традицией, предпринимались попытки ограничить их функции, низвести до уровня разговорно-бытовых или культовых и, по возможности, устранить их из общественной жизни.

Языковая политика французской администрации в Африке с самого начала резко отличалась от британской. В английских владениях местные языки использовались на низших административных уровнях, их вводили в учебные программы начальных школ. Во французских колониях язык метрополии сразу вытеснил местные языки из всех официальных сфер, за исключением религиозных.

В этих странах языковая политика строилась в соответствии с французскими колониальными принципами «прямого управления», согласно которым язык метрополии доминировал исключительно во всех сферах общественно-политической и экономической жизни, а использование местных языков ограничивалось лишь сферой устного бытового общения [см. Виноградов, Коваль, Порхомовский, 1977: 251].

Даже после предоставления этим странам независимости здесь стремились придерживаться норм французского языка. В англоязычной Африке, напротив, английский язык развивался более свободно. Кроме того, в британских колониях культивировалось отрицательное отношение к другим европейским языкам.

Несмотря на указанные отличия, результаты языковой политики колонизаторов, отражавшие во всех случаях пренебрежительное отношение к языкам автохтонного населения, были примерно одинаковыми: это господство колониальных языков в важнейших сферах общественной жизни, возникновение ситуации навязанного или, как его еще называют, колониального двуязычия, неграмотность абсолютного большинства коренного населения, отсутствие письменности у многих этнических языков в многоязычных странах, невозможность получить образование на родном языке и использовать его для создания духовных ценностей. Антидемократическая социально-языковая политика метрополий способствовала превращению их языков в орудие порабощения колониальных народов. Однако, такая, несвойственная им на родине, социальная функция отрицательно сказывалась прежде всего на самом функционировании западноевропейских языков, резко ограничив возможности их распространения [Чередниченко, 1983: 27].

Формулирование языковой политики в настоящее время и ее проведение в жизнь обусловлены общей социально политической ориентацией страны. Так, во многих африканских государствах прозападная ориентация правящей элиты, заинтересованной в сохранении связей с бывшей метрополией, порождают языковую политику, ориентированную исключительно на западный язык, что ведет к углублению национально-языковых противоречий. Демократическая языковая политика направлена на повышение престижа автохтонных языков путем расширения их функций, прежде всего в сфере образования, развития письменности, создания научно-технической и общественно-политической терминологии.

Ю.А. Вознесенская, подтверждая это, отмечает, что среди интеллигенции африканских стран существуют два направления во взглядах на дальнейшее проведение языковой политики. Представители одного из них выступают за интенсивное развитие основных национальных языков и широкое их внедрение в систему народного образования; сторонники другого направления считают, что упор должен делаться на использование европейских языков как средства скорейшего достижения консолидации народов в рамках одного государства [Вознесенская, 1988].

После получения независимости африканскими государствами были определены центральные мероприятия в области языковой политики:

  • 1) выбор языка межэтнического общения;
  • 2) выбор официального языка;
  • 3) выбор языка учебного процесса.

Большое разнообразие африканских языков значительно затрудняет коммуникацию между этносами. Решение данной проблемы нередко осуществляется путем естественного развития общего двуязычия, стихийного выхода одного из языков в сферу межэтнического общения.

Так, некоторые языки, выполняя функцию средства внутриэтниче- ского общения и насчитывая большое количество коренных носителей, используются также представителями других этносов. Такие языки выходят за пределы этносов и выполняют функцию межэтнического общения. Со временем они могут занять позицию социально- политического превосходства. При этом сама государственная власть может и не обеспечивать особой поддержки данному языку.

Некоренные носители языка межэтнического общения, как правило, используют его в качестве второго языка в пределах определенной географической области. Для представителей малых этнических групп, проживающих в городе, этот язык может стать основным. В любом случае функция языка межэтнического общения состоит в том, чтобы облегчить и упорядочить процесс коммуникации между членами разных этнических групп [Батана, 2003: 28].

В колониальное время отсутствие языка в ряде стран Африки, с одной стороны, значительно препятствовало сближению проживавших народностей и племен, а с другой, создавало благоприятные условия для навязывания неродного колониального языка, что вполне соответствовало целям метрополий.

Говоря о языке межэтнического общения, необходимо упомянуть и о национальном статусе языка. Несмотря на широкое распространение и повсеместное использование в качестве межэтнического одного из местных языков в том или ином регионе, на сегодняшний день далеко не все из них были признаны национальными.

