Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Интегрированные коммуникации: Массовые коммуникации и медиапланирование

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Становление науки коммуникологии и ее терминологического аппарата

[1]

В формируемом научном направлении “коммуникология” следует рассматривать такие аспекты теории и практики коммуникации, как процессы, модели коммуникации, технологии и средства, а также способы формирования и функционирования различных моделей коммуникации в различных социокультурных и языковых пространствах.

Научный аппарат коммуникологии еще не развился до уровня терминологической системы. Не сформировалось еще и целостное системное представление о самой теории коммуникологии — она еще слабо связана с теорией коммуникации, с авторскими теориями (например, теория массовой коммуникации, теория межкультурной коммуникации и проч.), а также практикой коммуникативной деятельности в различных сферах общества. Все это вызывает несомненный исследовательский интерес.

Вначале попробуем разобраться в том, как формируются базовые понятия коммуникологии, как происходят процессы интерпретации фундаментальных понятий коммуникации. Немаловажным является и рассмотрение коммуникологии в контексте взаимодействия с другими междисциплинарными направлениями.

Соотношение понятий “общение” и “коммуникация”. Ученые Ростовского государственного педагогического университета доктор филологических наук, доцент В. И. Тузлукова и кандидат филологических наук, доцент В. В. Богуславская1 считают, что возникает вопрос о разработке подходов, способствующих формированию исследуемой терминологии, фиксирующей и описывающей теоретические и прикладные аспекты разнообразных коммуникативных технологий, процессов, моделей и их реализаций в различных социокультурных контекстах. Они соотносят такие понятия в русском языке, как “общение” и “коммуникация”. Именно по вопросам интерпретации этих понятий ведутся дискуссии в области коммуникативных исследований. Как считают отмеченные авторы, в последнее время иностранное слово “коммуникация” довольно заметно вытеснило слово “общение” из языка науки, образования, журналистики, что создало впечатление как об отсутствии их терминологического и концептуального единства в языке науки, так и об утрате принципа преемственности в разработке столь модного сегодня коммуникативного направления.

С. Г. Тер-Минасова отмечает, что с расширением использования новых информационных технологий произошло переосмысление понятия “общение”, вышедшего за рамки его узкого понимания как “межличностного общения”[2] [3]. В понятие “общение” стали вкладывать смыслы, связанные с социально обусловленным процессом обмена мыслями и чувствами между людьми в различных сферах их познавательной деятельности, реализуемым главным образом при помощи вербальных средств коммуникации. Общение может осуществляться не только устным, ни и письменным способом, например в виде интерактивной (онлайновой) взаимосвязи посредством Интернета двух или нескольких субъектов.

Главным основанием для разделения понятий “коммуникация” и “общение”, по мнению автора, является рассмотрение самих субъектов, участвующих во взаимодействии. Слово “общение” все же следует применять исключительно для обозначения взаимодействия (коммуницирования) людей между собой как в устной, так и в письменной форме. Даже если одной из сторон коммуникации является не человек, то правильнее будет применять термин “коммуникация”. Попробуем привести различные примеры. Разве корректным будет выражение: “Иван Иванович общается с обезьяной, со свиньей, с компьютерной системой, с н-ским полком, с Организацией Объединенных Наций”? Стоит лишь заменить слово “общается” словом “взаимодействует” или выражением “осуществляет коммуникацию”, сразу же все встанет на свои места.

С помощью различных коммуникативных средств, включая СМИ, стал возможен социально обусловленный целенаправленный обмен информацией в условиях как межличностного общения, так и массовой коммуникации. Это также усилило необходимость разведения понятий “общение” и “коммуникация”. По аналогии нельзя же сказать: “Оратор на стадионе общается с многотысячной массой людей” (общение предполагает наличие двухстороннего равнозначного обмена информацией); “Телеведущий общается со всей целевой аудиторией одновременно”; “Автор статьи общается со всеми своими читателями”. Для обозначения контактов, осуществляемых посредством средств массовой коммуникации (в том числе с помощью СМИ), целесообразно применять понятия “коммуникация” и “взаимодействие”.

Итак, термин “общение”, представляя собой разновидность коммуникации, все же применяется исключительно для обозначения взаимодействия между людьми. Даже организации людей не общаются между собой, а взаимодействуют. Разве можно сказать: “Коллектив завода по производству пластмассовых изделий общается со всеми работниками торгового центра “Пластмассовые изделия”? Невозможно организовать общение сразу между всеми членами коллектива завода и торгового центра.

Использование термина “коммуникация”. Коммуникация может рассматриваться как распространение всевозможной информации, которую могут получить при определенных обстоятельствах те или иные реципиенты1. Коммуникация может обозначать и интерактивное взаимодействие различных субъектов в виде устного или письменного (компьютерного) общения в режиме онлайн. Например, Ю. Хабермас интерпретацию знания, получаемого из книги, рассматривает как участие в коммуникации: “интерпретатор, занятый пониманием смысла, осуществляет свой опыт как участник коммуникации на основе установленного посредством символов интерсубъектного отношения с другими индивидуумами, даже если он пребывает наедине с книгой или произведением искусства”[4] [5].

Понятием “коммуникация” также обозначают взаимодействие между человеком и технической системой. Возможно осуществление коммуникации и между различными кибернетическими системами. Коммуникацию осуществляют между собой и сообщества животных.

Становление науки коммуникологии. Исследования в области теории и практики коммуникации сегодня активизировались. Ее развитие тесно связано с исследованиями коммуникаций в различных сферах жизнедеятельности. В условиях постоянно развивающихся информационных и коммуникационных технологий такие исследования принимают комплексный характер. Они включают в себя широкий спектр проблем в области теории и практики межличностной, групповой, организационной, профессиональной и межкультурной коммуникации; вербального и невербального взаимодействия; риторику и аргументацию; электронные коммуникации; межкультурную коммуникацию и др.

Из определения науки коммуникологии, приведенного нами ранее (см. параграф 1.1), вытекает, что объект данной науки — коммуникация.

О разнообразии предметной сферы коммуникологии свидетельствует современное развитие таких новых междисциплинарных направлений, как “связи с общественностью”, “реги- оноведение”, “педагогическое лингвострановедение” и многие другие, неизбежно включающие в свои исследовательские и обучающие программы вопросы теории и практики коммуникации. Прикладной и теоретический аспекты коммуникации включаются и в специальности традиционного филологического цикла, например “лингвистика и межкультурная коммуникация”. Программа этой специализации включает такие учебные предметы, как “введение в теорию межкультурной коммуникации”, “основы теории межкультурной коммуникации”, “семиотика”, “практикум по межкультурной коммуникации”. В их рамках изучаются понятия коммуникации и межкультурной коммуникации, структура коммуникативного акта.

Будущие специалисты по связям с общественностью изучают такие дисциплины, как “основы теории коммуникации”, “социология массовой коммуникации”, “психология массовой коммуникации”, “теория и практика массовой информации”, “теория и практика связей с общественностью”, “реклама в коммуникационном процессе”, а будущие специалисты по рекламе — “массовые коммуникации”, “массовые коммуникации и медиапланирование”, “рекламные коммуникации” и др.

Сегодня “вырисовывается довольно богатый и разнообразный по разработанности и научному статусу познавательный материал, раскрывающий разные грани социальной коммуникации. Но системы социально-коммуникационных наук нет, ибо нет системного взаимодействия между социально-коммуникационными дисциплинами. Тем не менее накоплен обширный “строительный материал” для создания подобной системы. Чего же не хватает? Не хватает обобщающего учения, метатеории, которая устранила бы отраслевую замкнутость научных комплексов и подкомплексов и обеспечила бы обмен идеями, методами, достижениями и затруднениями между ними”1. Существует совокупность наук и научных направлений, имеющих общий объект исследования (коммуникацию), и частично или полностью отличающиеся предмет, метод, структуру и язык.

Дисциплинарная организация науки коммуникологии. На первой стадии развития любая наука не выходит за рамки наличной практики. Одним из факторов, формирующих науку, являются междисциплинарные исследования. Дисциплинарная организация науки “коммуникология” представляет собой систему дисциплин с обоснованием всевозможных связей между ними. Коммуникология призвана объединить множество теоретических систем, так или иначе связанных с коммуникационной проблематикой. На каждом из этапов своего становления любая наука проходила особый этап ее институализации, связанный с организацией исследований и способов воспроизводства субъекта научной деятельности[6] [7]. Это предстоит сделать и коммуникологии.

Парадоксальность процесса развития коммуникологии заключается в том, что она призвана восполнить недостатки специализированного подхода, означающего дальнейшую специализацию и дифференциацию знаний о коммуникации. Дифференциация в данном случае является основой и средством интеграции знаний о коммуникации. “Наука идет к объединению знаний посредством их дробления. Но это дробление, если так можно выразиться, уже не разъединяющее, а объединяющее”[8].

Известный советский ученый, член-корреспондент АН СССР, доктор философских наук П. В. Копнин еще в начале

  • 70-х гг. прошлого века отмечал: “Новые идеи и построения в науке возникают в результате теоретического синтеза, который в качестве своего момента содержит категории философского мировоззрения, выступающие методом научно-теоретического мышления”[9]. Об изменениях, которые произошли в науке, Коп- нин говорил:
  • 1) Изменился взгляд на ценность и роль наглядного образа в науке, а вместе с этим началось бурное развитие систем искусственного языка, стоящего дальше от наглядности...
  • 2) Произошла переоценка роли опыта и теоретического мышления в движении к новым результатам. Конечно, опыт был и остался источником новых научных идей. Но теория является не простой трансформацией опытных данных, а синтезом, в котором все большее значение приобретает теоретическое мышление, выступающее мощным фактором выдвижения фундаментальных идей, дающих начало новым теориям.
  • 3) Математизация и формализация знания, которые полны стремления окончательно покончить с интуитивным моментом в нем, стали фактом. Но одновременно с этим существует другая тенденция — включение этого интуитивного момента в качестве основного средства движения к новым теоретическим построениям. Конечно, знание все больше стремится к логической строгости, одним из элементов которой является формализация... но в то же время наука, как и раньше, нуждается в выходах из под жесткой деспотии формально-логической дедукции, в скачках, движениях мысли к принципиально новым результатам, в смелом выдвижении идей, концепций, не находящих в настоящее время строгого научного обоснования. Без этого наука не может успешно развиваться...
  • 4) Обрастание ткани науки понятиями и терминами, носящими инструментальный характер, направленными непосредственно не на изучаемый объект, а на само знание о нем, созданное метатеорией и метанаукой.
  • 5) Стремление к созданию фундаментальных теорий, синтезирующих знание из различных областей науки. Наука в своих теориях вдруг обнаруживает неожиданные связи между явлениями, которые, казалось, по природе своей ничего существенного общего не имеют. Отсюда возникновение новых методов, имеющих значение для познания объектов, входящих в поле зрения разных наук.
  • 6) Крушение “здравого смысла”, опирающегося на ограниченный опыт предшествующего знания. Все большее погружение в область парадоксальных и “хитроумных” утверждений и построений, противоречащих не только здравому смыслу, но разумно понимаемой действительности вообще.
  • 7) Тенденции к расчленению изучаемого объекта на простейшие структуры и отношения, сочетаемому с системным анализом”[9].

Отмеченные тенденции к изменениям в науке и вызвали потребность в выделении системы знаний о коммуникации в самостоятельную науку. Сегодня коммуникология еще только формируется, поэтому пока ее следует называть преднаукой. Главное, как нам представляется, не следует выделять ее в качестве научного направления или отрасли какой-либо другой науки. Никакая наука (философия, социология, экономика и др.) не может считать коммуникологию своим научным направлением (отраслью). Преднаука отличается от последних тем, что научное направление (отрасль), как бы основательно оно ни было разработано, останется только направлением (отраслью), не имеет перспективы перерасти в науку. Например, такие направления (отрасли) науки, как “социология образования”, “психология масс”, “экономика электротехнической промышленности” никогда не перерастут в науку. И наоборот, даже чрезвычайно слабая разработанность социологии на определенном этапе ее развития никогда не лишала ее возможности перерасти в науку.

Генезис метода науки коммуникологии. Для того чтобы коммуникология окончательно институциировалась, требуется определить метод этой формирующейся науки. “Тот факт, что науке требуется не только логический метод изучения внутренних формальных связей внутри некоторой относительно замкнутой системы знания, но в широком смысле метод исследования, движения знания к новым результатам, был осознан очень давно...”1. Коммуникология, как и любая другая наука, не может ограничивать свои исследования лишь логическим методом. Конечно же, формируемая наука в то же время будет применять аналитический подход к явлениям действительности, проводить “расчленение их на составные части, детальное изучение элементов сложного целого, будь то сама вещь, явление или знание о них...”[11] [12].

П. В. Копнин пишет: “И в самом деле, дифференциация научного знания одновременно сопровождается ее интеграцией. Под последней следует понимать не объединение существующих систем в нечто единое, не своеобразное суммирование знания, достигнутого разными науками о некотором объекте, представляющим большой интерес для человека... а стремление в процессе взаимосвязи позаимствовать друг у друга и сами методы, и язык, чтобы применить их для исследования своего объекта”[13]. Аналогично коммуникология не избежит заимствования метода и языка у других наук (научных направлений), рассматривающих в качестве объекта коммуникацию или пересекающихся с коммуникологией в ее предметном поле.

Предмет исследования науки коммуникологии. Предметная область коммуникологии разнообразна. Коммуникология занимается исследованием видов коммуникации; функций коммуникативных систем и моделей коммуникации; основ процесса межкультурной коммуникации; методов исследования процесса межкультурной коммуникации в различных социальных сферах (в сфере менеджмента, бизнеса, образования). Комму- никология не может обойти стороной проблематику этнической, национальной, территориальной, социальной принадлежности коммуникантов и их личностных характеристик; лингвистические, психологические, психолингвистические, семиотические, семиосоциопсихологические составляющие теории межкультурной коммуникации.

Чем большего совершенства достигнет коммуникология в своем развитии, чем более фундаментальными законами она овладеет, тем большее значение в практике коммуникативной деятельности социетального масштаба будут иметь законы и закономерности, теории и модели коммуникации. В современном социокультурном пространстве, в котором, говоря языком Г. М. Мак-Люэна, присутствуют “все времена и пространства сразу”, расширяются исследовательские программы, связанные с изучением особенностей коммуникации в образовательной, производственной, политической и других социальных сферах, обеспечением информационных потоков в современном обществе как на межличностном, так и на глобальном уровне. В рамках международных проектов, в том числе виртуальных, исследуются особенности взаимодействия учеников и учителей, студентов и преподавателей в разных культурах, стили общения в учебной аудитории, природа межкультурных конфликтов и способы их разрешения (например, проект “Культурные ценнос- ти/Cultural Values”)1.

Принцип единообразия при построении терминологического аппарата науки коммуникологии. При разработке терминологии коммуникологии необходимо придерживаться принципа единообразия. Никакая наука не может сформироваться и в последующем существовать без понятийного аппарата. Говоря словами В. Гейзенберга, “понятия всегда очень хорошо подходят к той части реальности, которая является предметом исследования. В других областях явлений соответствие теряется”[14] [15].

Терминологию коммуникологии сегодня следует рассматривать как сферу постоянного продуцирования и самопродуци- рования новых ее элементов, фиксирующих процессы межъязыковой, междисциплинарной, межпредметной и внутрипред- метной коммуникации (Г. Б. Гутнер), ее аспекты, используемые технологии, концепции и модели, новейшую историю развития коммуникации и ее изучения (В. Б. Кашкин)1.

В области теории и практики коммуникологии ожидается динамичный и постоянный процесс обновления терминов. В этой связи рассматриваемая в данной книге терминология характеризуется разнообразием понятий, вариативностью. Основой разработки терминологического аппарата коммуникологии являются синонимия, полисемия и омонимия терминов. Однако, как утверждают В. И. Тузлукова и В. В. Богуславская, “налицо несогласованность терминологии не только в межпредметном, но и внут- рипредметном контексте, неразработанность или недостаточная детализация отдельных терминов в специальной литературе — научной, учебной, методической; искусственное привязывание адаптированных (причем не всегда верно интерпретированных) англоязычных терминов к несуществующим на сегодняшний день в России социокультурным контекстам и реалиям”[16] [17]. Упомянутые авторы сделали запрос в поисковой системе Google 19 июля 2002 г., который дал следующие результаты:

  • 1) “коммуникация” (сущ.) — 20 500 документов (2[18]);
  • 2) “коммуникационный” (прил.) — 16 400 (4);
  • 3) “коммуникативистика” (сущ.) — 102 (7);
  • 4) “теория коммуникации” (сущ.) —-17 500 (3);
  • 5) “коммуникология” (сущ.) — 12 (8);
  • 6) “коммуникант” (сущ.) — 133 (6);
  • 7) “коммуниколог” (сущ.) — 6 (9);
  • 8) “коммуникатор” (сущ.) — 233 000 (1);
  • 9) “коммуникативный” (прил.) — 4140 (5).

В поисковой системе “Яндекс” 17 декабря 2007 г. авторы настоящего издания получили следующие данные по упоминанию тех же ключевых слов:

  • 1) “коммуникация” (сущ.) — 28 016 993 страницы документов и 130 279 сайтов (2);
  • 2) “коммуникационный” (прил.) — 5 600 350 и 59 164 (3);
  • 3) “коммуникативистика” (сущ.) — 14 614 и 1695 (7);
  • 4) “теория коммуникации” (сущ.) — 151 841 и 5644 (5);
  • 5) “коммуникология” (сущ.) — 799 и 176 (8);
  • 6) “коммуникант” (сущ.) — 25 745 и 1316 (6);
  • 7) “коммуниколог” (сущ.) — 220 и 52 (9);
  • 8) “коммуникатор” (сущ.) — 65 186 666 и 36 776 (1);
  • 9) “коммуникативный” (прил.) — 1911 391 и 36 300 (4).

