В.И. Вернадский о взаимоотношениях научного и философского творчества

Особое место в учении Владимира Ивановича Вернадского (1863—1943) отводится философским концепциям. Отмечая в целом плодотворное влияние философии на науку и формирование научного мировоззрения, он вместе с тем подчеркивал, что на этапе создания новых научных направлений необходимо временно абстрагироваться от господствующих философских представлений, которые уже вошли в состав научного мировоззрения. Они могут в определенной степени тормозить процесс рождения новых научных идей. Оправданно в этом случае, как отмечал В.И. Вернадский, научно подойти к рассмотрению природных явлений, основываясь на синтетической логике эмпирических обобщений [1.С. 99—141]. А когда на основе эмпирических обобщений будут сформулированы новые понятия, обращение к философии, по мнению Вернадского, имеет положительное значение, ибо «философское миропредставление в общем и в частностях создает ту среду, в которой имеет место и развивается научная мысль. В определенной мере она ее обусловливает, сама меняясь (в результате) ее достижений» [3. С. 44].

Понимание проблем развития науки и философии, взаимосвязи научного и философского творчества следует развивать исходя из учения о ноосфере. Ноосфера как новое геологическое изменение биосферы, подготовленное эволюцией живого вещества и определяемое разумом человечества, требует соответствующего мировоззрения [4]. В освещении проблем развития науки в современных условиях следует исходить из ее ноосферных оснований [5].

На этапе ноосферы прежде всего возрастает роль научного разума в его неразрывной связи с философией, ибо речь идет о задачах по сознательному воздействию на процесс перехода биосферы в ноосферу. По сути дела ноосфера — это переход от бессознательного состояния биосферы к ее сознательному состоянию.

В концепции ноосферы Вернадский особое место отводит развитию науки в XX в., так как произошел небывалый до сих пор расцвет науки, своего рода взрыв научного творчества; наука стала «вселенской», «мировой», охватив всю планету; крупные изменения совершаются и в структуре, и в содержании самой науки. Речь идет о сближении наук о природе с науками о человеке. «Перелом научного понимания Космоса совпадает... с одновременно идущим глубочайшим изменением наук о человеке. С одной стороны, эти науки смыкаются с науками о природе, с другой — их объект совершенно меняется» [2. С. 222].

Сформировавшаяся в результате отмеченных выше причин как целостность, наука в XX в. становится мощной геологической и исторической силой и должна способствовать ускорению процесса перехода биосферы в ноосферу. Ученые также должны осознавать свою ответственность за судьбу биосферы и будущее человечества. То или иное научное открытие может быть использовано как во благо, так и во зло ноосферы. Уже в самом начале XX в. Вернадский понял неизбежность и практическую необходимость овладения человечеством атомной энергией. Вместе с тем он видел и то, что данное открытие может обернуться злом как для биосферы, так и для человечества. Ключевое значение в этих условиях имеет степень зрелости человечества, его духовная мудрость.

Хотя Вернадский был знаком со многими философско-религиозными исканиями и они вызывали у него глубочайший интерес, но его взор обращен прежде всего на науку. Она, по его мнению, имеет ряд качественных преимуществ перед философскими и религиозными исканиями. Во-первых, научная мысль в отличие от философии и религии выражена в форме логической обязательности и логической непреложности ее основных достижений. Во-вторых, наука охватила всю биосферу и стала планетарным явлением.

Особое внимание Вернадский обращал на интегрирующую функцию, на консолидирующую роль науки, ее способность стать объединяющим центром духовной работы всего человечества. По его мнению, философия и религия в своих исторических формах оказались бессильными выработать основание для духовного единства человечества. Философские искания впитали в себя особенности культурного развития тех или иных регионов, индивидуальные особенности их творцов. Религиозное сознание и его символы веры также выражали культурно-исторические и национальные особенности.

В условиях ноосферы речь идет о формах духовного творчества человечества как целого. Жизненна лишь такая форма духовного творчества, которая в максимальной степени выявляет единство человечества, планетарно-космическую мощь разума. Наука едина в своих основаниях и пространственно-временных формах проявления; усилиями многих поколений ученых в различных центрах земного пространства создан единый научный аппарат. Научными исканиями в той или иной форме охвачены многие миллионы людей. Существенным фактором являются и формы образования, приобщающие к научному знанию все новые и новые поколения людей.

Вернадский выразил свое понимание роли науки в процессе формирования ноосферы.

«1. Ход научного творчества является той силой, которой человек меняет биосферу, в которой он живет.

