Математика, естествознание и метафизика в философии И. Канта

Иммануил Кант (1724—1804) в предисловии ко второму изданию «Критики чистого разума» с самого начала стремится выразить свое отношение к коренной проблеме: мир и познание, мир и человек. Кант считает, что нельзя понять человека ни как свободное существо, ни как моральное, если просто считать его пассивным и зависимым от природы. Мы окружены миром вещей, процессов, состояний, относительно которых и от которых рождается опыт. «Как начинается познание?» — спрашивает Кант. В какой мере идеальная конструкция может быть отождествлена с природным объектом и процессом?

Активность познания проявляется в человеческой способности получать не только опытное, но и внеопытное познание. Но нас будут интересовать проблемы познания научного.

Философское открытие Канта состоит в следующем: в основе научного познания лежит не созерцание умопостигаемой сущности предмета, а деятельность по его конструированию.

В процессе познания участвуют три способности — чувство, рассудок, разум. Познание возможно только на основе опыта. Что выходит за пределы возможного опыта, может быть домыслено, но не познано. «Мыслить себе предмет и познавать предмет не есть... одно и то же» [3. Т. 2. С. 201].

Кант заявляет, что чувственность и рассудок имеют принципиальные различия, представляя собой разные ветви человеческого знания. Научное знание является синтезом этих разнородных элементов — чувственности и рассудка. «Ощущения без понятий слепы, а понятия без ощущений пусты», — утверждает Кант. Как возможны синтетические и в то же время доопытные (априорные) суждения? По мнению Канта, чистыми понятиями рассудка могут быть только философские категории.

Организованные в пространстве и времени ощущения составляют предмет восприятия. Но ощущение индивидуально и субъективно. Чтобы оно стало общезначимым и объективным, по Канту, необходимо, участие в этом процессе другой познавательной способности — мышления, которое может оперировать категориями. Эту способность Кант именует рассудком. Рассудок осуществляет интеллектуальный синтез с помощью определенных правил синтезирования — категорий; таких, как количество, качество, отношение и модальность. Именно то обстоятельство, что рассудок сам конструирует предмет сообразно априорным формам мышления (категориям), снимает, согласно Канту, вопрос о том, почему предметы согласуются с нашим знанием о них. Мы можем познать только то, что сами создали.

Естествознание, утверждает Кант, есть широчайшее поле в проявлении творческих возможностей человеческого рассудка.

В отличие от обыденного сознания математика и естествознание не просто пользуются формами пространства и времени как внедренными в нашу чувственность, а специально их исследуют. Естествоиспытатели и математики ничего не могут сказать о пространстве и времени, прежде чем не измерят, не исследуют, не зафиксируют полученные данные. Интерес для Канта представляет тот творческий момент, когда человек в своем опыте овладевает понятием, когда наполняет понятие содержанием. Наука ограняет, культивирует умение логически мыслить, связывать понятия друг с другом, выстраивать причинные связи, реконструировать объективные отношения, т.е. творчески продуцировать то, что имеет отношения к природе, но в готовом виде в природе не имеется и природой не дается [1. С. 400].

Разум — третья способность человека, анализируемая Кантом. В его учении о разуме метафизика («чистая философия» с самой широкой мировоззренческой ориентацией и проблематикой) есть высшая цель и предпосылка. Среди человеческих познавательных усилий присутствует специфическая деятельность, которую философ называет познавательной, духовной способностью. Именно в метафизике она достигает наивысшего выражения и наиболее явных результатов.

«Чистое познание разумом из одних лишь понятий называется чистой философией или метафизикой; а то, которое основывает свое познание лишь на конструировании понятий, изображая предмет в априорном созерцании, называется математикой» [3. Т. 6. С. 57-58].

В самом объекте Кант различает два уровня познания — эмпирический и трансцендентальный. К эмпирическому уровню он относит индивидуально-психологические особенности человека, к трансцендентальному — всеобщие определения, составляющие принадлежность Homo sapiens как такового. Кант называет свою философию трансцендентальной, противопоставляя ее прежней философии, не уделявшей должного внимания самой познавательной способности человека, а обращавшейся к исследованию субстанции, как она существует сама по себе, как трансцендентная по отношению к познающему разуму. Кант ставит гносеологию на место онтологии, тем самым переходя от метафизики субстанции к теории субъекта.

