Полная версия

Главная arrow История arrow Античные монеты и свинцовые тессеры Херсонеса Таврического в собрании Государственного исторического музея

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ВВЕДЕНИЕ. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ МОНЕТНОГО ДЕЛА АНТИЧНОГО ХЕРСОНЕСА ТАВРИЧЕСКОГО И НЕКОТОРЫЕ ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ ХЕРСОНЕССКОЙ НУМИЗМАТИКИ

КРАТКИЙ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Монетное дело античного Херсонеса Таврического стало предметом внимания специалистов в начале XIX в. К тому моменту в распоряжении нумизматов имелись лишь единичные экземпляры херсонесских монет. Достаточно указать, что крупнейшему нумизмату, директору Императорского мюнц-кабинета в Вене И.И. Эккелю (1737—1798) было известно только 5 херсонесских монет, а такой авторитетный специалист, как хранитель Кабинета медалей в Париже Т. Мионне (1770—1842) издал всего 31 монету Херсонеса[1]. С начала XIX века появились и отечественные ученые-нумизматы. В первой трети столетия в России главным авторитетом в области античной нумизматики Северного Причерноморья был академик Г. Кёлер (1765—1837), хранитель Кабинета антиков и медалей Императорского Эрмитажа (с 1798 г.), затем начальник I Отделения Эрмитажа, Иностранной библиотеки и антиков (1805—1817, 1819—1837). Совершив научную поездку по античным памятникам юга России, Г. Кёлер посетил в частности Херсонес, где произвел раскопки в 1804 г.[2] Хотя Г. Кёлер изучал монетное дело всех регионов Северного Причерноморья, а приоритетной темой для него всегда оставались боспорские монеты[3], его также особенно привлекала и нумизматика Херсонеса. Изданный уже после его смерти объяснительный каталог 93 монет содержал множество ошибок и наряду с херсонесскими включал монеты других центров[4]. Много лет Г. Кёлер трудился также над двухтомным корпусом монет городов Северного Причерноморья и Боспорского царства, но не успел его завершить.

К середине XIX в. херсонесская нумизматика насчитывала уже более двухсот античных и средневековых монетных типов[5]. В 1848 г. помощник начальника I Отделения Императорского Эрмитажа Б. В. Кёне (1817-1886) издал первую монографию о Херсонесе, в которой он, опираясь на нумизматический материал, попытался восстановить многовековую историю города[6], распределив все известные в его время монетные типы (204 экз.) по трем периодам (греческий, римский, византийский)[1]. Автор изучил монеты из собраний Императорского Эрмитажа, минц-кабинетов Европы, частных коллекций (князя В.В. Кочубея, П.И. Сабатье, князя А.А. Сибирского, графа А.С. Уварова в Петербурге, З.А. Аркаса в Севастополе, князя Ф.Г. Гагарина во Франкфурте-на-Майне, Рауха в Шарлоттенбурге под Берлином)[8]. Большое значение приобрело также прекрасно изданное Б.В. Кёне двухтомное описание музея князя В.В. Кочубея, в которое вошли и монеты Херсонеса[9], однако, по справедливому замечанию А.Н. Зографа, рассуждения Б. В. Кёне иногда бессистемны, а объяснения монетных типов и наименования часто случайны и противоречивы[10].

До 1880-х гг. разработка истории и нумизматики Херсонеса находилась также в руках французских и немецких исследователей. Так, например, П. Вакье опубликовал херсонесскую монету с изображением головы Геракла в львиной шкуре[11]. Особая заслуга в изучении херсонесской нумизматики принадлежит директору минц-кабинета в Берлинском Королевском музее А. фон Заллету, посвятившему ряд работ монетам Херсонеса, в том числе и его золотой чеканке[12].

Российские исследователи второй половины XIX в. продолжают изучение монетного дела Херсонеса. Одним из первых был Г.П. Алексеев, издавший ряд работ по этой проблематике в 1870—1880-х гг.[13] Трудно переоценить значение сводного каталога монет античных городов и государств Северного Причерноморья, изданного в 1884 г. в Одессе П.О. Бурачковым (1815—1894). В каталог вошел специальный раздел, посвященный Херсонесу[14]. В 1907 г. появились «Поправки» к нему

А.Л. Бертье-Делагарда[15]. Этими каталогами до сих пор пользуются отечественные и зарубежные специалисты[16]. Античные херсонесские монеты и тессеры издавались также в работах известного российского коллекционера Х.Х. Гиля[17].