Не всегда также национальным языкам предоставляется статус официального, в основном потому, что многие из них по ряду политических, экономических, этнических и лингвистических причин не могут быть допущены в официальную сферу.

В первые годы после приобретения странами континента независимости выбор официального языка из числа местных идиомов затруднялся тем, что подавляющая часть населения колоний оставалась неграмотной. Кроме того, в условиях этнического двуязычия и многоязычия, сложившихся в большинстве освободившихся стран, вопрос о языке государственного общения приобретал политическую окраску.

На сегодняшний день при выборе официального языка руководство африканских государств придерживается принципа демократичности, который состоит в признании официальным языка, наиболее удовлетворяющего предъявляемым требованием. Официальным может быть объявлен как наиболее развитый и распространенный среди населения местный язык, так и заимствованный язык, если к нему приобщено большинство населения страны. Демократический подход, однако, часто мешает эффективности выбора, так как не все местные языки формально готовы для данной цели, а импортированные языки функционально распространены среди незначительной части населения.

В любом случае официальный статус того или иного языка должен соответствовать уровню владения, использования и отношения к нему в стране. В теоретическом плане вышеуказанная категоризация основывается на сложном взаимодействии многих параметров как чисто языкового, так и социолингвистического порядка [Молодкин, 2001: 72].

Проблема государственного языка в современной Африке остается одной из самых острых проблем культурного и социального развития. Важнейший аспект этой проблемы связан с вопросами образования: какие языки должны стать обязательным предметом изучения, какой язык должен быть языком учебного процесса, в каком соотношении должно находиться изучение местных и европейских языков?

Выбор языка обучения является важным моментом в языковой политике колониальной администрации. Именно в этой области наиболее полно проявилось различие идеологий прямого и косвенного правлений. В современной политике выбору языка обучения также уделяется достаточно большое внимание.

В основе выбора языка в качестве средства обучения должны лежать как познавательные, так и идеологические мотивы. Преувеличение одного из них, игнорирование объективно складывающейся обстановки нередко приводят к неудовлетворительным результатам. Часто идеология играет решающую роль в выборе языка обучения.

Так, в Конго в начале 70-х годов в рамках программы восстановления конголезских языков была предпринята попытка образовательной реформы, суть которой заключалась в преподавании местных языков и на местных языках. Вскоре конголезские власти признали, что разработка и внедрение в жизнь проекта образовательной реформы представляются очень сложными процессами и требуется преодоление множества препятствий [Багана, 2003: 47]. Кроме того, «данный проект не встретил одобрения среди студентов и школьников, которым предстояло обучаться по новой системе» [Eliou, 1975: 200].

На сегодняшний день в большинстве стран Африки в качестве языка учебного процесса используется импортированный европейский язык, так как вопрос заключается не в том, автохтонный ли он или нет, а в том, что он из себя представляет. Другими словами, выбор языка обуславливается его качеством.

Следует отметить, что в странах северной Африки наблюдается использование в учебном процессе арабского языка. В остальных странах Африки «африканские языки представлены в средней школе лишь как предмет специального обучения. Причиной отчуждения африканских языков от средней школы является не только их неподготовленность к передаче знаний на этом уровне, но и отсутствие у многих из них официального статуса на внутригосударственном уровне, а также соответствующего престижа на мировой арене» [Клоков, 1992: 83].

Многие государства Африки в настоящий момент уже пересматривают или находятся на пороге пересмотра своей языковой политики, включая и политику в отношении бывшего колониального языка. Тем не менее новая языковая политика должна обязательно учитывать реальные языковые ситуации, отношение различных общественных групп к использованию того или иного языка и условия языкового употребления, которые могут варьироваться от страны к стране и тем самым создавать благоприятные будущие условия для языковой коммуникации.

Рассматривая некоторые вопросы языковой политики, X. Глюк выдвигает следующие тезисы:

  • 1) языковая политика - это запланированное вмешательство в конкретные социальные взаимоотношения, она должна исследоваться на уровне социальной жизни языковых коллективов;
  • 2) языковая политика не может быть прямо направлена на изменение языковой системы, она затрагивает прежде всего повседневное коммуникативное поведение языковых коллективов [Глюк, 1979: 76].
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>