Полная версия

Главная arrow История arrow История среднегерманских земель в документах XIV-XVI веков: от средневековья к раннему новому

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЖАЛОБЫ ХЕННЕБЕРГСКИХ ЗЕМЕЛЬ: 6 мая 1525 г.

Шлёйзинген

  • 1. Во-первых, чтобы не обременяли никакими оценками имущества, земельными и обычными налогами.
  • 2. Письменное обязательство о 100 флоринах, которые город давал нашему милостивому господину [далее: н.м.г. — Ч. В.], должно быть из милости возвращено, чтобы [можно было] восстановить старую меру платежа в городе и давать [его].
  • 3. Никакой амтман, канцлер или сборщик рент, или другой советник н.м.г. не должен приходить на Совет или расчет в общинном городе Шлейзингене, если прежде этого не происходило.
  • 4. Никакой судья, [имеющий право вынесения смертного приговора], не должен просить вынесения решения городского суда и сам не должен участвовать в его решении.
  • 5. Бургомистры могли бы держать совет по вопросам долгов и ущерба, могли бы приказывать и запрещать, а также могли бы штрафовать бюргеров [и], чтобы они делали [это] по отношению к городской общине совместно с Советом, если, однако, бургомистры не в состоянии будут решать некоторые дела, пусть передают их судье, но если и он не в состоянии их решить, то пусть это будет передано в городской суд, и если городской суд примет решение в отношении кого-либо, то у [этого человека] должно быть право обратиться к н.м.г.
  • 6. Н.м.г. или его княжеская милость не должен принуждать никого из бюргеров отдавать наследство своих детей и даже использовать для этого тюрьму.
  • 7. Никто не допускается в город или предместья, духовный или светский, разве он станет бюргером, как другие бюргеры, а особенно владельцы двора Йоргена Шенкена, также владеющие монастырскими наделами, также банями.
  • 8. Установить, чтобы изрядные дорожные деньги, деньги на охрану дорог и дорожная пошлина употреблялись на дороги и тропы.
  • 9. Обременение в том, что город должен ежегодно содержать с большими расходами канавы [к мельницам и кузницам], а подать берет н.м.г., и хозяйство города ничего не получает от мельниц и кузниц.
  • 10. Такие обременения, когда имеются владельцы участков земли, и сада жестянщика, и участков бюргеров, которые не дают с них чинша городу.
  • 11. Если дворовая прислуга, чужие люди, дворяне или недворяне днем или ночью сбиваются в сборища и особенно если учиняют драку, а бюргеры их успокоят и при этом кто-то из зачинщиков будет ранен и это, как выяснится, будет не бюргер, то бюргеров за это не штрафовать и в тюрьму не сажать.
  • 12. Также никакой дворянин или другой ловкач, [обвиненный] в разбое, убийстве или другом нечестивом деле, не должен задерживаться у нас в городе н.м.г., чтобы город не страдал и не нес убытка.
  • 13. Постановить и следить за монетой, дабы сдержать чужие злословия и привести [для того] в соответствие монету по составу и форме, как у других князей.
  • 14. Плата за мельницу в предместье составляет 20 грошей чинша, это обременительно, надо давать 3 флорина.
  • 15. Посадские возмущены, поскольку они должны действовать, как бюргеры, а им не разрешают в предместье варить и продавать пиво, до сих пор им этого не разрешали, но пусть город попросит у н.м.г. разрешения на пивоварение и продажу пива.
  • 16. Пусть будет установлен единый порядок на мельницах, так как зерно здесь достать труднее, чем в других местах.
  • 17. Бюргерам давать необходимое количество леса на строительство и топливо за счет города.
  • 18. Чтобы бюргерам разрешали строить свои механические молоты вдоль реки Эндз от дома прокаженных до дома Килиана.
  • 19. Двор священника с его пашенными полями, озером, лесными водами, ежегодными чиншами, лошадьми, сбруей, скотом считать принадлежащим городу в качестве бюргерского имущества; содержать на эти деньги священника, учителя, церковного старосту.
  • 20. В течение года уволить органиста и в дальнейшем продать орган до особого распоряжения.
  • 21. Богохульство и другие недостойные публичные деяния запретить под страхом штрафа.
  • 22. Большие и возрастающие обременения, какие долгое время замечались и здесь происходили, которые [творились] некоторыми из дворян, отчасти — должностными лицами е[го] к[няжеской] м[илости] и советниками, опирающимися во всем плохом на е.к.м., [привели к тому, что] благодаря этому они богатеют, а е.к.м. беднеет и впадает в большие долги. На это мы всемогущего Бога днем и ночью со всей округой призываем смиренно и хотим просить в[ашу] к[няжескую] м[илость] , его божеской милости внушить таким образом, чтобы он охранил и спас бедных должников от ненасытных дворян; также наладить и поставить так сохранность дворов, чтобы они приносили доход с тем, чтоб е.к.м. честь и могущество не могли привести всех бедных людей к ущербу; как мы надеемся, е.к.м. поступит так из княжеской добродетели, возьмется за справедливое, божеское и почетное правление с тем, чтобы день ото дня проходил лучше. К тому мы, бедные подданные е.к.м., по справедливости душой и телом с содействием отнесемся, чтоб приносить пользу набожным людям.
  • 23. А где обременения не вошли в эти статьи, создать крестьянские статьи, это может использовать и общинный город, так как не везде порядки совпадают.
  • 24. Эти статьи имеют следующие замечания. Отмены ежегодного чинша, который идет в священнический двор и который платили с полей, лугов, озер, и что вместе со всеми платами в честь Святого креста составляло примерно 20 флоринов, все это должно быть отменено. И пусть все это будет передано городу как бюргерская собственность и пусть город эти поля, луга передаст кому-нибудь из владельцев за ежегодную ренту, и пусть этот владелец отчитывается перед Советом за предоставленную лошадь и сбрую, и скот, остальные луга и озера пусть сдают за чинш.
  • 25. Названную выше ренту и другие доходы Совета и общины использовать на содержание 4 священников, которые бы проповедовали слово божье и соблюдали бы все правила в церквах и других святых местах. Пусть они содержат на эти деньги учителя, церковного старосту и пусть им предоставят жилье на священническом дворе, и пусть жалование двух старших священников составит 50 флоринов каждому и двух других — по 30 флоринов, учителя и церковного старосты — по 25 флоринов ежегодно; расчет с Советом должен быть произведен поквартально, когда их можно рассчитывать и принимать новых, о чем мы составим особое предписание. А когда монастырь и богадельня будут со всем, [что им принадлежит], принадлежать городу, пусть город в дальнейшем использует двор богадельни самым лучшим образом. И пусть они содержат бедных людей и старых монахов в монастыре и пусть старый священник Кильге окажет помощь бедным людям, поможет им в богослужении.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>