Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Интегрированные коммуникации: Массовые коммуникации и медиапланирование

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Особенности возникновения и развития массовой коммуникации

Сущность социальной коммуникации. Социальная коммуникация — это взаимодействие людей, обусловленное целым рядом социально значимых оценок, конкретных ситуаций, коммуникативных сфер и норм общения, принятых в обществе или в данном конкретном социуме. Социальная коммуникация (сокращенно социокоммуникация) является предметом специальной отрасли социологии — социологии коммуникации.

Понятия “социология коммуникации” и “социальная коммуникация” не являются синонимами. При всей очевидности данной сентенции это следует пояснить, так как подавляющее большинство студентов, изучающих дисциплину “социология коммуникации”, путают эти понятия. Социология коммуникации посредством теоретических и эмпирических социологических исследований изучает объект (социальные коммуникации) преимущественно рассматривая социальные аспекты взаимодействия. С помощью социологических методов можно также рассматривать и социально-психологические, экономические, политические и другие аспекты осуществления коммуникаций. Социальная коммуникация представляет собой процесс взаимодействия между людьми и их сообществами.

Коммуникации между людьми осуществляются в форме общения как обмен сообщениями, в которых фиксируются знания, мысли, идеи, ценностные ориентации, эмоциональные состояния, программы деятельности сторон, осуществляющих взаимную коммуникацию. Американский менеджер Ли Якокка пишет: “Слишком много людей не может уразуметь, что подлинное общение — процесс двусторонний”[1]. Конфигурация сетей коммуникации зависит от требований, предъявляемых к реализации заданных функций, например от качества, объема, скорости прохождения информации. В целом можно выделить следующие свойства наиболее распространенных видов сетей коммуникации.

Сеть коммуникаций, замкнутая в круг, является активной, не имеющей лидера, слабо формализованной, нестабильной. Сеть “колесо” имеет конфигурацию, в которой один из элементов (лидер) имеет связь с несколькими другими. Такая сеть менее подвижна, имеет достаточно жесткую связь с лидером, хорошо организована, более устойчива и упорядочена. Разновидностью сети “колесо” является многоканальная сеть, в которой в отличие от простого “колеса” элементы сети, подчиненные лидеру, могут иметь связь между собой. Структура сети коммуникаций влияет на точность получаемой информации получателем. Она в то же время формирует тип взаимодействия внутри организаций. Эффективность указанных сетей различна.

Структура социальной коммуникации зависит от целей коммуникатора (коммуникантов). В самом общем виде эта структура включает в себя субъекты коммуникации (коммуникатора, коммуникантов), коммуникационную деятельность и коммуникативные сообщения. Коммуникативные технологии, реализуемые с помощью коммуникационных систем, конструируют и воссоздают оптимальную с точки зрения коммуникантов систему социальных связей. Коммуникационные структуры в сложных системах накладываются друг на друга, а коммуникативные связи формируют крупные сети, составляющие основу социальной структуры того социального образования, в границах которого осуществляются коммуникации.

Сущность массовой коммуникации. Массовая коммуникация (англ, mass communication) — систематическое распространение сообщений (через печать, радио, телевидение, кино, звукозапись, видеозапись) среди численно больших, рассредоточенных аудиторий с целью оказания воздействия на оценки, мнения и поведение людей, составляющих конкретную целевую аудиторию (массу).

Материальной предпосылкой возникновения массовых коммуникаций в первой половине XX в. стало создание технических устройств, позволивших осуществить быструю передачу и массовое тиражирование больших объемов словесной, образной и музыкальной информации. Собирательно комплексы этих устройств, обслуживаемых работниками высокой профессиональной специализации, принято называть “средствами массовой информации и пропаганды”, или “средствами массовой коммуникации”.

По мнению В. Б. Кашкина, “коммуникация в природе и обществе прошла следующие стадии:

  • тактильно-кинесическую у высших приматов,
  • устно-вербальную у первобытных народов,
  • письменно-вербальную на заре цивилизации,
  • печатно-вербальную после изобретения книги,
  • многоканальную, начавшуюся в конце XX в. и протекающую в современный момент”[2].

Массовая коммуникация представляет собой систему, состоящую из источника сообщений и их получателя, связанных между собой физическим каналом движения сообщений. Такими каналами являются: печать (газеты, журналы, брошюры, книги массовых изданий, листовки, плакаты); радио и телевидение — сеть широковещательных станций и аудиторий, имеющих радио- и телеприемные устройства; кино, обеспеченное постоянным притоком фильмов и сетью проекционных установок; звукозапись (система производства и распространения грампластинок, магнитофонных роликов или кассет); видеозапись.

Средства массовой информации являются разновидностью массовой коммуникации. Так, из печати, являющейся каналом массовой коммуникации, в средства массовой информации выделяются газеты и журналы — печатные СМИ, а из электронных — радио, телевидение и периодические интернет-издания — электронные СМИ. Все они в отличие от других каналов массовой коммуникации, не вошедших в этот перечень (брошюры, книги массовых изданий, листовки, плакаты, кино, звукозаписи, видеозаписи), являются периодическими изданиями.

Эффективность массовой коммуникации определяется соответствием содержания и формы передаваемых сообщений постоянным и текущим информационным нуждам читателей, слушателей, зрителей.

Массовая коммуникация является мощным орудием идейно-политической борьбы, социального управления, регулирования общественных отношений и распространения культуры. Массовая коммуникация выступает в качестве средства, оказывающего существенное влияние на содержание и форму политической и иной пропаганды; на просвещение различных слоев населения; на содержание и форму медийной рекламы и развлечений, осуществляемых с помощью СМИ.

Определяющей характеристикой массовой коммуникации, несомненно, является массовость. Коммуникатор через средства массовой коммуникации направляет сообщение неопределенной массе. Целевая аудитория, определяемая коммуникатором, имеет обобщенные характеристики. Хотя реципиентами являются отдельные (но не идентифицируемые коммуникатором) индивиды, они не могут представлять в массовой коммуникации себя, а являются частью собирательных субъектов, например пенсионеры, взрослое население Москвы, молодежь, студенты и др. Даже крупные лидеры, в том случае когда действуют от имени каких-либо организаций, представляют не себя, а организацию, превращаясь в имиджевую мифологему.

В советский период в нашей стране действовала магия печатного слова. Напечатанный в газете материал приводился как доказательство той или иной истины. В период тотальной цензуры все, что попадало в средства массовой информации, проходило многоуровневый отсев и цензуру. Вначале материал отбирал и выбраковывал ненужное с его точки зрения журналист, готовящий материал. В качестве внутренней цензуры здесь были сформированные обществом убеждения и принципы. Далее редактор, который дорожил своим местом, зачастую вынужден был выбраковывать даже и то, что по внутреннему убеждению считал необходимым направить “в массу”. Затем приступал к работе “грозный цензор” — представитель “обллита”, который беспощадно “вырезал” все то, что, по его мнению и в соответствии с инструкцией, могло навредить устоям общества. Получатели информации просто-напросто об этом не задумывались, а большинство из них даже и не предполагали, что существует такая сложная цензура. Таким образом, в средствах массовой информации отражалась так называемая вторичная реальность, сформированная в нарративе массовой коммуникации.

“Нарратив (от лат. пагго — рассказывать, сообщать, паггаге — языковый акт) буквально обозначает вербальное изложение (в отличие от представления). Нарратив как понятие философии постмодерна обозначает последовательность изложения и структуру сообщения (сюжет, завязка, развитие конфликта, развязка, герои). В энциклопедии “История философии” данный термин раскрывается таким образом: “Важнейшей атрибутивной характеристикой нарратива является его самодостаточность и самоценность: как отмечает Р. Барт, процессуаль- ность повествования разворачивается “ради самого рассказа, а не ради прямого возведения на действительность, т. е. в конечном счете вне какой-либо функции, кроме символической деятельности как таковой”. <...> Поскольку нарратология как концепция рассказа интерпретируется постмодернизмом не только в свете моделирования истории, но и в свете тектологии (рассказ как вербальный акт), то идея аттрактивных зависимостей обнаруживает себя и в постмодернистской концепции текста. Противопоставляя произведение как феномен классической традиции и “текст” как явление именно постмодернистское, Р. Барт пишет: “произведение замкнуто, сводится к определенному означаемому... В тексте, напротив, означаемое бесконечно откладывается на будущее”[3].

