Полная версия

Главная arrow Психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Экстраверсия и интроверсия в деловом общении

Основой индивидуальной психики личности и источником ее конфликтов в межличностном общении Юнг считал психическую энергию.* Она характеризует интенсивность любого психического процесса, происходящего в индивидуальной психике личности. Все психические феномены: внимание, интерес, чувствование, предвосхищение, моральные, эстетические, интеллектуальные потребности, эмоциональные состояния, аффекты, стимуляция являются различными выражениями психической энергии.

Психическая энергия направляет и побуждает личность к любому виду деятельности. Субъективно психическая энергия воспринимается и переживается как сильное желание. Но поскольку психическая энергия есть «реальность прихотливая, которая хочет реализовывать свои собственные усилия», то для ее использования необходимо создать подходящий для нее «уклон», то есть направить ее на желаемый ею и подходящий для нее объект. В противном [1]

случае психическая энергия будет лишь просто накапливаться и, не находя себе выхода, станет деструктивной.[2]

Подчеркивая связь психики человека с мозгом, Юнг в то же время предостерегает от рассмотрения психических процессов лишь как «вторичных» феноменов биохимических процессов мозга. Он обращает внимание своеобразие психики личности и ее «несводи- мость к чему бы то ни было другому». [3]

Психическая энергия рождается из «взаимодействия противоположностей», подобно энергии всех физических явлений, но в отличие от нее она включает «душевные побуждения» и служит показателем динамики психической сферы личности.[4] Эта динамика проявляется в «предрасположенном реагировании» личности на какую- либо данную ситуацию. Оно характеризует два типа установок, которые Юнг обозначает как интроверсия и экстраверсия.

Интровертированная и экстравертированная установки определяют не только «привычное реагирование» личности на какой-либо объект, но и весь образ ее действия, вид субъективного опыта, «характер бессознательной компенсации». Для интровертированной установки личности характерно негативное отношение к объекту, а для экстравертированной — позитивное.[5]

Личность с интровертированным типом установки характеризуется нерешительностью, рефлексивностью, замкнутостью. Она нелегко отвлекается от себя, избегает объектов, всегда находится в обороне и охотно прячется, уходя в недоверчивое наблюдение.

Для личности с экстравертироваппым типом установки характерны открытость, предупредительность. Она легко приспосабливается к любой данной ситуации, быстро вступает в контакты и часто беззаботно и доверчиво, пренебрегая осторожностью, ввязывается в незнакомые ситуации.[6]

Различие этих установок состоит еще и в том, что в интровертированной установке определяющую роль играет субъект, а при экстравертированной — объект. Юнг считал, что в эмпирической действительности эти две установки в чистом виде редко наблюдаются. Они всячески варьируются и компенсируются. Однако для подавляющего большинства людей характерно явное доминирование одной из установок в функции приспособления.[7] У интроверта экстраверсия пребывает где-то на заднем плане, она «дремлет» в бессознательном состоянии, так как его сознание постоянно направлено на себя. Оно замкнуто, рефлексивно. Интроверт, хотя и видит объект, имеет о нем смутные или ложные представления и потому дистанцируется от объекта. У экстраверта теневое существование на заднем плане ведет интроверсия.

Для иллюстрации того, как экстраверсия и интроверсия реализуются в функции приспособления к определенной ситуации, Юнг приводит пример с двумя юношами, которые во время путешествия подходят к незнакомому замку. Один из них (экстраверт) собирается сразу войти, но другой (интроверт) удерживает его. Однако после того как они вошли, юноша-интроверт погружается в созерцание старых рукописей и робость его исчезает. А юноша-экстраверт начинает скучать и не скрывает своего раздражения и дурного расположения духа. На этом примере Юнг показывает, как у юноши- интроверта посредством влияния объекта проявилась «неполноценная экстраверсия», а у юноши-экстраверта место его социальной установки заняла «неполноценная интроверсия».[8] Юнг подчеркивает большое значение такого «обращения» установок для межличностных отношений. Оно может создавать психологические основы для разлада и недоразумений в общении партнеров, для взаимного обесценивания личностей друг друга, для возникновения конфликтных ситуаций, когда доминирующим становится принцип «ценность одного есть отрицательная ценность другого».[9]

Особое значение имеет замечание Юнга о том, что для развития характера личности необходимо создать возможности для проявления неполноценной функции (экстраверсии или интроверсии). Такое проявление может быть связано с трудностями, поскольку неполноценная функция обладает некоторой автономией и может «опутать» и «околдовать» личность так, что она перестанет быть «хозяйкой самой себя» и не сможет точно проводить различие между собой и другими. Однако в межличностных отношениях, нужда в неполноценной функции может возникнуть в любое время и потому надо быть подготовленным к таким ситуациям.[10]

Предложенная Юнгом типология личностей по двум установкам — экстраверсии и интроверсии — нашла широкое применение в современном деловом общении. Любое общение деловых партнеров связано с ориентацией в личностных качествах и установках друг друга. Такая ориентация позволяет построить деловую коммуникацию адекватно предрасположенному реагированию деловых партнеров на взаимные действия. Рефлексивная сущность делового партнера — интроверта «побуждает его постоянно размышлять или собираться с мыслями пред тем, как действовать».[11] Тем самым действия его замедляются. Его робость перед партнером, недоверие к нему приводят к нерешительности и затрудняют приспособление к обстоятельствам деловой ситуации. Поэтому в деловом общении партнеру-интроверту необходимо предоставить время для приспособления к деловой ситуации и для размышления над получаемой информацией.

