Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина

Объем процессуальных прав, предоставляемых законом участникам уголовного судопроизводства, должен быть необходимым и достаточным для того, чтобы участвующие в деле лица могли полноценно защищать свои личные интересы.

В Российской Федерации гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 45 Конституции РФ). Поэтому обеспечение прав личности является одной из важнейших составляющих процессуальной деятельности всех государственных органов и должностных лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. В связи с этим ст. 11 УПК провозглашает охрану прав и свобод человека и гражданина принципом уголовного судопроизводства.

Задачи уголовного судопроизводства могут быть в полной мере решены лишь в том случае, если потерпевший, обвиняемый, подозреваемый и другие участники уголовного процесса имеют реальную возможность воспользоваться предоставленными им законом правами. Такая возможность появляется у участников уголовного процесса только при условии, что им, во-первых, известно о наличии у них этих процессуальных прав, а во-вторых, понятна их сущность и ясны правовые последствия их реализации.

В связи с этим государственные органы и должностные лица, ведущие производство по уголовному делу, должны разъяснять участникам уголовного судопроизводства их процессуальные права и оказывать содействие в том, чтобы они могли этими правами воспользоваться.

Не менее важным является разъяснение участникам уголовного процесса возложенных на них обязанностей, а также ответственности за их невыполнение.

В соответствии со ст. 2 Конституции РФ признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина являются обязанностью государства. Эта конституционная обязанность реализуется в равной мере всеми государственными органами и должностными лицами, участвующими в уголовном судопроизводстве, независимо от того, какую процессуальную функцию они выполняют. Поэтому, например, следователь, хотя и отнесен УПК к участникам уголовного процесса со стороны обвинения, должен не только разъяснять обвиняемому процессуальные права и обеспечивать условия для их реализации, но и сохранять объективность при осуществлении уголовного преследования, собирая обвинительные доказательства и выясняя все обстоятельства, свидетельствующие в пользу лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

В силу разнообразия проявлений принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве законодатель отказался от идеи раскрыть в отдельной статье УПК все содержание этого принципа. Поэтому в ст. 11 УПК нашли отражение лишь отдельные положения, вытекающие из рассматриваемого принципа.

Так, в силу ч. 2 ст. 11 УПК в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом (п. 40 ст. 5 УПК), дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу. Информирование лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, о последствиях дачи ими свидетельских показаний по своей сути является разъяснением права свидетельского иммунитета, что позволяет этим лицам принять правильное, взвешенное решение о том, давать или не давать показания по уголовному делу.

Одним из направлений реализации принципа охраны прав и свобод человека и гражданина является государственная защита участников уголовного процесса. Как граждане, так и должностные лица, участвующие в производстве по уголовному делу, могут подвергаться противоправному посткриминальному воздействию со стороны лиц, заинтересованных в исходе уголовного дела. В связи с этим в ч. 3 ст. 11 УПК закреплено правило, согласно которому при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц предусмотренные законом меры безопасности.

В ч. 2 ст. 6 УПК закреплено, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания отвечают назначению уголовного судопроизводства в той же мере, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Это положение имеет целью создание условий для своевременного и полного восстановления прав и свобод личности, нарушенных в ходе уголовного судопроизводства в результате незаконного и необоснованного уголовного преследования, осуждения или применения мер процессуального принуждения.

В Конституции РФ закреплено право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Уголовно-процессуальное законодательство исходит из того, что своевременное и полное возмещение вреда, причиненного лицу в результате нарушения его прав и свобод, является обязанностью государства. Никакие соображения не могут служить основанием для сокрытия допущенных органами расследования или судом ошибок и лишения личности права на реабилитацию и возмещение причиненного ущерба.

Согласно ч. 4 ст. 11 УПК вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, установленном этим Кодексом. Основаниям и процессуальному порядку восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, а также процедуре возмещения причиненного ему вреда, в УПК посвящена гл. 18 «Реабилитация».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >