Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Духовно-нравственные основы и потенциал российского казачества: вера, культура, патриотическое служение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ КАЗАЧЕСТВА

КОНЦЕПЦИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ

В настоящее время концепций о происхождении казачества имеется немало. В качестве одной из авторитетных называется теория известного отечественного ученого Л.Н. Гумилева, который считал казаков субэтносом великорусского этноса. Субэтнос Гумилев определял в качестве «таксономической единицы внутри этноса как зримого целого, не нарушающего его единства» |7|. Иными словами — это общность, обладающая характеристиками народа, но при этом прочно связанная с основным этносом. В качестве значимого фактора в теории Л.Н. Гумилева выступает тесная связь этноса и субэтноса с его родным ландшафтом, существенно влияющим на специфику, самобытность и способы хозяйственной культуры. Родовым ландшафтным лоном для казачества объективно считаются долины великих рек степной полосы Дона, Днепра, Волги, Яика, Терека, Кубани. В древности, как считает исследователь казачества В.Е. Шамбаров, прошлые степные народы являлись скотоводами, создававшими постоянные селения, пригодные для проживания людей, разведения скота и ухода за ним в тяжелый зимний период 1101. Из соображения целесообразности их строили не посреди голой степи, а вблизи рек, долины которых были покрыты густыми лесами и кустарниками, что подтверждается археологическими раскопками. Города скифов обнаружены на Днепре, их столица располагалась возле Запорожья, а роксоланы зимовали в городках на Нижнем Дону С роксоланы — от лат. Rhoxolani, древнегреческий Po^oMvoi, от аланского roxs alan/ruxs а/ап «светлый алан») — ираноязычное сарматоаланское племя, кочевавшее со II в. до н. э. по I пол. I тысячелетия н. э. в землях Северного Причерноморья и Дунайского региона). Но евразийские степи были и «торной дорогой», по которой, находясь в состоянии постоянного военного противоборства, приходили новые народы. Покрытые зарослями долины рек, острова, плавни, болота являлись естественным укрытием, где часть побежденных могла спастись. Выжить в таких условиях могли самые сильные, выносливые и свободолюбивые. Благодаря такому «естественному» отбору в процессе историко-культурной эволюции образовались древнейшие корни казачества. Целесообразно рассмотреть и теорию, не основанную на положении о том, что казачество является частью субэтноса великорусского этноса [1].

Согласно высказанным доводам, казаки представляют собой самобытное славянское племя, автономный народный организм, имеющий такое же право, как великороссы и украинцы, считать себя особым славянским народом. Предки казаков, в соответствии с доводами Ш.Н. Ба- линова, являются коренными обитателями Востока Европы, т.е. современных Казачьих Земель. Восток Европы географически разделяется на две полосы: лесную и степную (на севере еще имеется тундровая полоса, а на юге — горная). Коренными жителями именно степной полосы на Востоке Европы с давних времен являлись казачьи предки, сведения о которых относятся к эпохе, намного опередившей возникновение Московского царства. Когда на Востоке Европы устанавливают свое владычество готы (II ст.), Черноморско-Азовское побережье осваивают славянские народы — анты. Историко-археологические исследования доказывают, что уже в первой половине VI столетия эти сла- вяно-антские племена владели бассейном Дона и продвинулись к берегам Азовского моря.

С начала VII ст. на территории современных Казачьих Земель создается государство Аваро-Гуннов, в состав которого входят славяно- анты. С этого периода в исторических документах уже не упоминается о славяно-антах, поскольку их племенное наименование «растворяется» в государственно-политическим названием — Аваро-Гуннов. С середины VII ст. (642), по имеющимся научным фактам, устанавливается существование славянской народности — русов, располагавшихся в степной полосе. В низовьях Волги и на Дону новыми степными завоевателями создается государство Хазар, в составе которого русы и славяно-анты проживают на Дону, Донце, Нижней Волге, на Тереке, на Кубани. В Хазарской Империи русы были настолько многочисленны, что арабские писатели называют государство Хазар Русо-Хазарским, а Черное море — Руским. Главными центрами русов были: в Подонье (Казакии) г. Руссия (Артана, Танаис, впоследствии переименованный в Азов, по имени половецкого хана Азуфа) и Матарха (Тмутаракань) в устье Кубани. Сами русы отличались воинственным духом, принимали широкое участие в торговой деятельности Хазарского государства, достигли значительного культурного развития, подвергаясь воздействию двух культур — арабской и византийской.

Арабский географ Масуди, посетивший в X веке Приазовский Край, пишет: «между большими и известными реками, впадающими в море Понтус (Черное), находится одна, называемая Танаис (Дон), которая приходит с севера. Берега ее обитаемы многочисленным народом славянским и другими народами. Таким образом, сильный и воинственный славянский народ Русь заселял с давних времен территорию современных Казачьих Земель и, с середины VII века, входил в состав Хазарской Империи. В дальнейшем — с IX столетия, под натиском новых азиатских завоевателей, венгров, торков и печенегов, начался распад Хазарской Империи и отделение ее окраин: Поднепровья — впоследствии Киевское государство, и Среднего Поволжья — Камской Болгарии. Русы же Подонско-Приазовские еще продолжали оставаться в составе Хазарской Империи. Камская Болгария (в среднем течении Волги и по Каме), находившаяся под влиянием арабской культуры, уже в первой половине

IX ст. приняла ислам. Русь Подонско-Приазовская (Казакия) — аланы и казаки — примерно в то же время стала христианской; следовательно, она стала христианской значительно раньше Руси Киевской. Крещение Руси великим князем Владимиром, как известно, состоялось в 988 году). О том, что Русь Подонско-Приазовская стала христианской раньше Руси Киевской, свидетельствует патриарх Фотий и Устав Византийского императора Льва Философа (836—911) о чине митрополичьих церквей, где на 61 месте указана построенная церковь Русская |3|.

Таким образом, на территории Казакии укореняется народность славяно-русов, с самобытной этнической культурой и христианской религией. Относительно единое славянское племя русов в середине IX ст., под влиянием различных факторов разделилось: Камская Болгария, где преобладал тюркский элемент, отделившись от ядра Хазарской империи, оказалась под властью тюрков и, как уже было сказано, приняла ислам. Русь Поднепровская — предки Запорожцев — также отделившись от центра Хазарии, подпала под власть дружинников Рюрика — Аскольда и Дира, а затем, в 882 году, сын Рюрика, Игорь, при своем воспитателе Олеге, закладывает основы Киевской великокняжеской династии. В данный период Нриазовско-Подонская Русь продолжает оставаться в составе уцелевшего ядра Хазарской империи. Этим объясняется и то обстоятельство, что с этого времени в русских летописях не упоминается о славяно-русском населении Приазовья и По- донья. Славяно-русский народ продолжал жить в составе уцелевшего ядра Хазарской империи на своей древней земле, лишь утратив связь и постоянное общение с остальными отделившимися частями славяно-русов Поднепровья. Следствием похода Святослава, сына Игоря (после короткого правления его жены, Ольги) в 943 году, в Подонье и Приазовье Хазарская империя была разгромлена и состоялось введение части ее территориального ядра — Казакии — в состав русского (Киевского) государства, под названием Тмутараканского княжества. Этим вхождением была восстановлена прервавшаяся ранее связь Руси Приазовско- Подонской с Русью Поднепровской.

После убийства печенегами в 972 г. Святослава его сыновья — Олег, Ярополк и Владимир — начали борьбу за власть. После гибели Олега, эта борьба еще больше ожесточилась между оставшимися двумя братьями — Ярополком и Владимиром. Первый опирался в своей борьбе на силы степной полосы, а второй прибег к помощи наемных варяжских сил. Превосходство сил и средств было на стороне кн. Ярополка, и лишь его гибель дали возможность Владимиру, оставшемуся единственным наследником державы Святослава, соединить в своих руках власть над всем Русским (Киевским) государством |3]. Князь Владимир покорил Крым, который вошел в состав Тмутараканского княжества, отданное им, в свою очередь, позднее в удел своему сыну Мстиславу. Принятие христианства в последней четверти X ст. Киевской Русью при Владимире Крестителе явилось основой религиозного, культурного и государственного единства. Русь Приазовско-Подонская до этого события более столетия уже являлось христианской.

Таким образом, в результате успешных военных действий Киевских князей и принятия христианства Киевской Русью, восстановилась связь славян Востока Европы под главенством Киевского великого князя. Предки же казаков, славяно-русы Подонья и Приазовья (Тмутаракан- ское княжество), представляли особое княжество и сохранили древние формы народной культуры. В середине половине XI в. в степной полосе появляются новые завоеватели — половцы, которые снова «отрезают» Тмутараканское княжество от Киевского государства, и связь между ними снова прерывается. Поэтому, в русских летописях, с конца XI ст., повествование о Тмутараканском княжестве уже не ведется при том, что его население, города продолжали развиваться. Тмутараканское княжество утратило свой статус лишь как особое княжество Киевского государства. Оторванное от центра, предоставленное самому себе, оно еще теснее сблизилось с тюркскими народами, но сохраняя при этом свое славянское лицо, свою христианскую религию и этническую культуру. В соответствии с вышеупомянутой концепцией, именно с момента отрыва в половине XI ст. Тмутараканского княжества от Киевской Руси, начинается формирование той особой славянской народности, прямыми потомками которой являются современные казаки. На территории Казакин, в составе Хазарской империи на протяжении сотен лет, а затем в составе Тмутараканского княжества в течение длительного исторического периода жили общей жизнью две народности: славяно-русы и тюрки- казахи, имевшие идентичный народный быт, родственную этнопсихологию, подвергавшиеся одинаково влиянию одной, византийской культуры, развивавшейся в одинаковой духовно-психологической атмосфере, а с середины IX ст. исповедовавшие общую христианскую веру.

Пройдя сложный путь многовекового совместного проживания на одной территории, в общих природных условиях, переживая одинаковые военно-политические события образовавшаяся народность Тмутараканского княжества явилась родоначальницей современного Донского Казачества. которое, в свою очередь, послужило источником становления других казачьих Войск, за исключением нынешних кубанских Черноморцев, потомков Запорожцев. Отсутствию упоминания в русских летописях о славянах Тмутараканского княжества казачьи историки дают свои объяснения: под влиянием тех военно-политических событий, которые совершались тогда на Востоке Европы, в силу наступившего (после смерти в 1054 г. в. кн. Ярослава), длительного периода междоусобной войны князей — началась дифференциация относительно единого славянского народа на Востоке Европы и наметились пути их расселения. Например, немного раньше «часть алан и черкас (касоги или касахи) Святослав после удачного похода на Хазарию, переселил на Днепр, где они, вместе с прибывавшими впоследствии другими тюрко-татарскими племенами, смешавшись с местным славяно-русским населением, усвоив его язык, образовали особую народность, дав ей свое этническое имя Черкасов (черные клобуки). Из этих Черкасов и создалось затем поднепровское казачество с Запорожьем».

В это время наметились основные «ячейки», из которых впоследствии образовались те народно-государственные организмы, которые впоследствии будут называться Русью Юго-Западной, Русью Северо- Восточной и отдельно от них — Русь Юго-Восточная (Казакия).

Население этих государственных организмов, в силу разрыва связи, попадает в различные географические, экономические и бытовые условия; жизнь и развитие их протекает в различной духовно-психологической атмосфере. В Восточной Руси широким потоком начинает вливаться финская этнокультуры интеграция тюркского элемента усиливается в Юго-Восточной Руси (Казакии); народ, который называется мигами, казахами, черкасами, кабарами (все они являются идентичными) полностью смешивается с населением Тмутаракани. Таким образом, наступает полный разрыв между отдельными частями славяно-русов Востока Европы и, что закономерно для Северо-Восточной Руси, а следовательно, и для русских летописцев, Русь Юго-Восточная (Казакия) становится «землей незнаваемой». Но уже через сто с лишним лет, а именно с 1147 г., русские летописцы снова упоминают о славянском населении Тмутараканского княжества, но называют его не славяно- русами, а «бродниками». Эти «бродники», согласно русской летописи, — а это прежнее славяно-русское население Тмутараканского княжества — живут на той же территории славяно-русов, представляя из себя уже сложившуюся народность, стойкую, способную на противодействие чужому влиянию, что дало им возможность и под владычеством половцев сохранить свой славянский тип, язык, свою христианскую религию. У этих «бродников» были свои города, церкви, существовало даже земледелие, что совершенно противоречит предположению некоторых историков, которые производили это название от слова «бродить» (т.е., «бродники», по их версии, были бродячие люди, бездомные скитальцы, случайно забредшие на Дон). Такой подход опровергает известный русский историк П.В. Голубовский, который пишет: «Бродники есть община, выработавшаяся из остатков Подонского населения, вследствие исторических и этнографических условий, в которые это население было поставлено... Бродники жили в восточной части степи — в Подо- нье и по берегам Азовского моря; они исповедовали православие и участвовали в предприятиях половцев». Ученый обоснованно утверждает, что бродники — это славяно-русское население Тмутараканского княжества.

Казачьи историки название «бродники», установившееся за населением Тмутараканского княжества, объясняют следующим образом: в те времена всякое славяно-русское население и его войско входило в состав того или иного русского княжества; славя но-русс кое же население Тмутараканского княжества не входило ни в какое княжество, а войско его помогало и воевало с кем хотело, и в этом смысле было «бродячим». Исследователь казачества И.Ф. Быкадоров пишет о том, что новая народность — бродники образовалась от смешения русов с тюркскими племенами. Данное название, которое является не этническим, а бытовым и профессиональным, могло быть дано потому, что, очевидно, «они из войны сделали себе род ремесла, как средневековые швейцарцы или ландскнехты, и участвовали в войнах на стороне различных суверенов из-за материальных выгод — «бродили» от одного к другому. Возможно и другое объяснение: бродникам поручалась охрана бродов на Дону и по другим рекам». Бродники, входя в состав половецкого государства, участвуя в войнах вместе с ними, часто действуя и самостоятельно, отличались своим особым общественным и военным устройством, управлением, имели свое войско и приобрели широкую известность в Европе. Они представляли из себя настолько серьезную организованную силу, что появившиеся в первой четверти XIII ст. на Востоке Европы новые кочевые завоеватели — монголы — установили с ними добрые взаимоотношения. Во время первого монгольского нашествия, в битве на Калке в 1223 г., бродницкое войско под водительством своего воеводы Пласкини. дралось против половцев и русских князей на стороне монголов. Поэтому совершенно естественно, что «бродники» в течение всего времени владычества монголов на Востоке Европы до конца XIV ст., будучи на хорошем счету у монголов, сохранили в полной неприкосновенности свое народно-общественное устройство, свою религию, свою военную организацию и широкую национальную автономию.

Если же принять во внимание существовавшую у монголов определенную политическую систему не вмешиваться во внутреннюю жизнь уже покоренного народа и полную веротерпимость, то логично предположить, что бродники при монголах сохранили в полной неприкосновенности свое национальное лицо, внутреннее устройство своей народной жизни. Бродники подпадали под защиту этой монгольской политической системы, так как с самого начала появления монголов явились их верными союзниками. Поэтому они пользовались в полной мере всей «льготой», предоставляемой этой монгольской системой и сохранили в полной неприкосновенности этнокультурную и этнопсихологическую автономность: прежнее внутреннее устройство народной жизни, управления, организации, народно-хозяйственной деятельности, быта и пользовались полной свободой вероисповедания. В 1261 г. для бродников была учреждена подонская епархия. В период монгольского владычества на Востоке Европы (1240—1400) в государственной системе Золотой Орды население Северо-Восточной Руси (Московия), будучи земледельческим, играло роль поставщика материальных средств завоевателям (монголам); бухарцы, хивинцы, камские болгары выполняли функции торгового класса, сословия; а народы степной полосы, в том числе и бродники. являлись для монголов необходимой вооруженной силой. вместе с самими монголами являясь источником военного могущества Золотой Орды.

Бродники были свободны от дани и податей, подчинены непосредственно Хану Золотой Орды, сохраняли в полной неприкосновенности свое национальное лицо, этнокультурную идентичность. В их обязанность входила постоянная боеготовность конного войска |3|. Итак, занимая в государственной системе Золотой Орды положение и значение военно-служилого сословия, внутри себя население Подонья было свободным и вольным народом. О том, что славянское население Тму- тараканского княжества (Подонья), не исчезая, проживало в составе Золотой Орды и за время пребывания под ее властью приобрело свое народное название «каляк». свидетельствует выписка из древней летописи в часовне на Лубянке, в честь иконы Божией Матери. Выписка гласит: «Там, на верховьях Дона, народ христианский воинского чина живущий, зовомый козаци, в радости сретающий его (Вел. кн. Дмитрия Донского) со снятыми иконами и со кресты поздравяюща ему» [8].

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>