Исследователи и теоретики в области массовой коммуникации рассматривают новости как нарратив, характеризующийся наличием главных и второстепенных действующих лиц, “героев” и “злодеев”, последовательно развивающегося действия, которое имеет начало, середину, конец, маркированные драматические повороты в сюжете и соответствует привычным для аудитории сценариям.

В новостях задействуются различные нарративные стратегии (анекдот, сказание, притча) и коммуникативные компетентности зрителя (рекреативная, репродуктивная, регулятивная). Часто удается сохранять соответствие критериям объективности и непредвзятости, с одной стороны, и одновременно выполнять функции идеологического медиума — с другой, что характерно для новостийного жанра.

Основная функция новостийного нарратива — помочь аудитории осмыслить сообщение о том или ином событии, что осуществляется двумя способами: связыванием действий и событий в логическую последовательность, или каузальную связь; структурированием действий в терминах мест и людей, имеющих фиксированный и легко узнаваемый (реалистичный) характер.

Ключевым элементам “схемы новостей” (вербальные реакции, эпизод, комментарий) можно поставить в соответствие базовые стратегии нарративного дискурса (анекдот, сказание, притча) с их референтными функциями. Спецификой новостийного нарратива является нехронологический порядок его элементов, что связано с необходимостью медиаорганизаций следовать не только нарративным формам, но и новостийным (новостным) схемам. Фрагменты информации собираются журналистами и продюсерами в единое целое в соответствии с определенными жанровыми стандартами. Думается, однако, что в процессе реконструкции событий зрителем происходит их “когнитивная развертка” в хронологическую последовательность и восстановление естественного (линейного) хода событий.

В науке о связях с общественностью существуют научные коммуникативные школы, которые можно разделить на школы языкового, социального и собственно коммуникативного направления. К первой группе относятся социологические направления науки о языке. Целый ряд школ, течений и отдельных концепций трактуют язык как социальное явление, средство общения людей, связанное с их общественным положением, родом деятельности, уровнем образования и т. п. Социологическое направление успешно разрабатывалось во Франции, Швейцарии, США и в нашей стране. Представители французской социологической школы, которая объединяла учеников известного языковеда А. Мейе, опирались в своей трактовке социальных факторов на теории французских философов и социологов-позитивистов О. Конта и Э. Дюркгейма. Все изменения в языке они объясняли только социальными причинами. Мысли о социальной природе языка высказывались и ранее, еще в XVIII в., такими выдающимися мыслителями, как Д. Дидро и Ж. Ж. Руссо во Франции и М. В. Ломоносовым в России.

Первые социологические исследования языка в отечественной науке относятся к 20—30 гг. XX в. В трудах таких крупнейших языковедов, как В. В. Виноградов, Е. Д. Поливанов, Б. А. Ларин, М. В. Сергиевский, Л. П. Якубинский, В. М. Жирмунский и др., язык как средство общения рассматривался на основе историко-материалистических принципов анализа общественных отношений. В результате специальных исследований языка как общественного явления они сумели преодолеть упрощенный “социологизм” французской школы и “вульгарный” социологизм последователей так называемого нового учения о языке Н. Я. Марра.

Значение социологического направления состояло в том, что именно в его рамках началось изучение коммуникативной функции языка, неразрывно связанной с социальным аспектом общения, коммуникации и речевой деятельности. Другим источником изучения социальной коммуникации стала функциональная лингвистика. Зародившись в конце 1920-х гг. в Пражском лингвистическом кружке, яркими представителями которого были Р. О. Якобсон, Н. С. Трубецкой, С. О. Карцевский, функциональная лингвистика обосновала свое понимание языка как целенаправленной системы средств выражения. Для изучения социальной коммуникации наибольший интерес представляет то направление функциональной лингвистики, которое изучает функциональную дифференциацию средств языка в соотнесенности с различными социальными функциями коммуникации. В рамках этого направления исследуется варьирование языковых средств в коммуникативных ситуациях.

Целеустремленное исследование функционирования языка в различных сферах общения с учетом социальных факторов общения закономерно привело в середине 1960-х гг. к становлению специальной дисциплины — социолингвистики.

Вторую группу научных школ социальной коммуникации, составляющих теоретическую основу организации связей с общественностью, составили два направления. Первое из них связано с изучением социальных факторов, способствующих формированию социального знания, а следовательно, и оценочных категорий коммуникации. Идеи социального конструктивизма отражены в трудах американского социолога Питера Бергера (1929) и его немецкого коллеги Томаса Лукмана (1927), которые в значительной степени опирались на феноменологическую социологию австрийского философа и социолога Альфреда Шюца (1899-1959). Это направление рассматривает формирование социального знания как часть социальной деятельности людей и их отношений. Основное внимание уделяется изучению самого процесса или механизма, при помощи которого воспроизводится “система реальности”. Для социокоммуникации существенно положение о том, что главным механизмом в этом процессе является язык.

Другим направлением этой школы является этнология коммуникации, которая рассматривается иногда как часть эт- носоциологии — научной дисциплины, формирование которой в нашей стране относится ко второй половине 1960-х гг. В рамках этнологии коммуникации исследуются связи социокультурного знания и речевых единиц. При этом реализуются два принципа качественного анализа — собственно социологический (выделяются социологические доминанты коммуникации — категории) и собственно этнологический (анализируются этнологические факторы, обусловливающие социальную дифференциацию в коммуникации). Истоки самой этносоциологии лежат в этнометодологии, основоположником которой является американский социолог Гарольд Гарфинкель (р. 1917).

В третьей группе научных школ выделяются два направления, связанных с теорией коммуникации. Теория речевых (коммуникативных) актов восходит к идеям австрийского философа Людвига Витгенштейна (1889—1951) о множественности функций языка и его взаимодействии с жизнью. Основы теории были разработаны английским философом Джоном Остином (1911-1960) в середине 1950-х гг. и получили дальнейшее развитие в зарубежной и отечественной науке (Дж. Сёрль, М. М. Бахтин, Н. Арутюнова). Разработанная типология речевых актов дает возможность выявить социальные факторы, обусловливающие построение высказываний, в которых реализуется установка говорящего. Другое направление — “критический анализ дискурса”, согласно которому тексты являются результатом деятельности говорящих и пишущих в определенной социальной ситуации; отношения коммуникантов обычно отражают разные модели социальных отношений людей; коммуникативные средства на любом уровне функционирования социально обусловлены, и в этом смысле соотнесенность формы и содержания не произвольна, а всегда мотивирована. Особое место в этой теории занимает понятие дискурса.

Стратегию манипулирования сознанием получателя сообщения называют нарративным позиционированием. Интерпретация событий журналистами, знаковые средства выражения отношения к сообщению составляют субъективное содержание нарратива. Если в тот или иной день не происходит ничего из ряда вон выходящего, нет новостных ситуаций, работники газет, радио и телевидения их придумывают[4].

“Особенность массовой коммуникации, как указывает У. Эко, в том, что есть общего в разных способах коммуникации (газета, кино, телевидение или комикс). Как и М. Мак-Люэн (The Medium is the Message), итальянский исследователь отмечает, что индустриализация средств коммуникации изменяет не только условия приема и отправки, но и сам смысл сообщения, т. е. тот блок значений, который задумал передать автор, независимо от способов распространения. Массовая коммуникация, согласно У. Эко, появляется в то время, когда имеются:

  • • общество индустриального типа, внешне сбалансированное, но на деле насыщенное различиями и контрастами;
  • • каналы коммуникации, обеспечивающее ее получение не определенными группами, но неопределенным кругом адресатов, занимающих разное общественное положение;
  • • группы производителей, вырабатывающих и выпускающих сообщения промышленным способом”1.

Глобализация коммуникации, наступление которой предсказывал М. Мак-Люэн, началась с появлением всемирной компьютерной сети Интернет. Американский журналист Ф. Хэм- мит в своей книге “Виртуальная реальность” (1993) раскрывает основные свойства виртуальной реальности: “Операции с компонентами виртуальной реальности потенциально вполне идентичны операциям с реальными инструментами и предметами. Работа в среде виртуальной реальности сопровождается эффектом легкости, быстроты, носит акцентировано игровой характер. Возникает ощущение единства машины с пользователем, перемещения последнего в виртуальный мир: воздействие виртуальных объектов воспринимается человеком аналогично “обычной” реальности. Именно интерактивные возможности виртуальной реальности делают ее столь функционально значимой”[5] [6].

Сама Всемирная сеть (Интернет) не является средством массовой информации, она предоставляет участникам значительно больше возможностей, чем осуществление массовой коммуникации. Она может служить средством и межличностной (интерактивной), и межгрупповой коммуникации, не являющейся массовой. Интернет используется и для совершения финансовых операций, и для осуществления бизнеса в различных сферах, и для игры, и для создания виртуальных сообществ и т. д. Одновременно Интернет, если формируются специализированные интернет-СМИ, превращается в том числе и в средство массовой информации. Однако и в этом случае в отличие от классических СМИ (газет, журналов, радио и телевидения) Интернет, предоставляя возможность создавать свои электронные СМИ путем “вывешивания” интернет-газет, интернет-журналов на сайтах, выполняет функции, не направленные прямо на информирование населения. Например, выполняются функции предоставления игрового поля, коммерческой среды, функционирования сетевого сообщества и др. Таким образом, интернет-СМИ обладают всеми отличительными признаками средств массовой коммуникации (безадресность обращения на всю “массу”, а не к отдельным реципиентам; отсутствие интерактивности между коммуникатором и всей “массой”; проявление обратной связи с “массой” в неявном виде и реализуемой по инициативе коммуникатора; теоретически равновероятностная возможность всех представителей целевой аудитории, составляющей “массу”, получить сообщение от коммуникатора).

Некоторые авторы приписывают массовым коммуникациям возможность представлять обратную связь. Как пишет В. Б. Кашкин, “...воздействие на процесс (осуществления массовой коммуникации. — Ф. Ш.) проявляется, во-первых, в учете “фактора адресата” составителями сообщения, а во-вторых, — в реальном отзвуке сообщения, последствиях в виде определенных общественных действий, а с учетом развития современных средств связи — ив возможности интерактивности (обратная связь).

Обратная связь в массовых процессах осуществляется как явными средствами (выступления рядовых членов организации на митингах и собраниях, письма в редакции, интерактивный теле- или радиоэфир), так и неявно (исследование общественного мнения через опросы — opinion polls, анализ слухов и анекдотов, прослушивание разговоров и просмотр частной электронной переписки)”[7].

Заметим, что отдельные “выступления рядовых членов организации на митингах и собраниях, письма в редакции, интерактивный теле- или радиоэфир” вовсе не репрезентируют всю целевую аудиторию “массу”, а выражают лишь мнение этих отдельных людей. Обратная же связь, устанавливаемая по инициативе коммуникатора, вовсе не должна приписываться в заслугу массовым коммуникациям — это не свойство массовой коммуникации. В то же время, как правильно отмечает В. Б. Каш- кин, обратная связь в массовых коммуникациях проявляется неявно, а возможна репрезентативная обратная связь только по инициативе коммуникатора, т. е. не выражает свойство массовой коммуникации!!!

В системе массовой коммуникации можно выделить и общие условия (не путать с признаками отнесения коммуникации к массовой) функционирования массовой коммуникации. Отмеченные условия в той или иной комбинации требуются и для функционирования немассовых коммуникаций. Перечислим их:

  • - наличие массовой аудитории, которая обладает определенной общей ценностной ориентацией;
  • - социальная значимость информации, способствующая возникновению, распространению и поддержанию функционирования массовой коммуникации;
  • - наличие соответствующих средств, поддерживающих процесс функционирования массовых коммуникаций;
  • - многоканальность осуществляемых коммуникаций и вариативность коммуникативных средств.

