Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Коммуникология: основы теории коммуникации

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Электронные интерактивные коммуникации

В сознании многих российских граждан Интернет предстает как гигантское хранилище информации. Формирование подобного образа глобальной Сети произошло главным образом благодаря СМИ. В большинстве публикаций отношения “человек — Сеть” рассматриваются как утилитарные, потребительские и обезличенные: зашел человек в Сеть, нашел нужную ему информацию, скопировал ее на свой компьютер и вышел из Сети.

Причины вполне понятны — огромный объем информации, сосредоточенной в Интернете, ее хаотичность и неструктуриро- ванность требуют от пользователя хотя бы минимальных знаний о доступных информационных ресурсах и стратегиях поиска необходимой информации.

Неподготовленность многих пользователей к осуществлению коммуникации в Сети понятна — осмысление процессов социального взаимодействия в Сети представителями общественных наук (социологами, философами, психологами) в России находится на стадии первичного осмысления. Средства массовой информации, рассматривая виртуальный социум, ограничиваются наиболее экзотичными формами взаимодействия, вроде “виртуального секса”, причем эти формы подаются не как социальное явление, требующее осмысления, а как курьез.

Интернет-пространство населяется людьми, и это пространство невозможно представить без людей. Виртуальный мир создан человеком и для человека, и если в реальном мире человек — только часть мира, то виртуальность исчезает при отсутствии людей. Люди — главное мерило этого мира и его главное богатство. Не случайно уже практически невозможно представить себе сайт без счетчика посещений. Ценность ресурса в сознании неразрывно связана с его востребованностью людьми.

Деятельность в Сети в значительной степени социальна и часто связана с межличностной коммуникацией. Изначальная социальность русского Интернета (в дальнейшем мы будем, в основном, рассматривать именно русскоязычный Интернет) проявляется, например, в том, что “обезличенность” ресурсов в Интернете -— скорее исключение, чем правило.

Включение в интерактивную модель интернет-коммуникаций. Люди, включенные в интерактивную модель коммуникации в Интернете, как правило, занимают активную жизненную позицию, играют важную общественную роль: по данным компании Гэллап Медиа, эти люди оказывают значительное влияние на решение внешнеэкономических вопросов, финансовых операций, разработку экономической стратегии большого числа фирм и компаний. Многие из них работают в средствах массовой информации и имеют доступ к процессу формирования общественного мнения.

Интернет, обеспечивая данную группу населения своевременной и обширной информацией, ориентируя их в информационном пространстве, выполняет важную социальную функцию. При непосредственной помощи Интернета возрастает степень открытости нашего общества, степень его интегрированности в различные международные и глобальные процессы. Интернет создает единое информационное поле, которое не знает каких- либо социально-экономических, национальных, административных, территориальных ограничений. Скорость поступления информации из самых далеких уголков нашей планеты настолько велика, что у пользователей Сети создается иллюзия присутствия в реальном процессе, который отображается в Сети.

К сожалению, совсем не изучены проблемы взаимоотношений в глобальных коммуникационных сетях в странах с тоталитарным режимом правления[1]. При всей противоречивости мнений нельзя отрицать тот факт, что Интернет служит серьезным препятствием для установления подобных режимов, ведь одно из важнейших качеств тоталитаризма —- государственная монополия на информацию, а Интернет служит мощным оружием разрушения какой-либо монополии на “правду” и “истину” в последней инстанции.

Кроме того, Интернет служит мощным средством мобилизации всех накопленных человечеством знаний для решения тех или иных стоящих перед нашей страной задач. Широко используя информацию, поступающую по различным каналам Интернета, можно получить достаточно полное представление о накопленном опыте по решению различных проблем и здраво оценить складывающуюся на реальный момент времени ситуацию. А это немаловажно при принятии решений. Сегодня верность решения на 80% зависит от количества необходимой информации.

Четыре преимущества Интернета. Перед другими медиа Интернет имеет следующие основные преимущества: 1) доступность и гибкость; 2) интерактивность; 3) возможность размещения огромного объема материала; 4) оперативность распространения и получения информации.

В то же время Интернет до сих пор остается в России скорее предметом роскоши в глазах большинства населения, чем реальным инструментом в повседневной трудовой деятельности. Это способствует тому, что Интернет выступает неким атрибутом социальной принадлежности, предметом социальной престижности, что можно рассматривать как дополнительный показатель, характеризующий социальное расслоение в российском обществе.

Четыре основных социальных недостатка:

  • 1. Интернет одновременно представляет собой опасность как некое виртуальное средство бегства от действительности.
  • 2. Фанатическая вовлеченность помогает индивиду уклоняться от своевременного разрешения личных и социальных проблем.
  • 3. Интернет приводит многих пользователей к нарушению личностной коммуникативности.
  • 4. Нарушает привычную модель социализации личности в обществе.

Ложно понятая теория прогресса в применении к развитию компьютерных технологий приводит к созданию искусственного противопоставления компьютерных технологий (и прежде всего Интернета) и традиционной культуры и искусства. Таким образом происходит подмена понятий, и Интернет из чисто технического средства связи и информационного обеспечения в умах целого ряда людей начинает играть даже некую идеологическую роль, что может привести к самым печальным последствиям, и прежде всего к “размыванию” общечеловеческих ценностей, снижению общего уровня культуры в обществе.

Тем не менее появление “Всемирной паутины” — объективная реальность. “Всемирная мультимедийная связь, объединяющая более 80 млн больших и малых компьютеров, создала новый тип информационного общества. Это тип общества XXI века. Продолжающееся формирование информационных обществ обладает важной международной составляющей. Под соответствующим влиянием оказывается и внешняя политика государства. Все возрастающие информационные потоки вызывают изменения в представлениях о ценностях, создании интересов и определяемых ими моделях поведения”[2].

Итак, интернет-коммуникации, включая коммуникации электронного бизнеса, развиваются быстрыми темпами, и эта тенденция имеет достаточно устойчивый характер. Интернет для многих молодых людей сегодня стал образом жизни, частью их культуры. С его помощью осуществляются связи, проводятся онлайновые опросы, оказывается влияние на сознание людей, их действия и поступки. Интернет превращается в один из мощнейших механизмов социального управления на глобальном уровне.

Одним из последствий развития интернет-технологий стало возникновение виртуального сообщества, члены которого:

  • • обладают чувством коллективной идентичности, основанной на использовании особого жаргона, коммуникативных норм, разделении общих ценностей и идеалов (тем, что Г. Зиммель назвал специальным кодом чести группы[3]);
  • • имеют собственные интересы, связанные с использованием Интернета;
  • • готовы отстаивать эти интересы.

Интернет способствует развитию процесса символического обмена, при котором индивидуальное самопонимание индивидов опосредуется символическими материалами из разных источников[4].

Как можно представить новое коммуникационное средство во взаимосвязи с пользователями? Можно ли такое сообщество представить в виде специфической организации? В свое время Мейо и Ротлисбергер предложили описание организации как частного случая человеческой общности, особой социальности. В их понимании в организации ключевыми являются отношения “человек—человек”, “человек—группа”. Главный регулятор — принятые в группе нормы поведения. Структура основывается на первичных отношениях между индивидами, складывающихся стихийно на основе взаимных привязанностей и общих интересов. Существенную роль в интеракциях играют шкала престижа и лидерство. Эта среда создана для образования неформальных, частных организаций, удовлетворяющих социальные потребности индивида, и позволяет регулировать его поведение через общественное мнение. Традиционные методы управления тут мало эффективны. Единственный метод воздействия — через включение в ее систему, воздействие на мотивы, установки[5].

На наш взгляд, такой подход дает основания рассматривать интернет-сообщества как разновидность неформальных организаций, объединившихся в виртуальной форме в соответствии с общими интересами. Однако возможность воздействия на индивида в этих организациях достаточно ограничена и очень специфична. Подчинение правилам Сети связано с широкими возможностями анонимности и перемены всех основных данных о себе, что в случае давления общественного мнения позволяет легко уйти, избегая его, и реинтегрироваться в другое виртуальное сообщество под новой маской.

