Полная версия

Главная arrow Культурология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

НАСЛЕДИЕ РОМАНТИЗМА

Неопределенность, размытость временных границ свойственны романтическому движению. Начало (предромантизм) датируется в 60—80-ми гг. XVIII в., безусловное господство романтического движения приходится на первые четыре десятилетия XIX в. Это время европейских революций, промышленного переворота. В последующие десятилетия романтические тенденции отошли на второй план, но продолжали существовать, периодически заявляя о себе.

Романтизм открыл историческое прошлое как время, отличное от современности. Расцвет исторического романа, исторической живописи, интерес к необычному, исключительному, непривычному, будь то знакомство с чудесами «таинственного Востока» или безднами человеческой души — все это привнесено эпохой. Романтики одушевляли все сущее, видели настроения, характер в образах природы.

Вместе с тем романтизму свойственно острое чувство современности. Этим объясняются подчеркнутая политизированность многих произведений искусства, созданных в этот период, и расцвет жанра политической карикатуры, который существовал и прежде, но именно в эпоху романтизма приобрел свои характерные черты.

Романтизм пронизан пафосом противостояния человеческой личности огромному и опасному окружению. Прославление и культ героического, призыв к свободе, к состраданию «униженным и оскорбленным», открытие «маленького человека», который достоин внимания и уважения не менее чем герой. А отсюда перспектива возникновения того, что получит название «массовое искусство».

Подводим итоги. Резкие перемены в жизни общества вызвали ностальгическую грусть о прошлом в душах людей, породили чувство бесприютности и неустроенности, заставили искать утраченную гармонию мира. «Песня странника—их отличительная мелодия»1. Бегство романтизма от тоскливой обыденности, где «прислуживаться тошно», имело несколько основных векторных направлений. Среди них: уход в другое время — в идеализированное прошлое или придуманное будущее (многочисленные социальные утопии), обращение к иным пространственным мирам (природа, не испорченная вторжением цивилизации, или экзотические страны, «таинственный Восток») и, наконец, обращение к сокровенным уголкам внутреннего мира человека.

Обращаясь от внешних проявлений романтизма к его сущностным характеристикам, следует подчеркнуть стремление к выразительности, которую романтики искали во всем: в народных легендах, сказках, исторических преданиях, творениях великих поэтов (Данте, Шекспир), в искусстве и нравах экзотических стран Востока.

Для них не приемлема была только обыденность, будничность. Если попытаться сопоставить Просвещение и Романтизм как две мировоззренческие системы, то возникает следующая картина. На смену просветительской метафизике пришла философия романтизма. Признание Разума организующим началом бытия было заменено иррациональным подходом, обращенностью к Чувствам. Спокойный, несколько ироничный оптимизм просветительства был вытеснен тревожной и тревожащей взволнованностью, постоянными метаниями между отчаянием и надеждой. Стремление к объективности отступило перед всепроникающим субъективизмом. Вера в отвлеченную, априорно-данную справедливость сменилась стремлением опереться на традицию, освещенную давностью и опытом предков. Космополитизм, культ всемирности и всеобщности заменен был почитанием своеобычности, «народного духа», национального своеобразия и, далее, исключительной индивидуальности.

Этот культ индивидуальности незаурядной, героической, способной противостоять и противоборствовать суровому окружающему миру, неожиданно привел к приятию всякой индивидуальности, личностного начала как такового. Ведь романтизм принял на вооружение героизацию страданий побежденного, слабого, угнетенного. Отсюда следовало признание и принятие интереса к «маленькому человеку», прежде остававшемуся вне внимания культурной традиции.

Исходя из перечисленных выше критериев, можно сказать, что для просветителей в искусстве самым ценным было то, что понятно, выверено, устойчиво, правильно, гармонично-красиво.

Романтикам гораздо притягательнее была выразительность, взволнованность, изменчивость, подвижность — все то, что заставляет ненавидеть или сострадать, все, что позволяет передать состояние «у самой бездны на краю».

Всякое явление, если оно было лишено будничного прозаизма, если оно казалось способным потрясти красотой или безобразием, признавалось достойным отображения в художественном творчестве. Романтики остро ощущают и стремятся передать единство и живую взаимосвязь разнородных явлений жизни. «Романтизм претендовал на универсальность взгляда на мир, на всеобъемлющий охват и обобщение всего человеческого знания, и он, в известной мере, действительно был универсальным мировоззрением»[1]. В эпоху романтизма, пожалуй, последний раз в истории западной цивилизации именно совокупность гуманистических знаний и художественной культуры наиболее полно выражали общественную духовную атмосферу.

Особо стоит отметить, что в перспективе именно романтическая эпоха заложила основу размежевания западной культуры на массовую и элитарную.

  • [1] Михайлов Л. В. Эстетические идеи немецкого романтизма // Эстетика немецких романтиков. М., 1987.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>