Полная версия

Главная arrow История arrow История

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ПУТИ ВЫХОДА ИЗ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА И ИДЕОЛОГИЧЕСКОЕ ОБНОВЛЕНИЕ КАПИТАЛИЗМА

Двадцатые годы XX в. можно охарактеризовать как период стабилизации капитализма. Экономика европейских стран и США переживала подъем. Происходила техническая реконструкция промышленности, шел рост производительности труда и объема производства. Методы поточно-конвейерного производства распространились по всему миру и утвердились в качестве основных. Технический прогресс на предприятиях, увеличение их энерговооруженности, внедрение процесса стандартизации и других эффективных методов организации производства способствовали росту производительности и интенсивности труда. Усилилась концентрация и централизация производства, что также имело в целом положительный эффект для дальнейшего развития промышленности. Значительные слои трудящихся добились повышения жизненного уровня. В этот период продолжала нарастать тенденция к активизации социальной политики государства. Уменьшался рабочий день, запрещался труд женщин и детей на тяжелых и ночных работах, вводилось социальное обеспечение или страхование от старости, болезни, безработицы, несчастных случаев на производстве, появлялось обязательное бесплатное образование и т.д.

Причинами стабилизации капитализма были следующие.

Во-первых, это дальнейшая демократизация политической жизни, усиление институтов гражданского общества. В основном это было следствием общей эгалитаристской тенденции, охватившей западные страны под влиянием тех жертв и лишений, которые претерпело их население в период мировой войны. Именно после Первой мировой войны в большинстве европейских государств и США вводится демократическое избирательное право (всеобщее, равное, прямое при тайном голосовании).

Во-вторых, под влиянием революции 1917 г. правящие элиты этих государств осознали, что проведение активной социальной политики необходимо для поддержания политической стабильности. Ведь нежелание учесть социально-экономические интересы широких народных масс может привести к краху всей политической системы.

В-третьих, в этот период продолжало расти влияние профсоюзов, укреплялись их международные связи. Это оказывало весьма существенную поддержку требованиям рабочих.

В четвертых, необходимо указать на усиление влияния социал- демократических партий реформистского толка. Теперь они не только составляли весьма существенную часть законодательных органов европейских стран, но и становились правящими партиями. Иначе говоря, они получили возможность формировать правительства. Их политические конкуренты (либералы), соответственно, были вынуждены также поддерживать крупные социальные реформы.

Надо сказать, что в этот период в Европе появляется новая политическая сила — коммунистическое движение. Оно представляло собой отколовшееся под влиянием обострившей нужду и бедствия рабочего класса мировой войны и успеха российской революции 1917 г. от социал-демократии ее радикальное крыло. Коммунистическое движение по-прежнему исповедовало идеи необходимости организации социалистической революции и диктатуры пролетариата. Эти партии получили мощную поддержку Советского государства. Они были объединены в организацию Коминтерн (1919 г.). Возглавлялся он руководством РСФСР, а позже СССР, которое рассматривало компартии зарубежных стран как орудие организации мировой социалистической революции и усиления влияния Советов в зарубежных странах. Социал- демократическое и коммунистическое движения видели друг в друге безусловных политических противников. Рабочее движение европейских стран оказалось расколотым.

Относительная стабильность западных стран была нарушена глобальным экономическим кризисом 1929—1933 гг. Это был наиболее масштабный из всех кризисов, известных индустриальной цивилизации, как по территории, так и по размерам экономического ущерба. В наиболее экономически развитых странах Запада падение производства составило от 30 до 50%. Предприятия закрывались. Безработица охватила от 30 до 50% трудоспособного населения. Финансовая система была близка к краху. Банки разорились. Сбор налогов сократился. Социальные противоречия резко обострились. Это грозило новой волной революционных потрясений. В этих условиях правительства, возглавляемые либералами и социал-демократами, вынуждены были перейти к прямому государственному регулированию экономики и социальных отношений. Это отвергалось ранее господствовавшей классической либеральной доктриной, проповедовавшей необходимость обеспечения свободы рыночных и трудовых отношений, в том числе и от государственного вмешательства. Теперь концепция социально ориентированной рыночной экономики стала основой для возникновения новой идеологии социально ориентированного либерализма, сочетавшей государственное регулирование экономики с демократическими ценностями.

Теория, разработанная английским экономистом Д.М. Кейнсом, утверждала, что вмешательство государства в экономику и социальные отношения позволит пресечь разрушительную конкуренцию и расширить рынок сбыта за счет увеличения покупательной способности населения. Это укрепит не только бизнес, но и права, свободы человека. В соответствии с этой новой идеологией лидер демократической партии США президент Ф.Д. Рузвельт проводил в 1930-е гг. политику «Нового курса». Государственный контроль над экономикой включал в себя контроль над деятельностью банков (вмещавший надзор за их финансовой состоятельностью и обязательное страхование банковских вкладов), над выпуском акций (означавший их обязательную регистрацию и проверку государством); содействие заключению между предпринимателями соглашений — кодексов честной конкуренции, способствовавших уменьшению стихийности и разрушительного эффекта конкуренции; регулирование цен на важнейшие виды товаров. Государственное регулирование социальных отношений включало в себя организацию общественных работ с целью уменьшения безработицы; законодательное установление максимальной величины рабочей недели и минимальной заработной платы; введение пенсий по старости и пособий по безработице; признание прав профсоюзов как полномочных представителей лиц наемного труда и узаконение забастовочной борьбы. Подобные мероприятия были проведены в Англии и Швеции социал-демократическими правительствами и во Франции и Испании правительствами народных фронтов (которые состояли из социал-демократов и либералов). Более радикальные социал-демократы при этом не отказывались от углубления социальных реформ (так, во Франции был установлен оплачиваемый отпуск для рабочих и служащих) и даже от необходимости национализации наиболее важных отраслей экономики. По этой причине, а также по причине того, что кризис провоцировал приход к власти антидемократических и антикоммунистических сил, происходило сближение с правящими партиями коммунистов (которые также вошли в состав народных фронтов).

