ЮГО-ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА

К концу XV в. политическая карта Пиренейского полуострова резко изменилась. Если раньше на полуострове насчитывалось пять государств, то теперь лишь два — Испания и Португалия. На протяжении всего XVI в. испанская монархия осуществляла политическую гегемонию в Европе, основой которой была ее колониальная империя.

Испания. Брак Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского привел в 1479 г. к личной унии Кастилии и Арагона и образованию единого Испанского королевства. Короли-объединители сумели вывести страну из состояния политической нестабильности, характерной для третьей четверти XVв., а когда в 1492г. был отвоеван Гранадский эмират — последний оплот мавров на Пиренейском полуострове — завершилась Реконкиста.

Несмотря на унию, Арагонское и Кастильское королевства оставались политически разобщенными. Так, кастильские войска не могли вступать на земли Арагона, а последний не был обязан защищать земли Кастилии в случае войны. Долгое время не существовало единого политического центра, поэтому королевский двор неоднократно менял местопребывание. Только в 1605 г. официальной столицей Испании стал Мадрид.

Последствия династической унии для Кастилии и Арагона оказались глубоко различными. Кастилия, занимавшая большую и самую населенную часть страны, стала ядром образовавшейся монархии. Арагон, являвшийся в XV в. могущественной средиземноморской державой, оказался в конечном счете провинциальной окраиной Испании.

Во внешней политике каждое из королевств имело свои интересы. В состав Арагонской короны входила Южная Италия — Неаполитанское королевство, а также острова Сицилия, Сардиния и Балеарские. Обладание всеми крупными островами в Западном Средиземноморье, кроме Корсики, помогало богатым приморским городам Каталонии — составной части пиренейских владений Арагонской короны — оспаривать торговую гегемонию итальянской республики Генуя в этом регионе. Арагон был заинтересован в приобретениях на африканском Средиземноморье, в то время как экономическое развитие основной части Кастилии с начала XVI в. было тесно связано с процессами колонизации Америки и заокеанской торговлей. Однако уния 1479 г. оказалась прочной: между Кастилией и Арагоном не существовало серьезных оснований для конфликта, а их интересы, хотя и разнонаправленные, не противоречили друг другу.

В сфере европейской внешней политики короли-объединители (после смерти Изабеллы Фердинанд в 1504—1516 гг. фактически являлся единственным правителем Испании) проявляли заметную активность, что всецело поддерживалось дворянством. Система майоратов, получившая с начала XVI в. широкое распространение, создавала большую прослойку из средних и младших сыновей дворян, лишенных сеньориальных доходов и вынужденных искать их новые источники, не зависящие от земли. Обедневшие идальго часто не видели иных возможностей для существования и карьеры, как военные экспедиции, что обеспечивало им престиж и определенную долю доходов. Реконкиста в значительной мере определила социальный облик испанского дворянства, его влияние и многочисленность, воинственность и презрение к хозяйствованию, крестоносные идеалы и религиозную нетерпимость. Развитие этих черт и взглядов, которые распространились и на другие слои испанского общества, во многом объясняло агрессивную внешнюю политику Испании в XVI—XVII в. и ее ведущую роль в борьбе с Реформацией.

Португалия. Другой страной Юго-Западной Европы являлось Португальское королевство, переживавшее недолгий период расцвета с конца XV в. Португалия обладала прочными позициями и авторитетом в Европе, которые определялись ее ролью в торговле между складывающимся колониальным миром и Старым Светом. Португальское королевство, всецело занятое расширением своих колониальных владений, старалось жить в мире с пиренейской соседкой (монархи португальской Ависской династии имели тесные родственные узы с королевскими домами Кастилии, Арагона и Наварры), воздерживаясь от участия в европейских войнах, чему способствовало и его географическое положение. Обладая в конце XV — первой половине XVI в. флотом, едва ли не сильнейшим в мире, страна не имела сильной армии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >