Полная версия

Главная arrow История arrow История семьи в истории Отечества: генеалогия в учебном процессе высшей школы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

До настоящего времени генеалогию как дисциплину, описывающую взаимоотношение родов в сфере деятельности человека, принято рассматривать как вспомогательную историческую дисциплину, которая окончательно сформировалась в деятельности людей и была вызвана потребностью официального оформления места отдельных лиц и семей в сословной структуре классового общества. В исследованиях М.Е. Бычковой такое представление научной генеалогии, применяемой в исторической науке, определено как практическая генеалогия, которая начала формироваться «...лишь в классовом обществе и обслуживает преимущественно правящий класс» [48. С. 3]. Изучение и представление о сословности феодального общества позволяет выработать определенный подход к генеалогическим источникам — поколенным росписям и таблицам, которые создавались в процессе деятельности лиц и учреждений и имеют юридическую силу. Подобные материалы позволяют создать «свои справочники о жизни и деятельности лиц и семей, используя весь доступный объем исторических источников» [48. С. 5]. Такие справочники являются надежным фундаментом различных исследований, посвященных социально-политической тематике, а также сами могут становиться предметом подобных исследований.

В процессе изучения истории конкретной семьи может быть задействован неограниченный круг источников. Это может быть любой исторический памятник — письменный, архитектурный, археологический, предметы искусства, — содержащий биографические сведения об отдельном лице. В поле зрения генеалогического исследования в этом случае может оказаться определенный круг фактов из жизни и деятельности конкретного человека и его родственников. Часто в процессе такого исследования многие факты черпаются из документов родоведческого плана.

Для сбора сведений о семьях из различных сословий — купечества, мещанства, работных людей, церковнослужителей, крестьянства — можно обращаться к созданным в России на протяжении веков конкретным письменным памятникам, образующим пласт ро- доведческих источников. Эти памятники сейчас переданы на хранения в областные архивы и составляют его фонды. Например, это материалы, отображающие деятельность православных приходов, которые составляют часть фондов губернских духовных консисторий (епархий), объединяющих благочиния, подразделяющиеся на приходы с конкретными церквами, возглавляемых опытными священниками. Каждому старшему по церкви священнику и введенным в штат служащим вменялось отражать повседневную жизнь приходов в многочисленных церковных документах, основные из которых в виде годовых отчетов отсылались в епархиальные управления.

Среди таких документов особый интерес представляют послужные списки самих священнослужителей, клировые ведомости, в которых отмечались передвижение по службе, уровень образования, семейный состав и некоторые особенности поведения священников. Эти документы, отображающие жизненный путь духовного сословия, во многом могут дополнить журналы «Епархиальные ведомости», издававшиеся в каждой епархии два раза в месяц (как правило, со второй половины XIX в.). Фонд этих печатных изданий является достоянием краеведческих отделов областных научных библиотек, государственных центральных, региональных и национальных библиотек и музеев России.

Для всех живущих обязательной является регистрация рождения ребенка в органах загса того или иного регионального значения. Акт регистрации рождения человека, как и все иные метрические акты (бракосочетания, разводов, смерти), совершенные в органах загса, подлежат вечному хранению. Метрическое свидетельство о рождении человека — генеалогический документ личности, сопровождающий его всю жизнь. Это официальный, государственный, письменный источник, в котором отображена восходящая линия новорожденного с наречением его полным именем, отчеством и фамилией, указанием сведений о дате и месте рождения, имен и фамилии родителей, имен отцов родителей (дедов новорожденного по отцовской и материнской линиям). По мере достижения человеком определенного возраста ему на основе метрического свидетельства о рождении выдается паспорт — официальный документ, удостоверяющий личность владельца, но даже наличие у человека гражданского паспорта не снимает значимости метрического документа о рождении. При утере паспорта дубликат не выдается до тех пор, пока не будет предъявлен основной документ личности — метрическое свидетельство о рождении. Отметим, что метрический документ подлежит восстановлению только по заявлению самой личности в загс, выдавший свидетельство. Возможно восстановление данных о рождении того или иного человека (дубликата его метрического свидетельства) при обращении в загс родственников этого человека и обоснования причины такого обращения (например, генеалогическое разыскание, установление права родства).

В дореволюционной России рождение ребенка в любом сословии регистрировалось крещением и наречением именем в конфессиональном учреждении. На протяжении жизни каждый человек оставался связанным с тем или иным конфессиональным приходом, оставляя ту или иную информацию о себе в форме записей служащих культа в специальных книгах.