В сети Интернет, хотя в ней и проявляются все элементы общества, нельзя искать репрезентативные модели каких- либо социальных структур современного общества. Рассматривая в качестве исходной модели Интернета систему типа “организация—община”, можно на общетеоретическом уровне выделить следующие структуры Интернета:

  • • “имплантированные” структуры, отражающие реальное взаимодействие между социальными группами в современном обществе, со всеми присущими этому процессу явлениями1;
  • • структуры, построенные на принципе анонимного виртуального общения, обеспечивающие свободную коммуникацию. Последние можно подразделить на: а) структуры, способствующие деловому обмену информацией и общению между индивидами; б) структуры, обеспечивающие игровую коммуникацию между виртуальными персонажами.

Четыре условных канала влияния Интернета на общество:

  • • во-первых, Интернет — это средство массовой информации, пусть даже очень специфическое;
  • • во-вторых, Интернет строится на интеграции информационных технологий, базирующихся на технических системах;
  • • в-третьих, Интернет немыслим без непрерывных интерактивных потоков информации;
  • • в-четвертых, Интернет строится по принципу сочетания технических, информационных, социальных и других нормативов.

Эффект Интернета как разновидности электронных СМИ (причем Интернет одновременно является и средством виртуализации социума, и интерактивным каналом коммуникации, позволяющим организовать взаимодействие в режиме on-line), по МакКуэйлу, зависит от того, как они используются и контролируются[6] [7]. Как все-таки соотносятся Интернет и СМИ, и какую разновидность СМИ представляет собой Интернет? С одной стороны, Интернет предоставляет широчайшие возможности для информационного воздействия на аудиторию, что дает возможность рассмотреть Интернет как средство транслирования массовых стереотипов. С другой стороны, Интернет предоставляет индивиду, работающему в World Wide Web, возможность превратиться в источник поистине массовой информации. Посещаемость некоторых сайтов отдельных индивидов превышает посещаемость сайтов некоторых национальных правительств[8].

Пользователи Интернета, находясь в интеракции, постоянно производят свои нормативные ориентиры, создающие со временем из них группу со своим образом жизни и нормами поведения. Как уже отмечалось выше, им свойственны чувство коллективной идентичности, заключающееся в использовании особого жаргона и коммуникативных норм, общие ценности и идеалы. Все это ложится в основу отделения их от остальных членов общества.

Интернет как специфическое СМИ. Итак, если Интернет рассматривается как средство массовой информации, то нельзя одновременно забывать и о том, что это очень специфическое СМИ. Так, Интернет своеобразно влияет на политические отношения, вовлекая в политику не только элиту, но и рядовых граждан, давая им возможность выразить свои недовольства, жалобы, оказать воздействие на политические решения. Или иначе, Интернет в некоторой степени позволяет измерять исполнение политических функций соответствующими субъектами политики и регулировать эффективность исполняемых политических функций[9].

По мнению Г.Г. Малинецкого, появление Интернета в России повлекло за собой увеличение влияния финансовопромышленных групп, обеспечивающих средства связи и работу Сети. Это увеличение влияния якобы “повлекло более реальные возможности для информационных воздействий, создания образа врага или друга”. Основной эффект заключается в воздействии на экспертов, принимающих ключевые решения[10]. Малинецкий косвенно говорит о консервирующем воздействии Интернета на социальную структуру, сохраняющем новое неравенство, сложившееся в ходе распада СССР и перехода к рыночной системе. По моему мнению, Интернет едва ли оказывает таковое консервирующее влияние из-за возможности выражения через него даже противоположных точек зрения.

Интернет можно рассматривать как специфическую ассоциацию, образующую в России корпоративное общество, в котором существующая классовая структура постепенно аннигилируется. Подобные ассоциации скрепляют общество, дают ему связность и смысл, выступая посредниками между индивидами и государством[11]. Гэлбрейт считает возможным говорить о ведущей роли, господстве “техноструктур”, в которые входят специалисты с высоким уровнем знаний, независимо от того, где они заняты — на производстве или в управлении. Райт, говоря о фундаментальном классовом антагонизме между рабочими и капиталистами, считает, что он может быть рассмотрен как поляризация каждого из выделенных им трех процессов — капиталистический контроль над структурой власти в целом, над решением о том, как физические средства производства должны быть использованы, над процессом накопления. Рабочие исключены из этого процесса контроля и решения. По Райту, введение новых технологий может создать новые категории работ и умений, в которых рабочие могли бы иметь больший контроль над рабочим процессом. Одновременно он отмечает тенденцию, согласно которой рабочие, напротив, все более теряют этот контроль, несмотря на введение новых технологий. Постепенно новые технологии снижают статус высококвалифицированной работы, перестает ощущаться потребность в высоких умениях, и обладатели этих мест теряют свой высокий статус. Так влияют или не влияют новые технологии, включая информационные, на социальную стратификацию?

Мелоди отмечает: изучение транснациональных корпораций показало, что корпорации со сложными системами принятия решений, с огромным объемом информации не принимают лучшие решения, чем фирмы, принимающие подобные решения с минимумом информации[12]. Огромный объем новых технологий и информации — лишь одна из примет нашего времени. Интернет, по мнению автора, незначительно влияет на процессы социальной стратификации. Он создает свое вирутальное пространство, не нарушая в главном сложившуюся схему распределения страт, социальных слоев в структуре общества. Если схемы, подобные техноструктурам Гэлбрейта, имеют определенное значение в системе социальной стратификации в России, то Интернет не вносит существенного вклада в процесс стратификации, не создает новых страт, разрушающих прежнюю структуру, не распределяет социальные роли между участниками мировой электронной Сети.

Интернет обычно рассматривается как один из источников, формирующих новое, постмодернистское общество. При этом “печатное общество” (индустриальное) противопоставляется “электронному”. “Электронное общество” постепенно утрачивает резкое разделение ролей, характерное для “печатного общества”[13], и немаловажную роль в этом процессе сглаживания ролей играет Интернет.

Компьютерные конференции и интернет-элита. Телекоммуникации в виде компьютерных конференций позволяют заменить очные встречи, вынуждающие собираться в одном месте в определенное время, обменом информацией по Сети между заинтересованными субъектами. При такой форме связи социальный и невербальные факторы отсутствуют, критериями эффективности становятся быстрота набора текста и сжатость выражений. Новой формой электронной телекоммуникации выступают чаты[14].

Интернет элиминирует неравенство, сводя элиту и обычных людей к равенству возможностей во взаимной телекоммуникации. Одновременно он создает разновидность новой элиты, получающей возможность создания публичного дискурса, недоступную индивидам, не входящим в интернетовское сообщество.

Однако элитарность этой группы условна. Она связана лишь с недоступностью создаваемых в виртуальном мире дискурсов тем лицам, которые не имеют доступа в Интернет.

Таким образом, эта условная элита владеет возможностью производства публичных дискурсов, чем не располагают не- члены сообщества, но этот дискурс для российского общества сводится на нет отсутствием у условной элиты власти репродуцировать и отсутствием реального доминирования через закрытый для других доступ к особому виду дискурса. Воздействие Интернета, в этом случае, никак не влияет на социальную стратификацию российского общества.

Интегративная функция Интернета и киберпространство. Уже на современном этапе эта сторона Сети выражена достаточно четко. Возражения могут состоять в следующем. “Информационное пространство” Интернета пока еще сравнительно невелико и охватывает, в основном, интеллектуальную элиту. Компьютеры также относительно дорогостоящий товар и не по карману большинству рядовых граждан. И потребность в их использовании также возникает далеко не у всех. О массовом их применении можно пока только мечтать (особенно это касается нашей страны).

