Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Интегрированные коммуникации: Массовые коммуникации и медиапланирование

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Массовые коммуникации, представленные в виде социальной системы

Межкультурные коммуникации, рассматриваемые как объемные модели массовой коммуникации

Мир на основе экономической, технологической, информационной интеграции становится все более унифицированным. Особенно это проявляется в интеграционных процессах, протекающих в Европе, где глобализация культуры приобретает всеобщий характер. Исследования по межкультурной коммуникации в последнее время становятся все более актуальными не только в связи с процессами глобализации, но и интенсификации миграционных процессов.

В России проживает более 180 национальностей (этнических групп), придерживающихся различных вероисповеданий, культурных традиций, обычаев и вступающих в активную коммуникацию друг с другом. Это вызывает ряд проблем, причины возникновения которых едва ли однозначно можно определить без проведения исследований межнациональных отношений и межкультурной коммуникации.

Потребность в исследовании проблем межкультурной коммуникации особенно возрастает в условиях трансформации современного российского общества, формирующего свою социокультурную идентичность и собственную систему социальной организации. Усиление интеграции одновременно ведет и к росту культурного самосознания. В этом процессе складывается конгломерат различных по своей истории, традициям, языку, религии культурных социумов, которые развиваются, взаимодействуют и влияют друг на друга благодаря межкультурной коммуникации по внутренне присущим им законам.

С начала XX столетия в научной среде начал формироваться интерес к так называемым экзотическим культурам и языкам. Антропологи, этнографы, лингвисты, культурологи описывали традиционные общества, культуры и языки, что способствовало становлению идеи многополярности человеческого общества. В этой связи следует особенно упомянуть американского антрополога и лингвиста Франца Боаса (1858-1942) и его исследования языков североамериканских индейцев, появившиеся на рубеже XIX-XX вв.

Вследствие бурного экономического развития многих стран и регионов, революционных изменений в технологии, связанной с этим глобализации экономической деятельности плотность и интенсивность продолжительных контактов между представителями разных культур еще более возрастает. Важнейшими зонами активизации профессиональной и социальной межкультурной коммуникации стали образование, туризм, наука. Признание абсолютной ценности разнообразия мировых культур, отказ от колонизаторской культурной политики, осознание хрупкости существования и угрозы уничтожения огромного количества традиционных культур и языков привели к тому, что стали развиваться новые научные направления. Произошло расширение понятия межкультурной коммуникации, изучение ее стало развиваться в таких областях, как теория перевода, обучение иностранным языкам, сравнительная культурология, контрастивная прагматика и др.

Основой для межкультурных исследований после Второй мировой войны становится проблема культуры и личности, создание так называемой “культурной модели” личности: каждая культура формирует определенный тип личности, а также уникальную систему ценностей, приоритетов моделей поведения (см. напр., Р. Бенедикт “Модели культуры”, 1934). Первоначально исследования ориентировались на проблемы межкультурных различий, анализ взаимоотношений между ними и характерного поведения носителей культуры (Р. Бенедикт, Д. Горер, М. Мид и др.). Таким образом, развивается главная идея более ранних американских межкультурных исследований — идея культурного релятивизма, этнорелятивистский подход к описанию, интерпретации и оценке культурных различий.

Появление понятия “межкультурная коммуникация”. Считается, что само понятие “межкультурная коммуникация” введено в 1950-е гг. американским культурным антропологом Эдвардом Т. Холлом в рамках разработанной им для Госдепартамента США программы адаптации американских дипломатов и бизнесменов в других странах1. С выходом в 1954 г. в свет книги Э. Холла и Д. Трагера “Культура как коммуникация: модель и анализ” понятие коммуникации вошло в научный дискурс, обозначающий межкультурную коммуникацию, которая рассматривалась как особая область человеческих отношений[1] [2]. Позднее в работе “Немой язык” Э. Холл развивает идеи о взаимосвязи культуры и коммуникации и впервые выводит проблему межкультурной коммуникации не только на уровень научных исследований, но и самостоятельной учебной дисциплины[3].

В последующем теоретические основы межкультурной коммуникации разрабатывали Дж. Кондон и Ф. Юзеф в работе “Введение в межкультурную коммуникацию”[4].

В 1970-е гг. термин “межкультурная коммуникация” стал применяться в узком смысле. В учебнике Л. Самовара и Р. Портера “Коммуникация между культурами” (“Communication between Cultures”), приводится узкое определение межкультурной коммуникации, проводится изучение коммуникативных неудач в межкультурной сфере.

Исследования проблематики межкультурных различий неизбежно сталкивались с необходимостью решения вопроса о соотношении культуры и коммуникации, их взаимосвязи и взаимодействии. Вначале для описания межкультурной коммуникации использовалось классическое понимание культуры как более или менее стабильной системы осознанных и бессознательных правил, норм, ценностей, структур, артефактов. Среди других типов исследователями выделялась национальная или этническая культура.

В последнее время широко используется классификация культуры, вытекающая из раннего, самого широкого определения культуры как всего того, что создается человеком в отличие от созданного самой природой. Рассматривается, например, культура земледелия, труда, производства.

Ныне широко используется динамическое понимание культуры как образа жизни и системы поведения, отношений норм, ценностей и т. д. любой социальной группы (например, городская культура, культура поколений, культура организации). Развитие тех или иных направлений в сфере культуры приводит к формированию широкой сети коммуникаций между различными субъектами, включенными в данный культурный процесс (процесс развития культуры). Динамическое понятие культуры не предполагает наличие строго стабильной совокупности элементов культурной системы. Оно учитывает изменение и модификацию культуры в зависимости от социально-исторического развития.

В прагматическом аспекте межкультурная коммуникация ставит задачи оптимизации коммуникации между представителями различных культур и снижения напряженности, которая может возникать на этой основе. В то же время понятие “межкультурная коммуникация” нельзя рассматривать только узко, как взаимодействие между людьми, относящимися к разным культурам, через личные контакты между ними и опосредованные формы коммуникации, например такие, как письмо. Наряду с отмеченными факторами межкультурная коммуникация играет важную роль в регуляции внутренней жизни и взаимоотношений между странами, культурами, народами. Различные культуры, сталкиваясь в едином информационном пространстве, касаются многих проблем — прав человека, торговли, охраны окружающей среды и т. п., составляющих суть современных проблем международных отношений.

Австрийский философ и логик Л. Витгенштейн (1889—1951) выделил проблематику речевой коммуникации, появлению которой предшествовала идея множественности функций языка и его взаимодействий с жизнью. В его работах раскрывается характер воздействия социокультурных факторов на процесс коммуникации и социокультурная обусловленность вербальных и невербальных коммуникативных средств на любом уровне функционирования.

Исследования проблем межкультурной коммуникации в США и Европе. Интерес к научным исследованиям межкультурной коммуникации усилился в США после Второй мировой войны, когда стали появляться проекты помощи развивающимся странам. “Основное внимание исследователей было сосредоточено на выработке навыков и умений межкультурного общения с учетом культурных особенностей стран. К этой работе были привлечены антропологи, психологи, культурологи, лингвисты. Информация для обучения межкультурному общению поступала из разных наук, поэтому межкультурная коммуникация как область научных исследований с самого начала имела междисциплинарный характер. Это коснулось как заимствования понятий и категорий, так и методов исследования”[5].

Европейская культурная конвенция обращает внимание на необходимость развития взаимодействия через диалог культур в целях осознания общечеловеческого “мы” и стремления понять друг друга. Развитие этих способностей неотделимо от освоения “чужой” культуры, ведь как пишет Т. И. Ойзерман “способность одного народа осваивать достижения другого — один из главных показателей жизнеспособности его культуры, очевиднейший индикатор прогресса культуры”[6].

Проблемы межкультурного взаимодействия в постсоветском пространстве проявляются во взаимодействии России со странами ближнего зарубежья, развивающими свою самобытность, культурную специфичность, собственный государственный язык. Вхождение России в общеевропейское культурное пространство требует освоения его культурного контекста и культурных особенностей других стран. Вхождение в единое мировое пространство требует достижения понимания между носителями различных культур.

Многие наши соотечественники оказались не готовы к межкультурным контактам, они слабо осознают свои и чужие национально-культурные особенности. Это особо актуализирует исследования в области межкультурной коммуникации, которые должны фокусироваться на поведении людей, сталкивающихся с культурно обусловленными различиями в языковой деятельности и последствиями этих различий. По результатам исследований требуется проведение глубокого анализа культурной специфики при выражении и интерпретировании ситуативных языковых действий коммуникантов с целью использования для практических занятий (тренингов) по развитию межкультурной восприимчивости.

Осуществление межкультурной коммуникации, несомненно, приносит обогащение национальных культур. В то же время этот процесс может представлять опасность вытеснения культурных истоков народов, интегрирующих свою культуру с общеевропейскими ценностями. Одним словом, межкультурная коммуникация способна приводить как к позитивным, так и к негативным последствиям.

Сегодня происходит переосмысление традиционных идей, интегрируются знания, накопленные в области межкультурной коммуникации, выявляются межкультурные различия, уточняется специфика культур как предпосылка взаимопонимания и взаимодействия, определяется механизм межкультурного общения и факторы, способствующие успешной адаптации субъектов межкультурной коммуникации[7].

Научная разработка проблем межкультурной коммуникации в России активизировалась в середине 1990-х гг. Вначале разрабатывались парадигмы обучения иностранным языкам, поскольку для эффективного установления межкультурных контактов необходимы не только языковые, но и культурные навыки и умения. Однако первые труды по исследованию факторов взаимодействия культур появились значительно раньше (М. М. Бахтин, Ю. М. Лотман, В. С. Библер). В настоящее время в России межкультурная коммуникация имеет статус учебной дисциплины, опирается на развивающуюся сеть научно-исследовательских центров и высших учебных заведений.

В отечественных исследованиях межкультурной коммуникации сохраняются западные научные традиции. В них в основном рассматриваются следующие исследовательские аспекты: социологический (социальные, этнические и прочие факторы в межкультурной коммуникации); лингвистический (вербальные и невербальные средства коммуникации, языковые стили, способы повышения эффективности межкультурного общения); психологический (когнитивные и эмоциональные составляющие межкультурной коммуникации, ценностные ориентации и мотивации); коммуникативный (коммуникативные навыки и умения, управление конфликтами, развитие межгрупповых связей).

Существенный вклад в разработку проблемных областей межкультурной коммуникации вносят исследования отечественных ученых по истории и теории культуры. Расширяется поле культурологического анализа: системное рассмотрение внутренней структуры культуры и ее функционирования как подсистемы бытия выявляет ее многомерность. В. М. Межуев ввел в оборот понятие “целостное поле культуры”, что позволяет не противопоставлять, а увязывать в единое целое “ценностно-аксиологические и бытийственные (онтологические) аспекты человеческой социально-исторической деятельности”1.

Различные интерпретации разнообразных культурных феноменов прошлого даются в книгах и статьях С. Аверинцева, М. Мамардашвили[8] [9], в трудах представителей Тартуско-Московской семиотической школы Ю. Лотмана, Б. Успенского[10] и других ученых. В ранних работах Ф. Лосева[11] подробно описывается миф как явление культуры, относящееся не только к древности, но и сохраняющееся в любом обществе. С. Артанов- ский, Г. Померанц, А. Быстров, А. Рапопорт и другие исследователи, рассматривая межкультурные контакты[12], систематизируют формы и типы культуры.

В работах Д. С. Лихачева, Н. И. Толстого, Ю. С. Степанова, В. В. Колесова анализируется концептосфера русской культуры[13].

В. С. Степин и А. Я. Гуревич формулируют представления о категориях культуры и роли философии в их экспликации и рационализации1. М. Каган делает глубокий анализ семиозиса культуры (состава используемых ею языковых средств), обнаруживший ее “полиглотность” и, в частности, существование в ней двух типов языка — монологического и диалогического[14] [15].

Коммуникативная функция культуры. Быстрое развитие средств массовой коммуникации усиливает научный интерес к изучению проблематики коммуникативной функции культуры, проблемам трансформации и сохранения культурных ценностей. Некоторыми учеными изучаются различные аспекты эволюции культуры во взаимосвязи с информационным отбором, где механизмами культурной динамики выступают скорость коммуникации, обработка информации, наглядность ее отображения, использование обратных связей[16]. В начале 2000-х гг. появилось значительное количество интересных работ, отличающихся новизной и расширяющих предметную сферу межкультурной коммуникации[17].

Особо следует остановиться на информационно-семиотическом подходе к рассмотрению развития культуры (Э. Кассирер, А. Моль, Г. Гадамер, Ю. Лотман и др.). Информационно-семиотический анализ культурных процессов позволил рассматривать культурные феномены как знаки, несущие в себе значение, информацию, и на этой основе строить модели развития культурных процессов.

И. В. Наместникова выдвинула гипотезу: “Наличие структурно-функциональных взаимосвязей и взаимозависимостей между культурой и цивилизацией, культурой и коммуникацией, коммуникацией и общением позволяют рассматривать межкультурную коммуникацию как социальный феномен. Она обеспечивает взаимодействие между подсистемами культуры внутри общества, индивидами внутри одной культуры или на уровне межкультурного общения, а также между различными и разновременными культурами.

В процессе межкультурной коммуникации передается и усваивается социокультурный опыт, происходит изменение взаимодействующих субъектов, формируются новые личностные качества. По мере развития сообщества как всемирного развивается и межкультурная коммуникация, что выражается в возрастающем социокультурном значении для всего человечества общих достижений цивилизаций”1.

Межкультурная коммуникация как диалектический процесс. Процесс, в котором разнообразные векторы социокультурного взаимодействия (интеграция-дифференциация; универсализация-партикуляризация; конфликты-сотрудничество) не исключают, а взаимно обусловливают друг друга, можно назвать диалектическим процессом межкультурной коммуникации[18] [19].

Мира Бергельсон в статье, посвященной межкультурной коммуникации, в энциклопедии “Кругосвет” рассматривает ее как “общение, осуществляемое в условиях столь значительных культурно обусловленных различий в коммуникативной компетенции его участников, что эти различия существенно влияют на удачу или неудачу коммуникативного события. Под коммуникативной компетенцией при этом понимается знание используемых при коммуникации символьных систем и правил их функционирования, а также принципов коммуникативного взаимодействия. Межкультурная коммуникация характеризуется тем, что ее участники при прямом контакте используют специальные языковые варианты и дискурсивные стратегии, отличные от тех, которыми они пользуются при общении внутри одной и той же культуры. Часто используемый термин “кросскультурная коммуникация” обычно относится к изучению некоторого конкретного феномена в двух или более культурах и имеет дополнительное значение сравнивания коммуникативной компетенции общающихся представителей различных культур”[20].

Обмен информацией между представителями различных культур. При осуществлении коммуникации, являющейся процессом обмена сообщениями, постоянно происходит уточнение смыслов, так как они не совпадают даже у людей, говорящих на одном и том же языке, выросших в одной и той же культуре. Представители различных культур и говорящие на разных языках люди даже с учетом анализа контекста далеко не всегда в состоянии определить общий смысл передаваемых сообщений.

С самого раннего возраста человек принадлежит одновременно многим группам (семье, неформальной группе, образованной по месту жительства или учебы и проч.), и именно в них прежде всего формируется его коммуникативная компетентность. Различные культуры соответствующим образом создают когнитивную и прагматическую основы коммуникативной деятельности.

В коммуникативных событиях стороны вынуждены приводить к общему знаменателю трактовку языковых значений, которая возможна благодаря взаимно обусловленной коммуникативной компетентности в культурной сфере. При этом понимание смысловых единиц разделяется всеми коммуникантами. Этому способствуют знания собственно символьной системы, в терминах которой происходит коммуникация, и знания о внешней природной и общественной среде, окружающей всех коммуникантов. При этом на помощь коммуникантам приходят личный опыт индивидуумов; базовые знания о мире, имеющиеся у всех разумных людей; и другие приобретенные знания, которыми люди обладают вследствие социализации, происходящей в различных национальных, этнических, социальных, религиозных, профессиональных и других группах.

Каждое социально-коммуникативное событие само по себе уникально. Знания определяют то, как информация, поступающая к индивидууму, интерпретируется и как формируется речемыслительный импульс при порождении сообщения. Это обусловлено различием индивидуального опыта коммуникантов, а также неоднозначностью понимания языка, интерпретации сообщений, участвующих в коммуникативном акте. Тем не менее существует возможность перевода смысла сообщений с одного языка на другой, и тем самым появляется возможность понимания между членами различных языковых групп.

Влияние культурных различий на взаимопонимание представителей различных культур. Культурно обусловленные знания могут передаваться с помощью специально разработанных форматов сценариев и фреймов. Например, в работах М. Минского и Р. Шенка та или иная сфера человеческой деятельности концептуализируется как схема определенных более простых шагов и описывается в терминах некоторого базового метаязыка (например, семантический метаязык Lingua Mentalis, разрабатываемый А. Вежбицкой).

Межкультурная коммуникация использует прежде всего достижения культурной антропологии и исследований коммуникативных процессов в обществе. Анализ межкультурной коммуникации требует рассмотрения следующих аспектов: принципы коммуникации; основные функции культуры; влияние культуры на осуществление коммуникации в ее различных сферах и видах; разработка параметров для описания влияния культуры на человеческую деятельность. Основные параметры для описания влияния культуры на развитие общества и человеческую деятельность были сформулированы в работах антропологов Ф. Клукхона и Ф. Шродбека, лингвиста и антрополога Э. Холла, социолога и психолога Г. Хофстеде.

Клукхон и Шродбек рассмотрели культурные различия в системах ценностей, которые в целом составляют картину мира (отношение ко времени, к деятельности, к природе, представления о ценности межличностных отношений данной культуры и др.)- Кросскультурные исследования дискурса направлены на выявление культурно обусловленной картины мира, стоящей за рассказами о происшествии или о наиболее запомнившемся событии. Э. Холл в своих книгах описал разные параметры культурно обусловленных коммуникативных различий. В частности, им была введена классификация культур на высоко- и низкоконтекстные, различающиеся принятым в них соотношением информационной насыщенности самого соотношения и контекста.

Культуры могут характеризоваться тенденцией к более высоко- или низкоконтекстным сообщениям, что и используется как параметр для их сравнения. В стандартном высказывании в рамках низкоконтекстной культуры (швейцарской, немецкой, североамериканской) информация, которая требуется для правильной интерпретации данного сообщения, содержится в максимально вербализованном виде. Высказывания же в высококонтекстных культурах (Китай, Япония) часто не могут быть поняты на основе содержащихся в них собственно языковых знаков. Для их правильной интерпретации требуется знание контекста, причем не узкого, ситуативного, а весьма широкого, культурологического. Поэтому на уровне обыденного европейского сознания японскую беседу часто описывают как “игру недомолвок”. А японцам, в свою очередь, нередко кажется, что европейцы слишком прямы и нетактичны. Различия между высококонтекстной и низкоконтекстной коммуникацией проявляются, в частности, на уровне так называемых дискурсивных макроструктур. Они используются при описании коммуникативных стилей в различных сценариях.

Признаки, отличающие национальные культуры. Известный социолог и специалист по теории управления Герт Хофстеде (Hofstede) (р. 1928) сформулировал четыре показателя, которые могут описывать национальные культуры по их положению друг относительно друга на шкале каждого из четырех параметров[21].

Дистанция по отношению к власти — степень, в которой общество приемлет неравномерное распределение власти между его членами. В культурах с низкой дистанцией власти (например, в Скандинавии) коммуникативный стиль политиков заметно отличен, например, от Турции, где политик должен излучать значительность, властность и могущество.

Индивидуализм — степень, в которой общество согласно с тем, что взгляды и поступки отдельной личности могут быть независимы от коллективных или групповых убеждений и действий. Так, в США успех формулируется в терминах индивидуальных достижений и подчеркивается индивидуальная ответственность за поступки. Коллективизм, наоборот, означает, что люди должны увязывать свои воззрения и поступки с тем, что считает группа (семья, организация, партия). В таких культурах (Латинская Америка, арабский Восток, Юго-Восточная Азия) в выборе, который совершает индивидуум, очень велика роль группы, например семьи.

Избегание неопределенности — степень, в которой члены общества чувствуют себя неуверенно в неопределенных, заранее не структурированных ситуациях и пытаются избежать их, вырабатывая правила, формулы и ритуалы и отказываясь мириться с поведением, отклоняющимся от стандарта. Общества с высокой степенью избегания неопределенности боятся инноваций, приветствуют поиски абсолютной истины. На производстве и в образовательном процессе представители таких обществ предпочитают хорошо структурированные ситуации.

Соревновательность — степень, в которой общество ориентировано на достижение успеха, напористость, решение задач, приобретение вещей. Это противопоставлено идеям качества жизни — заботе о других, солидарности с группой, помощи менее удачливым. Высокосоревновательные культуры отчетливо противопоставляют традиционные мужские и женские социальные роли. Успех — в том числе и для женщин — ассоциируется с проявлением “мужских” качеств. К высокосоревновательным культурам в равной степени относятся противопоставленные во многих других отношениях США и Япония. К низкосоревновательным — скандинавские страны. В работах Хофстеде 1980-х гг. этот параметр имел другое, более тяжеловесное название “маскулинность” (masculinity/femininity dimension). Позднее во многих работах проявления этого параметра стали называться ориентацией общества на соревнование.

Исследование межкультурных коммуникаций с помощью социологических и социально-психологических методов. Социологи, исследующие проблемы межкультурной коммуникации, используют традиционные для этой науки методы сбора информации. Наиболее часто используется опрос (письменный — анкетирование, устный — интервью). Социологические анкеты направлены на выявление ценностных установок и стереотипов, проявляющихся в поведении людей, относящихся к разным культурам. В основном рассматривается поведение на рабочем месте, в деловом взаимодействии и бизнесе, главным образом в современных транснациональных корпорациях. Это связано с тем, что смешение представителей многих культур происходит прежде всего в крупных организационных системах.

На основе полученных обобщений о характерных и предпочтительных для той или иной культурной группы типах поведения социологами вырабатываются соответствующие практические рекомендации. Программа исследования обычно включает следующие направления: обмен информацией, взаимодействие с коллегами, принятие решений, поведение в конфликтных ситуациях, отношение к лидеру, связь между работой и частной жизнью, отношение к инновациям. Культурно обусловленные поведенческие стереотипы Г. Хофстеде, как мы увидели выше, сведены к определенным культурным параметрам.

Поэтому часто прикладные социологические исследования сводятся к тому, чтобы проверить, как эти параметры действуют в некоторой конкретной среде: изучаются изменения относительно данного периода времени, возраста исследуемой группы, чаще двух или более совместно работающих культурных групп.

В 1970-е гг. с помощью методов социальной психологии изучались понятия тревожности, неопределенности, потенциального объема категорий, особенности межгрупповой категоризации. Социальных психологов в области межкультурной коммуникации в первую очередь интересовало влияние культурных различий на процессы интерпретации и категоризации, а также природа соответствующих поведенческих стереотипов различных групп.

Социосемиотическое исследование межкультурной коммуникации. Социолингвистов интересуют различия коммуникативных стилей в их использовании внутри и за пределами своей группы, а также такие параметры социосемиотической коммуникации, как грамматическая структура, темп речи, выбор соответствующей лексики (при разговоре с иностранцем, с ребенком и т. п.).

Социолингвисты изучают аккомодацию, которая может быть позитивной (подстраивание под собеседника) или негативной (использование максимально отличного от собеседника стиля). Направленность аккомодации при общении представителей разных групп зависит от того, как одна группа относится к другой. Для ее измерения строятся простейшие шкалы типа “плохо — хорошо”, “снизу — сверху”, “близко — далеко”. Предметом исследования могут быть такие противопоставления, как функции собственно речи и молчания как отсутствия речи. Например, в европейских культурах молчание в ситуации взаимодействия с малознакомыми или даже незнакомыми людьми не поощряется и считается невежливым. Поэтому разговор ведется “о погоде” для ситуаций так называемого фатического общения, направленного на поддержание определенного уровня социальных отношений. В культуре индейцев Северной Америки, наоборот, разговор с малознакомым человеком считается опасным. При встрече с незнакомцами они молчат, пока не узнают их как следует.

В связи с активным изучением в последние десятилетия дискурса как некоторого интегрального процесса, центрального для коммуникативной деятельности, начался новый этап социолингвистических исследований. Попытки выделить основные факторы, влияющие на формы дискурса, привели к развитию ряда направлений, изучающих не собственно языковые (помимо грамматики и лексики) факторы существования дискурса. В рамках прагматических факторов дискурса рассматривались факторы культурного характера. Дискурсивные правила резко отличаются в зависимости от культуры той группы, в рамках которой этот дискурс сформирован. Например, текст делового письма в Юго- Восточной Азии строится индуктивно: сначала раскрываются причины, обстоятельства и лишь в конце рассматриваются требования или деловые предложения. Европейцы или североамериканцы используют стиль делового письма, в котором в начале применяется формулирование основного требования или предложения, а в последующем — его обоснование и детализация.

Рон и Сюзан Сколлон в книге “Межкультурная коммуникация: дискурсивный подход” (“Intercultural Communication: A discourse approach”, 1995) исследуют жанр профессиональной коммуникации и по разным дискурсивным параметрам определяют основные культурные противопоставления. Сформировавшаяся кросскультурная прагматика занимается сопоставительным анализом отдельных принципов, характеризующих коммуникативную деятельность, и соответствующих культурных сценариев. Кросскультурные различия проявляются, в частности, в том, какой тип вежливости — основанный на солидарности или на поддержании дистанции — характерен для данной культуры. Русские кажутся немцам невежливыми, потому что принцип солидарности с коммуникативным партнером подталкивает их к тому, чтобы высказать свое мнение и дать совет в тех случаях, когда немецкая коммуникативная культура, уважающая принцип автономности и дистанции, рассматривает это как навязчивость.

А. Вежбицкая, сравнивая слова, конструкции, тексты, являющиеся в различных языках, используя разработанный ею метаязык семантических примитивов, показывает, что прямые переводные эквиваленты могут скрывать существенные культурно обусловленные различия. Так, говоря о дружбе, свободе, гневе, люди невольно приписывают этим понятиям культурно обусловленные смыслы, присущие соответствующим словам данного языка. Тем придается им несуществующая на самом деле универсальность. Английское понятие friend не включает в себя те смысловые компоненты, которые присущи русскому понятию “друг” (например, возможность поделиться некоторой не предназначенной для других информацией или получить/ предоставить помощь, не считаясь с затратами).

Кросскультурная прагматика отличается от традиционных, собственно лингвистических сопоставительных исследований категорий вежливости, форм референции и обращения, анализа речевых актов прежде всего функциональной направленностью. То, какая стратегия будет выбрана, в какой именно культурный сценарий воплощается конкретный дискурс, зависит от культурных особенностей соответствующей коммуникативной общности. По-немецки запрет на курение звучит как Rauchen verboten (по-русски приблизительно эту мысль можно выразить словами “Курить запрещается”). По-английски — No smoking (более точно можно выразить смысл словами “Здесь не курят”). Прямой перевод немецкого выражения на английский (smoking forbidden) может быть употреблен только тогда, когда курение связано с угрозой жизни, так как только в этом случае англоязычные (британская, американская) культуры допускают возможность, что некое лицо или инстанция могут диктовать человеку, как ему себя вести. В обычной же ситуации лишь сообщается, как здесь себя принято вести.

В России социолингвистические исследования межкультурной коммуникации ориентируются на сопоставительный анализ использования одного языка в качестве лингва франка[22] нескольких этнических или культурных групп и, во-вторых, функциональные ограничения, с которыми сталкивается язык одной (обычно меньшей) этнической группы в ситуации межкультурного общения. Проблематика межкультурной коммуникации в той или иной степени рассматривается в рамках преподавания русского языка как иностранного, а также страноведения.

Прикладной аспект межкультурной коммуникации. Навыки межкультурной коммуникации прежде всего необходимы тем, чья профессиональная деятельность связана с взаимодействием между культурами, когда ошибки и коммуникативные неудачи приводят к другим провалам — в переговорах, к неэффективной работе коллектива, к социальной напряженности.

Повышение межкультурной восприимчивости (intercultural sensitivity) в условиях множащихся различий, неопределенности, неоднозначности и перемен, характеризующих современное общество, становится важной составляющей профессиональной пригодности специалиста. Различного рода справочники, руководства, пособия по тому, как лучше торговать (обучать, договариваться, работать и т. д.) с японцами, французами, русскими ит. п, дают конкретные знания об особенностях той или иной культуры в области профессиональной, социальной и отчасти межличностной коммуникации. Содержащаяся в них информация расширяет знания относительно другой культуры, но не приводит непосредственно к повышению межкультурной восприимчивости. Последнему способствуют, скорее, кросс- культурные тренинги, основанные на понимании того, что недостаточно просто сообщить участникам определенное количество новой информации о другой культуре — информация должна быть освоена таким образом, чтобы изменить некоторые коммуникативные и культурные установки и предпочтения, тем самым скорректировать поведение людей в ситуациях межкультурного общения.

Повышение межкультурной восприимчивости происходит в несколько этапов. Вначале участники межкультурной коммуникации осознают, какие проблемы действительно существуют. Здесь широко применяются ролевые игры. Например, участники, не имея права разговаривать, играют в простую карточную игру; при этом они думают, что все играют по одинаковым правилам, в то время как на самом деле данные им правила несколько отличаются друг от друга. Чувства растерянности, недоумения, гнева и бессилия, возникающие в результате, являются аналогичными эмоциональным последствиям кросскуль- турного непонимания. На следующем этапе участники получают необходимую информацию об особенностях межкультурной коммуникации вообще и для данных культур в частности. При этом активно используются кейс-стади[23] в виде разбора проблемных ситуаций, подлежащих разрешению. Это помогает выработать мотивации для разрешения межкультурных коммуникативных конфликтов. Закреплению полученных знаний в виде поведенческих коммуникативных навыков служат проводимые в дальнейшем упражнения. Такие тренинги стали важной составляющей деятельности многих специалистов по кросс-куль- турным коммуникациям.