Как видно, и через пять лет на первом и втором месте по

упоминанию терминов остались слова “коммуникатор”, “коммуникация”. Наименьшие ранги (с 6-го по 9-й) в обоих случаях (в 2002 и 2007 гг.) заняли термины “коммуникант”, “коммуникативистика”, “коммуникология”, “коммуниколог”. Так что за отмеченные пять лет больших изменений в частоте упоминания названных терминов не произошло. И лишь в 2010 г. подобное исследование показало, что упоминание термина “коммуникология” переместилось с 5-го на 3-е место. К этому времени модуль “коммуникология” уже был включен в федеральный образовательный стандарт высшего профессионального образования (третьего поколения) в качестве первого обязательного профессионального модуля, а также вышли четыре книги в серии “Коммуникология” (Ф. И. Шарков).

Наиболее частое (с большим отрывом от следующей позиции) упоминание термина “коммуникатор” объясняется тем, что специалисты по коммуникациям данным термином обозначают сторону коммуникации, инициирующую ее; одновременно “коммуникатор” обозначает портативную электронную систему, являющуюся техническим средством коммуникации.

Редкое упоминание терминов “коммуникативистика”, “ком- муникология”, “коммуниколог” еще раз доказывает необходимость не только их интерпретации, но и проведения широкого анализа их применения в теории и практике коммуникации.

Вернемся к анализу рассматриваемых терминов В. И. Туз- луковлой и В. В. Богуславской. Просмотрев контекст употребления данных терминов, авторы пришли к предварительным заключениям об их лексической сочетаемости. Так, прилагательное “коммуникативный(-ая, -ое)” в модели A+N сочетается с такими существительными, как акт, сущность, комплекс, воздействие, компонента, функция, сфера, структура, нагрузка, канал, модель, доминанта, полисубъект, система, формат, метод, подход, аспект, проект, статус, процесс, тупик, портрет, механизм, менеджмент, период, курс, методика, этикет, действие, акт, участник, мотив, замысел, конфликт, жест, навык, аргумент, контроль, синтаксис, ресурс, блок, механизм, тип, тренинг, контекст, стимул, диапазон, клуб, тест, канал, навык, поток, уровень, блок, вариант, элемент, императив.

Прилагательное “коммуникационный” в атрибутивных словосочетаниях в этой же модели сочетается с такими существительными, как центр, сервер, адаптер, сервис, портал, узел, сбор, комплекс, проект, софт, консорциум, формат, семинар, шкаф, спутник, контроллер, процессор, анализатор, модуль, услуги, сектор, менеджер, набор, комбайн, протокол, пакет, кабель, канал, бизнес, подмодуль, порт, туннель, менеджмент, сбор, объект, раздел, шнур, пульт, субмодуль, цикл, интерфейс, путь, чип, коридор, подход, сайт, канал, манипуляция, воздействие. Это либо общелитературные слова, либо термины, относящиеся к концепту “информационные технологии”.

Оказалось, что заимствованное из американских коммуникативных исследований низкочастотное существительное “ком- муникология” уже реализуется в атрибутивной модели A+N в качестве главного элемента, например, в словосочетании “рекламная коммуникология” в автореферате С. Ф. Лисовского на соискание ученой степени кандидата филологических наук “Политическая реклама: функциональные и жанрово-стилистические особенности” (М., 2000).

Существительное “коммуникация” встречается в таких моделях, как A+N, N+N. В атрибутивных словосочетаниях в качестве компонента А выступают прилагательные, например невербальная, массовая, межкультурная, эффективная, пассивная, культовая, маркетинговая, полная, всеобщая, речевая, политическая, уличная, непосредственная, имиджевая, интеркультурная, межобъектная, оптимальная, социокультурная, межличностная, мультимедийная, деловая, беспроводная, межклеточная, многоуровневая, межнациональная, корпоративная, резервированная, рациональная, межъязыковая, компьютерная; компьютерно-опосредованная, общественная, социальная, успешная, внутренняя, интеллектуальная, стратегическая; а также существительные, например PR-; интернет- и др. Существительное “коммуникация” выступает в качестве зависимого элемента в словосочетаниях типа “субъект (процесс, результат, правила и нормы...) коммуникации”[19].

Коммуникативные нормы — порядок, правила общения, передачи информации. Коммуникативные нормы и правила передачи информации определяются спецификой различных каналов коммуникации. В прессе они имеют меньше ограничений, поскольку визуальный канал не имеет жестких временных рамок и допускает многоразовую повторяемость информации по желанию читателя. Функциональный стиль прессы менее стандартизирован и более полно отражает личностные характеристики автора, и, соответственно менее нормирован. Использование, помимо вербальных коммуникативных средств, изобразительных средств (фотографий, карикатур, графиков, схем и т. п.) значительно усиливает воздействие прессы на массовую аудиторию и индивида. Положительно влияет психологический фактор свободы информации, к которой читатель подходит, действительно, избирательно. Тем не менее это не снимает полностью проблему установления коммуникативных норм.

Терминология в области коммуникологии, рассматриваемой как отрасль знаний о теории и практике коммуникации, призвана быть инструментом взаимопонимания. Поэтому требуется скорейшее преодоление несогласованности в понимании и употреблении базовых терминов.

Терминологию коммуникологии будем рассматривать как совокупность терминов, раскрывающих определенное концептуальное представление в конкретной предметной сфере, и объединенных в систему. Такой же подход использует К. Я. Авербух, считая, что попытки определения терминологической системы должны адресоваться не к отдельным ее терминам, а к ней самой — к концептуальным представлениям о ней1.

По нашему мнению, для устранения неопределенностей в применении терминов следует воспользоваться возможностями интерпретации и разведения родственных терминов. Данная точка зрения высказана нами в статье “Подготовка специалистов по связям с общественностью”[20] [21]. В интерпретации и исследовании терминов “коммуникология”, “коммуникативистика”, “коммуникационный”, “коммуникативный” в качестве исходного для применения понятийного аппарата мы предлагали рассмотрение коммуникации, с одной стороны, как структуры, системы, с другой — как процесса. Коммуникация как структура включает такие понятия, как коммуникационная структура (система, процесс). Коммуникационный процесс в данном случае представляет собой изменение структуры, состояния коммуникационной системы. В случае же если понятие “коммуникация” рассматривается как процесс, то, очевидно, будет более корректно говорить о коммуникативных связях, отношениях. Коммуникативный процесс здесь представляет собой процесс обмена информацией или передачи информации от одного коммуникатора другому. Понятием “коммуникативный” чаще обозначают внутренние процессы, протекающие в системе, а слово “коммуникационный” отображает характеристики самой системы.

Расширяющиеся сети массовых коммуникаций, включая интернет-коммуникации, порождают новейшие эпистемы. Знания объективизируются во внешних по отношению к человеку информационно-коммуникационных средах, которые наделяются некоторыми свойствами и качествами, присущими сознательным организмам — поведением, деятельностью, мышлением и т. п. Требуется изучение закономерностей функционирования информационно-коммуникационных систем (прежде всего глобальных) и их взаимодействия с внешней по отношению к ним общественной средой. Такую роль мы будем отводить ком- муникативистике.

Коммуникативистика — научное направление коммуни- кологии, изучающее зарождение и функционирование информационно-коммуникационных систем, способы осуществления коммуникаций этих систем с внешней общественной средой, а также теоретические основы и практические аспекты социального взаимодействия в различных сетях коммуникации (включая электронные сетевые сообщества).

А. А. Калмыков, анализируя работы русского философа Н. О. Лосского (1870-1965), делает робкое предположение, что коммуникативистика — это наука об условиях рождения и жизнедеятельности особых информационно-коммуникативных организмов, вступающих в определенное взаимодействие с нашими сознаниями, поражающими или, напротив, порождающими их. Причем в этом взаимодействии, как и в межличностном общении, важную роль играют рациональное, иррациональное и трансрациональное, а также сознательное и бессознательное[22].

Приведем некоторые другие определения, возводящие ком- муникативистику в ранг науки. “Коммуникативистика — наука, изучающая проблемы информационных коммуникаций (в том числе “сетевых”)”1. Коммуникативистика (англ, communication science) — наука, изучающая проблемы информационных (сетевых) коммуникаций[23] [24].

Некоторые авторы рассматривают понятия “коммуниколо- гия” и “коммуникативистика” как синонимы. Так, доцент кафедры информационных систем в искусстве и гуманитарных науках филологического факультета СПбГУ А.С. Биккулов в разработанной им программе дисциплины “введение в коммуникативис- тику” выделяет коммуникативистику (коммуникологию) как науку и учебную дисциплину. Причем эту дисциплину он рассматривает в качестве вводной к дисциплине “теория коммуникации”[25].