Партнер-интроверт больше истощает себя в деловом общении оборонительными мерами, в его бессознательном накапливается компенсаторное подкрепление объективного влияния. Поэтому для принятия решения ему необходимо хотя бы некоторое время побыть в «одиночестве», наедине со своими мыслями. Для партнеров- интровертов в деловом общении характерна также замедленная динамика. Постоянная внутренняя борьба отнимает большое количество энергии, и они предпочитают больше оставаться на месте, чем двигаться.

Совсем по-иному ведет себя в деловом общении партнер- экстраверт. Отношение к обстоятельствам деловой ситуации у него, как правило, позитивное. Новые, неожиданные деловые ситуации его не отталкивают, а притягивают. Он готов без оглядки включиться в них и сначала действует и лишь потом раздумывает о своих действиях. Поэтому «его действия скоры и не подвержены сомнениям и колебаниям».[12]

Для формирования собственного мнения партнерам-экстра- вертам необходим постоянный диалог, поэтому в деловом общении они склонны к чрезмерному многословию и повторению очевидного во имя полной ясности.[13] Используя любую возможность, чтобы выразить свое мнение, партнеры-экстраверты пытаются расширить информационное поле общения с другими партнерами и активно повлиять на решение деловой проблемы.

Хотя партнер-экстраверт имеет собственные влечения, намерения, взгляды, стереотипы поведения, он всегда подстраивает их под новую деловую ситуацию. Однако эта склонность партнера-экстра- верта к подстраиванию — одновременно и его сила и ограничение.[14] Психическая энергия партнера-экстраверта настолько сильно ориентирована вовне (на других партнеров по общению, на внешние условия деловой ситуации), что он может игнорировать происходящие в его собственной психике и теле функциональные психические и соматические изменения.

Обладая компенсаторной ценностью, эти изменения вынуждают его к невольному бессознательному самоограничению и самоцентрированию на примитивных и инфантильных переживаниях, влечениях, эмоциях. И когда энергия этих переживаний становится достаточной для достижения сознания, в поведении партнера-экстра- верта могут проявиться инфантилизм и эгоизм, которые крайне неблагоприятно скажутся на межличностных отношениях с деловыми партнерами и на всей его деятельности. В связи с этим Юнг приводит пример с одним работником типографии, который после долгого и упорного труда стал ее владельцем. Но, сосредоточившись исключительно на деловых интересах и растворив в них все другие свои жизненные интересы, он попал в конечном счете под власть своих бессознательных инфантильных фантазий и влечений, что незамедлительно привело к краху и его бизнес.[15]

На основе выделения всех перечисленных особенностей парт- нера-экстраверта можно представить, каким образом будут меняться модели его поведения в деловом общении. Поскольку партнер- экстраверт коммуникабелен, он легко вступает в деловое общение. Он активен и деятелен до тех пор, пока деловые партнеры, деловая проблема и обстоятельства деловой ситуации привлекают его. Но вот деловое общение затягивается. Партнер-экстраверт пытается как можно быстрее решить деловую проблему, но ему мешает медлительность других партнеров. Он начинает раздражаться, проявляет нетерпение и нервозность. У него активизируется неполноценная интровертированная установка, она набирает силу, подрывает его ведущую экстравертированную установку — и он прерывает деловое общение.

Таким образом, будучи, несомненно, ценным качеством в деловом общении, экстравертированная установка делового партнера может в целях осуществления требований других деловых партнеров и требований расширяющегося бизнеса привести самого партнера- экстраверта к неблагоприятному исходу. Поэтому в деловом общении партнерам — как экстраверту, так и интроверту — крайне важно не только знать особенности своих собственных предпочтений и предпочтений других деловых партнеров, но и осуществлять за их функционированием сознательный контроль.

Юнг не ограничился установлением типологии личностей по экстраверсии и интроверсии. Он выделил внутри этих установок различия, которые связаны с доминированием в психике личности одного из четырех типов функций: мыслительного, ощущающего, чувствующего и интуитивного, которые варьируют в зависимости от общей установки.[16]

  • [1] Для обозначения психической энергии Юнг часто использует и термин «либидо», но не отождествляет либидо с эросом, как Фрейд, а рассматривает его какобщее понятие, характеризующее степень интенсивности любых психическихпереживаний и потребностей.
  • [2] 2 Юнг К.Г. Собрание сочинений. Психология бессознательного: Пер. с нем. —М.: Канон, 1994. - С. 88-89.
  • [3] Юнг К.Г. Настоящее и будущее // Аналитическая психология: Прошлое и настоящее. — М.: Мартис, 1995. — С. 134.
  • [4] Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. — С. 66.
  • [5] Там же. С. 101—102.
  • [6] Юнг К.Г. Собрание сочинений. Психология бессознательного. — С. 77—78.
  • [7] Там же. С. 93.
  • [8] Юнг К.Г. Собрание сочинений. Психология бессознательного. — С. 96.
  • [9] Там же.
  • [10] Там же. С. 97.
  • [11] Юнг К.Г. Собрание сочинений. Психология бессознательного. — С. 92.
  • [12] . Там же. С. 92.
  • [13] Крегер О., Тьюсон Дж.М. Типы людей и бизнес: Как 16 типов личности определяютваши успехи на работе: Пер. с англ. — М.: Персей; Вече; ACT, 1995. — С. 138.
  • [14] Психология и психоанализ характера: Хрестоматия по психологии и типологиихарактера. — Самара: БАХРАХ, 1997. — С. 177.
  • [15] Психология и психоанализ характера: Хрестоматия. — С. 180.
  • [16] Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. — С. 109.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>