ИНСТИТУТ ПЛАНА И РЫНКА

Система командной экономики

Система рыночной экономики

Подходы к спецификации прав собственности

Система командной экономики

Экономическое развитие общества неизбежно связано с переходом экономики из одного состояния в другое. Остановимся на механизмах функционирования и институциональных особенностях командной системы, поскольку без знаний о прошлом невозможно разобраться в причинах неудач и трудностей проведения рыночных реформ в постсоциалистических странах.

Командная экономика — способ ориентации и управления экономической системой, хозяйством страны, основанный на высоком уровне централизации функций руководства экономикой, применении директивных методов управления, сосредоточении ресурсов производства в государственной собственности[1]. Главные черты, присущие командной (дефицитной) экономике, таковы:

  • 1) государственная собственность является основной формой собственности. В исключительной собственности государства находятся земля, ее недра, воды, леса, а также физический капитал;
  • 2) управление экономикой осуществляется из единого центра. Всеобщая система планирования охватывает практически всю легальную экономическую деятельность;
  • 3) многие рыночные институты, например институт частной собственности, институт банкротства, отсутствуют, а существующие принимают уродливые формы либо проявляются в теневом секторе;
  • 4) экономика испытывает хронический дефицит, который в определенной степени восполняется за счет теневой экономики. Широкое развитие получает неформальная экономика;
  • 5) уравнительная система распределения не способствует устойчивому экономическому росту, так как результаты труда незначительно влияют на величину вознаграждения;
  • 6) трансакционные издержки функционирования командно-административной системы намного выше, чем издержки координации деятельности экономических субъектов в рыночной экономике;
  • 7) происходит расцвет теневой экономики, «серого» и «черного» рынков;
  • 8) происходят развал общенационального рынка, попытка усиления региональных рынков, разгул центробежных сил;
  • 9) у потребителя отсутствует право выбора товара.

Хозяйственный механизм командно-административной системы

имеет ряд особенностей. Он предполагает, во-первых, непосредственное управление всеми предприятиями из единого центра — высших эшелонов государственной власти, что сводит на нет самостоятельность хозяйствующих субъектов. Во-вторых, государство полностью контролирует производство и распределение продукции, в результате чего исключаются свободные рыночные взаимосвязи между отдельными предприятиями. В-третьих, государственный аппарат руководит хозяйственной деятельностью с помощью преимущественно командно-административных (директивных) методов, что подрывает материальную заинтересованность в результатах труда.

В административно-командной системе важнейшие производственные ресурсы были в собственности прежде всего государства, а также производственных кооперативов (например, колхозов и артелей в бывшем СССР), функционировавших главным образом в сельском хозяйстве. Непосредственные производители здесь выступают как собственники таких ресурсов, как знания (уровень общего и профессионального образования в СССР и европейских социалистических странах был довольно высок), а также рабочая сила. Распределение потребительских благ было (в КНДР и на Кубе еще сохраняется) довольно равномерным, а в некоторых аспектах (услуги образования, здравоохранения и др.) даже с элементами уравниловки. Оно во многом определялось не отношением к ресурсам, а политическими факторами. В преимущественном положении находился узкий слой правящей партийно-государственной номенклатуры, имевший привилегии в доступе ко многим потребительским благам (жилью, услугам санаториев и других лечебно-оздоровительных учреждений, дефицитным видам продуктов питания и одежды и др.).

Рассмотрим недостатки командно-административной системы:

  • 1) неспособна обеспечить рост эффективности хозяйственной деятельности;
  • 2) гигантские монополии при отсутствии конкуренции не заботятся о внедрении новинок техники и технологии;
  • 3) отсутствуют нормальные материальные и людские резервы на случай нарушения сбалансированности народного хозяйства;
  • 4) не реагирует на НТР;
  • 5) низок уровень удовлетворения потребностей;
  • 6) существует хронический дефицит ресурсов и предметов потребления;
  • 7) преобладает так называемая уравниловка в оплате труда и предоставлении общественных благ;
  • 8) существует скрытая безработица.