Таким образом, в 1930-е гг. либеральные партии радикально поменяли свою идеологию, став окончательно сторонниками социально ориентированных реформ. Однако здесь они проигрывали своим конкурентам, а потому постепенно теряли влияние в массах. Социал-демократы и коммунисты, идеология которых главным приоритетом объявляла социальные преобразования в интересах широких масс населения, приобрели колоссальное влияние. Консервативные партии перешли на позиции классического либерализма. Они полагали, что вмешательство государства в социально-экономические отношения может быть оправдано лишь в крайних случаях. Ведь широкие социальные программы и ограничение конкуренции проводятся за счет экономически наиболее активных слоев общества, а потому способствовать подъему экономики они не могут. Такая позиция обеспечила им поддержку не только крупного бизнеса и аристократии, но и среднего класса, в том числе высокооплачиваемых лиц наемного труда, и в целом делала их исторически перспективным политическим течением.

Однако кроме либерального и социал-демократического рецептов выхода из экономического кризиса, направленных на укрепление демократии, в 1920—1930-е гг. существовал и другой, связанный с формированием так называемых тоталитарных, антидемократических режимов. Их характерной чертой было доведение роли государства до абсолюта, введение всеобъемлющего контроля над всеми сторонами общественной и личной жизни. Не случайно он был создан в странах ускоренного типа модернизации — там, где государство всегда играло колоссальную роль, а демократия утвердиться не успела. Этот путь был выбран в Европе Италией и Германией. Там были установлены так называемые фашистские режимы. Краеугольным камнем фашистской идеологии является расизм — учение о превосходстве своей расы над другими и о возможности на этом основании решать свои проблемы за счет низших рас.

Эти идеи получили поддержку общества вследствие реваншистских настроений в Германии и недовольства итогами Первой мировой войны в Италии. К этому же массы толкали социально-экономические проблемы, вставшие перед данными странами в 1920—1930-е гг. Рецепты, предложенные в рамках либерально-демократической модели, не давали выхода из них, а идеи коммунистов о всемирной социалистической революции и диктатуре пролетариата пугали. Победе фашистов также содействовали их популизм, тактика террора и (как ни парадоксально) демократия, которая была использована руководством фашистских партий для легального прихода к власти (в Италии — в 1922 г., в Германии — в 1933 г.). Суть политики фашистов сводилась к ликвидации плюрализма и демократии во имя достижения национального сплочения. Фашистская партия (в Германии — Национал-социалистическая немецкая рабочая партия (НСДАП)) объявлялась единственной правящей партией, в руках руководства которой сосредоточивалась вся полнота государственной власти. Для этого же в видах установления социального мира декларировалась необходимость государственного регулирования экономики. Оно предусматривало широкую социализацию собственности, ликвидацию безработицы, предоставление мелкому и среднему бизнесу дешевых кредитов и т.д. Целью этого сплочения и социального мира объявлялось расовое «очищение» нации, восстановление военной мощи и международного влияния. А в перспективе — приобретение жизненного пространства посредством завоевательных войн и устранение неполноценных в расовом отношении народов.

Механизм фашистской диктатуры содержал в себе следующие основные элементы:

  • 1) ликвидацию всех политических и личных прав и свобод, политического плюрализма и многопартийности;
  • 2) сращивание партийного и государственного аппарата;
  • 3) ликвидацию принципа разделения властей и установление партийно-государственной диктатуры;
  • 4) жесткое государственное регулирование экономики, сужающее ее рыночные механизмы, и общая милитаризация экономической жизни;
  • 5) создание мощных репрессивных органов власти, представляющих собой аппарат террора;
  • 6) тотальный контроль государства над всеми сферами общественной жизни, превращение общественных организаций в «приводные ремни» от партийного государства к обществу, адаптировавшие его идеологию к различным группам и слоям населения;
  • 7) господство единой идеологии, внедрявшейся государством в массовое сознание;
  • 8) политику расизма и этнического геноцида.

К концу 1930-х гг. нацистская Германия и фашистская Италия вместе со своими союзниками, которых сближало с ними недовольство итогами мировой войны и во многом сходные политические режимы (Япония, Венгрия, Румыния), превратились в агрессоров. Они искали выход из экономических и социальных проблем, порожденных развитием индустриального общества, в ликвидации демократии, превращении людей в «бесправных винтиков» государственной машины возглавляемой руководством правящей партии, в завоевательной политике и геноциде.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>