Модель коммуникологии. Для лучшего представления предметной сферы коммуникологии обратимся к созданной В. И. Тузлуковой и В. В. Богуславской графической абстрактнологической модели теории и практики коммуникации (рис. 1.1), которая носит дескриптивный характер. Она может способствовать объяснению наблюдаемых факторов, влияющих на терминологию исследуемой предметной области, ее упорядочение и образование устойчивых структур. Ее можно использовать и для прогноза будущего состояния структуры коммуникологии[26].

В дальнейшем, как полагают указанные авторы, с помощью этой модели можно ответить на вопросы, связанные объяснением теоретических и прикладных аспектов развития нового научного направления — коммуникологии, коммуникативных моделей на основе различных средств и технологий в современных социокультурных и языковых реалиях[27].

Модель внутреннего пространства системы коммуникации

Рис. 1.1. Модель внутреннего пространства системы коммуникации

В. В. Богуславская отмечает: “Синергетический подход к рассмотрению предметной области теории и практики коммуникации позволил нам определить эту область научных знаний, в том числе и ее терминологическое обеспечение, как самоорганизующуюся, саморазвивающуюся систему. Наиболее интересным оказалось абстрактно-логическое представление взаимосвязи и взаимозависимости составляющих ее элементов. Используя методы моделирования и конструирования, создан пространственнографический образ предметной области “коммуникация””[28]. Трехгранная пирамида, представляющая модель теории и практики коммуникации (рис. 1.2), позволяет увидеть элементы системы в единстве и связи и лучше понять механизм взаимодействия элементов внутри системы, а следовательно, проанализировать сам процесс ее прогрессивного развития. На рис. 1.1 показано внутреннее пространство пирамиды, где ось “теория коммуникации” как бы пронизывает лингвосоциокультурные факторы1, определяющие возникновение, изменение, развитие самой теории и характер и особенности процесса социальной коммуникации.

Сложность такого моделирования заключается в том, что необходимо правильно определить наиболее важные (релевантные) в данном случае факторы и описать их влияние. Американский специалист в области коммуникации Дж. Пэриш- Спрол[29] [30] выделил несколько аспектов этой области: процесс, парадигмы, пертурбации и технологии. Руководствуясь собственным пониманием содержания этих элементов, В. И. Тузлукова,

B. В. Богуславская предлагают использовать более понятные и привычные для русской лингвистической школы термины.

В той или иной коммуникативной ситуации реализуется та или иная конкретная модель. В приведенной на рис. 1.2 пирамиде сторона А обозначает процесс коммуникации во всех его проявлениях, типах, особенностях, включая и коммуникаторов, их намерения, целеустановки, стратегии и тактики общения. Сторона В отражает модели или абстракции, теоретические представления о моделях коммуникативных ситуаций, типах коммуникации на основе самого широкого спектра возможных критериев, в том числе для вербальной и невербальной коммуни-

Модель теории и практики коммуникации

Рис. 1.2. Модель теории и практики коммуникации: пирамида предметной сферы коммуникологии

кации, включая и коммуникации человека с человеком, человека с машиной. На грани С отображена практическая сторона процесса — реализация моделей. На основании пирамиды D размещены технологии, средства, проводники, каналы как объективно существующие объекты, наши представления об их возможностях и опыт их использования.

Названные элементы системы коммуникации гармонично сочетают в себе базовые понятия коммуникологии. В этой наглядной модели воспроизводится объемное представление образа-концепта коммуникологии, рассматривающего в качестве своего объекта коммуникацию. Стороны пирамиды — составляющие системы — находятся во взаимодействии. Такая взаимосвязь элементов показана на рис. 1.3.

Стрелками указаны направления взаимодействия элементов друг с другом. Указанные направления воздействия вовсе не обозначают иерархию элементов системы, тем не менее можно обнаружить некую обусловленность цепочки (от теоретичес-

Взаимосвязь элементов предметной сферы коммуникологии

Рис. 1.3. Взаимосвязь элементов предметной сферы коммуникологии

ких представлений и знаний о процессе коммуникации к практической стороне — к самому процессу коммуникации). Из элементов системы наиболее значимыми в теоретическом аспекте являются эти модели (абстракции) и технологии; практическую сторону вопроса раскрывают процессы и реализация моделей.

Пирамида, раскрывающая самоорганизующуюся систему коммуникации, опирается на условную ось (рис. 1.4), которую можно обозначить как теория коммуникации.

Вершина пирамиды (КА — коммуникативный акт) представляет собой результат взаимодействия и реализации всех элементов системы в конкретный момент исторического времени, в определенной точке пространства (здесь и сейчас), на определенном этапе развития социума и культуры, с определенной ситуацией общения (контакта) конкретных коммуникантов, т. е. конкретный коммуникативный акт. Такая графическая абстрактно-логическая модель теории и практики коммуникации по своей сути представляет упрощенную концептосферу коммуникологии.

Модель самоорганизующейся коммуникации

Рис. 1.4. Модель самоорганизующейся коммуникации

  • [1] В данном параграфе широко использованы материалы В. И. Тузлу-ковой и В. В. Богуславской, откликнувшихся на приглашение автора(Ф. И. Шаркова) к диалогу о проблемах развития терминологического аппарата теории и практики коммуникации.
  • [2] См., напр.: Тузлукова В. И., Богуславская В. В. Термины как средство конструирования предметной области “Теория и практика коммуникации” в российской науке // Теория коммуникации & прикладная коммуникация: Сб. науч. тр. / Под общ. ред. И. Н. Розиной. — Ростов н/Д:ИУБиП, 2002. — С. 185-192.
  • [3] Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация: Учеб,пособие. — М.: Слово, 2000.
  • [4] Не каждый коммуникант является реципиентом. К реципиентамможно относить лишь тех коммуникантов, которые принимают информацию от коммуникатора. Так, если коммуникатор отправил информациюнескольким адресатам, то в реципиентов превращаются лишь те из них,которые приняли информацию.
  • [5] История философии: Энциклопедия. — С. 1215.
  • [6] Соколов А. В. Общая теория социальной коммуникации. —- СПб.:Изд-во Михайлова В. А., 2002. — С. 449.
  • [7] См.: История философии: Энциклопедия. — С. 662.
  • [8] Волков Г. Н. Социология науки. Социологические очерки научно-технической деятельности. — М.: Политиздат, 1968.
  • [9] Копнин П. В. Диалектика, логика, наука. — М.: Наука, 1973. —С. 82-83.
  • [10] Копнин П. В. Диалектика, логика, наука. — М.: Наука, 1973. —С. 82-83.
  • [11] Копнин П. В. Указ. соч. — С. 84.
  • [12] Там же.
  • [13] Там же. —С. 101.
  • [14] См.: Тузлукова В. И., Богуславская В. В. Указ. соч.
  • [15] Гейзенберг В. Физика и философия. — М., 1963. —- С. 170.
  • [16] Кашкин В. Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб, пособие. —Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000.
  • [17] Тузлукова В. И., Богуславская В. В. Указ. соч.
  • [18] В скобках приведены ранги по числу страниц документов.
  • [19] См.: Теория коммуникации & прикладная коммуникация. Сб. науч,тр. / Под общ. ред. И. Н. Розиной. — Ростов н/Д: ИУБиП, 2002. — С. 185-192.
  • [20] Авербух К. Я. Манифест современной терминологии // Коммуникация: теория и практика в различных социальных контекстах. Матер,междунар, науч.-практ, конф. “Коммуникация-2002”. Ч. 1. — Пятигорск:Изд-во ПГЛУ, 2002. — С. 192-194.
  • [21] Шарков Ф. И. Подготовка специалистов по связям с общественностью // Образование и общество. — 2001. — № 2 (8).
  • [22] Калмыков А. А. Структура виртуального события // Виртуальныереальности в психологии и психопрактике. — М., 1995. — С. 79—105.
  • [23] Словарь прикладной интернетики / С. А. Нехаев, Н. В. Кривошеин,И. Л. Андреев, Я. С. Яскевич — М., 2005.
  • [24] URL: http://www.finam.ru/dictionary.
  • [25] URL: http://itah.phil.spbu.ru/edu/edu_prog/commun.
  • [26] Тузлукова В. И. Моделирование терминологической системы региональной педагогической науки. Монография. — Ростов н/Д: Изд-во РГУ, 2001.
  • [27] Теория коммуникации & прикладная коммуникация. Сб. науч. тр. /Под общ. ред. И. Н. Розиной. — Ростов н/Д: ИУБиП, 2002. — С. 185-192.
  • [28] Богуславская В. В. Особенности методологии лингвосоциокультурного моделирования журналистских текстов // Акценты. Новое в массовой коммуникации. Альманах. Вып. 5~6 (26-27). — Воронеж: ВГУ, 2001. — С. 97-102.
  • [29] Богуславская В. В. Особенности методологии лингвосоциокультурного моделирования журналистских текстов / / Акценты. Новое в массовой коммуникации. Альманах. — Воронеж: ВГУ, 2001. — Вып. 5~6 (26~27). C. 97-102.
  • [30] Parrish-Sprawl J. Organizational issues in Russia: A CommunicationPerspective // Communicating Across Differences. Pyatigorsk, 2002. —pp. 14-17.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>