АВСТРАЛИЙСКИЙ СОЮЗ

По данным доклада Австралийского института криминологии (.Australian Institute of CnminologyY только материальный ущерб, понесенный потерпевшими от преступлений, оценивается в среднем в 19 млрд австралийских дол. в год. Кроме того, затраты, которые государство несет на оказание финансовой поддержки потерпевшим, составляют примерно 880 млн дол. в год.

Материальный ущерб, нанесенный потерпевшим и их семьям, как результат виктимизации различается. Средний размер расходов на лечение и медицинское обслуживание в случае причинения вреда здоровью составляет около 1000 австралийских дол., а в случае убийства — около 7600 дол. Косвенный же ущерб, который государство и работодатели несут в результате временной нетрудоспособности потерпевшего при причинении вреда его здоровью, составляет около 3400 дол., а при совершении половых преступлений — около 4500 дол.[1]

Важнейшей гарантией восстановления нарушенных прав потерпевших является право на компенсацию причиненного им материального и морального ущерба. Законодательство о финансовой поддержке потерпевших различается в зависимости от конкретного австралийского штата и австралийской территории, но общие подходы совпадают.

Во-первых, в случае признания причинителя вреда виновным в совершении преступлении судья или магистрат вправе в рамках уголовного процесса издать репарационный или компенсационный приказ (r?paration / compensation order), являющийся частью приговора по уголовному делу. Во-вторых, в каждом штате и на всех территориях Австралии действуют особые государственные программы по внесудебной компенсации ущерба потерпевшим от преступлений и соответствующие схемы материальной помощи. В-третьих, ущерб, причиненный потерпевшему в результате преступления, может быть покрыт за счет средств страховых компаний в том случае, если потерпевший был застрахованным. Многие работодатели также предоставляют своим работникам разнообразные корпоративные страховые программы. В-четвертых, еще одним способом компенсации понесенного ущерба является самостоятельная подача гражданского иска причинителю вреда, но уже в рамках гражданского процесса.

Основные принципы компенсации причиненного вреда виновным лицом, а также за счет средств различных программ помощи сформулированы в ст. 8, 9 и 12 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятой резолюцией № 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г. В статье 8 Декларации сказано, что «правонарушители ... должны предоставить справедливую реституцию жертвам, их семьям или иждивенцам». Статья же 12 гласит, что «в тех случаях, когда компенсацию невозможно получить в полном объеме от правонарушителя или из других источников, государствам следует принимать меры к предоставлению финансовой компенсации»[2].

Во всех штатах и на всех территориях Австралии действуют особые государственные программы компенсации вреда, причиненного потерпевшим. Кроме того предусмотрена возможность издания в рамках уголовного процесса судебного приказа о компенсации ущерба, причиненного потерпевшему причинителем вреда, осужденным за совершение уголовного преступления. В штате Западная Австралия в соответствии с данным приказом возможна компенсация только материального ущерба[3].

Кроме того потерпевший имеет право обратиться в гражданский суд в рамках производства об обязательствах из причинения вреда (tort). Рассмотрение таких исков регулируется преимущественно общим правом Австралии, а слушаются они в гражданских судах. Истец имеет право на restitutio in integrum, т.е. на такую компенсацию, которая была бы эквивалентна состоянию дел в случае, если бы гражданско-правовой деликт не был бы совершен вообще[4].

Все же, иски такого рода являются непростым способом возмещения причиненного вреда в силу существенной сложности и длительности их рассмотрения, а также имеют смысл лишь в случаях наличия у причинителя вреда какого-либо имущества, на которое может быть обращено взыскание.

В штате Новый Южный Уэльс принята и действует Хартия прав Жертв[5]. Она является составной частью Закона о правах о поддержке жертв 2013 года (разд. 2 ч. 2, ст. 6.1 — 6.18). Хартия провозглашает целый ряд прав жертв преступлений и налагает на все государственные органы и на всех должностных лиц обязанность по ее исполнению. Потерпевшему также предоставлено право обжаловать Уполномоченному по правам жертв все случаи нарушения прав, предоставленных потерпевшему Хартией (ст. 6.18).

Статья 6.1 Закона (Хартии) гласит, что потерпевшему гарантируется уважительное обращение с соответствующим сочувствием, учетом культурных особенностей и уважением достоинства. Потерпевший должен при первой возможности быть проинформирован соответствующими органами и ведомствами обо всех доступных ему видах помощи и поддержки (ст. 6.2). В необходимых случаях потерпевшему гарантируется вся доступная помощь, в особенности со стороны органов здравоохранения и социального обеспечения, а также юридическое сопровождение (ст. 6.3).

По запросу потерпевшего ему должно быть предоставлена информация о ходе расследования, кроме случаев, когда такое разглашение может навредить ходу самого расследования (ст. 6.4). Кроме данного права Хартия предусматривает, что во всех случаях потерпевший должен информироваться о следующих обстоятельствах:

  • (a) о предъявлении или об отказе в предъявлении обвинения причинителю вреда;
  • (b) о любых изменениях в ранее предъявленном обвинении виновнику, а также о любых соглашениях о признанию вины («сделках с правосудием», plea bargaining);
  • (c) о дате и месте слушаний по делу;
  • (d) о результате процесса, включая апелляционное обжалование и характер приговора и размер наложенного наказания.

Часть 2 статьи 6.5 Закона (Хартии) предусматривает, что при принятии решения о заключении соглашения о признании вины по половым преступлениям должно учитываться мнение потерпевшего, кроме случаев, если местонахождение потерпевшего неизвестно.

Ряд норм Хартии гарантирует конфиденциальность потерпевшему и защиту от возможных контактов с обвиняемым (подсудимым, осужденным) (ст. 6.7 — 6.9, 6.11). В частности, потерпевшему гарантируется защита от излишних контактов с подсудимым на стадии судебного разбирательства. Кроме того потерпевший освобождается от присутствия на предварительных слушаниях, кроме случаев, когда суд определит иначе. Домашний адрес и телефон потерпевшего не подлежит разглашению, а в случаях, если потерпевший испытывает опасения за свою безопасность, он вправе обратиться за защитой и его просьба должна быть рассмотрена.

В тех случаях, когда какая-либо собственность потерпевшего была изъята в целях расследования, те неудобства, которые это неминуемо вызывает, должны быть минимизированы, а сама собственность возвращена как можно скорее (ст. 6.10).

Хартия также предусматривает обязанностью информировать потерпевшего о принятии и условиях принятия решения об избрании меры пресечения для обвиняемого (подсудимого) (ст. 6.12, 6.13). Потерпевший по запросу вправе быть проинформированным о освобождении осужденного из мест лишения свободы либо о побеге. В случае же рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении из мест лишения свободы осужденного за тяжкие преступления, потерпевший вправе выразить комиссии по условно-досрочному освобождению свои соображения по данному вопросу. Данное право также предоставлено потерпевшему и в случае такого изменения у данной категории осужденных режима отбывания наказания, которое позволяет им находиться вне мест лишения свободы без охраны (ст. 6.15, 6.16).

Важным вопросом, который нельзя обойти вниманием в рамках данного исследования, является восстановительное правосудие (restorativejustice). Идея восстановительного правосудия проникла в Австралию в начале 1990—х годов из Новой Зеландии, где данные практики уже вошли в обиход. Пилотный проект был впервые запущен в Австралии в городе Barra Barra (Wagga Wagga) в 1991 году1.

В основу разнообразных практик восстановительного правосудия заложен подход, при котором лица, виновные в совершении преступлений и причинившие тот или иной вред потерпевшему, участвуют в программах по примирению и возмещению вреда. Идея восстановительного правосудия основана на понимании преступления в качестве нарушения интересов конкретной личности и его социального окружения.

В Австралии программы восстановительного правосудия регулируются на уровне отдельных штатов и территорий и могут отличаться друг от друга. Первоначально программы восстановительного правосудия распространялись исключительно на несовершеннолетних правонарушителей, однако в последнее время в отдельных австралийских юрисдикциях они также распространяются и на совершеннолетних лиц.

В настоящее время в Австралии действуют следующие программы восстановительного правосудия2:

  • 1. Конференции (conferencing, встречи) для несовершеннолетних правонарушителей во всех штатах и территориях.
  • 2. Конференции (встречи) для совершеннолетних правонарушителей в отдельных штатах.
  • 3. «Круги правосудия» (circle sentencing) в штатах Новый Южный Уэльс и Западная Австралия.
  • 4. Медиация (посредничество) между потерпевшим и правонарушителем (victim — offender mediation (VOM)) во всех штатах и территориях, за исключением штата Виктория и Австралийской столичной территории.

Основным направлением развития восстановительного правосудия в настоящее время является все большее распространение действия программ на совершеннолетних правонарушителей и на лиц,

Kathleen Daly and Hennessey Hayes. Restorative Justice and Conferencing in Australia. Trends and Issues in Crime and Criminology. Australian Institute of Criminology. No. 186 February 2001. P. 2 [http://www98.griffith.edu.au/dspace/bitstream/han-dle/10072/4022/15328.pdf;sequence=l ] (дата обращения 31.10.2016).