Онтологически киберпространство не является физической реальностью, в связи с чем законы материального мира не имеют в нем своей силы. Можно ли сказать, что в социальном аспекте киберпространство выступает альтернативой обществу как таковому? Это пространство уже не является тем, что мы привыкли считать социальной реальностью. Организованное посредством телекоммуникаций и всеобщих усилий сообразно своему “общественному договору”, в котором нет места аппарату господства и принуждения, киберпространство можно назвать оффшорной зоной свободы, где отношения выстраиваются не по принципам, господствующим в окружающей нас социальной действительности, а согласно собственной этике.

Регулируют киберпространство в большей мере этические, чем правовые нормы. Ризоморфная среда глобальной Сети не поддается администрированию, в ней основными регуляторами характера взаимодействий и правил общения являются нравственные законы, и, быть может, кантовский категорический императив нигде доселе не обретал такой силы “принципа всеобщего законодательства”, как на виртуальных просторах Интернета.

“Декларация независимости киберпространства является для нас ярким примером, иллюстрирующим, как некогда локально провозглашенные киберпанками принципы неограниченной свободы информации и особого статуса киберпространства становятся основополагающими в процессе телекоммуникации в Интернете.

Рассмотрим теперь другой мотив мировоззрения киберпанка, также нашедший свое воплощение в современном Интернете и ставший одной из неотъемлемых характеристик выросшей вокруг него киберкультуры и идеологии сетевого либерализма, а именно — индивидуализм, понимаемый не как отрешенность индивида от окружающей действительности, а как возможность выражать свои собственные взгляды, выбирать свой круг предпочтений и интересов.

По сравнению с другими средствами массовой телекоммуникации Интернет дает несоизмеримо большие возможности для реализации дифференцированного подхода к получению информации. То есть, в отличие от телевидения или радио, предлагающих готовый информационный поток, интернетовский пользователь, критически оценивая доступный материал, может сам выбирать нужные сведения, а если учесть масштабы глобальной Сети, то его выбор оказывается предельно широким”[15].

Анонимность общения в Интернете pi виртуальный офис.

Выступая в качестве виртуального субъекта в интернетовской среде, индивид может реализовать те намерения, которые в обычной, “статусной” жизни он не смог бы осуществить в силу социальной обусловленности. Предоставление условий анонимного общения освобождает человека от многих барьеров и условностей, а гарантия того, что маршруты навигации в киберпространстве глобальной Сети не будут представлять ни для кого интереса, позволяет индивиду, без опасения быть “неправильно понятым”, затребовать всевозможные материалы.

Технология виртуальной системы продолжает развиваться. В эксперименты входит создание “киосков” в некоторых розничных филиалах (high-street branches), а также предоставление ограниченного объема информации в сети Интернет. Пока остаются проблемы с безопасностью, однако появляются технологии, способные решать и эти проблемы. Будет ли виртуальная технология иметь то же революционизирующее значение для банковского дела, что и автоматизированные кассовые машины в 1970-е и 1980-е гг., — пока неизвестно. Однако даже в этом случае остается открытым вопрос: будут ли розничные банки подходящими для выполнения этой услуги?[16].

Виртуальный офис создается при помощи компьютера, объединенного через сеть с другими компьютерами, некоторой целостности близких и удаленных субъектов и подразделений, которую можно рассматривать как реально существующую за счет виртуальной фиксации ее целостности. Эта технология применима только исключительно благодаря компьютеру, позволяющему, во-первых, состыковать различные форматы информации, генерируемые разными подразделениями офиса, в некоторую целостную структуру, а во-вторых, связать эти подразделения, даже если они удалены, через компьютерную сеть.

В такой сети каждый сотрудник будет в состоянии связать свой персональный компьютер с компьютером своего коллеги для проведения видео- или информационных конференций. Это делает возможным организацию географически не ограниченной групповой работы виртуального офиса. Новая технология предоставит возможность работать с новым потенциалом и более низкими затратами.

Виртуальная корпорация. На практике единственной и фундаментальной позицией, определяющей виртуальную организацию, является вовсе не то, что считают ее участники, или какова их стратегия ведения дела, а то, каковы их внутренний дух, внутренняя идеология и организационная культура. Поэтому наиболее эффективной и динамичной формой виртуальной организации на сегодня является виртуальная корпорация. Опять подчеркнем здесь главное, что обычно не улавливают компьютерные аналитики: не цель создания виртуальной корпорации, не ее технологическое содержание, не норма прибыли, а именно внутрифирменная культура является тем, что позволяет приходить к успеху или терпеть крах.

Такой вид ресурсов, как “домашние страницы”, представляет собой не что иное, как специфичную сетевую форму самопрезентации человека. Почти на любом сайте есть раздел “Авторы”, призванный “отличить” тот или иной ресурс. И это не просто формальное упоминание о создателях; даже самые востребованные, посещаемые и информационно насыщенные ресурсы в русском Интернете неразрывно связаны с личностью. Существует ассоциативная связь, к примеру, “Библиотека Мошкова”, которая является своеобразной “Ленинкой русского Интернета”.

Однако социальность Интернета не ограничивается персонализацией ресурсов. Почти все ресурсы русского Интернета в той или иной степени коммуникативно насыщены. Пользователям ресурсов практически всегда предоставляется возможность связаться с создателями через e-mail. На обратную связь с пользователями направлены и сопровождающие почти каждый сайт “гостевые книги”, где каждый желающий может оставить свои впечатления о сайте. Причем обычно связь двусторонняя, предусматривающая публичные же ответы создателей сайта.

Популярный ресурс в виде гостевой книги перерастает в так называемый “форум”, т. е. конференцию. На наиболее популярных ресурсах в последнее время создаются чаты. Таким образом, можно констатировать, что даже ресурсы, не имеющие прямого отношения к общению, эволюционируют в сторону все большей коммуникативности.

Интенсивная коммуникация через Интернет очень быстро приобретает своих поклонников. Причины такой популярности интерпретируются по-разному. Например, А. Крокер и М. Вейнштейн в духе постмодернизма трактуют привлекательность телекоммуникации в виртуальной среде: “Виртуальное сообщество так харизматически привлекательно сейчас, потому что, подобно падающему космическому кораблю, мы вновь возвращаемся в обжигающую атмосферу одинокой (виртуальной) толпы. Технологически сгенерированное сообщество не имеет иного существования, кроме как в качестве перспективного си- мулякрума, и в интересах медиа-сетевых функций выступает как жестокое, но всегда технически совершенное силовое поле (отличный звук, больше возможностей памяти), для того чтобы спрятать в нем свое одиночество”[17].

Успех Интернета зависит не только от его связующей роли Всемирной паутины, но и от его демократичности, общедоступности и отсутствия центра, диктующего правила. Самоорганизация Интернета —- дух доверия в этой виртуальной корпорации, и побеждает именно этот дух.

Организации, применяющие виртуальные технологии, особенно большие транснациональные корпорации, и есть самые настоящие виртуальные корпорации.

В узком смысле классическим примером виртуальной корпорации является сам Интернет. Это единственная виртуальная корпорация, роль которой и объемы охвата рынка столь стремительно возрастают, что она становится фактором развития не какого-то отдельного национального государства, а фактом общемирового развития.

Можно выделить главные составляющие виртуальной корпорации, опирающейся на компьютерную сеть:

  • • наличие корпоративного духа доверия, который может сплотить людей;
  • • наличие связанных друг с другом (а не с центром) контрагентов, составляющих узлы компьютерной виртуальной сети такой корпорации; выделение проектной группы (групп), разрабатывающей и продвигающей проекты в среде такой виртуальной корпорации (вот эти проектные группы и могут иметь свои задачи и свои стратегии).

Развитая виртуальная корпорация может осуществлять различные проекты, не являясь структурированной ни под один из них. Создание и преобразование такой виртуальной корпорации происходит тоже спонтанно. Даже анализ таких виртуальных корпораций — это непредметный анализ некоторой среды, исходя из происходящих в ней изменений в содержании и направлении существующих связей контрагентов и возникающих устойчивых схем проводок товаров и услуг, перенаправлений информационных потоков, контент- анализ ссылок, обработка статистики маршрутизаторов и серверов.

Люди, бывая на различных мировых научных и бизнес- форумах, накапливают через некоторое время определенное количество связей в виде электронных адресов и начинают, отдавая для осуществления связи предпочтение электронной почте, активно ими обмениваться.

Виртуальные компьютерные коммуникации. Передавая друг другу различную информацию, эти, уже вступившие в связи люди, договариваются о каких-либо услугах или товарах (в виде электронной информации), которые они предоставляют друг другу. Если предоставление таких услуг становится периодическим, и если они вырабатывают некоторые способы расчетов друг с другом, то мы можем сказать о наличии виртуальной корпорации. Любой контрагент может иметь свою юридическую фирму, через которую производятся расчеты, но значение ее вторично. Факт фиксации ее в юридическом смысле не так важен, важно устойчивое наличие схем проводок некоторых товаров или услуг в определенном компьютерном сетевом виртуальном пространстве.

Участники уже вырабатывают правила работы, базирующиеся на естественном доверии друг к другу. Доверие поддерживает такую виртуальную корпорацию. Все ее участники являются агентами друг друга (поэтому мы и называем их контрагентами). Образовывающиеся из них проектные группы похожи на подразделения обычной корпорации, работающие по тому или иному направлению или проекту.

Виртуальной компьютерной корпорации не нужна реклама в классическом смысле. Каждый ее шаг и есть реклама, поскольку он связан с компьютерной сетью, где любой может обнаружить деятельность такой корпорации и получить нужное ему количество информации, просто добравшись до определенного “маршрута” в Сети. С учетом темпов роста сети Интернет охват ее адресной рекламы постоянно увеличивается, а рекламные возможности компьютерной сети в гипертекстовом и поисковом режиме намного выше обычной рекламы.

В Интернете всегда можно избежать насилия рекламы над собой, просто анализируя и отбирая ту рекламу, которая нужна пользователю. С другой стороны, и реклама своей продукции или услуги тоже должна быть хорошо структурированной гипертекстовыми ссылками, хорошо тематизированной (содержаться в тематически родственных местах) и хорошо маршрутизированной (помещенной в популярные поисковые системы и быстро обнаруживаемой в оперативном доступе).

Постепенно меняются представления о работе проектов виртуальных корпораций. Проектные группы делают ставку уже не на финансовый или структурный капитал, а на оргре- сурс — не в виде самого содержания информации, а в виде структуры такого содержания и его мировых маршрутов. Именно структура содержания является даже более важной, чем само содержание. Время, которое раньше тратилось на маркетинг рынка обычных товаров, тратится теперь на электронный маркетинг Сети.

Перед проектной группой стоит задача: соотнести свой проект с имеющимися структурами Сети, создать такую структуру содержания (товара, услуги), которая бы позволила объединить пока еще не связанных контрсубъектов и на продажах уже через их структуру получить свою прибыль. Если в реальном мире товар искал потребителя, реклама шла отдельно, а проект и продвижение товара фирмой были неизвестны для потребителя, то в виртуальном мире товар содержит всю рекламную информацию как этикетку и потребитель ищет этот товар по быстрому просмотру таких этикеток. Покупая же этот товар, он может совершить не просто разовую сделку, но и сразу же стать полноправным контрагентом, поскольку проект и стратегия продвижения товара (услуги) на виду.

Пользователи Сети не просто вступают в отношения купли- продажи, но и структурируют свои действия, даже на этапе доступа к такому товару или услуге.

Сетевые формы трудовых отношений. Рассмотрим процесс придания сетевых форм социально-трудовым отношениям. На сегодняшний день в сфере использования дистанционных контактов между работодателями и исполнителями наблюдается активное развитие технических средств и формирование адекватных новым возможностям норм поведения сторон.

Такие возможности в России значительно меньше, поэтому необходим детальный анализ данных инноваций. Дистанционные отношения между работодателем и его сотрудниками, иначе называемые телеработой, являются частью процесса децентрализации рабочей деятельности во времени и пространстве. Общий элемент телеработы во всех ее проявлениях — использование телекоммуникаций, компьютеров, а также интернет-технологий для изменения принятой географии работы.

Компьютеры в данном контексте служат скорее для трансформации результатов работы в формы, которые могут передаваться по компьютерным сетям. Так, например, дизайнер, сделавший свой рисунок от руки, может отсканировать его и с помощью компьютера отослать клиенту или заказчику. С другой стороны, если рисунок черно-белый, он может просто послать его по факсу, и такой вид деятельности также будет именоваться телеработой.

Телеработа. Вначале для обозначения дистанционной работы использовали термин “теледоступ” (“телекоммьютинг” — telecommuting), введенный Джеком Нийллсом (США) в 1976 г. для обозначения некого типа дистанционной договорной работы. Термин “телеработа” был введен в употребление Европейской Комиссией в конце 1980-х гг. Сам Джек Нийллс так комментирует отличие этих двух терминов: “Сейчас я являюсь телерабочим, а не телекомьютером, так как работаю целиком дома и мой дом является центром нашей компании. Когда я был телекомьютером, я работал для других работодателей, офис которых находился на расстоянии”.

Наиболее распространенный вид телеработы — телеработа “на дому”, главная особенность которой — выполнение работы у себя дома вместо нахождения в офисе в течение рабочего дня. Кроме этого телеработа может иметь множество других форм и характеристик. Например, кочевая, оффшорная, концентрированная телеработа и др.

По техническим критериям телеработа становится возможной благодаря уменьшению стоимости и увеличению производительности компьютеров и телекоммуникаций на стороне пользователей. Телеработа может быть реализована в достаточно развитой технической системе и хорошем сервисе открытых электронных сетей, включая Интернет, т. е. в среде, позволяющей взаимодействовать пользователям. Большую роль играет и растущая готовность работодателей и лиц, нанимающихся на работу, изучить эти новые возможности.

Интерес к концепции телеработы возник после первых нефтяных кризисов (в начале 1970-х гг.). В целях экономии энергоресурсов появились предложения использовать потенциал информационных технологий для замены реальных переездов электронными коммуникациями и, следовательно, уменьшения использования транспорта. Джек Нийллс провел ряд сравнительных опросов теле- и обычных работников, в основном — служащих. Полученные результаты подтвердили эффективность телеработы (производительность труда и качество работы не снижались, а зачастую оказывались выше, чем при традиционной офисной организации) и снижение транспортных и энергетических затрат (меньше использовался автомобиль для поездок на работу, сокращались затраты на офисное пространство и потребление электроэнергии). Кроме того, телерабочие лучше справлялись с проблемами сочетания работы, личной и семейной жизни.

Современные примеры массового децентрализованного применения интернет-технологий для установления и использования экономических связей показали, что параметры географического расположения субъектов и экономических ресурсов, например “удаленность” и “доступ к ресурсам”, должны быть заменены на параметры их подключения к сети. Таким образом, затраты для преодоления географических пространств заменяются в сетевой экономике на затраты подключения к сети и на организацию эффективного сетевого доступа.

После организации сетевого доступа к экономическим объектам и субъектам решается проблема установления и поддержания нужных связей между ними. Можно сказать, что в этой ситуации сети связей теряют такое свое качество, как “редкий ресурс”, поскольку в фундамент сетевой экономики уже встроены связи “всех со всеми”. Таким образом, одно из отличий среды жизнедеятельности субъектов в сетевой экономике от рыночных и иерархических форм в том, что связи сами по себе ценности больше не представляют. Однако ограниченным ресурсом по- прежнему остается то, ради чего субъекты устанавливают между собой эти связи: место в системе разделения труда, на котором данный субъект представляет для экономической системы максимальную ценность и, следовательно, получает от участия в совместной деятельности максимально возможную для себя выгоду.

