Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Массмедиа в социокультурном пространстве

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

четвертая власть»?

РОЛЬ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В КОНСТРУИРОВАНИИ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ

ОТРАЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ СРЕДСТВАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Многие исследователи сферы журналистики отмечают, что в процессе становления информационного общества изменяется характер производства и потребления продукции массмедиа, проявляются свойства текста как гипертекста. Он не только отражает социальную действительность, но и становится частью ее. Под социальной действительностью при этом понимается все межличностное, т.е. связанное с совместной жизнью людей, формами их общения, что реально существует и развивается, имеет собственную сущность и закономерность в самом себе, а также содержит результаты своего собственного действия и развития (В.А. Сидоров).

Познавая, журналист изучает объекта интереса, специфику той сферы человеческой деятельности, которую он освещает в печати, интернет-изданиях, на телевидении и радио; предпринимает попытки установить закономерности поиска, отбора, интерпретации общественно значимой информации. Эффективность процесса познания зависит от того, в какой степени создаваемые им произведения соответствуют реальности и он способен представить сведения, на основе которых складываются представления граждан о ней.

Это тем более важно, что основную часть сообщений о мире, по утверждению психологов, человек получает из книг, Интернета, в межличностном общении, а самостоятельно изучает немногое часть читателей, зрителей, слушателей доверяют любой информации, распространяемой массмедиа. В связи с этим участие индивида в процессе познания тем результативнее, чем выше ответственность отправителей сообщений.

Американский исследователь Э. Тоффлер выделял еще одну особенность современной реальности. По его мнению, она состоит в том, что телевидение не только передает информацию, но и становится ее источником[1]. По убеждению передающего, сообщение, факт являются результатом выбора из массы событий такого, которое имеет, по его представлениям, значение[2]. Социологами факт интерпретируется как любой объект (событие или явление), так или иначе влияющий на людей и их деятельность; массовые, типичные явления и процессы, соответствие которых реальности удостоверяется повторением в ходе многократного наблюдения. Исследуя их, журналист уделяет внимание единичному и предпринимает попытку выявить закономерности в окружающей действительности.

Чтобы осуществить эту задачу, ему требуются не только профессиональные навыки, знания, но и основательное представление об особенностях аудитории. Ее составляют индивиды, обладающие в той или иной степени социальным опытом и вовлеченные в межличностное общение. Они дают фактам различные толкования. Социальный опыт служит своеобразной лакмусовой бумажкой при сопоставлении людьми излагаемых журналистами фактов с реальностью. Если расхождения значительны, то доверие, по крайней мере, части аудитории конкретному средству массовой информации уменьшается подобно шагреневой коже.

Потребности людей в информационном пространстве, их связь с производством сообщений привлекают особое внимание исследователей. Своеобразие интересов и запросов, объединяющих представителей множества аудиторий, раскрывается теорией иерархии потребностей, разработанной А. Маслоу. Согласно ей возникновению одной потребности предшествует удовлетворение другой. Как правило, те, кто вынуждены заботиться о хлебе насущном, не интересуются возможностями самореализации, творческого самовыражения, интеллектуального развития[3]. Если та или иная социальная общность людей не осмыслила глубоко свое место в обществе, не определила мотивы своего поведения, то, какому бы интенсивному информационному воздействию она ни подвергалась, далеко не всегда можно побудить ее к совершению действий, выгодных субъектам социально-политического процесса.

Связь производства сообщений с интересами потребителей отражена в модели коммуникативного акта, предложенной Г. Лассуэллом. Хотя массовые аудитории представляют собой разнородные, организационно не оформленные множества людей, они имеют устойчивые предпочтения. Особенности восприятия сообщений зависят от социальных характеристик общности граждан (материальное и семейное положение, уровень образования, профессиональная принадлежность). На ее реакции на те или иные сообщения отражаются и такие факторы, как внешняя обстановка, специфика обстоятельств.

Г Лассуэлл выделил следующие типы реакций аудитории на массовую информацию: во-первых, реакции, сопряженные со спецификой деятельности людей в социальных общностях, а имепенно: когнитивные, ценностные, организационные, тонизирующие, коммуникативные; во-вторых, явные и скрытые; в-третьих, желательные и нежелательные, основные и побочные, предусмотренные и неожиданные. Исследователем выявлены также реакции, характеризующие изменения, происшедшие в сознании и деятельности индивидов, и реакции, связанные с временными параметрами изменений, происходящих в поведении и сознании людей: ближние и дальние, временные, несрочные и продолжительные[4].

Среди реакций аудитории на массовую информацию, связанных с особенностями деятельности индивидов в социальных общностях, можно выделить также целевые. Отношение людей к разнообразным сообщениям выражается не только в разработке новых идей и установок, но и в формулировании целей деятельности. Аудитория как субъект коммуникации способна дать публичные оценки тем журналистским материалам, которые не устраивают ее (обращения в административные учреждения, пикетирование редакций массмедиа), а в случае отсутствия отклика на ее предложения — игнорировать эту продукцию.

При оценке возможностей социальных общностей людей воспринимать сведения, распространяемые журналистикой, учитываются не только их интересы и реакции на разнообразные сообщения, но и доступность источников информации. В связи с этим возможно деление аудиторий на регулярные и нерегулярные, условные и нецелевые, реальные и потенциальные[5]. Знания этих особенностей социальных общностей людей, впрочем, недостаточно, чтобы осмыслить их интересы и потребности. Формально доступные всем гражданам, материалы массмедиа используются ими по-разному.

Французский исследователь А. Турен выявил следующие культурно-информационные страты в современном обществе. На низшем уровне — иммигранты из развивающихся стран, безработные, пожилые люди, имеющие ограниченные возможности в потреблении информации. Следующую страту составляют рабочие, имеющие низкую квалификацию и предпочитающие главным образом развлекательную продукцию. В третью группу входят активно пользующиеся продукцией массмедиа служащие, которые подчиняются вышестоящим начальникам (специалисты по связям с общественностью, журналисты). На самом высоком уровне находятся технократы — управленцы, творцы новых знаний и ценностей, сочетающие профессиональные интересы и аристократическое искусство1. Этим социальным слоям не обеспечен равный доступ к разнообразным сообщениям, продукции журналистики; они в разной степени подготовлены и к восприятию информации. Их возможности оцениваются с точки зрения владения словарем языка массмедиа и понимания конкретного текста, способности адекватно интерпретировать и воспроизвести его смысл в речи.

За счет доступности сообщений прессы создаются благоприятные условия для обеспечения информированности аудитории, полюсами которой являются полная осведомленность и полная не информированность. В связи с тем, что повышается уровень образования и профессионализма граждан, а также значительное влияние на них оказывают достижения научно-технического прогресса, многие активно участвуют в общественно-политической жизни, повышается и степень информированности аудитории. Но специфика потребительской деятельности такова, что люди по-разному оценивают и запоминают разнообразные сведения. Обеспечение аудитории доступа к разнообразным сообщениям и ее информированность не гарантируют того, что они будут обязательно осмыслены. Усвоение новых сведений бывает полным или частичным.

Цель распространения информации не будет достигнута, если она непонятна аудитории. Причина этого может быть субъективной, когда социальная общность людей не желает анализировать проблемы, усваивать отдельные термины, или объективной, когда над ней довлеют привычные стереотипы или она не осведомлена о значении новых слов. Возможно также искажение сообщений, распространяемых массмедиа. Например, вследствие экспрессивности речи (сокращение до минимума высказываний и текстов на синтаксическом и семантическом уровнях) они воспринимаются аудиторией неадекватно.

Чтобы избежать непонимания, медиа и их учредители в той или иной мере совершенствуют процесс информирования аудитории, стремятся полнее отразить социальную реальность. С этой целью проводятся интерактивные опросы по телефонной или компьютерной сети, анкетирование, читательские конференции, социологические исследования, связанные с определением круга потребителей сообщений печатных изданий, теле- и радиопрограмм. И сама аудитория участвует в подготовке и распространении социальной информации, отправляя письма в редакции массмедиа или органы власти, а также в рамках межличностной коммуникации.

Однако эффективность исследовательской работы прессы неочевидна. Она по-разному использует данные изучения мнений аудитории.

Во-первых, эти данные могут игнорироваться, если коммуникаторы (партийные газеты или печатные издания, созданные на период избирательной кампании) во всем ориентируются на точку зрения учредителей.

Во-вторых, исходя из конъюнктурных политических соображений, отправители сообщений частично учитывают суждения людей, а именно только те, которые укладываются в привычные модели информирования (обоснованность этого подхода часто пытаются доказать службы, которые по заказу средств массовой информации изучают их аудиторию).

Парадокс заключается в том, что массмедиа сначала формируют вкусы людей, а затем, сделав попытку изучать их интересы и потребности, определяют эти предпочтения в качестве ориентиров в собственной деятельности и тем самым подтверждают правильность информационной политики. Неготовность субъектов журналистики в полной мере учитывать интересы и запросы представителей различных сегментов аудитории приводит к тому, что ослабляется интерес к программам российских общенациональных телекомпаний (в первую очередь официальным и многократно повторяющимся политическим новостям, сериалам и эстрадным концертам с узким набором певцов и юмористов) интеллектуально развитой части общества и молодежи, которая тяготеет к поиску новостей в интернет- источниках.

В-третьих, аудитория может оказать значительное влияние на позицию конкретного средства массовой информации в демократически развитом обществе, в котором журналисты имеют возможности вести открытый диалог с людьми, наладить действенную обратную связь, вносить коррективы в свою работу ради повышения ее эффективности.