  • [1] Межкультурная коммуникация // Википедия. См.: URL: http://ru.wikipedia.org / wiki.
  • [2] См., напр: Trager G., Hall E. Culture as Communication: A Model andAnalysis. — N. Y., 1954.
  • [3] См., напр.: Hall E. The Silent Language. — N. Y., 1959.
  • [4] Condon, J. C., Yosef F. S. An Introduction to InterculturalCommunication. — N. Y., 1975.
  • [5] Рыбалова Е. Е. Формирование способности к межкультурной коммуникации студентов вузов // Образование и саморазвитие. — 2008. —№ 3 (9). — С. 74-79.
  • [6] Ойзерман Т. И. Существуют ли универсалии в сфере культуры? //Вопросы философии. — 1989. — № 2. — С. 54.
  • [7] Об этом см.: Наместникова И. В. Межкультурная коммуникация каксоциальный феномен: Дис.... д-ра филос. наук. — М., 2003. — С. 5-18.
  • [8] Межуев В. М. Культура как проблема философии // Культура, человек и картина мира. — М., 1987. — С. 300-331.
  • [9] См.: Аверинцев С. Византия и Русь // Новый мир. — 1988. — № 7;Мамардашвили М. К. Мысль в культуре // Философские науки. — 1989. —№11. — С. 75-81.
  • [10] См.: Лотман Ю. М., Успенский Б. А. Новые аспекты изучения культуры Древней Руси // Вопросы литературы. — 1977. — № 3; Лотман Ю. М.,Успенский Б. А. К семиотической типологии русской культуры XVIII века// Из истории русской культуры. Т. IV. (XVIII — начало XIX века). — М.,1996.
  • [11] См.: Лосев А. Ф. Из ранних произведений. — М., 1995.
  • [12] См.: Артановский С. Н. На перекрестке идей и цивилизаций. — СПб.,1994; Быстров А. Н., Киселев В. А. Мир культуры и культура мира. — Новосибирск, 1996; Померанц Г. Выход из транса. — М., 1995; Рапопорт А.Единство в разнообразии: наследие европейской культуры //Системныеисследования. Методологические проблемы. Вып. 25. — М., 1997.
  • [13] См.: Лихачев Д. С. Концептосфера русского языка // Русская словесность. Антология. — М., 1997; Толстой Н. И. Язык и народная культура.Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике. — М., 1995; Степанов Ю. С. Константы. Словарь русской культуры. — М., 2001; Колесов В. В.Древняя Русь: наследие в слове. Мир человека. — СПб., 2000.
  • [14] См.: Степин В. С. Философская антропология и философия науки. —М., 1992; Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. — М, 1972.
  • [15] См.: Каган М. С. Системный подход и гуманитарное знание. —Л., 1991; Каган М. С. Философия культуры. — СПб., 1996.
  • [16] См.: Дриккер А. Эволюция культуры: информационный отбор. —СПб, 2000.
  • [17] См.: Межкультурная коммуникация: Учеб, пособие / Под ред. проф.В. Г. Зусмана. — Н. Новгород, 2001; Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. — М, 2000; Халеева И. И. Интеркультура третьеизмерение межкультурного взаимодействия (из опыта подготовки переводчиков) // Актуальные проблемы межкультурной коммуникации. — М, 1999.
  • [18] Наместникова И. В. Указ. соч. — С. 17.
  • [19] См.: Наместникова И. В. Указ. соч. — С. 17.
  • [20] Межкультурная коммуникация // Энциклопедия “Кругосвет”.URL: http://www.krugosvet.ru/articles/87/1008757/1008757a4.htm
  • [21] Данные, используемые Г. Хофстеде, получены посредством анкетирования 116 тысяч человек в филиалах компаний IBM в 40 странах напредмет их отношения к работе и поведения на рабочем месте.
  • [22] Лингва франка (итал. lingua franca — франкский язык) — язык,используемый как средство межэтнического общения в определенной сфере деятельности.
  • [23] Кейс-стади (англ, case study) — метод конкретных ситуаций.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>