Полная версия

Главная arrow Социология arrow Генезис социальной работы в России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ ОБЩЕСТВА (XVIH-XX вв.)

После эпохи Екатерины II знаменитой вехой в развитии общественного призрения были благотворительные общества и союзы. Среди них особое место занимают “Учреждения императрицы Марии Федоровны”.

12 ноября 1796 г. императрица Мария Федоровна (супруга Павла I) приняла на себя непосредственное начальствование над Воспитательным обществом благородных девиц и мещанским его отделением. На другой же день после своего назначения императрица пожаловала Обществу в ежегодную выдачу из своей казны по 15 тыс. руб. Сумма эта легла в основание так называемого кассетного капитала. Несмотря на ежегодные из него расходы, капитал этот быстро возрастал и за время управления Марии Федоровны достиг 1,3 млн руб. серебром. 2 мая 1797 г. императрица, сохраняя в своем ведении Воспитательное общество и мещанское училище, приняла по воле государя главное начальствование и над Воспитательными домами, Сохранными казнами и Коммерческим училищем, чем и положила основание Ведомству, впоследствии названному ее именем. Вступив в управление, императрица назначила из своих средств ежегодно по 9 тыс. руб. на содержание грудных младенцев с кормилицами.

Особое внимание Мария Федоровна обратила на Воспитательные дома. За 30 лет из поступивших в них 65 тыс. младенцев в живых осталось 7 тыс. Императрица заключила, что ужасающая смертность детей связана главным образом с теснотой помещения. Для улучшения условий в Санкт-Петербурге государь пожаловал Воспитательному дому обширный особняк графа Разумовского на Мойке. К этому зданию был прикуплен еще соседний дом графа Бобринского. (В этих зданиях Воспитательный дом располагался до 1917 г.) Императрица реорганизовала Опекунский Совет так, чтобы каждый его член “высокого и знатного рода” сверх участия в общем управлении заведовал отдельным учреждением или частью учреждения, причем “без всякого вознаграждения, из любви к Отечеству и человечеству”. Мария Федоровна также заботилась об увеличении доходов Воспитательных домов. Вступив в управление, императрица обнаружила, что кредит Сохранных казен упал, обороты значительно сократились.

Благодаря энергичным мерам, предпринятым императрицей, Сохранные казны быстро оправились, и уже в 1799 г. из их доходов заимообразно была отпущена значительная сумма Государственному казначейству для завершения строительства Вытегорского канала, названного в честь императрицы “Мариинским”. К 1812 г. обороты казен представляли огромную по тому времени сумму в 105 млн руб.

Заботясь об устройстве уже существующих, императрица открывала и новые учебные и благотворительные заведения. К 1802 г. в Петербурге и Москве были открыты женские учебно-воспитательные учреждения им. Св. Екатерины. В 1807 г. основан Павловский военно-сиротский институт, в 1817 г. — Харьковский институт благородных девиц для дочерей дворян и купцов всех гильдий с обучением приходящих девиц за плату и без платы. Причем начальству предписывалось заботиться не только о трудоустройстве выпускниц, в основном гувернантками, разбирать их несогласия с семействами, где они будут жить, печься о выдаче их в замужество, а также ходатайствовать по делам воспитанниц и после выпуска их из заведения. Уставы этих первых учреждений сохранились неизменными до 1913 г.

Императрица заботилась о воспитании дочерей нижних чинов армии и флота. В 1820 и 1823 гг. были открыты два училища для солдатских дочерей полков лейб-гвардии. Для детей нижних чинов морского ведомства в 1826 г. учреждены училища в Севастополе и Николаеве. Кроме того, в 1806 г. на своей даче в Павловске (близ Санкт-Петербурга) Мария Федоровна на свои средства открыла училище для глухонемых детей обоего пола.

С 1801 г. в ведение императрицы поступила первая по времени учреждения больница императора Павла I, основанная в Москве в 1763 г., когда Павел был еще великим князем. В 1802 г. был открыт новый Воспитательный дом на средства Марии Федоровны в Гатчине.