Многие медиа по традиции воспринимают социальные общности людей, получающие информацию, как объект. Действительно, описывая коммуникацию как линейный и однонаправленный процесс, Г. Лассуэлл рассматривал аудиторию именно в таком качестве. Однако если субъект политики или средство массовой информации как коммуникаторы, относятся к ней исключительно как к объекту и не склонны менять собственную стратегию в соответствии с ее интересами, то в информировании ее могут возникнуть помехи, и социальная общность людей получит избыток сообщений, в результате этого сокращаются возможности воздействия на нее. Так происходит, когда по региональным телеканалам регулярно демонстрируются сюжеты, главными героями которых являются главы органов управления, однако данные социологических опросов показывают, что все большее число людей выражает недоверие этим лидерам. Если информация искажается, то разрушается основа общественного диалога, поскольку пониманию всегда предшествуют трудности, препятствия в установлении согласия и в разговоре возделывается общее поле говоримого[6].

Чтобы избежать такого развития событий, журналист предпринимает попытку осмыслить факты на основе собственного опыта. Чаще всего они связаны с противоречиями. Социальная проблема воспринимается как общественно значимая неразрешенная задача. По мнению исследователя В.А. Сидорова, творчество журналиста, направленное к ее решению, движется по некой траектории, на которой важны все этапы пути. Фиксация знаков социологического факта относительно проста. Сложности подстерегают тогда, когда возникает необходимость проникнуть в суть происходящего, где ведется поиск противоречия, выявляется проблема. Без элементов точного знания журналисту не обойтись. Один из таких элементов — результаты социологического изучения действительности, которые могут выглядеть двояко: как результаты проведенного социологами исследования, которые тем или иным путем поступают в распоряжение журналиста, или, как отмечено выше, результаты изучения действительности, осуществленного журналистом, применяющим социологический инструментарий.

Вместе с тем в журналистском творческом процессе не принято делать акцент на одно точное знание. Многие решения принимаются по наитию. Точное знание должно найти органичное соединение с мироощущением журналиста, его представлениями о реальности, т.е. с интуицией. Иной раз она правомочна подменить собой точное знание[7]. В мыслительном процессе интуиция связана с творчеством — общественно целесообразным и субъективно значимым открытием нового в сфере производства, управления, науки, техники, искусства, журналистики. Оно рождается, когда работа, связанная с воссозданием имеющегося знания, методов и форм деятельности, уже не удовлетворяет общественным и личностным потребностям. Возникающее при этом противоречие преодолевается с помощью продуктивного, новаторского решения[8].

Однако можно ли поручиться, что вовлечение интуиции в творческий процесс всегда обеспечивает точность журналистского исследования социальной действительности? Интуиция часто является результатом отражения в творчестве как взаимодействия журналиста с экспертами, поиска исторических параллелей, так и его чувственного опыта, помогающего определить нравственно точное отношение к событиям и явлениям социально-политического процесса, энциклопедических знаний, позволяющих установить связи между разнородными на первый взгляд фактами действительности, выявить возможные варианты развития событий. В состоянии творческого подъема интуиция может содействовать интенсификации мыслительного процесса и созданию ярких, запоминающихся образов.

Анализируя факты и явления реальности, журналисты способны раскрыть как положительные, так и отрицательные стороны решений, принятых административными учреждениями, проследить эволюцию нормативных правовых актов. Если же органы власти не учитывают предложений, высказанных гражданами относительно какого-либо законопроекта или решения, а его принятие приводит к ухудшению условий их жизни, ущемлению их интересов, журналисты высказывают мнения по поводу выполнения социальными институтами и должностными лицами обязанностей перед людьми, дают оценки. Журналистика способна при определенных условиях инициировать серьезные перемены в деятельности социальных институтов.

=> Таким образом, массмедиа, участвуя в процессе познания и отражения социальной реальности, анализируют данные об объектах интереса, ведут отбор информации, интерпретируют ее. Журналисты учитывают потребности аудитории, представители которой имеют устойчивые предпочтения, ориентируются на собственный социальный опыт, для этого массмедиа используют разнообразные методы, в том числе социологические. В процессе познания и отражения действительности незаменимы и журналистский опыт осмысления фактов, и интуиция. Все это помогает прессе основательнее исследовать противоречия, выявлять проблемы, существующие в социальной реальности, анализировать деятельность институтов, ответственных за выполнение обязанностей перед обществом.

  • [1] См.: Тоффлер Э. Метаморфозы власти. М., 2002.
  • [2] См.: Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек — текст — семио-сфера — история. М., 1996.
  • [3] См.: Маслоу Л. Мотивация и личность. СПб., 2001.
  • [4] См.: Lasswell Н. The Structure and Function of Communication in Society / In L. Bryson (ed.) The communication of ideas. N.Y., 1948; Он же. The Uses of Content Analysis Data in Studying Social Change // Science and Culture. 1967. Vol. 33. № 4.
  • [5] См.: Энциклопедический социологический словарь / под общ. ред. Г.В. Осипова; ред.-сост. А.В. Кабыща. М., 1995.
  • [6] См.: Гадамер Г.-Г. Язык и понимание // Актуальность прекрасного. М., 1991.
  • [7] См.: Сидоров В.А. Журналистский текст и социальная действительность: познание, отражение, преобразование // Социология журналистики / под ред. С. Г. Корконосенко. М., 2004.
  • [8] См.: Горохов В.М. Основы журналистского мастерства. М., 1989.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>