Начиная с 20-х гг. XVIII в., в каждом православном церковном приходе по годам велись метрические книги записей «родившихся, браком сочетавшихся и умерших» в нескольких экземплярах, которые с 1724 г. были разработаны Синодом. Метрические книги в своих трех частях отражали основные главные вехи в жизни каждого человека (крещение, бракосочетание, смерть).

По истечении календарного года один экземпляр метрической книги, исповедных ведомостей и других документов из каждого призу хода обязательно отсылался в церковное управление губернии (консисторию) и хранился в ее архиве. Архивные фонды консисторий после образования СССР были переданы на хранение в государственные областные архивы. Метрические книги в основном велись до 1918 г. Затем регистрация актов гражданского состояния была передана подотделам загса местных органов исполнительной власти. В связи с этим для подтверждения факта рождения, брака, смерти после 1918 г. следует обращаться в Управления загс по субъектам Российской Федерации (региональные, областные, районные, городские).

Экземпляры метрических книг и исповедные ведомости самих приходов в настоящее время могут оказаться как в областных (региональных), так и в местных городских или районных архивах. Процедура заполнения метрических книг в других религиозных конфессиях узаконены в России в XIX в.: для католиков — в 1826 г., для мусульман — в 1828 и 1832 гг., для лютеран — в 1832 г., для еврейских общин — в 1835 г., для старообрядцев — с 1874 г., для баптистов — с 1879 г., для сектантов — с 1906 г. Законом метрические книги предписывалось вести на традиционных для той или иной конфессии языках — на русском, немецком, латыни; мусульманские книги заполнялись на старотатарском языке по арабской графике; иудейские книги предписывалось вести на русском языке, но это требование нередко нарушалось.

Ценность такого источника информации заключается в том, что он составлялся ежегодно при каждой церкви и не только представлял собой список всех прихожан, бывших и не бывших на исповеди, но и отражал их посемейные росписи. В посемейных росписях отмечались местожительство и социальное положение семьи, указывались глава семьи и отношение к нему других членов семьи, их имена, отчества, фамилии, число лет от роду, даты прохождения исповеди и причастия. Особенностью исповедных ведомостей является то, что в начале записи даются сведения о священниках данной церкви и членов их семей, а затем об остальных прихожанах по сословиям.

По истечении календарного года один из экземпляров исповедных ведомостей, метрическая книга и ряд других документов из каждого прихода обязательно отсылался в церковное управление губернии (консисторию) и хранился в ее архиве.

Клировые ведомости, составлявшиеся при каждой церкви, включали в себя сведения о церковном причте (клире), в разделе «О притче» содержали послужные списки священно- и церковнослужителей, их возраст или дату рождения, образование, перемещения по службе, полученные награды, состав семьи, родственные связи ее членов. Для поиска клировой ведомости необходимо определить (хотя бы приблизительно) годы службы и уезд, в котором находилось место службы священника.

Обширен круг источников, дополняющих родоведческие сведения о разных сословиях России. Так, информация о военнослужащих до 1917 г. систематизирована в фондах Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) в Москве и Российского государственного архива военно-морского флота (РГАВМФ) в Санкт- Петербурге. Дополняют эту информацию различные списки — полков, частей, участников походов, битв, сражений, «чинов флота», опубликованные в обширной научной литературе.

Своеобразная форма послужных списков служилого дворянства в более ранние века отражена в приказных учреждениях XVI—XVII вв. До революции эти материалы содержалась в хранилищах различных ведомств Российской империи. В публикациях по генеалогии Л. М. Савелова отражен подробный анализ родословных материалов служилого сословия России и различных исторических вех того периода [160. С. 169—250]. В годы Советской власти уникальные материалы этих хранилищ были переданы на хранение в архивы России и ближнего зарубежья. Многие из этих документов оказались в многочисленных фондах Российского государственного архива древних актов (РГАДА), среди них материалы переписей населения и связанная с этими мероприятиями различная документация по экономическим вопросам, налогообложению населения и др. Основные источники по землевладению также находятся в РГАДА, но немногие из них опубликованы.

Генеалогию городских сословий отображает так называемая «го- родовая обывательская книга», введенная в России в 1785 г. В нее вносились «настоящие городовые обыватели» (владельцы домов и земельных участков), гильдейские купцы, «цеховые» (мастера, подмастерья и ученики разных ремесел), именитые граждане и посадские (все остальные жители города). В графах обывательской книги записывались имя, отчество и фамилия обывателя, его возраст, семейное положение, данные о жене, сведения о детях (имена, пол, возраст). В этих книгах отображались и имущественное положение горожан, профессиональные и общественные обязанности. Подлинная книга хранилась в архиве городского общества, а две копии с нее — в губернском правлении и казенной палате. Послужные (формулярные) списки заводились на каждого, кто занимал «классные» (связанные с чинопроизводством) должности — это крупные государственные деятели, рядовые чиновники, деятели культуры и науки, специалисты в разных областях. Много ценной информации о городских сословиях содержат адресные и памятные книги, адрес-календари губернских городов и губерний России (начали издаваться, как правило, с началаXIX в. до 1917 г.). С началаXVI11 в. все население Российской империи было разделено на податное и неподатное. Свободными (неподатными) от обложения налогами оставались потомственные

зз

и личные дворяне, духовенство, граждане, занимающие штатные должности и их дети, все лица, состоящие на государственной службе, придворные служащие, медики, маклеры, купцы, почетные граждане.

К податным сословиям принадлежали все сельские обыватели, мещане, цеховые рабочие в уездных и губернских городах. Крестьянство в Российской империи составляло низшее податное сословие (подавляющее большинство населения). С 1721 г. крестьянское сословие разделили на категории казенных (государственных), монастырских, дворцовых и помещичьих крестьян.

Категория государственных крестьян образовалась при Петре Великом из разного рода полусобственных землевладельцев, не находящихся в частной собственности владельцев (старые черносошные, ясашные (ясачные) крестьяне и половники севера России, однодворцы, казаки, бывшие солдаты, сибирские крестьяне и др.). Всех их объединяли феодальная зависимость непосредственно от государства и обязанность уплаты наряду с подушной податью особого сбора, приравненного по закону к владельческим повинностям. Государственные крестьяне имели право перехода в мещане или записи в купцы (при наличии увольнительного свидетельства), право переселения на новые земли (с разрешения местного начальства).

Монастырские или экономические крестьяне (подчинялись Коллегии экономии) ничем не отличались от государственных крестьян (управлялись теми же чиновниками). При Екатерине II монастырские, малороссийские и поиезуитские крестьяне польских областей были присоединены к государственным крестьянам.

Дворцовые крестьяне находились в непосредственной зависимости от монарха и членов монаршей семьи, позднее они стали удельными. Они значились в так называемых уделах, которые представляли собой совокупность земель, удельных имуществ и доходов, назначенных в 1797 г. императором Павлом I на содержание членов императорской фамилии и управляемых департаментом уделов (с 1893 г. Главное управление уделами).

В число помещичьих попали как собственно крестьяне, так и холопы (всякие различия между ними вскоре исчезли). Эту категорию крестьян разделяли на пашенных, барщинных, оброчных и дворовых крестьян. Переход из одной группы в другую зависел от воли владельца. Все крестьяне подлежали телесному наказанию и отправляли рекрутскую повинность.

Как правило, крестьяне были прикреплены к своему месту жительства и своей общине с круговой порукой. Единицей подушного обложения была ревизская душа. По императорскому указу 1719 г. подворное налогообложение крестьян заменялось подушной податью. С этого времени составлялись ревизские сказки, учитывающие все мужское податное население. Поэтому помимо метрических книг сведения о крестьянских семьях сохранились в 10 ревизских сказках за 140 лет (с 1719 по 1858 г.). В этот документ вписывались имя, отчество и фамилия (если она имелась) главы семьи, его возраст (по сравнению с предыдущей и проводимой ревизиям), имя, отчество каждого члена семьи с указанием возраста и отношение к главе семьи. Лица женского пола записывались на отдельной странице параллельно (но не во всех ревизиях), а дети — иногда только по имени, без указания отчества; возраст указывался простым прибавлением числа лет по отношению к предыдущей ревизии. В Ревизскую сказку не вписывались имена женатых сыновей (предполагалось, что в этом случае в сказку вписывалась уже отдельная семья). Отданные в рекруты (на военную службу) члены семьи исключались из переписи. Информацию о рекрутах определяют по документам уездного рекрутского присутствия. До 1855 г. государева солдатская служба длилась 20—25 лет, до военной реформы 1874 — 10 лет, а после нее срок службы был ограничен четырьмя годами. С 1874 г. служить должны были все молодые люди достигшие 21 года, годные по состоянию здоровья; тогда же термин «рекрут» был заменен на термин «новобранец». Каждая Ревизская сказка — это единовременный срез трех, а порой даже четырех поколений семьи.

Другим не менее емким и важным источником для генеалогических и родословных исследований (разысканий) могут стать архивные материалы по крестьянской реформе 1861 г. Перед освобождением в 1861 г. было помещичьих крестьян — 10,5 млн, государственных — 9,5 млн и удельных — 900 тыс. человек. По положению 19 февраля 1861 г. бывшие помещичьи крестьяне до предоставления в собственность от помещиков назначенных им наделов приобретали статус временнообязанных крестьян. В этом статусе крестьяне могли находиться неопределенно долгое время. Но по мере закрепления за ними выделенной земли в выкуп они переходили в разряд крестьян-собс- твенников. Выкупная операция была тщательно просчитана правительством и предназначалась для покрытия издержек казны по вознаграждению помещиков за уступку наделенной земли в собственность крестьян, освобожденных от крепостной зависимости.

Со времени освобождения от крепостной зависимости крестьяне пользовались общественным управлением. Низшая ступень такого управления — сельское общество, т.е. совокупность поселков или одно селение, жители которого пользовались всеми или некоторыми угодьями сообща (общинное владение). Следующая ступень общественного управления — волость, т.е. совокупность нескольких сельских обществ. Органами крестьянского общественного управления были сельский и волостной сходы и выборные сельский староста и волостной старшина. К ведению сельских сходов, в которых участвовали все крестьяне-домохозяева, относились раскладка повинностей и мирских сборов, переделы общинной земли и хозяйственных угодий, семейные разделы, приговоры об удалении порочных членов общества и др.

Отдельные моменты и общие результаты крестьянской реформы 1861 г. отражены не только в положениях и статистических цифрах, но и в непосредственных документах (памятниках), на основе которых в течение десятилетий постепенно реализовывался этот уникальный государственный проект. Именно эти документы, мало востребованные сейчас, представляют особый исторический интерес, в котором фигурируют конкретные люди. Каждое селение с крестьянскими дворами, приусадебными участками, полевыми угодьями, выгонами, покосами, лесными угодьями, подсобными строениями, мельницами, местами рыбной ловли — все это и многое другое хотя и находилось в ведении крестьян, но не принадлежало им. И для того, чтобы из всей этой собственности передать в непосредственное владение крестьян через выкупную сделку определенную часть недвижимости, помещик должен был собрать не один десяток документов, выверить их, пройти различные сверки и проверки во всевозможных уездных и губернских административных, банковских, нотариальных, а порой и судебных инстанциях.

Основным юридическим документом в обменном деле по выкупной сделке помещика с временно обязанными крестьянами являлась «уставная грамота» владельца на земли с населенным пунктом и проживающими в нем крестьянами. Этот документ, который каждый помещик должен был переоформить в 1861 г. по установленному образцу, причем сразу же после объявления вступления в действие крестьянской реформы, отображал историю появления и описание конкретной недвижимой собственности у последнего владельца, посемейное перечисление всех крестьян с указанием главы семьи и отображением в них «душ мужского пола», так как только они имели право на участие в сделке.

На каждую живую «душу мужского пола» за установленную повинность по закону предусматривалось от 2,5 до 5 десятин земли (в зависимости от географического расположения губернии). На общее число крестьян мужского пола в селении рассчитывалась общая площадь земли с указанием под крестьянские усадьбы и огороды, под пашни, сенокосы и прочее согласно генеральному плану владения помещика в конкретном населенном пункте. За предоставляемые земли из установленного оброка рассчитывались «коллективный» годовой оброк со всех «душ мужского пола» и выкупная сумма, испрашиваемая от правительства в счет ссуды. Важным документом в выкупном деле значился протокол о решении временнообязанных крестьян села, которые в присутствии волостного старшины и мирового посредника губернского по крестьянским делам присутствия составляли «сей мирской приговор о выкупе в надел по уставной грамоте и по планам» конкретного количества удобной и неудобной десятин земли. В документе, как правило, записывалась фраза: «...Мы желаем оставить весь этот надел как усадебную оседлость, так вместе и полевые угодья в собственность нашу по 5 десятин на душу, а всего на 24 души удобной земли 120 десятин и сверх сего данной в дар 3 десятины с платою за оную следующего правительству оброка в установленные сроки...» [ 151 ].

На основе собранных документов формировалось выкупное дело, которое подавалось как выкупное объявление в Губернское по крестьянским делам присутствие о приобретении земли в собственность крестьянами конкретного села. При определении денежного вознаграждения из назначаемой выкупной ссуды владельцам за выделенные наделы крестьянам Губернское по крестьянским делам присутствие производило запросы в различные учреждения и в первую очередь в Министерство юстиции и финансов России о возможных долгах владельцев.

Затем в целях дальнейшего уточнения и проверки дело отсылалось для окончательных расчетов в Главное выкупное учреждение при Санкт-Петербургской сохранной казне. На основании тщательной проверки предоставленной информации, ее уточнения и расчетов Главное выкупное учреждение своим письмом уведомляло не только участников сделки о разрешении совершения выкупной сделки, но и все учреждения, контролирующие ее. В первую очередь уведомлялись о разрешении совершения выкупной сделки владельца со временно обязанными ему крестьянами конкретной губернии, уезда и села с конкретным числом душ Правление государственного банка, Департамент государственного казначейства и местное Губернское по крестьянским делам присутствие.

Выкупные дела крестьянской реформы 1861 г. представляют собой архивные акты и письменные документы, собранные и систематизированные во второй половине XIX в., охватывающие практически многие поколения населения России. Как правило, выкупные дела сохранились в фондах областных и центральных государственных архивов России. Изучение именно этого фактического материала позволит связать задачи генеалогического исследования с проблемами истории и практической генеалогии.

В качестве источников генеалогического разыскания помимо приведенных выше Л. М. Савелов выделяет устные, вещественные и письменные.

Устные источники (предания, легенды и т.д.) Л.М. Савелов считает недостоверными, ссылаясь на Н.Ф. Иконникова: «Чем более предания остаются предметом устной передачи, тем более они подвергаются посторонним дополнениям и произвольным изменениям» [160. С. 36].

Вещественные источники (монеты, медали, надгробные памятники, церковные предметы, родовые гербы и т.п.) Л.М. Савелов определяет их «порой весьма ценными», недостаточно сохранившимися и порой подвергающиеся варварским уничтожениям. Относительно родовых гербов он отметил: «В России они не могут иметь никакого значения, т.к. не составляют продукта народной жизни и привиты нам совершенно искусственно только в XVIII столетии, и представляют только неудачный сколок с западного обычая, имевшего свое основание в прошлом» [160. С. 37].

Письменные памятники Л.М. Савелов определяет как «самый главный, самый многочисленный и, безусловно, самый ценный вид источников», разделяя их на три вида: официальный, исторический и семейный.

Официальные письменные источники — «документы и акты, исходящие от правительственных лиц и учреждений»: метрические свидетельства о рождении, браке, смерти, послужные списки и т.п. Официальные источники считаются самыми достоверными, однако требуют порой проверки.

Исторические письменные источники — документы и акты общего значения: летописи, разрядные книги, родословцы, писцовые книги, десятни и т.п.

Семейные письменные источники — «воспоминания, записки, частная переписка, духовные завещания, рядные и сговорные записи и т.п.». По мнению Л.М. Савелова семейные источники «крайне интересный вид источника, но и самый сомнительный и требующий в каждом отдельном случае особой и самой тщательной проверки» [160. С. 39]. По классификации Л.М. Савелова генеалогические, ро- доведческие памятники в качестве исторических доказательств могут быть разделены еще на две категории: прямые и косвенные.

К прямым источникам он относит «все произведения письменности и изображения искусств, которые сделаны с целью непосредственно отметить, описать или представить какое-нибудь событие из жизни того или другого лица» [160. С. 38], т.е. такие источники, которые прямо относятся к данному лицу; это в основном официальные и семейные памятники.

К косвенным источникам Л.М. Савелов относит те, «которые говорят о данном лице в общих выражениях, имея общественный характер» [160. С. 38], т.е. вещественные памятники; они «не имеют цены, но к фактам, сообщаемых в них, должна быть приложена самая тщательная критика» [160. С. 40].

Воспитание и образование, продвижение по военной, гражданской службе и индивидуальной жизни, наследование землей фиксировалось ранее лишь в имущих слоях общества, да и то не во всех семьях. Такое целенаправленное коллекционирование информации о семье и ее родственных связях, заслугах той или иной личности перед государством позволило создать в конечном итоге архивные каталоги, которые по мере их накопления со временем нуждались в определенной систематизации. Именно эти и подобные им документы о людях из различных сословий России, семьях, выдающихся деятелях, накапливаемые в различных учреждениях, в полной мере позволяют отразить внешнюю жизнь народа через его внутреннюю: «История — это зеркало, в котором отразилась вся прошлая жизнь народа и не только внешняя сторона этого прошлого, но и вся внутренняя — бытовая жизнь народа, и не одна материальная, сторона, но и сторона духовная» [160. С. 1].

Именно такие документы и являются источниками, востребованными исследователями для описания не только истории государства, но и истории того или иного рода.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>