Полная версия

Главная arrow Культурология arrow История русской культуры IX

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЛИТЕРАТУРА. ОБЩЕСТВЕННАЯ МЫСЛЬ

Русская письменная литература возникла на основе богатых традиций устного народного творчества, уходящего своими корнями в глубины столетий. Источником многих оригинальных произведений древнерусской литературы является фольклор. Устная поэзия оказала большое влияние на художественные особенности и идейную направленность письменной литературы, на формирование древнерусского литературного языка.

Характерная особенность русской средневековой литературы заключается в ее острой публицистичности. Памятники литературы одновременно являются и памятниками общественной мысли. В основе их содержания — важнейшие проблемы общества и государства.

Одним из основных оригинальных жанров формирующейся русской литературы стало летописание. Летописи — это памятники не просто литературы или исторической мысли, а всей духовной культуры средневекового общества. В них отражается все многообразие явлений общественной жизни. На протяжении всего Средневековья летописание играло важную роль в политической и куль турной жизни страны.

Самым значительным памятником летописания является «Повесть временных лет», написанная в 1113г. монахом Киево-Печерского монастыря Нестором и дошедшая до нас в составе более поздних летописных сводов XIV—XV вв.

Однако «Повесть временных лет» — не самое первое летописное произведение. Ей предшествовали другие летописные своды. Можно считать точно установленным фактом существование сводов, составленных в 70-х и 90-х гг. в Киево-Печерском монастыре. Достаточно обоснованным является мнение о существовании Новгородского летописного свода 50-х гг. XI в. Летописная работа велась и в других центрах (например, при Десятинной церкви в Киеве). Отголоски летописных традиций, отличных от киево-печерской, обнаруживаются в более поздних летописных сводах.

Что касается времени возникновения русского летописания и его начальных этапов, то здесь многое продолжает оставаться неясным. По этому вопросу существует несколько гипотез. Русский филолог А.А. Шахматов считал, что «Древнейший» свод был составлен в 1039 г. в связи с установлением Киевской митрополии. По мнению известного исследователя древнерусской литературы Д.С. Лихачева, первым историческим произведением было «Сказание о первоначальном распространении христианства на Ру си», составленное в 40-х гг. XI в. и послужившее основой для свода 70-х гг. Советский историк академик М.Н. Тихомиров начало летописания связывал со «Сказанием о русских князьях» (X в.), составленным, по его мнению, вскоре после крещения Руси и имевшим нецерковный характер.

Академик Б.А. Рыбаков первым летописным сводом считает свод, созданный в 996—997 гг . при Десятинной церкви в Киеве и обобщивший материал кратких погодных записей и устных сказаний. К концу X в. относил начало русского летописания и академик Л.В. Черепнин. Таким образом, становление оригинальной русской литературы связано с возникновением летописания, наиболее полно отразившего в себе ее характерные особенности.

Как и всякая летопись, «Повесть временных лет» отличается сложностью состава и разнообразием включенного в нее материала. Кроме кратких погодных записей и более подробных рассказов о политических событиях, в нее вошли и тексты дипломатических и юридических документов, и пересказы фольклорных преданий, и выдержки из памятников переводной литературы, и записи о явлениях природы, и самостоятельные литературные произведения — исторические повести, жития, богословские трактаты и поучения, похвальные слова. Это позволяет говорить о летописи как о синтетическом памятнике средневековой культуры, своеобразной энциклопедии средневековых знаний. Однако это не «механическая сводка» разнородного материала, а цельное произведение, отличающееся единством темы и идейного содержания.

Цель труда сформулирована автором в его заглавии: «Се повести времянных лет, откуду есть пошла Руская земля, кто в Киеве нача первее княжити, и откуду Руская земля стала есть». Из этих слов следует, что происхождение и история Русского государства рассматривались автором в неразрывной связи с происхождением и историей киевской княжеской власти. При этом история Руси давалась на широком фоне всемирной истории.

«Повесть временных лет» — памятник средневековой идеологии. Позиция автора сказалась и на отборе материала, и на оценках различных фактов и событий. Основное внимание уделено событиям политической истории, деяниям князей и других представителей знати. Хозяйственная жизнь и быт народа остаются в тени. К массовым народным движениям летописец относится враждебно, рассматривая их как «казнь Божию». Отчетливо проявилось в летописи и религиозное мировоззрение ее составителя: конечную причину всех событий и поступков людей он видит в действии божественных сил, «провидения». Но за религиозными рассуждениями и ссылками на волю Бога часто скрываются практический подход к действительности, попытки выявить реальные причинно-следственные связи между событиями.

«Повесть...», созданная в тот период, когда уже начался распад государства на отдельные земли и княжества, проникнута идеей единства Русской земли, которое мыслилось как сплочение всех земель под властью киевских великих князей. Автор резко осуждал княжеские раздоры, обосновывал необходимость «единачества» князей перед лицом внешней опасности. Он обращается к князьям: «Почто вы распря имати межи собою? А погании губят землю Русь- кую». Тема героической борьбы с внешними врагами проходит через всю летопись. Патриотическая направленность, способность возвыситься до понимания общенародных интересов сближают «Повесть...» с устным народным эпосом и становятся ведущими тенденциями всей древнерусской литературы.

Послужив основой местных летописных сводов периода феодальной раздробленности, «Повесть временных лет» сыграла огромную роль в утверждении и сохранении идеи единства Ру си в сознании последующих поколений, живших во времена княжеских усобиц и суровых испытаний монголо-татарского ига.

Очередной период в истории ру сского летописания начался в XII в. В условиях политической раздробленности оно приобретает областной характер. Значительно увеличивается количество центров летописания. Кроме Киева и Новгорода, летописи велись в Чернигове и Переяславле, в Полоцке и Смоленске, во Владимире и Ростове, в Галиче и Владимире-Волынском, в Переславле-Залесском, Рязани и других городах. Летописцы сосредоточивали внимание на локальных событиях, рассматривая историю своих земель как продолжение истории Киевской Руси и сохраняя в составе местных летописей «Повесть временных лет». Создаются родовые княжеские летописи, жизнеописания отдельных князей, исторические повести об отношениях между князьями. Составителями их были, как правило, не монахи, а бояре и дружинники, а иногда и сами князья, что усиливало светское направление в летописании.

В летописании появлялись местные, индивидуальные черты. Так, в Галицко-Волынской летописи, повествующей о жизни князя Даниила Романовича и отличающейся светским характером, главное внимание было уделено борьбе княжеской власти с непокорным боярством, описанию междоусобных войн. В летописи почти нет рас- суждений религиозного характера, зато слышны отзвуки дружинной поэзии.

Местный характер особенно свойствен новгородскому летописанию, скрупулезно и точно фиксировавшему события внутригородской жизни. В нем наиболее полно отразились демократическая направленность, роль городского населения в общественной жизни. Стиль новгородских летописей отличается простотой и деловитостью, отсутствием церковной риторики.

Владимиро-суздальское летописание отражало интересы все более усиливавшейся великокняжеской власти. Стремясь утвердить авторитет Владимиро-Суздальского княжества и обосновать притязания его князей на политическое и церковное главенство на Ру си, летописцы не ограничивались местными событиями, а старались придать летописанию общерусский характер. Главная тенденция владимирских сводов — обоснование необходимости единой и сильной власти владимирского князя, которая представлялась преемницей власти киевских великих князей. Для этого широко использовалась религиозная аргументация, придававшая летописанию подчеркнуто религиозный характер. Эту традицию восприняло в XIV—XV вв. московское летописание.

Один из древнейших памятников древнерусской литературы — «Слово о законе и благодати». Оно написано в 30—40-х гг. XI в. придворным княжеским священником Иларионом, ставшим позднее первым киевским митрополитом из русских. Использовав форму церковной проповеди, Иларион создал политический трактат, в котором нашли отражение злободневные проблемы русской действительности. Противопоставляя «благодать» (христианство) «закону» (иудаизм), автор отвергает свойственное иудаизму понятие богоиз- бранничества и утверждает идеи перенесения небесного внимания и расположения с одного избранного народа на все человечество, равноправия всех народов. Своим острием «Слово...» направлено против притязаний Византии на культурное и политическое главенство в Восточной Европе. Этому положению Иларион противопоставляет идею равноправия всех христианских народов независимо от времени их крещения, выдвигает теорию всемирной истории как процесса постепенного и равного приобщения всех народов к христианству. Русь, приняв христианство, заняла достойное место среди других христианских государств. Тем самым дается религиозное обоснование государственной самостоятельности и международного значения Руси. «Слово...» пронизано патриотическим пафосом, гордостью за Русскую землю, которая «ведома и слышима есть всеми конци земля».

С борьбой Руси за утверждение церковной самостоятельности связано появление оригинальной житийной литературы. И даже в этот типичный церковный жанр проникли публицистические мотивы и политические идеи. Разновидностью житийной литературы стали княжеские жития. Примером такого жития является «Сказание о Борисе и Глебе». Культ Бориса и Глеба, ставших жертвами междоусобной борьбы (они были убиты в 1015 г. их братом Святополком), имел глубокий политический смысл: он освящал идею, согласно которой все русские князья — братья. В то же время в произведении подчеркивалась обязанность «покорения» младших князей старшим. «Сказание...» существенно отличается от канонического жития византийского типа. Основная его идея — не мученичество святых за веру, а единство Русской земли, осуждение княжеских междоусобиц. И по форме «Сказание...», несмотря на использование в нем агиографических приемов, является исторической повестью с точным названием имен, фактов, с подробным описанием реальных событий.

Значительно ближе к житийному канону написанное Нестором «Чтение о Борисе и Глебе». Удалив весь конкретный исторический материал, автор сделал изложение более отвлеченным, усилил назидательные и церковные элементы. Но при этом он сохранил основную идейную тенденцию «Сказания...»: осуждение братоубийственных распрей и признание необходимости повиновения младших князей старшим в роду.

Важные социальные, политические и нравственные проблемы затронуты в «Поучении» Владимира Мономаха. Это политическое и нравственное завещание выдающегося государственного деятеля, проникнутое глубокой тревогой за судьбу Руси, вступившей в сложный период своей истории. Состоявшийся в 1097 г. в Любече княжеский съезд признал факт раздробленности Ру си и, выдвинув принцип «кождо да держит отчину свою», санкционировал новую форму политического строя. «Поучение» Мономаха было попыткой предотвратить княжеские раздоры и сохранить единство Руси в условиях раздробленности. За требованиями соблюдать нормы христианской морали явно просматривается определенная политическая программа.

Центральная идея «Поучения» — укрепление государственного единства, для чего необходимо строго соблюдать требования у ста- новленного правопорядка, подчинять интересы отдельных княжений, личные и семейные интересы князей общегосударственным задачам. Князь должен жить в мире с другими князьями, беспрекословно подчиняться «старейшему», не притеснять младших, избегать ненужного кровопролития. Свои наставления Мономах подкрепляет примерами из собственной жизни. К «Поучению» присоединено письмо Мономаха к князю Олегу Святославичу Черниговскому, в котором он, желая добра «братьи» и «Ру сьскей земли», выступая за единство действий русских князей против внешних врагов, обращается с предложением о примирении к своему давнему врагу и убийце своего сына, демонстрируя торжество общегосударственного долга над личным чувством.

Одной из обязанностей князя Мономах считает праведный суд, защиту «смердов», «убогих», «вдовиц» от чинимых им притеснений. Эта тенденция, направленная на смягчение остроты социальных противоречий, получила свое отражение и в законодательстве («У став Владимира Мономаха», вошедший в «Русскую Правду»).

Вопрос о месте княжеской власти в жизни страны, о ее обязанностях и способах осуществления становится одним из центральных в литературе. Возникает идея о необходимости сильной власти как условии успешной борьбы с внешними врагами и преодоления внутренних противоречий. Этой мыслью пронизано «Моление Даниила Заточника» (первая четверть XIII в.). Осуждая засилье бояр и чинимый ими произвол, автор создает идеальный образ князя — защитника сирот и вдов, всех обездоленных, заботящегося о своих подданных. Развивается идея о необходимости «княжеской грозы». Но под «грозой» имеются в виду не деспотизм и произвол, а дееспособность и надежность власти: только княжеская «сила и гроза» могут оградить, «яко оградом твердым», подданных от произвола «сильных людей», преодолеть внутренние раздоры и обеспечить внешнюю безопасность. Актуальность проблематики, яркость языка, обилие пословиц и афоризмов, остросатирические выпады против бояр и духовенства на долгое время обеспечили этому произведению большую популярность.

Наиболее выдающимся произведением древнерусской литературы, в котором нашли воплощение лучшие ее стороны, является «Слово о полку Игореве» (конец XII в.). В нем повествуется о неудачном походе на половцев в 1185 г. новгород-северского князя Игоря Святославича. Но целью автора является не описание этого похода, оно служит ему лишь поводом для размышлений о судьбах Русской земли. Причины поражений в борьбе с кочевниками автор видит в княжеских междоусобицах, в эгоистической политике князей, жаждущих личной славы. «Невеселая година въстала» тогда, когда «на- чяша князи сами на себе крамолу ковати; а погании с всех стран прихождаху с победами на землю Рускую».

«Слово о полку Игореве» — произведение общерусское, в нем нет местных черт. Оно свидетельствует о высоком патриотизме его автора, сумевшего подняться над интересами своего княжества до общерусских проблем. Центральным в «Слове...» является образ Ру с- ской земли. Автор обращается к князьям с горячим призывом прекратить усобицы и объединиться перед лицом внешней опасности, чтобы «загородить Полю ворота», постоять «за землю Ру скую», защитить южные границы Руси.

Автор принадлежал к дружинной среде. Постоянно использу я присущие ей понятия «честь» и «слава», он наполнял их более широким, патриотическим содержанием. Осуждая князей за поиски личной «славы» и «чести», он прежде всего выступал за честь и славу Русской земли.

«Слово о полку Игореве» — произведение светское. В нем отсутствуют церковная риторика, христианские символы и понятия. Оно тесно связано с устным народным творчеством, что проявляется в поэтическом одушевлении природы, в широком использовании языческой символики и образов языческой мифологии, а также типичных для фольклора форм (например, плача) и изобразительно-выразительных средств. О связи с народным творчеством свидетельствуют и идейное содержание, и художественная форма произведения.

В «Слове о полку Игореве» воплотились характерные черты древнерусской литературы этого периода: живая связь с исторической действительностью, гражданственность и патриотизм. Появление подобного шедевра свидетельствовало о высокой степени зрелости литературы Древней Руси, о ее самобытности, о высоком уровне развития культуры в целом.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>