Полная версия

Главная arrow Риторика arrow Лекторское мастерство

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Историческая изменчивость общериторического и педагогического идеала общества

Даже в области научной речи, не слишком подверженной изменениям по сравнению, например, с речью политической, происходят изменения. Обстоятельная строгость в сочетании с живой образностью на рубеже прошлого и нынешнего столетий сменяется пафосной, почти «политической речью» (не только в гуманитарных, но и в естественнонаучных областях) в 30—40-е гг. XX в. (заинтересованный читатель может обратиться к материалам сессии ВАСХНИЛ в 1949 г., посвященной борьбе с «вейсманизмом-морганизмом»). Эта речь развивает те изменения обиходной и политической речи, наступившие сразу после революции, которые описывает И.А. Бунин в «Окаянных днях»: по наблюдению писателя, в первые же послереволюционные дни воцарился какой-то совершенно особый язык, состоящий из смеси высокопарных, возвышенных слов и почти площадной брани.

Эта речь постепенно сменилась и в общепубличной, и, в частности, научной сфере, в академическом красноречии столь же штампованной, но не столь явно идеологизированной, «гладкой», однако весьма скованной и поверхностной научной речью периода «застоя». Сейчас, к сожалению, прекрасным представляется не тот слог, не тот стиль науки, которым написаны школьные и вузовские учебники, хотя заметен и некоторый, пока слабый, поворот к традиционному образцу второй половины XIX — начала XX в. Сравните изложение курсов русской истории В. Ключевского и С. Соловьева и «Краткий курс истории ВКП (б)»; вузовский учебник по истории КПСС 60—70-х гг. XX в. и текст учебника по истории России, которым вы еще недавно пользовались в вузе и в школе.

Русский философ XX в. А.Ф. Лосев говорил: «Жаль, что мои книжные редакторы охотятся за разговорными словечками и оборотами, искореняют их как сорняки. Не понимают! Ведь популярно, беллетристично изложенный предмет не становится от этого менее научным» [20, с. 145].

Действительно, в связи с определенными социальными причинами изменился и принятый образец не только публичной, ораторской, но даже академической речи — системы довольно консервативной. Обращение к лучшим текстам научных работ дореволюционного периода и 20-х гг. XX в. удивляет современного читателя, уже приученного редактурой к усредненной, сглаженной, абстрактной, невыразительной псевдонаучной и псевдоакадемической речи.

«Редактура», приводившая научные тексты в соответствие с речевым идеалом, царящим в этом социуме, была только одним из проявлений «пуризма» как формы языковой политики, насаждавшейся в эпоху тоталитаризма и застоя. А языковая политика — это именно та деятельность государства, которая насаждает соответствующий этому государству тип речевого идеала. Государство, «творя» жизнь людей, «заботится» и об их речи. Такое влияние вовсе не всегда плохо, скорее напротив. Для консолидации и развития общества оно необходимо, если соответствует позитивным тенденциям и поддерживает именно их. К сожалению, приходится констатировать, что языковая политика — осознанное влияние на речь общества — нашему современному государству близка не в должной степени.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>