В «Критике чистого разума» (1781), атакже в аналитически излагающих ее содержание «Пролегоменах ко всей будущей метафизике, могущей явиться в качестве науки» (1783) Кант в первой части трансцендентального учения об элементах исследует условия возможности априорного знания в чувственности, во второй — условия возможности априорного знания в рассудке. «Критика чистого разума» завершается «трансцендентальным учением о методе», составляющим переход от теоретической философии к принципам этики.

Построение «Критики чистого разума» вполне отвечает последовательности трех основных критических вопросов: 1) как возможна математика; 2) как возможно естествознание, 3) как возможна философия, или метафизика.

На вопрос «Как возможна математика?» Кант отвечает, что она возможна в качестве науки, обладающей априорными синтетическими суждениями потому, что она опирается на априорные формы чувственности, или на априорные представления пространства и времени.

Ранее было общепринятым считать научно достоверными такие суждения, которые получены путем логического анализа, что могла сделать только математика. Однако Кант считает, что «знание, полученное путем конструирования, не есть продукт одного мышления, оно обязательно предполагает созерцание и носит не чисто дискурсивный характер в отличие от знания, опирающегося на одни лишь понятия. Как например, философское» [3. Т. 6. С. 57-58].

Кант согласен с тем, что математика конструирует свой предмет, опираясь на чистое созерцание либо пространства (геометрия), либо времени (арифметика). Пространство есть априорная форма внешнего чувства, тогда как время — априорная форма чувства внутреннего.

Кантовское понимание математики отличается от лейбницев- ского. Лейбниц даже геометрию хотел бы обосновать с помощью одних лишь понятий, считая, что всякая конструкция уступает логическим средствам по своей строгости и чистоте, ибо она прибегает к воображению. Кант не только геометрию, но даже арифметику рассматривает как науку, основу которой составляет воображение. Алгебра, по Канту, тоже конструирует свой предмет, но не так, как геометрия, а с помощью символов.

Достоверность математического знания, утверждает Кант, гарантирована именно тем, что в основании математики лежит конструкция. «Математическое знание есть познание посредством конструирования понятий. Но этот процесс — конструировать понятия — значит показать ... соответствующее ему созерцание...» [З.Т.З.С. 3001.

На вопрос «Как возможно естествознание?» Кант отвечает, что оно конструирует свой предмет, подобно математике. Главная задача естествознания как науки — устанавливать законы природы. Кант говорит, что в прежнем естествознании инициатива принадлежала природе, в новом она принадлежит естествоиспытателю. Все эксперименты, начиная с простейших, требуют определенных технических средств. Естествознание есть учение о телах, оно не может обойтись без понятий движения, силы, инерции. Для этого надо уметь конструировать понятие тела, понятие материи вообще. Материю Кант определяет как предмет внешних чувств. В каждой области физики она получает свое определение. По Канту, динамические движущие силы материи являются основой механических движущих сил. Такая постановка вопроса позволила Канту развивать идею космогенеза — возникновения Вселенной из первоначальной разреженной материи в простейшем ее состоянии [1.С. 376].

В своей работе «Всеобщая естественная история и теория неба» (1755) Кант стремится объяснить явления природы и показать, как из первоначального состояния материи и природы образовались «великие звенья Вселенной во всей ее бесконечности». Другая центральная идея связана с понятием «система». Кант высказал мысль, что мироздание устроено системно и имеющиеся планеты — Земля, Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн — не могут исчерпывать целостной системы, а есть еще другие небесные тела, которые образуют свои системы. «Дайте мне только материю, и я построю вам из нее целый мир» [3. Т. 1. С. 125].

Третий вопрос «Как возможна философия или метафизика?» связан с анализом природы разума. Кант считает, что все явления имеют место в мире опыта и научное познание состоит в том, чтобы раскрыть причинную зависимость все более широкого круга явлений. Однако человек всегда стремится обрести что-то безусловное, то, из чего можно объяснить все происходящее в мире.