Однако основной вклад в изучение монетного дела Херсонеса внесли

А.Л. Бертье-Делагард (1842-1921)[18] и А.В. Орешников[19] (1855-1933), которые не только описали херсонесские монеты, но и заложили основы их хронологической классификации и систематизации. Так, А.Л. Бертье-Делагард в двух специальных статьях[20] рассмотрел основные вопросы монетного дела Херсонеса, в том числе монетные системы, по которым чеканились херсонесские монеты, и вопросы хронологии. Появление первых монет в Херсонесе он отнес ко второй половине IV в. до н.э., а изображение Девы на начальной группе серебра А.Л. Бертье-Делагард атрибутировал как Артемиду. Он также поставил чрезвычайно важный вопрос о системе, по которой чеканились ранние монеты, усматривая в ранней серебряной чеканке Херсонеса совмещение двух систем — финикийской и персидской[21].

A. В. Орешников является автором классификации херсонесских монет[22], уточняющей предложенную ранее группировку А.Л. Бертье-Делагарда. Среди рассмотренных им сюжетов большой интерес вызывают тема связи ряда типов с первой элевтерией, выделение им периода «царствования Девы» и многие другие вопросы.

Но особое значение имеет, конечно, выход в свет в 1951 г. капитальной монографии А.Н. Зографа (1889—1942), в которой содержится первый детальный очерк монетного дела Херсонеса[23]. Исправив и уточнив классификацию А.Л. Бертье-Делагарда и А.В. Орешникова, А.Н. Зограф рассмотрел также ряд сюжетов из монетной типологии Херсонеса[24].

Важное значение для изучения монетного дела данного полиса имеют нумизматические материалы из археологических раскопок Херсонеса, изданные Л.Н. Беловой[25], А.М. Гилевич[26], К.В. Голенко[27], Ю.С. Крушкол[28] и др., атакже клады херсонесских монет[29].

Редкие экземпляры херсонесских монет содержит и ряд частных коллекций, поступивших в музеи (П.О. Бурачкова, А.С. Коциевского и Н.Н. Грандмезона — в ГИМ, В.Н. Орехова — в Национальный заповедник «Херсонес Таврический»[30],

B. Стэнкомба — издана Британским музеем[31] и т.д.). Выше упоминались собрания первых трех из упомянутых коллекционеров. Особый интерес также представляет коллекция В.Н. Орехова, хранящаяся в собрании Национального заповедника «Херсонес Таврический» и изданная М.И. Золотаревым и Е.М. Кочетковой в 1999 г. Эта уникальная коллекция насчитывает 213 херсонесских монет, из которых 109 относятся к античному периоду (из них четыре серебряных). Авторы публикации касаются ряда важнейших вопросов истории монетного дела Херсонеса, в частности, таких как установление начальной даты чеканки, политических событий, объясняющих появление тех или иных серий и т.д.[32] Следует отметить и крупную коллекцию причерноморских монет Вилльяма Стэнкомба, включающую также 65 херсонесских монет[33].

Большое внимание проблемам изучения монетного дела Херсонеса уделил в своих трудах В.А. Анохин[34], особенно в книге «Монетное дело Херсонеса (IV в. до н.э. — XII в. н.э.)», вышедшей в Киеве в 1977 г.[35] Этот труд включает описание почти всех известных херсонесских монетных типов; предложенная им систематизация, как правило, используется при публикациях материалов археологических раскопок, а также херсонесских монет из музейных собраний, включая, например, коллекцию Британского музея[36]. Вместе с тем эта книга имеет целый ряд недостатков, справедливо критикуемых в рецензии Н.Н. Грандмезона[37] и работах целого ряда других исследователей. Самый главный из них — крайне субъективное распределение монетных эмиссий Херсонеса по десятилетиям; является предметом дискуссии и ряд предложенных В.А. Анохиным дат. Именно по этим причинам, многие нумизматы, опираясь на каталог В.А. Анохина, как наиболее полный, вместе с тем не пользуются его датировками.

Среди работ по херсонесской нумизматике особо следует выделить сюжеты, посвященные взаимоотношениям Херсонеса с соседними полисами и странами, а также находкам иноземных монет на территории Херсонеса. Эти исследования также позволяют точнее установить хронологию ряда херсонесских выпусков. Так,

A. М. Гилевич рассматривала отношения Херсонеса с понтийской державой Митридата VI Евпатора, Северо-Западным Крымом и рядом греческих полисов[38], П .О. Карышковский[39] и М.И. Золотарев[40] — с Ольвией, С.А. Коваленко — с Гераклеей, Лариссой и другими городами[41].

Датировке ряда отдельных выпусков посвящен ряд статей К.В. Голенко[42],

B. Ф. Столбы[43], А.М. Гилевич[44], Е.Я. Туровского и С.Г. Демьянчука[45], монетной типологии — работы С.Ю. Сапрыкина[46], П.Г. Аграфонова[47], организации монетного дела — Е.Я. Туровского[48] и С.А. Коваленко[49]. В работах Е.Я. Туровского рассмотрены сюжеты о денежном кризисе в Херсонесе, хронологии херсонесских серебряных выпусков с магистратскими именами, нумизматические материалы из раскопок в округе Херсонеса[50]. Особое значение имеет небольшая книга Е.Я. Туровского «Монеты независимого Херсонеса IV—II вв. до н.э.» (Симферополь, 1997 г.)[51], в которой обобщаются материалы, прежде всего, из собрания Национального заповедника «Херсонес Таврический» и частных коллекций. Е.Я. Туровский подробно рассматривает маркировки херсонесских монет буквами, именами магистратов. Подробная рецензия на этот труд написана С.А. Коваленко, который, отмечая достоинства работы и критикуя отдельные положения, рассматривает книгу Е.Я. Туровского «как чрезвычайно интересную и полезную работу, предлагающую оригинальный взгляд на монетное дело одного из крупнейших античных полисов Северного Причерноморья»[52].

Необходимо отметить и особое значение монографии самого С.А.Коваленко «Die Spatklassische Miinzpragung von Chersonesos Taurica» (Berlin, 2008), посвященной ранней чеканке Херсонеса[53]. В ней детально разобраны по штемпелям несколько самых ранних типов IV в. до н.э. Несомненно, этот корпус чрезвычайно важен для изучения раннего этапа херсонесской чеканки. Вместестем, самаидеяСА. Коваленко об удревлении начала херсонесской чеканки и пересмотр им датировок ранних выпусков не находит у нас поддержки (см. ниже). Так, С.А. Коваленко датирует первую серию херсонесского серебра и меди концом V в. до н.э.[54] или временем «на исходе V в. до н.э.»[55]. Между тем в описании первой серии в каталоге нет упоминания о V в. до н.э., и она датируется им 400—390 гг. до н.э.[56]

Среди основных дискуссионных вопросов, рассмотренных в ряде упомянутых выше работ, следует особо выделить также сюжеты, связанные с установлением начальной даты чеканки, периодизацией монетного дела, определением денежновесовых систем и номиналов, хронологией монетных выпусков. Выше отмечалось, например, мнение А.Л. Бертье-Делагард о системе, по которой чеканились самые ранние серебряные херсонесские монеты. А.Н. Зограф, а позднее и Н. Н. Грандмезон и другие исследователи полагали, что первые серебряные и медные монеты одинаковых типов чеканились по хиосско-родосской системе, имея серебряные номиналы — дидрахму, драхму (3.88 г), гемидрахму (1.83 г), обол (1.3 г) и медные номиналы — халк, дилептон, лепту[57]. Авторы установили, что в раннем Херсонесе применялась и персидская система, так же как в Гераклее и других городах Южного Понта[58]. В.А. Анохин справедливо отмечал сложность в определении номиналов медных монет, поскольку система счета медных херсонесских монет нам практически не известна[59]. Он предполагал также использование в III в. до н.э. аттической системы для некоторых серий[60]. Вопросы монетно-весовых систем рассматривали также Н.А. Алексеенко и Е.Я. Туровский[61], С.А.Коваленко[62] и др.

Ниже мы обратим внимание читателя два принципиальных вопроса монетного дела Херсонеса, касающихся его периодизации и начальной даты чеканки.

  • [1] Тункина 2002, 371.
  • [2] Тункина 2002, 66-83.
  • [3] Тункина 2002, 365.
  • [4] Kohler 1850а, 16-24; 1850b, 86-114; Тункина 2002, 371.
  • [5] Тункина 2002,518.
  • [6] Кёне 1848.
  • [7] Тункина 2002, 371.
  • [8] Тункина 2002, 523.
  • [9] Kohne 1856; Кёне 1857; 1859.
  • [10] Зограф 1951, 21; Тункина 2002, 323.
  • [11] Vacquier 1874.
  • [12] von Sallet 1874, 17-32; 1877, 273-274; 1883, 143-173; 1888, 7.
  • [13] Алексеев 1874; 1886, 19—69; D’Alexeieff 1876.
  • [14] Бурачков 1884, 101-126, табл. XIV—XVI.
  • [15] Бертье-Делагард 1907.
  • [16] Грандмезон 1984, 273—274.
  • [17] Гиль 1891, 343-360; 1895, 1-15.
  • [18] Бертье-Делагард 1893, 66; 1906а, 50-80; 19066, 215-275; 1907; 1912, 39-54; 1913,49-134.
  • [19] Орешников 1887; 1890, 32-46; 1891; 1913, 1-48; 1915; 1918, 144-152; 1922а, 113-121; 19226,159-164.
  • [20] Бертье-Делагард 1906а, 50—80; 19066, 215—275.
  • [21] Бертье-Делагард 1913, 67; Зограф 1951, 146-147.
  • [22] Орешников 1913, 25; 1922а, 118.
  • [23] Зограф 1951, 146-160.
  • [24] Зограф 1922, 337-360; 1927, 379-397.
  • [25] Белова 1927, 289-293; 1931, 141-215; 1941а, 268-274; 19416, 326-329; 1948, 45-51; 1953,255-279; 1959, 73-75; 1977, 144-151; 1981, 5-43.
  • [26] Гилевич 1959, 191-205; 19696, 90-91.
  • [27] Голенко 1972, 211—222.
  • [28] Крушкол 1957, 61—76.
  • [29] Стрежелецкий 1948, 107-113; Тахтай 1948, 113; Гилевич 1958, 136-139; 1960, 167-170; 1969а,285—286; 1974, 3-16; 1999, 346—377; Костромичева, Быков 1974, 293—294; Костромичева,Алексеенко 1983,40-43; Алексеенко, Костромичева 1997,8—9; Тункина 1993,76—78; 2002,517—519.
  • [30] Золотарев, Кочеткова 1999.
  • [31] SNG Stancomb 454-507,952-960.
  • [32] Золотарев, Кочеткова 1999, 7—9.
  • [33] SNG Stancomb 454-507, 952-960.
  • [34] Анохин 1963а, 3—88; 19636,66—76.
  • [35] Анохин 1977.
  • [36] SNG ВМ 706-833.
  • [37] Грандмезон 19836,167—169.
  • [38] Гилевич 1968, 3-61, 1973,10-11; 1985,608-617; 1987, 54-55; 1989,19; 1996, 12.
  • [39] Карышковский 1965, 156—167.
  • [40] Золотарев 1989, 30-31.
  • [41] Коваленко 1999, 108—131.
  • [42] Голенко 1956, 156-158; 1962, 49-56; 1964, 50-74; 1967, 171-175.
  • [43] Столба 1989, 62-70.
  • [44] Гилевич 1992,18—20, опубликовала единственную до сих пор медную монету Лариссы, 1989 г.
  • [45] Туровский, Демьянчук 2001, 25—27.
  • [46] Сапрыкин 1980, 43-57.
  • [47] Аграфонов 1998,187—189.
  • [48] Туровский 1997, 7—9.
  • [49] Коваленко 2003, 17—18.
  • [50] Туровский 1991, 100-102; 1993,44-51; 1998, 225-227; 2009, 25-26; 2011, 26-27.
  • [51] Туровский 1997.
  • [52] Коваленко 1999, 202—210.
  • [53] Kovalenko 2008.
  • [54] Kovalenko 2008, 25.
  • [55] Kovalenko 2008,6—7.
  • [56] Kovalenko 2008, 106-107.
  • [57] Грандмезон. 19876, 57—59.
  • [58] Бертье-Делагард 1913,67; Зограф 1951,146—147; Анохин 1977, 34—35.
  • [59] Анохин 1977, 35-36.
  • [60] Анохин 1977,40—41.
  • [61] Алексеенко, Туровский 1991, 5—6; Туровский 1997,16—19.
  • [62] Коваленко 1999в, 16—17.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>