Другой особенностью сетевой формы управления является отсутствие вышестоящей власти, которая могла бы вмешиваться в процессы управления. Все проблемы согласования своей деятельности в этом случае субъекты решают между собой на равноправных условиях. Если на рынке действиями субъектов управляет “невидимая рука” с помощью “ценовых сигналов”, а в иерархической организации — “видимая рука” менеджера, то про детали работы механизма координации в малой группе пока известно не очень много.

Внутренние коммуникации в сети. Координация совместной деятельности на прямых равноправных связях основана на ситуации, когда сами коммуниканты осознают свою взаимозависимость и в состоянии предвидеть характер зависимости собственных действий от действий окружающих.

Субъекты, непрерывно обмениваясь между собой информацией, участвуют в коллективном формировании образа их возможной совместной деятельности, когда определяется содержание их деятельности, а также место каждого субъекта в системе распределения труда между ними. При определенных обстоятельствах текущее состояние информационного образа совместной деятельности начинает считаться приемлемым для практической реализации, и субъекты производят соответствующую переконфигурацию сетей связей. Так, например, меняются производственные связи, по которым распространяются промежуточные результаты производственной деятельности субъектов (в соответствии с технологическими цепочками). Также могут меняться распределительные связи, по которым конечные результаты их коллективной деятельности возвращаются к субъектам в виде необходимых ресурсов.

Для того чтобы отдельный субъект мог “осознать” возможность своего участия в ее деятельности и “предвидеть” возможные выгоды и степень заинтересованности группы в его действиях, он должен достаточно полно представлять возможности и намерения остальных членов группы. Учет этого обстоятельства применительно к условиям прямых связей между субъектами в малой группе может быть реализован включением в модель поведения субъекта его так называемой ментальной модели[18], содержащей полученные им из внешней среды информационные образы других действующих лиц, а также образы доступных ему фрагментов социальной системы.

Такая модель взаимодействия “нужна” субъекту, чтобы проигрывать возможные действия и принимать решения, но она будет способна обеспечить присущий коммуникациям в малых группах высокий уровень взаимозависимости равноправных субъектов, только если существует механизм непрерывного поддержания ее в актуальном состоянии. Для этого информационные образы субъектов-партнеров в ментальной модели должны иметь хорошие связи с реальными партнерами, которые в условиях малой группы формируются через прямые контакты. В этом случае о ментальной модели можно говорить как о некоторой коллективно поддерживаемой субстанции, уже не принадлежащей единолично отдельному субъекту, хотя она и может существовать только в его сознании.

Начиная с определенного уровня развития информационных технологий ментальная модель может быть отчуждена от субъекта на определенном информационном носителе, после чего она уже является одним из объектов среды обитания других субъектов.

Допустим, что субъект провел отчуждение своей ментальной модели во внешнюю среду в виде определенного информационного объекта. Учитывая, что все субъекты принимают активное участие в ее актуализации, можно сказать, что данный информационный объект фактически является комбинацией ментальных моделей членов данного сообщества (малой группы). Такого рода объект можно представить в виде “информационного образа среды существования” данного сообщества.

Информационное пространство киберсреды. С учетом гипотезы о существовании информационного образа среды этот процесс координации может быть уточнен. С этой целью готовятся предложения новых вариантов деятельности и переком- бинаций связей. Совокупность таких предложений составляет область выбора каждого субъекта системы, которые оценивают приемлемость существующих предложений и вносят свои, также оценивающиеся остальными социальными субъектами. Если сообщество субъектов зафиксировало в своей области выбора взаимоприемлемый вариант, то он переходит в стадию реализации, а установленные между субъектами связи используются для текущей координации деятельности. Для процесса координации на базе прямых связей характерно, что субъекты “обсуждают” свои действия между собой, “договариваясь” о взаимоприемлемых действиях и затем “координируют” совместную деятельность.

В экономике прямых равноправных связей существуют два подпространства, опосредующих различные виды деятельности субъектов: первое — материальное — включает реальные процессы создания, распределения и потребления ресурсов; второе -— информационное —- является результатом ментального (социально-психологического) отображения первого и включает процессы формирования информационного образа среды, а также коллективное конструирование субъектами нового образа подпространства первого вида.

Вначале субъекты создают в информационном пространстве примерную модель нового материального пространства, а затем перестраивают его в соответствии с этим образом. В этом есть определенная цикличность — информационные образы новых связей и видов деятельности, рождающиеся во втором подпространстве, частично материализуются в структуре первого, меняя его текущее состояние. С другой стороны, новое состояние первого подпространства становится базисом для генерации новых состояний и информационных образов, заполняющих второе подпространство. Соответственно этим подпространствам связи субъектов также могут быть разделены на два вида: первый — связи для обмена ресурсами, второй — связи для обмена информацией.

В результате наблюдаемой в настоящее время высокой интенсивности основных процессов, формирующих сетевую экономику, в ближайшие годы большинство организаций в экономически развитых странах будут использовать интернет- технологии и сетевые формы управления. Следовательно, в той или иной степени все они станут участниками сетевой экономики, а ее особенности и возможности будут представлять для основной части бизнеса достаточно большой интерес.

Интернет-технологии предоставляют и другие возможности развития социально-экономических систем. По своей природе эти изменения будут носить децентрализованный и конкурентный характер. Можно ожидать, что в ближайшем будущем для основной массы населения в странах с доминирующей сетевой экономикой стоимость жизни станет ниже и будет давать больше возможностей для самореализации людей. С другой стороны, конкуренция станет жестче и потребует дополнительных усилий для освоения принципов выживания в новой социальной реальности. Появятся новые факторы социально-экономического неравенства: те, у кого лучший доступ к Интернету и адаптированность к особенностям Сети, будут иметь преимущества над остальными.

Сетевая социально-экономическая реальность представляется неизбежностью, поскольку в своей “экологической нише” она выглядит более эффективной, чем другие известные формы управления. Однако возможные социальные потери в процессе ее расширения можно предвидеть (а может быть — и уменьшить) за счет дальнейшего исследования ее свойств и моделирования возможных последствий развития. Процессы развития глобальных информационно-коммуникационных технологий очень динамичны, а их возможности для общества и экономики еще только начинают масштабно использоваться.

Макрокоммуникационный этап развития Интернета. В настоящий момент на “коммуникационном” этапе развития главная задача сети Интернет — помощь в поиске партнеров и предоставление средств для организации с ними нужного вида коммуникаций с необходимой интенсивностью. Если лозунгом предыдущего периода развития сети Интернет могло быть: “все знания мира — у ваших ног”, то сейчас: “все население планеты — среди ваших партнеров”. Увеличивается возможность интерактивных коммуникаций. Вот простейший пример использования интерактивных возможностей Интернета. В прессе[19] упоминается случай, когда женщина хотела купить автомобиль. Изучив предложение традиционным путем (через объявления дилеров), она использовала возможности Интернета по распространению информации и установления контактов для того, чтобы собрать целую группу желающих, как и она, приобрести автомобиль. Как представитель группы она смогла сделать оптовую закупку 16 автомобилей. Все, что она хотела получить в этом случае, — была оптовая скидка в 3 тыс. долл., которую она, а также каждый из ее партнеров по группе действительно получили. В сумме они сэкономили около 50 тыс. долл, за пару дней работы.

Подавляющая часть социальных контактов утилитарна, их возникновение и содержание функционально, а на эмоциональные привязанности зачастую просто не остается времени. Человек все чаще и чаще сталкивается со стрессовой ситуацией, порожденной одиночеством и обеднением эмоциональной жизни. Как следствие — особую актуальность, особенно в больших городах, приобрела тема одиночества — причем не только для пожилых людей, но и для людей в возрасте максимальной социальной коммуникативности. Общение в виртуальной среде выполняет компенсационную функцию в этом процессе, возвращая жизни часть утраченной эмоциональности.

Такие представления о причинах популярности общения с помощью компьютерных сетей, безусловно, имеют под собой определенные основания. Но более вероятно, что общение по Сети в ряде случаев просто более удобно.

Понятия “общение” и “коммуникация” не равнозначны. Коммуникацию определяют как социально обусловленный процесс передачи и восприятия информации в условиях межличностного и массового общения по разным каналам при помощи различных коммуникативных средств (вербальных, невербальных и других), а под общением понимают социально обусловленный процесс обмена мыслями и чувствами между людьми в различных сферах познавательной деятельности, реализуемый главным образом при помощи вербальных средств коммуникации.

Коммуникация, общение, виртуальное общение. Средства массовой коммуникации не предоставляют возможности для общения. Коммуникация рассматривается и как процесс передачи и восприятия разного рода информации (в том числе символической и чувственной) в межличностном диа- и полилоговом режиме взаимодействия, когда информация исходит от различных сторон, а также в монологовом режиме, когда информация исходит от различных СМИ, а круг воспринимающих ее не вполне определен. Массовая же коммуникация представляет собой не диалог, поскольку массовая аудитория не в состоянии вся одновременно вступить в интерактивную связь с субъектом коммуникации. В таком случае общение — это та часть коммуникации, которая происходит в режиме не только межличностного взаимодействия.

Терминология виртуального общения в компьютерных сетях еще не устоялась. А.Ю. Круглов предлагает использовать в качестве стандарта термин “компьютерно-опосредованное общение” (computer-mediated communication)[20]. Но более удачным кажется термин “виртуальное общение”, поскольку он не стоит в одном ряду с такими возможными формулировками, как телефоно-опосредованное, факсо-опосредованное общение и т. п., и в нем подчеркивается специфика общения через виртуальную среду.

Виртуальное общение представляет собой:

  • • общение в виртуальной среде с помощью своеобразного дискурса, сформировавшегося в компьютерных сетях (в Интернете существуют свой этикет (нетикет), свои нормы, запреты и своя собственная эмоциональная атмосфера);
  • • общение преимущественно текстовое, состоящее из пересылаемых сообщений;
  • • неоднонаправленную передачу сообщения, т. е. круг адресатов и посылающих сообщения известен.

Можно выделить следующие виды виртуального общения:

  • 1) по скорости обмена сообщениями: синхронное (в режиме реального времени — on-line) и асинхронное (off-line);
  • 2) по числу участников: диалоговое (сообщение передается от одного одному или сразу многим, но в режиме диалога: электронная почта, ICQ) и полилоговое (сообщения передаются от многих многим: телеконференции, чаты);
  • 3) по тому, между кем происходит общение:
    • а) люди знакомы в реальной жизни и через виртуальную среду так или иначе продолжают связи, установленные изначально в традиционной телекоммуникации;
    • б) люди в реальной жизни не знают друг друга, и связи, установленные в виртуальной среде, первичны.

У человека, влившегося в виртуальный социум, количество социальных контактов увеличивается на порядок. Его коммуникативные возможности расширяются почти беспредельно, каждый день приносит несколько новых знакомств. В реальной же жизни круг возможных знакомств весьма и весьма ограничен, особенно при устоявшемся стиле жизни.

Анализ результатов обследования аудитории одного из самых популярных в США средств общения в режиме реального времени — “America On-line” (AOL) показал, что только 10% респондентов стремились завязать новые знакомства в виртуальной среде, а первичной целью их обращения к услугам AOL было общение с уже существующими членами их социальных сетей.

Виртуальная коммуникация понимается несколько шире, чем виртуальное общение. В нее кроме виртуального общения входит также однонаправленная виртуальная коммуникация, в которой нет межперсонального взаимодействия, а передача информации происходит от Сети к неперсонифицированному пользователю, выступающему как простой потребитель информации.

Свойство среды позволяет людям в виртуальной реальности быть более откровенными, открытыми, чем в жизни. Возникает эффект “разговора в поезде”, когда перед незнакомыми людьми выворачивают душу наизнанку, потому что понимают — мала вероятность встречи, поэтому нет опасения “потерять лицо”. Следствием подобной откровенности становится атмосфера интимности, возникающая между собеседниками.

Социальные последствия отношений реальной и виртуальной личности уже сейчас значимы, и она неизбежно будет возрастать. И последствия этого явления, безусловно, неоднозначны. Как положительный фактор стоит отметить терапевтическое воздействие подобных контактов. Круг общения человека расширяется, причем часто это общение эмоционально окрашено. Но в отличие от большинства других механизмов социальной компенсации “эмоциональной недостаточности” виртуальное общение дает человеку не суррогат эмоций, а подлинные эмоции, чувства и переживания.

Для некоторой части людей, например, для людей с физическими недостатками, виртуальные отношения становятся едва ли не единственной возможностью действовать в социуме на равных с другими.

Сеть предоставляет такую же возможность людям виртуальных контактов с разнообразными комплексами. Однако, бесспорно, реализация комплексов в Сети привносит проблемы и неудобства для других “виртуалов”, не имеющих этих комплексов.

Анонимность общения в сети Интернет, снижая роль межличностной дискуссии, нередко провоцирует “виртуальное насилие”, стремление “провести атаку” на безымянного партнера, что порождает акты агрессии и способствует распространению явления, получившего название “нетикет” (netiquette)[21].

Участники коммуникаций в Сети “группируются” по интересам (возрастным, половым, профессиональным), как правило, игнорируя мнения, оставляющие их равнодушными[22]. Гигантское количество информации, циркулирующей в компьютерных сетях, может вызвать стресс, порожденный нервной перегрузкой, чувство отчуждения, связанное с явлением, называемым учеными “информационным шоком” (info-shock).

“Восстание” в мировой веб-сети. И. Винсент приводит пример такого восстания. Он описывает продолжение мятежа сапатистских повстанцев из мексиканского штата Чиапас в киберпространстве. Сапатистская армия национального освобождения распространяет революционные послания через Интернет и пользуется электронной почтой и веб-сайтами. Таким образом они общаются с обществом, минуя правительственную цензуру. Веб-сайт Уа Basta распространяет революционные новости и собирает деньги для повстанцев[23].

Информация, включая общественно-политические, научные, технические и общекультурные знания, — это единственный вид ресурсов, который в ходе поступательного развития человечества не только не истощается, но и увеличивается, качественно совершенствуется и вместе с тем содействует наиболее рациональному, эффективному использованию, а в ряде случаев -— расширению и появлению новых знаний.

Современные интернет-коммуникации выступают неотъемлемой частью социокультурной системы общества. Они представляют собой не только высокоэффективное средство хранения и потребления информации, но и важнейшее средство как межличностных интерактивных, так и массовых коммуникаций.

Интернет-технологии как социальный феномен и как важнейший информационный и телекоммуникационный ресурс становятся средством управления общественным развитием.

  • 1. Будущее общество — это общество нового типа, формирующееся в результате новой глобальной социальной революции, порожденной взрывным развитием и конвергенцией информационных и телекоммуникационных технологий; это общество, где культивируются знания, общество, в котором главным условием благополучия каждого человека становится знание, полученное благодаря беспрепятственному доступу к информации и умению работать с ней; это общество глобального медиапространства, в котором обмен информацией не будет иметь ни временных, ни пространственных, ни политических границ, которое, с одной стороны, способствует взаимопроникновению культур, а с другой — открывает каждому сообществу новые возможности для самоидентификации.
  • 2. Основными условиями построения информационного общества являются: формирование единого мирового информационного пространства, углубление процессов информационной и экономической интеграции регионов, стран и народов; становление и в последующем доминирование в экономике новых технологических укладов, базирующихся на массовом использовании перспективных информационных технологий, средств вычислительной техники и телекоммуникаций; создание рынка информации и знаний как факторов производства в дополнение к рынкам природных ресурсов, труда и капитала; переход информационных ресурсов общества в реальные ресурсы социальноэкономического развития и эффективный механизм управления общественным развитием.
  • 3. В условиях существования открытых, легкодоступных и легко наполняемых информационных сетей возникает целый ряд сложных и взаимосвязанных проблем, среди которых наиболее значимыми являются: ограничение информации, считающейся социально и экономически опасной; проблема электронного распространения персональных данных; информационный элитаризм; проблема соблюдения авторских прав и прав производителей электронной информации.

Информационное общество. Обобщая данные анализа информационного общества, проведенного социологами, и рассматривая его с позиций социологии как особую социальную общность, можно выделить его базовые черты:

  • • определяющим фактором общественной жизни является научное знание. Оно вытесняет труд (ручной и механизированный) как фактор стоимости товаров и услуг. Экономические и социальные функции капитала переходят к информации, и, как следствие, ядром социальной организации, главными ценностями общества становятся знания;
  • • уровень знаний, а не собственность, становится определяющим фактором социальной дифференциации. Деление на “имущих” и “неимущих” приобретает принципиально новый характер: привилегированный слой образуют информированные; неинформированные — это “новые бедные”. Очаг социальных конфликтов перемещается из экономической сферы в сферу культуры. Результатом борьбы и разрешения конфликтов становится развитие новых и упадок старых социальных институтов;
  • • инфраструктурой информационного общества является новая “интеллектуальная”, а не “механическая” техника. Социальная организация и информационные технологии образуют симбиоз. Общество вступает в “технотронную эру”, когда социальные процессы становятся программируемыми.

Отметим основные свойства Интернета, суть которых сводится к следующему:

  • • Интернет позволяет устанавливать горизонтальные связи в общении между людьми;
  • • Интернет не навязывает информацию, она только предлагается к добровольному восприятию;
  • • Интернет позволяет стать участником информационного процесса любому человеку;
  • • Интернет не создает предпосылок для манипулятивного общения, а наоборот — они исчезают. Вопросно-ответные ряды не дают возможности для обмана и манипулирования;
  • • Интернет, в отличие от средств массовой информации, блокирующих сознание, раскрепощает человека, расширяет сферу его сознания;
  • • высказанные через Интернет мнения становятся доступными и достижимыми для восприятия другими людьми. В Интернете информация не исчезает;
  • • Интернет создает локальные сообщества людей как альтернативу серой безликой толпе или стандартному слою. Они самоорганизовываются и самоуправляются, изменяя при этом структуру общества, что открывает реальные возможности для целенаправленного воздействия на этот процесс;
  • • в Интернете человек всегда оставляет выбор за собой, который никто не вправе отнять;
  • • возникновение и функционирование Интернета обусловлено диалектикой научно-технического и социально- экономического развития информационного общества;
  • • Интернет способствует созданию качественно нового по своему характеру социоинформативного пространства, или информационной сферы, во многом определяющей главные тенденции прогресса современной цивилизации.

Будучи эффективным средством массовой телекоммуникации, Интернет представляет собой своеобразный социальный институт, которому присущи определенные организационные формы функционирования и соответствующие нормативные требования. Генезис и дальнейшая эволюция Интернета — результат деятельности многочисленных государственных и коммерческих организаций, научных сообществ.

Интернет трансформировал свойство виртуальной реальности в новую плоскость. Это вызвано следующими его свойствами:

  • • нематериальность воздействия (изображаемое производит эффекты, характерные для вещественного); условность параметров (объекты искусственны и изменяемы);
  • • эфемерность (свобода входа-выхода в сетевое сообщество).

Общее представление о феномене замещения реальности

образами позволяет разрабатывать собственно социологический подход — не компьютеризация жизни виртуализирует общество, а виртуализированное общество в интернет-сети переходит на новый уровень. Как бы появляются два мира — один реальный, а другой параллельный, виртуальный.

В эпоху информационного общества многие люди (в основном молодые) отчуждаются в виртуальную реальность. Такой человек, погруженный в виртуальную реальность, увлеченно “живет” в ней, сознавая ее условность, управляемость ее параметров и рассчитывая на возможность выхода из нее.

Отношения между людьми, взаимодействующими в Сети, примут форму отношений между образами, и есть перспектива виртуализации общества. В этой ситуации появляется необходимость трактовать общественные изменения, различая старый и новый типы социальной организации с помощью дихотомии “реальное — виртуальное”.

Коммуникационные виртуальные технологии. Принципиально важным представляется тот факт, что приоритетным в последние годы XX — начале XXI в. стало развитие не только информационных, но и симуляционных технологий, т. е. технологий виртуальной реальности. В результате наращивания оперативной памяти и быстродействия компьютеров, создания нового программного обеспечения достигается все большее сходство между работой на компьютере и управлением реальными объектами, а также сходство коммуникаций в режиме on-line с общением в реальном пространстве-времени.

Интернетизация повседневной жизни вводит в обиход виртуальность в качестве компьютерных симуляций реальных вещей и поступков. Важно не только то, что теперь можно совершать покупки с помощью компьютера, но и то, что процесс покупки все чаще организуется как посещение виртуального магазина.

Создание виртуальных сообществ, виртуальных корпораций, организация виртуальных развлечений, виртуальных преступлений формирует модель виртуального мира. Сегодня с помощью компьютера, оснащенного модемом, можно обсуждать политиков, поп-звезд, погоду или просто болтать ни о чем с виртуальными друзьями или соседями — участниками чата, т. е. открытой дискуссии в сети Интернет. Можно заработать деньги, принимая заказы на размещение рекламы на виртуальных щитах —- баннерах, выиграть деньги в виртуальных казино или “украсть” те же деньги, взломав виртуальные замки электронной системы какого-нибудь банка.

Многие реальные организации в связи с территориальной разобщенностью отдельных частей, большим числом членов и их временной несовместимостью могут утратить свою целостность. Виртуальное сообщество в виде неформализованной организации позволяет вернуть единство, наладить коммуникацию между различными ее частями и слоями. В таких сообществах формируются определенные социальные нормы, регулирующие взаимодействия их членов.

Социальные нормы в сетевых сообществах формируются и поддерживаются создателями этих сообществ. Пользователи же различаются по возможности создания сетевых норм.

На общетеоретическом уровне выделить следующие структуры Интернета:

  • 1) структуры “имплантированные”, отражающие реальное взаимодействие между социальными группами в современном обществе, со всеми присущими этому процессу свойствами;
  • 2) структуры, созданные по принципу анонимного виртуального общения, обеспечивающие свободную коммуникацию. Последние можно подразделить на структуры делового обмена информацией и общения, и на структуры, обеспечивающие игровую коммуникацию между виртуальными персонажами.

Интернет-коммуникации оказывают существенное влияние на дальнейшее развитие общества. Основные направления этого воздействия могут быть сведены к следующему[24]:

  • • Интернет можно рассматривать как средство массовой информации в той части, когда речь идет об интернет-изданиях, размещающих на сайтах периодическую информацию;
  • • речь может идти об Интернете как о сосредоточении информации и технологий;
  • • можно вести речь об Интернете как о системе, обеспечивающей прохождение огромных информационных потоков;
  • • Интернет — источник нормативных ориентиров;
  • • через коммуникативный процесс, не признающий власти, доминирование и неравный доступ к дискурсам, Интернет элиминирует неравенство, сводя элиту и обычных людей к равенству во взаимной телекоммуникации.

Либеральная идеология глобальной Сети провозглашает свободу и равенство в доступе к информации. В то же время невозможно реализовать эгалитарные условия в праве пользования компьютерными сетями, что способствует утверждению “информационного апартеида”, сущность которого метко передали Ричард Барбрук и Энди Камерон в выражении “хозяева- киборги и рабы-роботы”.