В мире опыта нет ничего безусловного, там нет «абсолютной цело- купности».

Анализируя кантовское понятие «абсолютной целокупности», отмечаешь, что это есть стремление постигнуть первоначало. Разум как бы ставит цель перед рассудком, предписывая ему направление деятельности. Эта цель состоит в достижении «такого единства, о котором рассудок не имеет никакого понятия и которое состоит в соединении всех действий рассудка в отношении каждого предмета в абсолютное целое» [3. Т. 3. С. 358].

Когда мы ищем последний безусловный источник всех явлений внутреннего чувства, мы, отмечает Кант, получаем идею души, которую традиционная метафизика рассматривала как субстанцию, наделенную бессмертием и свободной волей. Стремясь подняться к последнему безусловному из всех явлений внешнего мира, мы приходим к идее мира, космоса в целом. Наконец, желая постигнуть абсолютное начало всех явлений вообще, наш разум восходит к идее Бога.

Идеи у Канта — это представления о цели, к которой стремится наше познание, о задаче, которую оно ставит перед собой [1. С. 330]. В стремлении достичь безусловного знания разум имеет тенденцию выходить за пределы опыта, а внеопытное применение категорий ведет к неразрешимым противоречиям — антиномиям.

Последовательный отказ Канта от попыток построения спекулятивной метафизики как теоретического учения о вещах самих по себе (о душе, свободе, Боге) — это результат осмысления Кантом сущности естественно-научного мышления Нового времени.

Размышляя о знаменитом Э. Сведенборге по этому поводу, Кант пишет работу «Грезы духовидца, поясненные грезами метафизика», где ставит задачу не мистического, а рационального научно-философского познания человеческого духа.

Рассуждая о человеческом духе, о том, что происходит с человеком, каковы его разум, чувства, эмоции, философ критически относится к тому, чтобы о духовном судить, как о чем-то чисто мистическом, чтобы объяснение духовных явлений вообще отрывать от требований и критериев строго научного объяснения [4. С. 327].

Человек не может жить без рассуждений обо всех телах, вещах, процессах, о Боге, свободе, духе, т.е. без того, где наука бессильна. Кант подчеркивал, что никто не отважится судить о предметах с помощью одной только логики. Один из последних разделов «Критики чистого разума» называется «О мнении, знании и вере». Если истинность суждения обоснована только с субъективной стороны, а объективное ее обоснование недостаточно, то это вера. Но, выдвинув тезис «Знание выше веры», Кант снабжает его анти- тезисом-оговоркой: это не относится к моральной вере, которую нельзя сопоставить со знанием и которая реализуется в поведении.

Завершая «Критику чистого разума», Кант возвращается к проблеме метафизики. Он называет ее «мировой мудростью». В отличие от других наук, где источник познания — предметы внешнего мира, в метафизике источником познания является сам разум. Кант считает, что произойдет возрождение философии, но определяет ее структуру упрощенно (онтология, физиология, космология, теология) [2. С. 70].

Философия, по его мнению, является строгой и систематической наукой, правда, обладающей особенными принципами по сравнению с естествознанием и дисциплинами, более или менее конкретно изучающими человека. Философия, считал Кант, не просто опирается на науку, подчиняясь критериям научности, но и сама дает науке и научности широкие гуманистические ориентации.

Несмотря на то что философия Канта написана профессионально ориентированным языком, она оказала огромное воздействие на культуру и мышление людей разных социальных групп.

Итак, научное познание у Канта характеризуется: априорностью, апостериорностью, конструированностью тел, связью с метафизикой. Это имеет методологическое значение для математики и естествознания как научных дисциплин.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  • 1. Гайденко П. История новоевропейской философии и ее связи с наукой. М., 2000.
  • 2. ГулыгаЛ.В. Немецкая классическая философия. М., 2001.
  • 3. Кант И. Сочинения. В 6 т. М., 1964.
  • 4. Мотрошилова Н.В. Рождение и развитие философских идей: Историко-философские очерки и портреты. М., 1991.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >