Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Массмедиа в социокультурном пространстве

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА И СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

СОЦИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ: ОСОБЕННОСТИ ЕЕ ОСВЕЩЕНИЯ

Неразрывна связь социокультурной реальности с социальной сферой жизни общества. События, произошедшие в России в течение последних двух десятилетий, привели к существенным переменам в этой области. Сложился рынок труда, произошла дифференциация оплаты труда и доходов. Произошло расслоение общества. Жители страны разделены на богатых и бедных, между ними существует социальная пропасть. Разница в доходах стала причиной формирования различий в образе жизни. Гражданами осваиваются стереотипы рыночного поведения: одни выбирают новые профессии, вовлекаются в разнообразные финансовые, потребительские, культурные отношения; другие ищут пути обхода закона и правовых норм.

Перемены, происходящие в социальной сфере жизни, связаны и с возможностями раскрытия творческого потенциала гражданина, проявления им самостоятельности во избежание чрезмерной опеки и контроля, способности сделать осознанный выбор, определить свое будущее без чьего бы то ни было участия. Свидетельством тому служат развитие социальных сетей, широкое распространение альтернативных систем в образовании, страховании, социальной помощи людям в экстремальных ситуациях.

Несмотря на это, в России, как отмечают исследователи, произошло возрождение патернализма в социальной сфере, обозначенное в ориентирах социальной политики 2000-х гг. Оно связано с удручающим состоянием социальной сферы, большим количеством накопившихся проблем, необходимостью инвестиций в человеческий капитал страны. В обществе, с одной стороны, был накоплен значительный опыт выживания в отсутствие стабильной государственной поддержки, а с другой стороны, назрела острая необходимость в налаживании взаимодействия конструктивных сил общества и власти. Аналитики полагают, что имеются основания для размышлений о новом этапе развития социальных отношений в России. Он связан с попытками осмысления и осознания значимости социальной сферы и ее роли в жизни страны. Государство настроено на осуществление продуманной социальной политики, формирование новых отношений между стратами общества. Она несвободна от ошибок, однако ее концепция формируется и реализуется с учетом современных моделей развития российского общества.

Действительно, несмотря на традиционное доминирование экономических институтов и недооценку социальных, результаты экономического развития могут быть реально оценены лишь сквозь призму удовлетворения потребностей населения. Социальная сфера с присущими ей характеристиками — относительной самостоятельностью, целостностью, функциональностью, инерционностью, персонификацией — формирует определенные подходы к освещению массмедиа соответствующей проблематики. В силу того, что результаты функционирования этой сферы находятся под контролем адресата информирования, характер их анализа оказывает влияние на степень доверия аудитории источнику сообщений. Это определяет особую ответственность журналистики при освещении проблем социального характера, которое может стать основой для выработки людьми жизненно важных решений. Творческий сотрудник массмедиа не может не влиять на социальные процессы, потому что журналистика — это особая профессия, способная инициировать определенные эффекты в обществе. И сотрудник прессы обязан брать на себя ответственность за это. Но многие журналисты ошибочно считают себя организаторами политической жизни, хотя на самом деле они только должны информировать, просвещать читателя и анализировать эти процессы[1].

Массмедиа не только могут просвещать людей, но и играют важную роль в активизации позитивного общественного потенциала, уточняет исследователь М.А. Бережная. По ее мнению, социальная журналистика проявила себя не только как тематическое направление, но и как особая профессиональная идеология, предлагающая общее дело для сотрудников прессы и организаторов социальной работы. Родственный характер их деятельности отражается в том, что она основана на принципах гуманизма, справедливости, гармонизации общественных, групповых и личных интересов, преемственности, содействия гражданам, находящимся в ситуации, угрожающей их здоровью и жизни. Предметный потенциал средств массовой информации, в фокусе внимания которых находятся социальные проблемы, весьма значителен. Журналистами анализируются события, судьбы и характеры, а также процессы, предоставляются сведения о социальной динамике, позволяющие своевременно предотвратить кризисные явления.

В связи с этим можно считать журналистику особым субъектом социальной политики, если последнюю понимать как систему действий по оптимизации общественного пространства. В обществе, которое отличается высокой жизнеспособностью, гибкостью, адаптивностью к изменяющимся условиям, целостностью, устойчивостью, постоянным импульсом к развитию, открытостью, плюрализмом, активностью социальных процессов, их управляемостью, задачи социальной журналистики определяются ее естественной природой. Каким бы стабильным ни было такое общество, оно неидеально. Сохранение его устойчивости с помощью информации предполагает выявление и представление различных интересов, распространение сообщений о том, что в обществе полезно, разрешено, важно, а что вредно и запрещено, какие образцы воспитания и поведения достойны внимания и уважения, как разрешить назревшие проблемы, гармонизировать потребности. Социальная журналистика, оперативно отслеживая и предъявляя обществу реакцию людей на изменения, стремится решить главную задачу — поддержать стабильность и устойчивость социальных отношений.

В обществе переходного типа, — а именно таким обществом в настоящее время является Россия, — у журналистики, помимо естественных задач, появляется особая миссия: она должна давать надежду на будущее. В интересах разрешения общественного кризиса пресса способна сделать следующее:

  • • предоставлять информацию о состоянии социальной сферы, открывать новые темы и проблемы для обсуждения, отслеживать изменения, давать им оценку, не допускать замалчивания трудных ситуаций, объяснять суть перемен;
  • • осваивать новые жизненные реалии, создавать благоприятные условия для ориентации людей в меняющемся мире, стимулировать их творческую активность и в особенности индивидуальную инициативу; помогать человеку в конкретной ситуации и стремиться к выработке алгоритма решения той или иной проблемы;
  • • подвергать общественной экспертизе проекты законов и решений, принимаемых органами власти, участвовать в формировании и осуществлении социальной политики, контролировать функционирование социальных институтов и активно влиять на их модернизацию;
  • • упорядочивать общественные отношения, поддерживать равновесие интересов, представляя и обосновывая позиции различных социальных групп;
  • • давать нравственную оценку событиям, поступкам, высказываниям, морально поддерживать людей, помогать преодолеть одиночество, ставить идеи гуманизма и добра выше интересов отдельных групп.

Таков лишь общий контур целевых особенностей, стоящих перед социальной журналистикой. Каждое средство массовой информации самостоятельно определяет баланс описанных задач, формулирует дополнительно другие.

Социальная журналистика связана с такими аспектами профессиональной деятельности, как:

  • • отражение в прессе проблем социальной сферы в ее связей с другими областями общественной жизни;
  • • анализ любой информации с позиций большинства граждан и в интересах развития всего общества;
  • • использование профессиональных ресурсов и особых методов, формирующих творческое своеобразие социальной журналистики;
  • • вовлечение в информационный обмен самих граждан, создание ими информационных ресурсов.

Как правило, в жизни общества выделяют четыре основные сферы: политическую и экономическую, социальную и духовную. Социальная сфера определяет предметное своеобразие журналистики. Проблематика подвижна, изменчива, злободневна: каждое сообщество решает задачи, вытекающие из характера социальных связей в конкретный исторический период[2].

В социальной сфере имеется немало информационных поводов для массмедиа. В зависимости от того, в какой степени реализованной оказывается ее функциональная специфика, наблюдаются «объектный» и «предметный» принципы освещения. Объектный принцип предполагает отстраненное наблюдение за объектом, который остается при этом для публики «вещью в себе». Характерными показателями объектного отражения являются фрагментарность материалов, отсутствие реального адресата и целевой направленности. Напротив, предметный принцип характеризуется последовательностью, целостностью, всесторонностью освещения темы.

Социальный ракурс не только связан с обилием информационных поводов, но и является оптимальным для журналистики, предполагает активное участие человека в значимых общественных процессах и отношение к нему как к субъекту. В связи с этим предъявляются особые требования к сотрудникам прессы: отбор информации должен вестись теми из них, кто следуют принципу социальной ответственности, идеология сотрудничества помогает им достигнуть результатов, которые становятся частью информационного поля.

В чем же заключается феномен социальных массмедиа? Исследователями определены следующие подходы к оценке его. Первый подход исходит из определения социальной журналистики как деятельности, предметом которой являются социальные проблемы и болезни общества: положение в обществе различных потенциально уязвимых социальных групп, соблюдение прав человека, благосостояние граждан, качество медицинского обслуживания и образования. Второй подход связан с определением социальной журналистики как атрибута социальной политики, которую осуществляет государство, исходя из официально признанной идеологии и морали общества. Однако, если ориентироваться на эти подходы, социальными можно считать любые массмедиа, помогающие индивиду в выборе жизненного проекта.

По мнению Т.И. Фроловой, эффективность журналистики напрямую связана с тем, насколько объективно и ответственно подходят журналисты к постановке социальных проблем. А это зависит от глубины знаний журналистов, от того, насколько адекватно они представляют структуру общества, понимают действие общественных механизмов, обладают информацией о состоянии социальной сферы в целом. Такие базовые профессиональные знания играют роль инструмента в анализе повседневности, конкретных жизненных ситуаций.

Социальные массмедиа развиваются в двух направлениях: во-первых, информируют, организуют отдельные акции и помощь людям, будь то участие в судьбе социально беззащитного, обездоленного человека или «полезная» для общественных организаций информация о проектной деятельности; пытаются смягчить атмосферу напряженности, установки и нравы посредством распространения идей милосердия, сострадания. Во-вторых, информируя аудиторию о происходящих событиях и создавая благоприятные условия для обмена мнениями по различным поводам, социальные массмедиа участвуют в регулировании отношений между людьми и социальными общностями, стремятся позитивно повлиять как на эти отношения, так и на социальные органы, управляющие различными сферами общественной жизни.

Отечественная журналистика, накопившая богатый опыт освещения социальной проблематики, демонстрирует принципиально различные журналистские стратегии. Это проявляется в отношении к действенности публикаций, при выборе тем, трактовке событий, в определении героев, использовании творческих технологий. Ракурсы совместного действия, социальной перспективы, позитивного решения, идеологический, оппозиционный, оптимистический — все они позволяют канализировать информацию, формируя определенную картину ситуации в социальной сфере[3]. Сторонники социальной журналистики рассматривают читателя и зрителя не как фон и пассивных наблюдателей, а как участников решения важных вопросов, которым следует уделять не меньше внимания, чем представителям элиты или экспертам, так часто цитирующимся журналистами[4].

В связи с этим исследователи считают целесообразным определить отличия социальной журналистики от традиционной. Приверженцы традиционной журналистики считают, что ее дело — предоставлять гражданам информацию и мнения. Сторонники же социальной журналистики полагают, что профессионалы обязаны предлагать людям сведения, необходимые им для принятия решений в обществе самоуправления, и способствовать тому, чтобы читатели, зрители, слушатели становились активными участниками общественной жизни; убеждены, что недостаточно привлекать внимание общества к несправедливости, как принято в традиционной журналистике. Граждане нуждаются в большем. Им необходимо понять, каким образом они могли бы участвовать в общественной жизни и изменить что-либо. Люди стимулируют журналистов профессионально, ответственно выполнять обязанности.

Участие граждан, полагает И. Дзялошинский, может подпадать под одну из нижеследующих категорий:

  • • «обсуждение». Иногда требуется именно «выплеснуть» общественное мнение. Можно цитировать высказывания читателей в газете; организовать совещательные городские форумы по тем или иным проблемам, чтобы дать возможность выразить идеи, обсудить их;
  • • «вовлечение». Другие проекты гражданской журналистики связаны с более активным участием людей, им предлагается конкретный план действий; массмедиа часто подсказывают, каким образом можно участвовать в выполнении этого плана;
  • • «организация». Высший уровень общественного самосознания — объединения граждан в целях изучения того или иного вопроса или осуществления проекта.

Одним из основных способов вовлечения граждан в активное участие в общественной жизни и работе массмедиа является развитие интерактивности. Существует множество технологий, посредством которых индивиды вовлекаются в журналистскую деятельность (факс, электронная почта и другие). Для них Интернет незаменим как источник информационных ресурсов; как возможность установления обратной связи с аудиторией (форумы онлайновых версий традиционных изданий); как альтернативные социальные сети (блоги) — источник тем и сведений о состоянии массового сознания.

Отражению социальной проблематики в массмедиа придается большое значение не только в России, но и в других странах. В развитых обществах также ощущается потребность в том, чтобы обслуживать не элиты, а простых граждан и вернуть журналистике ее главную миссию — способствовать улучшению жизни сообщества, предоставляя людям сведения, необходимые им. В практике средств массовой информации США получил распространение термин «civic journalism» («гражданская журналистика»), основные положения которой близки представлениям о социальной журналистике. Американская гражданская журналистика озабочена состоянием массмедиа, которые представляют общество как зрителей, наблюдающих ежедневное шоу, вместо нации граждан, соучаствующих в решении проблем.

В обществах развитой демократии влиятельны и печатные издания некоммерческих организаций, местная муниципальная пресса. Благодаря их деятельности в поле общественного внимания находятся любые вопросы повседневного бытия, связанные с контролем действий местной власти и функционированием институтов, инфраструктуры, развитием социальных сетей, т.е. поддерживается коммуникация в целях более эффективного и гармоничного развития местного сообщества. В России же пока общественное влияние местной и некоммерческой прессы незначительно.

В последние годы становится популярной «нарративная журналистика» — бытописательная и нравоописательная журналистика, основным средством которой является не «жесткая новость», не «перевернутая пирамида», а история. Газетчик, умеющий рассказывать о чем-либо интересном, существенно потеснил репортера. Эта тенденция прослеживается и в российской журналистике.

Какие в целом тенденции проявляются в освещении отечественными массмедиа социальной проблематики? Удается ли им создать портрет российского общества? Наиболее значимой и влиятельной группой на отечественном информационном рынке являются общероссийские ежедневные газеты. Качественная пресса ориентирована на образованного, активного, вовлеченного в политический процесс человека с высоким социальным статусом; декларирует принцип отделения новости от комментария. Приоритетной считается политическая и экономическая проблематика, к которой примыкают сообщения о культуре, спорте, потребительском рынке. Социальная проблематика также не обойдена вниманием, но статусом, равным статусу политики и экономики, она пока не обладает. Проблемы общества рассматриваются не целостно, с разных сторон и в комплексе, а преимущественно с финансово-экономических или политико-прогностических позиций.

Описанная ситуация сохранялась до последнего времени в большинстве качественных газет. Однако материалы о социальном потеснили лидировавшие ранее темы политики, экономики, международную информацию. Главным становится качество текстов, в которых рассказывается об обществе: их концептуальности, масштабности, глубины исследования событий и явлений жизни. Проблемы общества, значимость социального осознаны и признаны, но эффективных инструментальных коммуникативных тактик для отражения проблем общества в творческом арсенале качественной прессы недостаточно.

Иной характер деятельности демонстрируют так называемые массовые издания. Они отражают динамику социальной жизни, богатство жизненных проявлений, незнакомое качественным изданиям. Сохраняют свое место разнообразные жанры и творческие формы: и очерк, и репортаж, и расследование, и интервью, и корреспонденция; при этом значительная часть текстов в своей основе имеет реальную жизненную ситуацию. Это позволяет читателям узнать, какие конкретные проблемы волнуют людей. Реальная жизненная ситуация дает возможность видеть многие проблемы комплексно, разобрать типичные ситуации, просчитать алгоритмы их решений, распространить информацию о позитивном опыте.

В то же время, стремясь к яркости, броскости, стараясь завладеть вниманием как можно большего числа читателей, массовые газеты постоянно балансируют на грани, отделяющей живое и естественное от скандала, сенсации. Субъективизм в оценках, непроверенные факты, преобладание «картинки» над смыслом существенно снижают значимость и эффективность того, что хорошо чувствуют массовые издания, — быть ближе к жизни аудитории, видеть в обыденном, повседневном его социальный смысл.

Если сравнивать качественные и массовые печатные издания с точки зрения отражения ими социальных проблем, то приходится признать, что ни одна ни другая группа не действуют достаточно эффективно: качественная пресса не выработала достаточных средств, соответствующих форматам изданий, чтобы обеспечивать полноту и выразительность картины социального бытия; массовая периодика более динамична и полнокровна в отражении жизни, но не дает обстоятельного анализа событий и явлений. В других типологических группах печатной прессы, полагает Т.И. Фролова, также складывается неоднозначная ситуация. В «глянцевой журналистике» социальные проблемы накрыты плотным слоем «частного интереса»; группа профессиональных журналов рассматривает их преимущественно с корпоративных позиций, не всегда совпадающих с общенациональными. Ощущается недостаток универсально-тематических журналов социальной направленности.

В отличие от массовых печатных изданий информационно-аналитические еженедельники представляют качественный анализ социальных проблем; более того, формируют стандарты новой отечественной журналистики, а в плане содержания — «повестку дня». Однако аудиторная ниша этой группы изданий невелика, скорее они ведут диалог в приватном кругу образованных граждан, и решить все проблемы, стоящие перед социальной журналистикой, этим массмедиа не под силу.

Между тем общество нуждается в школе гражданской свободы — разветвленной сети гражданских институтов, контроле деятельности государственных органов власти. Первостепенная роль в этой сфере принадлежит региональным массмедиа. Если реальная жизнь станет для них главной темой, то возможно будет, по мнению исследователей, заполнить свободную нишу новой социальной журналистики.

Подспорьем в этом деле региональным массмедиа может служить местная или муниципальная пресса («муниципальный» в ряде языков означает «относящийся к местному самоуправлению» и является производным от слова «муниципия» — так именовались самоуправляющиеся городские общины римских граждан). Ее модели только складываются. Муниципальные массмедиа способны сыграть ключевую роль в функционировании местного сообщества, активно участвовать в решении проблем, связанных с организацией повседневной жизни, а могут оставаться «информационным ресурсом власти».

•=> Таким образом, социальная сфера, которой свойственны относительная самостоятельность, целостность, функциональность, инерционность, персонификация, широко освещается массмедиа. Они информируют аудиторию о событиях и явлениях социально-политической сферы; налаживают помощь людям, распространяя идеи милосердия, сострадания; участвуют в регулировании отношений между людьми и социальными общностями. Пресса создает условия для активизации позитивного общественного потенциала, исследует реакцию людей на изменения, социальную динамику ради предотвращения кризисных явлений, обеспечения устойчивости социальных отношений. Портрет российского общества в меру возможностей рисуют качественные и массовые, общероссийские, региональные и муниципальные массмедиа. Чтобы объективно отражать изменчивую социальную проблематику, журналистам необходимо обладать знанием структуры общества, действия общественных механизмов.

И в России, и в развитых обществах наблюдается потребность в том, чтобы вернуть журналистике ее главную миссию — содействовать улучшению жизни людей. Это служит подтверждением основной мировой тенденции: массмедиа во все большей степени осознают общественные приоритеты. Социальная журналистика, убеждены исследователи, нужна гражданам и будет развиваться; в стабильных обществах она не только не теряет своих позиций, а, напротив, раскрывает творческий потенциал.

  • [1] См.: Вартанова Е.Л. Журналистика: в поисках общего // Стратегия России.2010. № 11.
  • [2] См.: Фролова Т.И. Социальная проблематика российской печати // Проблематика периодической печати. М., 2008.
  • [3] См.: Бережная М.Л. Проблемы социальной сферы в алгоритмах телевизионной журналистики. СПб., 2009.
  • [4] См.: Дзялошинский И. Пресса «третьего сектора» или социальная журналистика? // Право знать: история, теория, практика. 2004. № 7—8.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>