  • 2. Это проявление изменения биосферы есть неизбежное явление, сопутствующее росту научной мысли.
  • 3. Это изменение биосферы происходит независимо от человеческой воли, стихийно, как естественный природный процесс.
  • 4. А так как среда жизни есть организованная оболочка планеты — биосфера, то вхождение в нее, в ходе ее геологически длительного существования, нового фактора ее изменения — научной работы человечества — есть природный процесс перехода биосферы в новую фазу, в новое состояние — в ноосферу.
  • 5. В переживаемый нами исторический момент мы видим это более ясно, чем могли видеть раньше. Здесь вскрывается перед нами “закон природы”» [3. С. 57].

Вернадский пояснял, что «взрыв» научной мысли в XX в. подготовлен всем прошлым биосферы и имеет глубочайшие корни в ее строении. Он не может остановиться и пойти назад. Новые научные дисциплины — геохимия и биогеохимия — позволили увидеть в процессе становления ноосферы «закон природы», обобщить его в эмпирических зависимостях.

Однако это не означает, что только наука способна сформировать мировоззрение человечества на этапе ноосферы. Велика значимость философии, религии и других форм мировоззрения. Так, Вернадский отмечал, что многие положения мировоззрения Древней Индии созвучны основным положениям биогеохимии. Он предвидел необходимость новой волны философского и религиозного творчества. Обязательным условием такого творчества должно быть осознание новых проблем планетарного бытия человечества, проблем формирования ноосферы. Философское и религиозное творчество должно углублять ноосферный процесс, способствовать осознанию человечеством стоящих перед ним проблем.

Таким образом, вырисовываются общие контуры формирования ноосферного мировоззрения. Научная мысль активно формирует новые концептуальные представления об организованности биосферы и Космоса, вводя в качестве ведущих его факторов жизнь и разум. При этом концептуальные представления вводятся в полном соответствии с логикой эмпирических обобщений и методологическим принципом единства мира. Если жизнь и разум по отношению к организованности биосферы являются ведущими ее факторами, то, согласно принципу единства мира, вполне научно допустить, что эти же факторы являются ведущими по отношению к организованности Космоса. Чтобы часть не противоречила целому, она должна иметь некоторые качества целого. И если они замечены у части, то тем более должны быть представлены и в самом целом.

Философская мысль, исходя из своих оснований и многовековых традиций осмысления универсума, углубляет и развивает отмеченные научные положения. В философии и науке выражает себя человеческий разум, стремящийся возвыситься над чисто утилитарными интересами и постичь суть универсума.

Для оценки качественных процессов развития науки Вернадский ввел понятие «взрыв научного творчества». В истории развития науки он выделял их три. Первый «взрыв» был связан с зарождением греческой философии и науки в VI—V вв. до н.э. В это время произошло зарождение теоретических оснований науки. В античной культуре выявилась научная мысль и она, считал Вернадский, приняла научно-философскую структуру, взяв на вооружение научную методику — логику и математику. Второй «взрыв» произошел в XVII в. и привел к формированию современной науки. В это время создается основное содержание науки — ее эмпирический научный аппарат, а также определяется методика научной работы. Третий научный «взрыв» имеет своей точкой отсчета XX в. Научное творчество XX в. существенно отличается от первых двух «взрывов»: по темпам, объему (площади), глубине, мощности.

Темпы прироста знания в процессе научного творчества в XX в. проявляются в колоссальном накоплении новых научных фактов. Создаются новые области научного знания, возникают новые науки, растет научный эмпирический материал, систематизируется и учитывается в научном аппарате все возрастающее количество фактов: «Научный аппарат из миллиарда миллиардов все растущих фактов, постепенно и непрерывно охватываемых эмпирическими обобщениями, научными теориями и гипотезами, есть основа и главная сила, главное орудие роста современной научной мысли. Это есть небывалое создание новой науки» [3. С. 73].

«На этом общем и столь разнообразном фоне развертывается взрыв научного творчества ЮС в., не считающийся с пределами и разграничениями государств. Всякий научный факт, всякое научное наблюдение, где бы и кем бы они ни были сделаны, поступают в единый научный аппарат, в нем классифицируются и приводятся к единой форме, сразу становятся общим достоянием для критики, размышлений и научной работы» [3. С. 73—74].

По мнению Вернадского, решающее значение имеет различение трех реальностей. «Мы должны сейчас различать три реальности: 1) реальность в области жизни человека, природные явления ноосферы и нашей планеты, взятой как целое; 2) микроскопическую реальность атомных явлений, которая захватывает и микроскопическую жизнь, и жизнь организмов, даже посредством приборов не видную вооруженному глазу человека, и 3) реальность космических просторов, в которых Солнечная система и даже галактика теряются, неощутимые в области ноосферического разреза мира» [3. С. 74]. Человек и человечество своей жизнью и мыслью неразрывно связаны с первой реальностью, которая является основой дальнейшего развития наук.

В аспекте изменения статуса науки в XXв. для Вернадского несомненно то, что речь идет о закономерностях перехода биосферы в ноосферу. Если эволюция видов изменяла биосферу, то историческая эволюция, определяемая геологической ролью коллективного разума человечества, позволяет совершить переход от стихийности к сознательно-разумному развитию. «Еще не вошло в общее сознание, что человечество может чрезвычайно расширить свою силу и влияние в биосфере — создать для ближайших поколений сознательной государственной научной работой неизмеримо лучшие условия жизни. Такое новое направление государственной деятельности, задача государства, как формы новых мощных научных исканий, мне представляется неизбежным следствием уже в ближайшем будущем переживаемого нами исторического момента — превращения биосферы в ноосферу. Это — неотвратимый геологический процесс» [3. С. 91].

В понимании Вернадского развитие науки является многофакторным процессом. Прослеживая становление научного мировоззрения, он выделил действие таких факторов, как книгопечатание, Великие географические открытия, развитие и применение математических методов, появление плеяды высокоодаренных личностей. При этом каждый фактор приводил в действие ряд других факторов, в итоге возникал синергетический эффект, определенная форма самоорганизации. К примеру, книгопечатание — фактор информационный, фактор формирования критической научной мысли, фактор формирования научного сообщества. Великие географические открытия включили в науку и ее аппарат множество новых научных данных, вызвали необходимость создания новой карты, развитие геометрических представлений. Математические методы важны для науки, они развивают научное мышление, в то же время наука и ее проблемы обусловливают необходимость развития математики и поиска новых методов. Научная мысль творится личностью, для которой необходима определенная «критическая масса» столь же одаренных личностей с тем, чтобы сформировалась научная школа и чтобы произошел «взрыв» научного творчества.

В этом процессе научного творчества велика роль философии. Ученый, углубляясь в суть явлений, должен располагать мощным понятийным аппаратом, эвристическими догадками и предположениями. По мнению Вернадского, «философский анализ отвлеченных понятий, во множестве зарождающихся в новой науке, в ее новых проблемах и научных дисциплинах, необходим для научного охвата новых областей» [3. С. 110].

Одной из важнейших можно назвать идею Вернадского о неразрывной связи научного творчества с философским творчеством. Научное творчество по предметности охватывает определенный круг явлений и способствует дальнейшему развитию научного аппарата, состоящего в основном из научных фактов и эмпирических обобщений. Философское творчество является субъективным проникновением в мир умопостигаемых и интуитивно представляемых сущностей. Оно способствует дальнейшему развитию «мыслящего мировоззрения», восхождению от бессознательности к сознательности. Вектором направленности научного творчества является постижение единства мира в его многообразии свойств и отношений. Вектором направленности философского творчества является раскрытие глубинных оснований универсума через раскрытие сущности человека. Эти векторы творчества взаимосвязаны. «Не говоря уже о неизбежном и постоянно наблюдаемом питании науки идеями и понятиями, возникшими как в области религии, так и в области философии, — питании, требующем одновременной работы в этих различных областях сознания, необходимо обратить внимание еще на обратный процесс, проходящий через всю духовную историю человечества. Рост науки неизбежно вызывает в свою очередь необычайное расширение границ философского и религиозного сознания человеческого духа; религия и философия, восприняв достигнутые научным мировоззрением данные, все дальше и дальше расширяют глубокие тайники человеческого сознания» [2. С. 61—62].

Итак, Вернадский как синтетически мыслящий ученый осознавал необходимость общих оснований и для научного творчества, и для философского. Таким основанием является целостность человеческого духа, целостность мировоззрения, органичная взаимосвязь между различными видами творчества. Проникновение в тайны мироздания невозможно без одновременного проникновения в тайны человеческой души. Свет научного сознания невозможен без света философского сознания. Поэтому, отмечал Вернадский, науку и философию необходимо рассматривать как проявление единого процесса — роста мировоззрения человечества.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  • 1. Вернадский В.И. Проблемы биогеохимии. М., 1980.
  • 2. Вернадский В.И. Труды по всеобщей истории науки. 2-е изд. М., 1988.
  • 3. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М., 1988.
  • 4. Кузнецов М.Л. Ноосферное мировоззрение. М., 2005.
  • 5. Кузнецов М.А., Федоров В.М. Ноосферные основания науки // Право, мировоззрение, философия. 2004. № 1—2 (7—8).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >