Полная версия

Главная arrow История arrow История

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПУТИ ТРАНСФОРМАЦИИ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО АБСОЛЮТИЗМА В XVIII В. ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ И РАЦИОНАЛИЗМ

Модернизационные процессы, происходившие в Англии и Голландии, позволили сделать эти страны в XVIII в. лидерами мирового промышленного и экономического развития в целом. Это обстоятельство вызывало стремление монархов и правящих элит других европейских государств стимулировать ускорение своего развития. Результатом этого стремления стало появление такого исторического феномена, как просвещенный абсолютизм. Просвещенный абсолютизм — это политика, проводившаяся абсолютными монархами в большинстве стран Европы в середине и второй половине XVIII в. С экономической точки зрения это была попытка слаборазвитых стран уравняться в экономическом отношении со странами, где капитализм уже развился. Она основывалась на идеях, выдвигавшихся философами-просветителями XVIII в. (Монтескьё, Дидро, Руссо и др.). Идеология рационализма, господствовавшая в то время в трудах прогрессивных философов, требовала подходить ко всем явлениям общественной жизни критически, с позиции не религиозных установок, а человеческого разума и выявленных им научных, истинных законов социального развития. С этой точки зрения они критиковали феодальные институты современной им Европы. По их мнению, они противоречили естественному порядку, по законам которого должно происходить общественное развитие. Философы полагали, что согласно открытому ими естественному праву все люди равны и должны иметь возможность свободно распоряжаться своей личностью и собственностью. В этом контексте сословный строй, остатки корпоративной структуры общества и крепостничества, авторитарный характер власти, полностью сосредоточенной в руках монарха и возглавляемой им полиции и бюрократии, отсутствие гарантий для неприкосновенности личности и собственности, претензии духовенства на тотальный контроль над духовной сферой жизни общества представлялись архаичными пережитками, препятствовавшими прогрессу. Убежденные в возможности усовершенствования человеческого общества на разумных началах, верящие в силу добра и воспитания просветители возлагали свои надежды на просвещенного монарха, который, осознав несправедливость существующих законов, силой своей неограниченной власти на основе разума устранит их. И некоторые их идеи действительно встречали определенное сочувствие абсолютистских монархов. Их новая политика также имела целью ликвидацию наиболее архаичных пережитков феодализма, мешающих дальнейшему процессу модернизации.

В германских государствах (Пруссия, Австрия) инициаторами и проводниками этой политики выступили преимущественно сами монархи (в Австрии — Иосиф II, в Пруссии — Фридрих II). В Испании и Португалии главными носителями и творцами преобразований стали не столько монархи, сколько государственные деятели либерального толка (в Испании при Карле III ее проводил глава правительства Аранда, в Португалии — премьер-министр короля Жозе I маркиз Помбал). В Дании, Швеции источником реформ выступало обуржуазившееся дворянство во главе со своими ставленниками (в Дании — Иоганн Фридрих Струензе).

Основные направления такой политики рассмотрим ниже.

  • 1. Перестройка государственного аппарата. Его деятельность стала более унифицированной, специализированной, профессиональной, упорядоченной и централизованной. Совершенствование функций аппарата достигло своего апогея. Были предприняты попытки отделить суд от администрации, обеспечить его определенную независимость, отменить пытки, административные наказания, упразднить доносительство, поставив на его место следствие. И все это — с целью добиться защиты личности и собственности, в том числе и предпринимательских слоев населения. Однако в силу отсутствия общественного контроля и разделения властей получить действенные гарантии для неприкосновенности личности и собственности от произвола государственной власти не удалось.
  • 2. Ослабление сословных и корпоративных перегородок. Расширились права различных сословий на занятие предпринимательской деятельностью, получение образования, переселение и т.д. Более справедливым, рациональным (хотя и исключительно в интересах казны) стало и налогообложение. Однако сохранение правового неравенства, привилегированного положения дворянства и духовенства, мощного административного и фискального контроля над личностью минимизировало последствия этих реформ для становления полноценного гражданского общества.
  • 3. Поощрение буржуазного развития: ограничение крепостничества (с предоставлением гарантий крестьянству пользования своей землей, ограничение размеров ренты, как в Пруссии) или даже его полная отмена (в Австрии на условиях выкупа); интенсивная политика меркантилизма и протекционизма; покровительство банковской и предпринимательской деятельности со стороны государства; поощрение создания различного рода акционерных обществ. Все это должно было содействовать развитию предпринимательства, увеличению числа свободных рабочих рук и расширению внутреннего рынка. Однако мероприятия носили ограниченный характер и предпринимались в интересах государства и привилегированных сословий, а потому отличались узостью и непоследовательностью.
  • 4. Ослабление роли церкви в общественной, культурной и политической жизни. Происходило закрытие монастырей, конфискация значительной части земельных владений церкви. Уменьшались ее льготы в налогообложении, правовая и политическая автономия, влияние на государственную политику, образование и культуру. Упразднялись или минимизировались цензурные права духовенства. Наряду с этим расширялось светское специальное образование: создавались разного рода академии, институты, школы, университеты. Однако эта секуляризация также имела в виду, прежде всего, государственную пользу. Поэтому, не допуская действительной свободы совести, эти меры преследовали целью подчинение церкви абсолютистскому государству. В этом государстве она по-прежнему исполняла роль влиятельного идеологического инструмента. Подводя итог, можно сказать, что в целом политика просвещенного абсолютизма (несмотря на то, что способствовала общественному прогрессу) была обречена на неудачу, ибо отличалась явно бюрократическим характером и не затрагивала важнейшие основы традиционализма и феодализма — абсолютизм и сословный строй.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>