Понятие массовой аудитории. Компонентом массовой коммуникации является массовая аудитория. Она имеет неоднородную структуру, рассредоточена на определенной территории и является анонимной массой. Понятие “масса” трактуется в социологии неоднозначно. Масса понимается и как толпа, и как публика, и как гетерогенная система. Немецкий философ и социолог Карл Маннгейм (1893-1947) рассматривал массу как продукт машинной техники и “сверхорганизованное” бюрократическое общество.

Термин “масса” сформировался как продукт наблюдения над множествами индивидов (поведением толпы на улице, болельщиков на стадионах и т. д.). Исследователи обращали внимание на тот факт, что в каждом случае люди в массе ведут себя иначе, чем если бы они были изолированными. Английский консерватор Эдмунд Бёрк (1729-1797) называл скопление людей, пугающее аристократов в период социальных преобразований XVII-XIX вв., “толпой”, “массой”. Французский социолог Гюстав Лебон (1841-1931), автор одной из первых концепций массового общества, также отождествлял массу с толпой. Он утверждал, что в результате промышленной революции и развития средств массовой коммуникации жизнь все более становится зависимой от поведения толп, которые представляют собой слепую разрушительную силу. Благодаря идеям, навязываемым массам, лидеры “заражают” толпу, что и приводит к общественному развитию. Французский социолог, один из основоположников социальной психологии Габриель Тард (1843-1904) считал, что нельзя смешивать толпу и публику, в первой люди физически сплочены, а во второй — рассеяны, первая гораздо более нетерпима, вторая — более пассивна.

Американский социолог и социальный психолог Герберт Блумер (1900-1987), один из пионеров проблематики массового общества, рассматривал массу как элементарную спонтанно возникающую коллективную группировку. Это сыграло большую роль в определении массовой коммуникации и теоретической ориентации исследований массовых аудиторий. Г. Блумер считал главными характеристиками массы анонимность и изолированность ее членов, слабое взаимодействие между ними, случайность их социального происхождения и положения, отсутствие организованности.

Американский исследователь Дэвид Рисмен (1909-2002), характеризуя потребительское общество, описывает человека толпы как обезличенного, стандартизованного, являющегося объектом манипулирования, жертвой отчуждения. В массовой структуре человек нивелируется, становясь достаточно безликим, подчиняющимся “психологии толпы”.

Однако следует признать, что “четвертая волна”[8] (эра всеобщего проникновения в жизнедеятельность интерактивных электронных коммуникаций) “пробудила” безликую массу. Постоянно проводимые опросы мнения масс и экспертная оценка поведения тех или иных сообществ людей и превращение (через средства массовой информации) полученных сведений о состоянии масс в общественное достояние сделало возможным выполнение массой (объектом) в определенной ситуации функций субъекта массовой коммуникации. Таким путем даже статистически безмолвная масса, не проявившая сама реакцию на общественно значимую информацию, по факту становится активной, поскольку создается возможность вычленения ее мнения через опросы и доведения этих сведений до всех интересующихся людей.

Мнение массы в условиях достаточно высокой прозрачности формирующих информацию систем при всем своем нежелании вынуждены учитывать все значимые субъекты социального управления. Сегодня любая значимая для большой массы людей информация, являющаяся пока достоянием отдельных людей, так или иначе “просачивается” в средства массовой информации и становится достоянием массы. Это возможно и потому, что информация превратилась в товар, и сегодня существует огромное количество людей, профессией которых является добыча такой информации с целью ее выгодной продажи (в информационные агентства, средства массовой информации, Интернет и т. д.).

Социологические исследования проблем массового политического сознания. Специфическим проявлением массового сознания является общественное мнение. Проблема массового политического сознания в России в советский период не могла разрабатываться с сугубо научных позиций, поскольку существовали сдерживающие факторы политического, социального и идеологического характера (например диктат политики над наукой). Такое представление массового сознания далеко не всегда отражало реальные процессы в политической жизни общества.

Отечественные ученые вынуждены были вуалировать результаты своих исследований и рассматривать теоретические проблемы политического сознания и базовые понятия через призму зарубежных источников, зачастую размещая такие материалы в разделах монографий, связанных с критикой буржуазных теорий массового сознания. Так, политолог Г. Г. Дилиген- ский (1930-2002) в 1970-е гг., рассматривая проблемы изучения массового социально-политического сознания в Италии, определил политическое сознание как сочетание сформировавшихся вне этого сознания (в сфере специализированной идеологической и политической деятельности) установок и полученных выводов в результате самостоятельного анализа общественно- политической деятельности индивидом или группой.

Ученые Ю. А. Замошкин (1927-1993) и Э. А. Баталов (р. 1935) массовое политическое сознание определяют как реальное (практически функционирующее) сознание массового субъекта политического процесса, формирующегося и функционирующего стихийно, в процессе повседневной социально-политической деятельности масс.

Политолог К. Г. Холодковский (р. 1928), изучая эволюцию массового политического сознания в Италии в 1945-1981 гг., дает характеристику массового политического сознания как представление социальных общностей о политике, ее субъектах, целях и средствах, о существующей политической системе; отношения к ним с точки зрения потребностей и интересов всеобщности и составляющих ее индивидов; их ожидания в этой сфере, в том числе воплощающиеся в социально-политических ценностях; оценка ими возможностей влиять на политическую жизнь.

Известный философ и социолог А. К. Уледов (1920-1999) обратил внимание на необходимость исследования социально- политического сознания масс. Он отмечал, что политическое сознание не существует в отрыве от общесоциальных представлений и ценностей, т. е. эволюция не просто охватывает политические ориентации, но и отношения индивидов и больших групп населения к существующему обществу и его социальным институтам, их социальным идеалам и т. п.

Многие зарубежные авторы проблемы политического сознания разрабатывали в рамках социальной философии. Американские философы при рассмотрении массового политического сознания использовали, с одной стороны, онтологический подход, посредством которого определяется его специфика и место в структуре общественного сознания, а с другой — гносеологический подход, позволяющий раскрыть диалектику отражения политическим сознанием общественного бытия, что предполагает выделение его предмета, условий и способов отражения, причем это отражение происходит в различных формах, начиная с простейших (чувства, эмоции) и заканчивая более сложными (политический идеал). Философы и социологи ставят задачу перехода от описания и анализа функционирования отдельных форм и элементов массового (политического) сознания к описанию и анализу функционирования этого сознания как целостного образования во всем многообразии взаимосвязей составляющих его элементов.

Американские политологи Габриэль Алмонд (1911-2002) и Сидней Верба (р. 1932) политическую культуру рассматривали как тождественную политическому сознанию и представляли ее как набор психологических ориентаций, направленных на социально-политические объекты и процессы[9].

Поскольку интересы и потребности людей это прежде всего их реакция на те конкретные жизненные условия, в которых они существуют, то естественно, что у разных людей в силу различия условий жизни и их восприятия интересы и потребности могут быть совершенно различными. Даже при наличии близких политических интересов люди могут по-разному представлять себе формы и способы их реализации. В то же время люди занимают различные социальные позиции, выполняют разные социальные роли, находятся в разнообразных жизненных ситуациях, что обуславливает сложность процесса формирования политического сознания.

Социальная значимость информации. Одним из основных условий функционирования массовой коммуникации является социальная значимость информации, способствующая возникновению, распространению и поддержанию функционирования массовой коммуникации.

Индивиды включены в сеть реальных общественных отношений и связей, благодаря чему происходит распространение информации. Посредством массовой коммуникации личности поддерживают отношения с широкой социальной средой. Информация “интересна” массовой аудитории настолько, насколько она соответствует социальным ожиданиям массовой аудитории.

Кроме смысловой нагрузки информация должна нести в себе оценочную функцию. Массовый читатель, слушатель, зритель ждет от средств массовой информации оценки происходящих событий, которой большинство из массы потребителей информации верит. Оценочная информация в наибольшей степени способствует формированию общественного мнения. Каждый человек, получая определенную информацию, вычленяет из нее значимые для него элементы. Массовая же информация должна иметь социальную значимость для всей аудитории. Это позволит поддержать функционирование всей системы массовой коммуникации. Значимость информации для массовой аудитории зависит от общественной потребности в ней, насыщенности необходимыми сведениями, демократичности (информация обращена ко всем и каждому без ограничений), плюрализма (информация содержит множественность мнений, оценок, позиций), оперативности, инновационности, активности. Форма воздействия информации на массовую аудиторию обуславливается указанными свойствами, а также отсутствием сдерживающих факторов со стороны массовой аудитории.

Средства массовой коммуникации, с одной стороны, разграничивают массовую и личностную социальную ориентацию, с другой — объединяют. Одна и та же информация может вызвать интерес одновременно и у всех, и у конкретной группы людей, и у отдельных индивидов. То есть социальная ориентация информации оказывает сильное влияние и на общество, и на личность.

Средства массовой информации отстаивают интересы “хозяев”, поэтому государство должно регулировать процесс распределения сфер влияния на массы, прежде всего законодательными мерами. Монополия на СМИ не должна формироваться ни в какой форме. Нельзя допускать монополии на СМИ ни со стороны государства, ни отдельных групп лиц.

Средства, поддерживающие процесс функционирования массовых коммуникаций. Массовая коммуникация реализуется через опосредованное общение. Главными средствами массовой коммуникации являются средства массовой информации: печать, радио, телевидение. Интернет, хотя в России законодательно и не причислен к средствам массовой информации, в последние годы стал мощнейшим средством массовой коммуникации.

Многоканальность коммуникации. Массовая коммуникация характеризуется преимущественно односторонней направленностью, поскольку обратная связь практически отсутствует. В связи с расширением возможностей интерактивного телевидения, радио, более активного использования звонков в редакции, а особенно с резким расширением сети Интернет массовые коммуникации становятся взаимно направленными. Такая двухсторонняя связь влияет на организацию массовой коммуникации.

В радио- и телепередачах возможно использование так называемой скрытой обратной связи. Коммуникатор, прогнозируя реакцию слушателя или зрителя на отправляемую им информацию, направляет процесс коммуникации, приспосабливая информацию к условиям общения. Правильное конструирование дикторского дискурса и отбор коммуникативных средств (слов, формул общения, стереотипов речевого поведения), непосредственная адресация передач конкретным социальным слоям уменьшают дистанцию между отправителем и получателем информации.

Многоканальность массовой коммуникации обеспечивается параллельным использованием визуального, аудитивного и аудиовизуального каналов. Самостоятельный канал массовой коммуникации представляет публичная коммуникация в массовой аудитории с использованием традиционного разговорного языка. Для радио и телевидения также характерно использование форм устной коммуникации, включающей элементы разговорной речи. Пресса использует общелитературный письменный язык. Вариативность языка позволяет регулировать варианты текстов речи и одновременно разграничивать функциональные стили, обусловленные социальной дифференциацией.

Коммуникативная сфера, обусловленная тематикой информации, формирует функциональный стиль коммуникации, ориентированный на определенную социальную группу. Молодежные, женские, религиозные или профессиональные группы пользуются различным словарным запасом, по-разному выражают мысль и обставляют свою речь.

  • [1] Якокка Л. Э. Карьера менеджера. — М.: Прогресс, 1991. — С. 79.
  • [2] Кашкин В. Б. Основы теории коммуникации. — С. 229.
  • [3] История философии: Энциклопедия. — С. 650-652.
  • [4] См. об этом: Кашкин В. Б. Основы теории коммуникации. —С. 225-226.
  • [5] Кашкин В. Б. Основы теории коммуникации. — С. 228~229.
  • [6] Цит. по: История философии: Энциклопедия. — С. 187.
  • [7] См.: Кашкин В. Б. Основы теории коммуникации. — С. 224-229.
  • [8] См.: Шарков Ф. И. Четвертая волна (интерактивные электронныекоммуникации). — М.: Прометей, 2005.
  • [9] Almond G. A., Verba S. The Civilculture. Political AttitudesanaDemarcate in fife Nation Princeton. —N. Y., 1963.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>