К числу наиболее значимых учреждений императрицы относятся Вдовьи дома — один в Санкт-Петербурге, другой в Москве (оба существовали до 1913 г.). Дома были открыты в 1803 г. для вдов военных и гражданских чиновников, содержались на доходы Воспитательных домов, т. е. Сохранных казен, и получали от императрицы по 1500 руб. ежегодно. В том же 1803 г. Мария Федоровна основала две больницы для бедных на средства Воспитательных домов (одну в Петербурге, другую в Москве), каждую на 200 кроватей. Впоследствии в память о Марии Федоровне они были наименованы Мариинскими.

Участие императорской семьи в благотворительной деятельности

В период с 1828 по 1881 г. вслед за кончиной императрицы Марии Федоровны все учреждения, бывшие в ее ведении, принял под свое покровительство император Николай I. Им же учреждена должность статс-секретаря по делам Учреждений императрицы Марии Федоровны, которому передано заведование канцелярией покойной императрицы с наименованием “IV отделение Собственной Ее Императорского Величества Канцелярии”. Вместе с тем по воле императрицы Марии большая часть женских учебных заведений поступили в заведование императрицы Александры Федоровны, жены Николая I. С 1829 г. институты благородных девиц по примеру Санкт-Петербурга и Москвы начали возникать внутри России и даже в отдаленных ее окраинах: Одессе, Керчи, Казани, Саратове, Астрахани, Иркутске, Оренбурге и т. д. Постепенно, к середине XIX в., общественное воспитание женщин в России составило особую отрасль народного просвещения.

Венцом деятельности императора Николая I было учреждение сиротских институтов. Войны и холерная эпидемия 1830-1831 гг. оставили сиротами огромное число детей, нуждавшихся в призрении. В 1834 г. при Воспитательных домах Санкт-Петербурга и Москвы открылись сиротские отделения на 50 мест в каждом, затем латинские и французские классы. В них дети обоего пола получали столь основательное образование, что после латинских классов могли поступать в медико-хирургическую академию, а из французских классов выходили воспитатели в частные дома. Дети, рожденные вне брака, вместе с сиротами получали прекрасное образование. Это породило отказ родителей от детей. Обнаружились факты, когда родители из бедных семей тайно приносили своих детей в дома, в надежде на их счастливую будущность. Император Николай I положил конец этому ненормальному явлению. С 1837 г. латинские и французские классы были упразднены, а взамен их учреждены институты для воспитания сирот офицеров военной и гражданской службы. Из сиротского мужского института (на 300 детей) при Московском Воспитательном доме в 1847 г. образовался Кадетский корпус с выходом из Ведомства императрицы Марии Федоровны. К середине XIX в. остро встал вопрос женского образования. Частных пансионов и институтов благородных девиц Ведомства явно не хватало. В апреле 1859 г. в Санкт-Петербурге было освящено первое в России открытое женское учебное заведение — женская гимназия для дочерей лиц всех сословий и вероисповеданий. В начале 70-х гг. XIX в. число женских гимназий в Российской империи превысило число мужских. Но желающих получить хорошее образование было гораздо больше. Купцам и другим сословиям было разрешено помещать дочерей за плату в закрытые институты благородных девиц Ведомства императрицы Марии, за исключением нескольких учебных заведений для детей потомственных дворян.

К 1828 г. Сохранные казны Ведомства располагали 354 млн руб., к 1860 г. — 1 млрд руб. Из казен до 5 млн руб. в год составляли неприкосновенные капиталы Воспитательных домов и некоторых благотворительных учреждений. Часть доходов казен совместно со средствами Государственного казначейства шла на содержание Кадетских корпусов. Перед крестьянской реформой капиталы Сохранных казен были переданы Министерству финансов с сохранением за Ведомством императрицы Марии.

К 1873 г. осуществлены значительные изменения в структуре управления Ведомством. Территориальные Опекунские советы были объединены в единый Опекунский совет Учреждений императрицы Марии с образованием двух присутствий в Санкт-Петербурге и в Москве на правах высших государственных учреждений по делам законодательного и финансового управления. Главное управление находилось в Собственной Ее Императорского Величества Канцелярии. С мая 1880 г. вследствие кончины императрицы Марии Александровны, жены Александра II, воспитательные и благотворительные заведения Ведомства вверены цесаревне Марии Федоровне, жене Александра III, которая не только продолжила, но и развила деятельность Ведомства, основав средние женские учебные заведения, где наряду с общеобразовательными предметами обучали профессиям, ремеслам.

На рубеже веков деятельность Ведомства отражена следующими данными:

1. По призрению младенцев.

Оба воспитательных дома (в Санкт-Петербурге и Москве) ежегодно принимают на свое попечение более 20 тыс. незаконнорожденных младенцев и до 1 тыс. законных и призревают в деревнях у воспитателей до 80 тыс. питомцев, остающихся на попечении дома до 21-летнего возраста. Для питомцев содержится более 100 школ. В некоторых губернских и уездных детских приютах Ведомства учреждаются “ясли”: в Вологде, Полтаве, Петрозаводске, Риге, Томске, Рыбинске, Моршанске, Керчи и т. д.

2. По призрению детей в детских приютах.

Ежегодно призревается до 14 тыс. детей в 176 приютах Ведомства, в том числе более 4 тыс. на полном содержании заведений. Все призреваемые обучаются грамоте и разным мастерствам по программе народных училищ.

3. По призрению слепых.

Для детей обоего пола, лишенных зрения, имеется 21 училище (2 столичных и 19 в губерниях), в которых воспитываются, обучаются грамоте и ремеслам свыше 700 детей. Кроме того, 6 заведений Ведомства учреждены для взрослых.

4. По призрению глухонемых.

В специальном училище воспитывается до 200 детей интернами и до 50 — экстернами. Дети обучаются грамоте и ремеслам. Благодаря усовершенствованным способам обучения до 60% учащихся начинают говорить.

5. По женскому воспитанию и образованию.

В институтах и других закрытых заведениях Ведомства ежегодно воспитываются и получают законченное образование 10 тыс. девиц разных сословий и исповеданий. Кроме того, в трех Мариинских училищах и в других женских школах, учрежденных разными обществами, воспитываются ежегодно еще 6 тыс. человек, а также в 31 гимназии и прогимназии, на педагогических курсах получают образование еще до 10 тыс. девиц.

6. По призрению и воспитанию мальчиков.

В трех заведениях: двух коммерческих училищах и Гатчинском сиротском институте воспитывалось около 2 тыс. человек

7. По воспитанию юношей.

В Императорском Александровском лицее получают гимназическое и академическое образование более 200 человек из потомственных дворян.

8. По призрению взрослых.

В 36 богадельных домах, в том числе в двух Вдовьих, ежегодно призреваются до 5 тыс. престарелых, дряхлых и увечных.

Императорское человеколюбивое общество

В мае 1802 г. в Петербурге при содействии императора Александра I было основано Благодетельное общество. Сам государь обозначил задачи нового учреждения. Им же были назначены и первые руководители: министр коммерции граф Румянцев, надворный советник Щербаков. Вскоре был образован комитет из 17 достойных лиц”, т. е. проявивших себя в государственной службе. В 1804 г. император Александр I одобрил разработанную комитетом программу деятельности Благодетельного общества. На него возлагалось:

  • 1) домовое призрение бедных больных (бесплатное лечение на дому);
  • 2) диспенсарии (диспансеры) в разных частях города, устройство больниц, в том числе специализированных;
  • 3) вспоможение пострадавшим от несчастных случаев;
  • 4) особенные больницы для заразных больных;
  • 5) призрение искаженных природой (калек, глухонемых, слепых и т. д).

Первоначально государь выделил на развитие по 40 тыс. руб. ежегодно. С 1814 г. Благодетельное общество переименовано в Императорское человеколюбивое общество. Комитет сокращается до 11 членов, в числе которых находятся главный попечитель в звании председателя и его помощник.

Председатель входит к императору с докладом, а по окончании года составляет отчет за подписью всех членов комитета. Во время царствования императора Николая I, с 1825 по 1855 г., деятельность общества значительно расширилась. Средства общества возросли до 9,6 млн руб., из них частных пожертвований было до 7 млн руб.; 2,6 млн руб. — монаршие щедроты.

В царствование императора Александра П, с 1855 по 1881 г., в Императорском человеколюбивом обществе основано 86 новых благотворительных учреждений, а общее число их возросло до 131. Расход на их содержание увеличился вдвое и составил около 20 млн руб. За время царствования императора Александра III с 1881 г. число учреждений увеличивалось, а деятельность продолжала развиваться по всем направлениям до 1894 г. С первых лет царствования императора Николая II число учреждений Общества возросло до 210.

К 1910 г. Человеколюбивое общество оказывает помощь бедным различного пола, возраста и вероисповедания: при рождении младенца — акушерством, врачебным и вещественным пособием; в детском возрасте — призрением, воспитанием и образованием; призрением взрослых, когда они не могут добывать себе пропитание собственным трудом по старости или неизлечимым болезням; предоставлением бесплатных или удешевленных квартир и пищи нуждающимся, восстановлением здоровья заболевшим.

Как осуществляются перечисленные благотворительные задачи, показывают следующие цифровые данные о деятельности подведомственных Человеколюбивому обществу учреждений, извлеченные из последнего отчета Совета Императорского человеколюбивого общества за 1908 г.

“I. Учреждения для постоянного призрения.

  • 1. 66 учебно-воспитательных заведений для детей и молодых людей обоего пола; в них призрением, воспитанием и образованием пользовались 5635 чел.
  • 2. 76 богаделен, в коих призревались престарелые и убогие обоего пола числом 2147 чел.
  • 3. 36 заведений бесплатных и дешевых квартир, в которых проживали: бесплатно — 893 чел., за удешевленную плату — 1221 чел.

II. Учреждения для оказания временной помощи.

  • 1. 33 медицинских, в которых оказывалась врачебная помощь:
    • —- стационарным больным, пользовавшимся врачебным уходом и полным содержанием (2816 чел.);
    • —- родильницам с уходом и полным содержанием матерей и младенцев (1779 чел.);
    • — амбулаторным больным, включая бесплатные лекарства (139 832 чел.).
  • 2. 31 благотворительное общество, из коих выданы пособия:
    • —- денежные постоянные (1287 чел.);
    • —- денежные единовременные (9586 чел.);
    • —- вещественные (113 чел.).
  • 3. Три ночлежных приюта, в которых число ночлежников в день составляло 1317 (число мест):
    • —- столовых, в том числе 9 народных, 1 детская, 1 студенческая с числом обедов 2917;
    • — заведений по трудоустройству”.

Сумма расходов на все перечисленные мероприятия в 1908 г. составила 1 млн 813 тыс. руб.

Союз для борьбы

с детской смертностью в России

В 1904 г. в Петербурге основан Союз для борьбы с детской смертностью в России.

Извлечения из воззвания Союза:

“...Среди бедствий русского народа есть одно неизмеримое — это ужасающая детская смертность. Нигде в мире не умирает так много грудных младенцев, как в России.

С древних времен признаком счастья народного служит долголетие. В конце XVIII в. смертность в России определялась в 20 чел. на 1000, а к концу XIX в. доходит до 50 и выше. Местами рождаемость уже не покрывает смертности. Между тем в христианских странах, где быстро двинулось просвещение, смертность за то столетие быстро понизилась, дойдя в Норвегии до 16, в Австралии до 11—12 чел. на 1000. Столь огромная и все растущая смертность в России вызывается множеством причин, но главная из них, по свидетельству врачей, — это губительные условия, в которых находятся только что родившиеся младенцы. Особенно высока детская смертность в коренном великорусском населении. У евреев, татар и даже вотяков смертность детей гораздо ниже, так как у инородцев в силу религиозного закона кормление детей признается как священный долг. Ни еврейка, ни татарка не заменяют собственного молока соской. Это исключительно русский обычай и один из самых губительных. По свидетельству врачей, эта соска (из жеваного хлеба, каши и т. п.) уносит в России более жизней, чем все неприятельские нашествия. Отказ от кормления младенцев грудью — главная причина их вымирания. Так, в Псковской губернии в 1890 г. умерло из каждой 1000 детей до года 829 чел. (в Норвегии — 95)... Во имя спасения гибнущих в Петербурге основан и утвержден правительством Всероссийский Союз борьбы с детской смертностью. Союз начал свою деятельность в декабре 1904 г.

Устав Союза дает право открывать местные отделы по всей империи. Средствами снижения детской смертности служат детские ясли и приюты, учреждения для раздачи молока, лечебные и санитарные пункты, убежища для рожениц и после родов, распространение гигиенических сведений, общий подъем народной жизни и особенно просвещения и нравственного воспитания”.

В 1913 г. указом императора Николая II образовано Всероссийское попечительство по охране материнства и младенчества. Упразднено в январе 1918 г. в связи с образованием при Министерстве государственного призрения отдела по охране материнства и младенчества.

Одним из направлений благотворительной деятельности было оказание помощи нуждающимся в жилье. К решению этой проблемы подключились общественные организации. Большую работу в этом направлении проводило “Братолюбивое общество”. Его организатором и бессменным председателем почти полстолетия была княгиня Надежда Борисовна Трубецкая. Это общество снабжало в Москве неимущих квартирами, в их распоряжении находилось 30 домов, где находили приют тысячи семейных и одиноких людей. В 1866 г., когда Общество примкнуло к ведомству Императорского человеколюбивого общества, оно получило выгодные условия для строительной деятельности. Им был построен “Маринин- ский приют” (поселок двухэтажных деревянных зданий), где определенный процент квартир в каждом доме предоставлялся бесплатно совершенно неимущим. Здесь же устраивались аптеки, больницы, школы, сады.

Правительство постоянно поддерживало это общество, в его распоряжение передавались свободные дома, новые участки земли под строительство поселков.

Ко времени царствования императора Александра I относится также образование обществ, основанных на принципах взаимного вспоможения, или самопомощи. Их члены, принадлежащие, как правило, к одному какому-либо сословию, составляли капитал посредством ежегодных взносов, который использовался на вспомоществование как людям из их среды, испытывающим финансовые трудности, так и их вдовам и сиротам, не имеющим средств к существованию, тогда как обычно члены благотворительных обществ делали взносы для вспомоществования лицам посторонним, признанным после исследования их положения нуждающимися и заслуживающими такой помощи.

При Александре I были также учреждены кассы: 1) на содержание вдов и сирот пасторов Саратовских протестантских колоний (1806); 2) убогая и училищная в Дерпте (1813); 3) вдовья и сиротская касса Санкт-Петербургских биржевых маклеров (1822).

Так появилась первая частная организованная благотворительная помощь. С ее возникновением заканчивается исключительное господство закрытых заведений как формы социальной помощи. Впервые о введении помощи бедным слоям населения со стороны общественности было заявлено еще в законах, принятых Петром I, однако тогда ее формы и организация не были определены.

В 1882 г. создается общество попечения о бедных и больных детях “Синий крест”, которое находится под покровительством великой княгини Елизаветы Маврикиевны. В том же году в Москве на средства частного лица — Александры Степановны Балицкой — открывается первый приют для калек и парализованных.

1893 год ознаменован возникновением общества защиты детей от жестокого обращения, которое строит убежища и общежития с мастерскими. Тогда же создаются приюты для слабоумных детей и эпилептиков, все на средства частных жертвователей[1].

Во времена царствования императора Николая II рост идеи организованной общественной помощи бедным был приостановлен. Новых благотворительных обществ почти не возникало, организация групповой помощи не получила развития. Но в этот период был образован Комитет по разбору нищенствующих, что свидетельствует о том, что идея общественной помощи все же не была отброшена.

К концу XIX столетия в России насчитывалось более 14 тыс. благотворительных обществ и заведений[2]. Их распределение по наиболее крупным регионам страны представлено в табл. 1.

Таблица 1

Районы

Благотворительные

Всего

В расчете на

общества

заведения

100 тыс. жителей

Европейская Россия (48 губерний)

4958

5976

10 934

12

Прибалтийский край

1073

286

1559

57

Привисленский край

208

706

914

9

Кавказский край

87

87

274

3

Великое княжество Финляндское

640

209

849

33

Сибирь

182

201

383

6

Среднеазиатские

владения

101

40

141

2

По ведомственной принадлежности благотворительные учреждения распределялись следующим образом: Ведомство учреждений императрицы Марии — 683; Российское общество Красного Креста, Императорское человеколюбивое общество — 518; Попечительство о домах трудолюбия и работных домах —- 274; ведомства православного исповедания и военного духовенства — 3358; МВД — 6835; Министерство народного просвещения — 68 и др. Только за один 1898 г. услугами этих учреждений воспользовалось более 7 млн человек.

По данным I съезда русских деятелей по общественному призрению, наибольшим числом различных благотворительных организаций отличались прибалтийские губернии, в которых на каждые 100 тыс. населения приходилось более 20 благотворительных обществ, тогда как в Петербургской — 17, Московской — 14, а во всех остальных — не более 7.

Благотворительные общества имели разные названия и численность, но каждое являлось юридическим лицом, имело устав, право приобретать недвижимость, ценные бумаги, счет в банке. Ежедневно составлялся отчет о деятельности и высылался в канцелярию того ведомства, в подчинении которого находилось общество. За всей благотворительной деятельностью был строгий полицейский надзор.

Благотворительные общества использовали в своей деятельности самые разнообразные формы помощи и поддержки нуждающихся.

Одной из наиболее распространенных форм помощи и взаимопомощи среди населения, получивших распространение в середине XIX в., было поочередное кормление по домам. Оно заключалось в том, что “призреваемый проводит сутки на полном содержании домохозяина, переходя ежедневно из хаты в хату... Лежащая на сельских обществах обязанность общественного призрения выполняется кормлением неспособных к труду поочередно в каждом дворе в определенное приговорами сельских сходов время”[3].

Кроме того, значительное распространение как способ вспомоществования бедным имела выдача пособий хлебом из сельских запасных магазинов, а также денежных пособий.

Периодически разражавшиеся бедствия — неурожаи, голод на их почве, эпидемии и т. д. -— понуждали русскую общественность искать меры по облегчению положения народа. Так появились приюты и ясли как форма общественной самопомощи.

Яслями называли дневные приюты для детей, не умеющих ходить, а приютами -— учреждения для детей более взрослых. Как правило, в них принимались дети бедного населения, бесплатно или за небольшую плату. Создавались они по инициативе частных лиц.

Почти во всех яслях заведующими были представители интеллигенции: учителя, фельдшеры, священники. Позднее ясли-приюты открывались по решению самих крестьянских обществ и ими же финансировались. Так, в 1900 г. крестьянское общество села Новодевичье Симбирской губернии решило отчислять по 10 коп. с ревизской души на организацию и содержание яслей-приюта. В селе Коптевка Сызранского уезда крестьяне ассигновали по 25 руб. и давали продукты питания. Когда местный священник предложил собрать муку для питания детей в яслях-приюте, то было безвозмездно собрано 25 пудов. В Суджанском земстве крестьянами были сделаны пожертвования для 17 яслей: хлеб, яйца, молоко, сало, картофель и т. д.[4]

Еще одной интересной формой общественного призрения в конце XIX столетия были дома трудолюбия. С самого начала попечительство довольствовалось тем, что составляло из людей, нуждающихся в работе, особые артели, которые нанимались поденно для портовых или других так называемых черных работ, в том числе для очистки улиц, площадей, набивки ледников и т. п. В 1881 г. из среды попечительства избирается особый комитет для сбора пожертвований на сооружение дома трудолюбия. Он был построен за сравнительно короткое время и уже в 1896 г. смог дать работу более чем 21 тыс. человек. Подобные дома строились во многих городах России на благотворительные средства различных обществ и частных лиц.

Главная цель домов трудолюбия состояла не только в том, чтобы предоставить людям временную работу и обучить профессии, но и в нравственном перевоспитании призреваемых и укреплении их сил для дальнейшей самостоятельной честной трудовой жизни.

Анализ лиц, содержащихся в домах трудолюбия, свидетельствует о том, что самую большую группу составляли молодые люди 20—30 лет, потерявшие работу по легкомыслию, из-за кутежей и пьянства. Будучи полными физических сил, они испытывали недостаток воли и энергии. За ними следовала группа мужчин от 30 до 50 лет, свидетельствующая о том, что зрелый возраст не всегда приносит самообладание[5].

Кроме того, практиковались и другие формы оказания социальной помощи общественными организациями и частными лицами: биржи труда, специализированные мастерские для женщин, воскресные профессиональные школы и т. д.[6]

Важно отметить, что именно в этот период появляются новые принципы социальной помощи. Происходила децентрализация социального призрения и обеспечения, индивидуализация помощи, сами люди нацеливались на использование своих внутренних ресурсов для решения собственных проблем.

В России к 1910-1913 гг. действовали многочисленные благотворительные общества, но не было учебных заведений, в которых готовили бы специалистов всех уровней для разветвленной, но пока еще неорганизованной сети общественной и частной благотворительности. За создание школы взялись энтузиасты — преподаватели высших учебных заведений России, в частности известный специалист по уголовной социологии С. К. Гогель. Вот что он писал о задачах школы: “...Как таковой, школы, которая готовила бы к заведованию домами трудолюбия и другими благотворительными учреждениями, мы не имеем. Что касается высшей социальной школы, то она почти оформилась в лице образовавшегося уже Юридического факультета Психоневрологического института. Факультет действует уже два года. Мне (С. К Гогель. — Е. X.) удалось ввести в учебный план как особую кафедру “Общественное призрение”. Если же принять во внимание, что в институте преподаются в широком размере социология, политическая экономия, социальная политика и общественная гигиена, и если иметь в виду, что в числе профессоров числятся Е. В. де Роберти, М. М. Ковалевский и др., то нарождение социальной школы можно, пожалуй, считать свершившимся фактом”.

Далее для объединения действий, средств и выработки единства целей был создан Всероссийский союз учреждений, обществ и деятелей по общественному и частному призрению, который 8-13 марта 1910 г. в Петербурге провел Первый Съезд русских деятелей по призрению, наметивший планы координации всех усилий по общественному и частному призрению. Всего участников было 300 человек. Съезд наглядно показал, какое громадное значение имеет эта форма общения в целях самообучения и возможности воспользоваться опытом отдельных лиц и учреждений. Материалы съезда бесплатно распространялись среди земских и городских управ. Еще более серьезная акция имела место весной 1914 г., когда Министерство внутренних дел организовало и провело Второй Всероссийский съезд по общественному призрению, участники которого, теоретики вопроса и практические работники, отметили ряд достижений и неудач в деле уменьшения нищеты. По его итогам было выпущено два солидных тома, в которых намечалась стратегия борьбы с нищетой и ее возрастным резервом — детьми из социальных низов, как составная часть серьезного обновления страны. Начавшаяся в том же году Первая мировая война и вслед за ней Гражданская оставили все эти планы неосуществленными.

  • [1] См.: Ольман С. Детская помощь в России // Вестник благотворительности. 1993. № 4/7. Август.
  • [2] См.: Теория и методика социальной работы. М., 1994. С. 62-63.
  • [3] Дерюжинский В. Ф. Общественное призрение у крестьян. СПб.,
  • [4] См. подробнее: Трудовая помощь. М., 1905. С. 10.
  • [5] См. подробнее: Антология социальной работы. Т. 1. С. 60-66.
  • [6] См: Швиттау Г. Г. Трудовая помощь в России. Пг., 1915. Ч. 1.С. 12-15.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>