Интернет открывает новые возможности для осуществления бизнес-коммуникаций в Сети. При этом:

  • • в виртуальной экономике улучшаются условия доступа потенциальных клиентов и потребителей к поставщикам товаров и услуг;
  • • ужесточается конкуренция;
  • • создаются условия комплексного обслуживания клиентов и потребителей;
  • • используются выгоды постоянного контакта с клиентом и наличия обратных связей;
  • • создаются группы по интересам, облегчающие контакты между самими клиентами и компанией, что, в конечном счете, повышает ценность предлагаемой продукции и снижает затраты клиентов на ее использование;
  • • поставщики приобретают возможность гибкой ориентации на потребности и пожелания клиентов;
  • • формируются новые экономические институты, адаптированные к более мощным интерактивным возможностям Сети.

Интерактивные возможности интернет-коммуникаций позволяют:

  • • расширить права граждан путем предоставления моментального доступа к разнообразной информации;
  • • увеличить возможности людей участвовать в процессе принятия политических решений и следить за действиями правительств;
  • • предоставить возможность активно производить информацию, а не только ее потреблять;
  • • обеспечить защиту частной жизни и анонимность личных коммуникаций.

Интернет-технологии в органах государственного управления.

Интенсивное внедрение интернет-технологий в деятельность государственных органов власти и управления дает возможность:

  • • приблизить их к гражданам, улучшить и расширить услуги населению;
  • • повысить внутреннюю эффективность и сократить затраты на госсектор;
  • • стимулировать создание нового информационного оборудования, продуктов и услуг частным сектором путем адекватной государственной политики.

Внедрение в органы государственного управления интернет- технологий — сложный процесс, обусловленный рядом факторов, важнейшие среди которых:

  • — вертикальная структура администрации, которую необходимо заменять горизонтальной;
  • — недостаточное понимание возможностей интернет- технологий со стороны служащих (требуются интенсивные программы обучения);
  • — нехватка баз данных, рассчитанных на публичный доступ;
  • — неясность правового статуса доступа к общественной информации.

Сетевое взаимодействие как стандартный канал социальных коммуникаций. Интернет сегодня является своеобразным катализатором развития общества. С одной стороны, Интернет позволяет человеку совершенно по-другому взглянуть на мир, помогает познать его более полно, а с другой — чем большее количество людей вплотную сталкивается с Интернетом, тем большие изменения происходят в виртуальном мире, который превращается в реальный фактор общественного прогресса.

Влияние Интернета распространяется не только на технологическую область компьютерных коммуникаций; оно пронизывает все общество по мере того, как все более широкое распространение получают оперативные средства электронной коммерции, получения знаний и совершения общественных взаимодействий.

Развитие Интернета в ближайшем будущем превратит Сеть в стандартный канал социальных коммуникаций, по которому будут осуществляться подавляющее число розничных торговых операций, перевод денежных средств, выполняться все функции связи и ретранслироваться телевизионные программы и другие материалы средств массовой информации.

На базе Интернета уже возникают новые социальные группы, новая идеология, начинает формироваться новый психологический образ жителя планеты XXI в. Природа открывшихся возможностей позволит успешно дублировать классические социальные связи материального мира, привязанного к географическим факторам, и в некоторых случаях даже заменять их.

Интернет как показатель прогресса уже сейчас делает увлекательной и удобной жизнь специфического социального слоя — сетевого сообщества. Миллионы людей уже не видят себя иначе как в качестве пользователей сети Интернет и правомерно считают себя частью уникальной социально-информационной среды.

Социальный смысл информатизации общества состоит в коренном преобразовании всей коммуникационной и информационно-образовательной сферы в целях становления качественно новой информационной культуры и успешного социально-экономического развития общества. Включенные в процесс этого преобразования интернет-технологии также выступают эффективным и объективно необходимым инструментом обеспечения нормальной социальной эволюции. Интернет является действенным средством формирования интегрального интеллекта человечества и укрепления социальной солидарности всех членов всемирного сообщества.

Для того чтобы человечество не только выжило, но и успешно развивалось, его формирующееся коллективное сознание должно опережать бытие, предвидеть последствия социальной деятельности, управлять и направлять ее по оптимальному пути.

Таким образом, основное назначение информационных и телекоммуникационных технологий заключается в способствовании кардинальной ноосферной трансформации социального развития, формированию единого интегрального интеллекта цивилизации, способного эффективно управлять ее развитием, обеспечивая приоритет разума и духовных ценностей.

  • [1] Однако имеются некоторые данные по этой теме на страницеwww.kavkaz.org
  • [2] Шарков Ф.И. Средства массовой информации сегодня. — Чебоксары, 1997, — С. 115-116.
  • [3] См.: Simmel G. Conflict and the Web of Group-Affiliations. —? N. Y.:The Free Press, 1964. — P. 163.
  • [4] Cm.: Thompson J.B. Social Theory and the Media. In: D. Crowley & D.Mitchel (eds.), 1995. — P. 44.
  • [5] См.: Пригожин А.И. Современная социология организаций. — М.:Интерпракс, 1995. — С. 23.
  • [6] 'См.: РикерП. Г ерменевтика, этика, политика.—М.:АО“Ками”,1995.— С. 44.
  • [7] См.: MaQuail D. Towards Sociology of Mass Communications. —London, UK: Collier MacMillan. 1975. — P. 95.
  • [8] См.: Григорьев М. Политические коммуникации в век информации // Демократический выбор. — 1998. — № 16. — С. 2.
  • [9] См.: Almond G. A.,Powell С. В., Jr. Comparative Politics. A Developmental Approach. — Boston and Toronto: Little, Brown and Company. 1994. —P. 170.
  • [10] См.: Малинецкий Г.Г. Нелинейная динамика и “историческая механика” // Общественные науки и современность. — 1997. — № 2. — С. 109.
  • [11] См :.WiardaH. CorporatizmandCorporative Politics.—Armonk, 1997.—P. 25-31.
  • [12] См.: Melody W. Electronic Networks and Changing Knowledge.In “Communication Theory Today”. Ed. Cambridge: Polity Press. 1995. —P. 254-273.
  • [13] Cm.: Meyrowotz J. Medium Theory. In “Communication TheoryToday”. Ed. Cambridge: Polity Press. 1995. — P. 50-77.
  • [14] Чаты — это воображаемые комнаты, где собираются люди, мыслящие в одном ключе; в них общаются люди, никогда не встречавшиесядруг с другом; удобство общения заключается в том, что не надо облачаться в соответствующую одежду, можно общаться прямо из дома.
  • [15] Родионов А.А. Социальность виртуальности. Социальное содержание современных интернет-технологий и перспективы управления общественным развитием. — М., 2001. — С. 98.
  • [16] См.: “No More Queues. Virtual Banking Offers Armchair Transactions — and Fewer Jobs” // The Banker. — 1995. — May. — 13.
  • [17] KrokerA., Weinstein М. Data Trash. The Theory of the Virtual Class. —Montreal, 1994.
  • [18] См.: North Douglass С. Economic Performance Through Time // TheAmerican Economic Review. — 1994. — № 3. — P. 360.
  • [19] См.: Negroponte's Wired Editorial, 1996.
  • [20] См.: Круглов А.Ю. Компьютеро-опосредованное общение как социальное явление: Автореф, дисс.... на соискание ученой степени кандидатасоциологических наук. — СПб., 2000.
  • [21] См.: Stoll Н. Silicon Shake Oil: Second Thoughts on the InformationSuperhighway. — N.Y., 1995; cp.: Markus M. L. Findind a Happy Medium:Explaining the Negative Effects of Electronic Communication on Social Lifeat Work // Computers and Controversy. — 2nd. ed. — San Diego, 1996.
  • [22] Cm.: Kadi M. Welcome to Cyberberia // The Reader. — 1995. — № 68;cp.: Nader R. Citizens and Computers // The Reader. — 1995.
  • [23] Cm.: Vincent I. Rebel Dispatches on the Net // World Press Review.P. 23-24.
  • [24] См.: Шарков Ф.И., Захарьин О.Ю. Информационные технологиии Интернет (социальные аспекты управления сетевой организацией):Монография / Под общ. ред. Ф.И. Шаркова. — М.: Прометей, 2005. —С. 175-179.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>