Централизованное распределение материальных благ, трудовых и финансовых ресурсов осуществлялось без участия непосредственных производителей и потребителей. Оно происходило в соответствии с заранее выбранными как «общественные» целями и критериями, на основе централизованного планирования. Значительная часть ресурсов в соответствии с господствовавшими идеологическими установками направлялась на развитие военно-промышленного комплекса (рис. 9.1).

Распределение созданной продукции между участниками производства жестко регламентировалось центральными органами посредством повсеместно применяемой тарифной системы, а также централизованно утверждаемых нормативов средств фонда заработной платы. Это вело к преобладанию уравнительного подхода к оплате труда.

Кругооборот осуществляется между тремя субъектами командной экономики: государством, производителями и потребителями при посредничестве так называемого псевдорынка предметов потребления и «черного» рынка. На первом рынке представлены государство и потребители, на втором — производители и потребители.

Модель кругооборота командно-административной системы

Рис. 9.1. Модель кругооборота командно-административной системы

Единственным собственником всех ресурсов (включая частично и ресурс труда) является государство. Оно обеспечивает производителей средствами производства путем их прямого распределения. Производители создают продукт, который является собственностью государства. На этом завершается первый (малый) круг кругооборота плановой экономики.

Часть полученного от производителей продукта (предметы личного потребления и некоторые услуги) государство поставляет на псевдорынок предметов потребления. Псевдорынком он является потому, что объемы и структуру производства здесь определяют не покупатели и продавцы, цены формируются не под влиянием спроса и предложения, а центральными планирующими органами. Товары и услуги получают потребители, которые (в пределах собственной экономической свободы) отдают свой труд государству. Государство возмещает потребителям затраты на воспроизведение рабочей силы в форме централизованно определенной заработной платы и бесплатных услуг в образовании, здравоохранении, жилье. Денежные доходы потребителей используются на приобретение предметов потребления и присваиваются государством как доходы от реализации. Этим завершается второй круг кругооборота.

Благодаря работам Яноша Корнай командная экономика получила еще одно название — «экономика дефицита»[2]. Присущие ей такие экономические явления, как мягкие бюджетные ограничения, почти не насыщаемый спрос, сочетались с характерными институциональными факторами, например более высокой степенью патернализма, напряженностью при капиталовложениях, существованием хронического дефицита рабочей силы, скрытым ростом цен и другими, которые не были предписаны ни одним государственным постановлением или планом.

Дефицит — хроническое явление, поэтому наблюдается постоянно. После возможного временного успеха попыток преодолеть его он всегда возникает вновь. Таким образом, командная экономика способствует перманентному воспроизводству дефицита.

В командной экономике правительство фиксировало цены и устанавливало их на уровне ниже цен, обеспечивающих равенство спроса и предложения. Следовательно, спрос на товар превышал предложение, т.е. правительство своими действиями способствовало росту дефицита. Недостаток товаров по низким ценам создавал условия для того, чтобы нуждавшийся в товарах покупатель и продавец в погоне за большей прибылью совершали между собой акт взаимовыгодной торговли (торговля «из-под прилавка», «с черного хода» и т.п.): за пределами формальных правил и ограничений товар продавался по цене, значительно выше установленной государством.

Такая же ситуация наблюдалась, когда правительство регламентировало объем выпуска продукции.

Сама идея планирования экономической деятельности не нова и реализуется в обществах с различными экономическими системами. Речь идет о границах планирования. Если государство пытается охватить всё и вся, то наступает момент, когда оно оказывается не в состоянии контролировать развитие экономических процессов. Невозможность учесть в едином центре сбора и анализа всю информацию об экономической деятельности в стране, изменениях в спросе и предложении отдельных товаров и услуг приводила к искажению данных, которые, в свою очередь, закладывались в основу нового плана. Реализация такого плана только усиливала разрыв между ним и реальностью.

С институциональной точки зрения эффективность экономической системы и способы распределения информации на различных ступенях иерархии находятся в следующей зависимости: реальные экономические условия очевидны для экономических агентов только на нижней ступени производственного процесса. Эта информация о реальном положении дел должна пройти все уровни бюрократической структуры снизу до самой ее вершины. Приказам, принимаемым после рассмотрения этой информации в высших инстанциях, предстоит тот же путь, только в обратном направлении — сверху вниз. При этом неизбежны значительные потери и искажение информации, даже при максимальной добросовестности всех заинтересованных лиц.

В командной экономике существовал целый ряд причин, по которым невозможно было обеспечить максимальную добросовестность всех заинтересованных лиц или избежать оппортунистического поведения. Кроме этого, в командной экономике создавались все условия для фальсификации данных об объеме выпускаемой продукции, для приписок; было выгодным преувеличивать имеющиеся трудности и недооценивать имеющийся потенциал, скрывать недостатки в работе от вышестоящих лиц (в той степени, насколько это было возможно).

В случае обнаружения нарушений начальник стоял перед выбором, как использовать полученную информацию. Зачастую в системе командной экономики эта проблема решалась не в пользу эффективности производства. Начальник и его подчиненный заключали между собой неформальное соглашение, которое предусматривало сокрытие правдивой информации от начальника более высокого уровня, а распределение выгод от подобного сотрудничества происходило уже между двумя участниками подобного соглашения. В случае если вышестоящий начальник узнавал о нарушениях, то, как правило, и он вступал в данное соглашение, получая определенный процент за молчание, который вынуждены были предоставить ему первоначальные участники сделки, чтобы избежать наказания. Таким образом, вся бюрократическая система была покрыта сетью подобных неформальных отношений, ставших основными в командной экономике.

В командно-административной системе сфера влияния бюрократии значительно шире, чем в рыночной. Это связано с особенностями системы управления, которая охватывала всю структуру хозяйственных связей и организация которой во многом была обусловлена интересами бюрократического аппарата. Монополия на информацию, возможность отдельных чиновников определять порядок доступа к этой информации для различных категорий экономических субъектов, условия ее получения, а также распоряжения ресурсами способствовали повсеместному развитию коррупции, установлению многочисленных запретов и ограничений, обусловливающих получение бюрократической ренты.

Еще одна проблема, которая очень остро стояла в командной экономике на всех уровнях — от рядовых работников до руководящего (управленческого персонала) состава, — это проблема оппортунизма.

А. Алчиян и Г. Демсец как одно из важнейших преимуществ фирмы рассматривают кооперацию, когда совместное использование какого-либо ресурса в составе целой команды способствует достижению лучших результатов, чем индивидуальное. Однако коллективное производство часто затрудняет определение вклада каждого члена коллектива в процесс производства, порождая, таким образом, стимулы к оппортунистическому поведению (отлыниванию). Выходом из создавшегося положения может быть организация системы контроля (надзора) за деятельностью каждого работника. Чтобы контроль был эффективным, функция контроля может быть возложена на одного из руководящих работников — собственников предприятия. Однако даже в условиях рыночной экономики эта проблема остается нерешенной, поскольку возможности контролирующего агента по предотвращению отлынивания ограничены, и с определенного момента издержки коллективной деятельности начинают превышать выгоды, что сдерживает дальнейшее расширение фирмы.

Развивая данные положения применительно к командной экономике, можно отметить, что решение проблемы отлынивания представлялось здесь еще более сложным.

Во-первых, проблема контроля была вызвана фактическим отсутствием собственника, способного осуществлять независимый от внешних факторов контроль, поскольку поведение самого контролирующего агента, как правило, было оппортунистическим по отношению к возложенным на него обязанностям.

Во-вторых, уравнительная система распределения способствовала созданию стимулов для отлынивания.

В-третьих, в командной экономике сочетание неэффективного контроля с уравнительной системой оплаты труда привело к институционализации оппортунистического типа поведения не только отдельных индивидов по отношению к предприятию, на котором они работали, но и целых коллективов по отношению к государству: это были ситуации, когда большая часть работников знали о совершаемых на предприятии нарушениях, но не сообщали о них в вышестоящие органы.

Несмотря на наличие хронического дефицита, т.е. нехватку ресурсов, командная экономика, тем не менее, характеризовалась внутренней стабильностью и способностью к самовоспроизводству. Парадоксально, но дефицит тоже может быть нормальным состоянием системы, когда его уровень стабилизируется и экономические агенты приспосабливаются к нему. В этом случае речь идет о нормальном дефиците. Аналогичным образом Я. Корнай говорит о нормальной длине очереди, нормальных запасах ресурсов и готовой продукции, нормальной напряженности плана и т.д.

Рассмотрим нормы командной экономики:

  • • простой и ограниченный утилитаризм;
  • • ценностно-рациональное действие;
  • • норма доверия;
  • • соглашение о взаимном оказании услуг («ты — мне, я — тебе»);
  • • норма легализма (добровольное подчинение закону).

Простой и ограниченный утилитаризм — это, во-первых, стремление индивида увеличить свою полезность вне связи с продуктивной деятельностью (через доступ к дефициту различного вида), во-вторых, увеличение полезности, связанное с высокими психологическими издержками и стрессами (очередь, блат и пр.).

Ценностно-рациональное действие определяется неполнотой информации о состоянии экономики и тем, что агент выбирает только средства достижения цели, которая задана идеологией и плановыми заданиями.

Норма доверия существует в двух формах: как доверие к государству и как доверие на микроуровне, ограниченное кругом хорошо знающих друг друга лиц. Доверие на микроуровне возможно только в максимально персонифицированной форме (важность дружеских связей прямо пропорциональна уровню дефицита).

Следующую базовую норму командной экономики можно определить как «ты — мне, я — тебе», или соглашение о взаимном оказании услуг. Такая норма лежит в основе любой бартерной сделки. Даже тот факт, что бартерный обмен может осуществляться по цепочке, не позволяет этой норме лишиться локального и ограниченного кругом лиц характера.

Провозглашаемый легализм — публичная демонстрация приверженности принятым законам (в том числе партийным решениям) зачастую сочетается с внутренним несогласием с ними, а порой с их невыполнением.

Перечисленные нормы характеризуют командную экономику с отрицательной стороны. Но были и положительные моменты, например возможность успешной апелляции к партийным или профсоюзным органам для защиты прав трудящихся, наличие определенных государственных гарантий относительно некоторых экономических показателей (гарантия уровня инфляции, гарантия своевременной выдачи зарплаты и пенсий, возможность развития домашнего хозяйства в разрешенных пределах и пр.), связанных с понятием стабильности существования индивидов.

Тем не менее за более чем 50-летнее существование командно- административная система управления подорвала основы нормального функционирования общественного производства и в результате этого ввергла нашу страну в глубокий застой и экономический кризис. Она показала свою несостоятельность в положительном решении современных созидательных задач хозяйственного развития. Нежизнеспособность этой системы, ее невосприимчивость к достижениям НТР и неспособность обеспечить переход к интенсивному типу экономического развития сделали неизбежными коренные социально-экономические преобразования почти во всех социалистических (коммунистических) странах. Стратегия экономических реформ в этих странах определяется законами развития мировой цивилизации, в результате чего с большей или меньшей скоростью там строится современная рыночная экономика.

  • [1] http://bankir.ru
  • [2] Корнай Я. Дефицит: Пер. с венг. — М.: Наука, 1990.
 
Посмотреть оригинал