Jacqueline Joudo Larsen. Restorative Justice in the Australian Criminal Justice System. Australian Institute of Criminology. AIC Reports, Research and Public Policy Series. No. 127. 2014. P. iv. [http://www.aic.gov.au/mcdia_library/publications/rpp/rppl27. pdf] (дата обращения 31.10.2016).

совершивших более тяжкие преступления, т. к. первоначально они распространялись только на лиц, совершивших преступления небольшой тяжести.

Программы по проведению конференций (встреч) для несовершеннолетних правонарушителей существуют во всех штатах и территориях. Их цель состоит в предоставлении молодому правонарушителю возможности осознать последствия своих действий и ущерб, который они причинили другим лицам. Данные встречи могут проводиться на всех стадиях процесса и организуются полицией, судом или специальными ювенальными агентствами. Возможность или необходимость их проведения основывается на признании виновным своей вины, его угрызениях совести, раскаянии, действиях, направленных на восстановление нарушенных прав потерпевшего. Для правонарушителя участие в конференциях является добровольным и предполагает обязательное признание своей вины. Формат конференций состоит во встречах виновника и потерпевшего с участием представителей полиции, родителей или представителей несовершеннолетнего правонарушителя, представителей потерпевшего и других лиц. В большинстве австралийских юрисдикций сам потерпевший вправе отказаться от личного участия в таких конференциях и ограничиться участием своих представителей1.

Молодым правонарушителям предоставляется возможность объяснить мотивы о обстоятельства своего противоправного поведения, принести извинения потерпевшему, и возместить причиненный ему ущерб. В итоге стороны заключают соглашение, которое является обязательным к исполнению и может включать в качестве санкции принесение устных или письменных извинений, выплату компенсаций потерпевшему, участие в общественных работах, посещение курсов реабилитации и пр.2 Правонарушители, не согласные с исходом конференции, имеют право вернуть свое дело на рассмотрение обычных следственных и судебных органов.3

Jacqueline Joudo Larsen. Restorative Justice in the Australian Criminal Justice System. Australian Institute of Criminology. AIC Reports, Research and Public Policy Series. No. 127. 2014. P. 6. [http://www.aic.gov.au/media_library/publications/rpp/rppl27. pdf] (дата обращения 31.10.2016).

Kathleen Daly and Hennessey Hayes. Restorative Justice and Conferencing in Australia. Trends and Issues in Crime and Criminology. Australian Institute of Criminology. No. 186 February 2001. P. 2 [http://www98.griffith.edu.au/dspace/bitstream/han-dle/10072/4022/15328.pdf;sequence=l ] (дата обращения 31.10.2016)

Jacqueline Joudo Larsen. Restorative Justice in the Australian Criminal Justice System. Australian Institute of Criminology. AIC Reports, Research and Public Policy Series. No. 127. 2014. P. 6. [http://www.aic.gov.au/mcdia_library/publications/rpp/rppl27. pdf] (дата обращения 31.10.2016).

Программы восстановительного правосудия для совершеннолетних правонарушителей существуют в Австралии в четырех юрисдикциях — штатах Новый Южный Уэльс, Виктория, Южная Австралия и Квинсленд1.

«Круги правосудия» существуют в штатах Новый Южный Уэльс и Западная Австралия под эгидой судов коренных народов (indigenous courts). Целью существования данных программ является рассмотрение уголовных дел с участием представителей коренных народов Австралии с учетом традиций этих народов и с привлечением старейшин и иных авторитетных для них лиц. Процесс в рамках данных «кругов» включает участие судей, юристов, представителей полиции, самих правонарушителей и представителей общественности.

Программы медиации (посредничества) между потерпевшим и правонарушителем (victim — offender mediation (VOM)), также иногда называются конференциями между потерпевшими и правонарушителями. Они предполагают участие меньшего числа лиц: только самих потерпевших и правонарушителей и проводятся лишь в местах лишения свободы после вступления приговора в законную силу. Данные конференции также проводятся лишь с согласия обеих сторон и при признании осужденным своей вины в совершении преступления. В остальном, формат данных конференций схожи с форматом иных конференций для правонарушителей, проводимых на иных стадиях процесса.

  • [1] http://www.victimsupport.org.aufinancial.php
  • [2] http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/power.shtml
  • [3] Статья 116 Закона штата Западная Австралия о назначении наказания (Sentencing Act 1995).
  • [4] Trindade, F. and Cane, P., The Law of Torts in Australia. 3rd ed. 1999, p.511.
  • [5] Charter of Victims Rights.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >