Полная версия

Главная arrow Литература arrow Нравственные проблемы публицистики Н.С. Лескова 60-х годов ХIХ века. Языковые средства отражения позиции автора

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Лексический повтор

Повтор лексический - обязательное средство воздействия на читателя в публицистике. К нему обращается Н.С. Лесков в каждой работе. Авторские тексты насыщаются повторами, «благодаря которым оказываются выделенными смысловые доминанты» [Леденева, 2000, 146] незавершенности, открытого вопроса, намека:

К чему он употребил слово “Шевченке поднес водки”? К чему эти недомолвки: “В последний раз я встретился с ним летом прошлого года на Загородном проспекте, но... лучше бы мне не встречаться с ним”? Что хотел сказать этим г. Лскоченский? Надо было уж договорить. Ведь он не договорил этого, верно, не по чувству деликатности и “благоэ/селания ” покойнику. Допустить такого предположения невозможно, потому что “сообразительный” редактор неспроста напечатал, что он видел Шевченка так, что “лучше бы не встречаться с ним ”.

Слово как называющая и характеризующая единица, как усматривается из лесковских контекстов, обладает способностью конденсировать и преобразовывать в себе самом работающие на него признаки всех названий видов контекстных окружений.

В статье «Как отравляются угольным чадом в Париже» с помощью лексического повтора демонстрируется функционально оправданная избыточность, к которой прибегает Н.С. Лесков. Избыточность типична для разговорной речи, однако в речевых партиях действующих лиц это явление не столь частотно, как в речи автора, например:

Это случилось сегодня, или, лучше сказать, это обнаружилось сегодня, в половине восьмого часа утра, а случилось это прошедшею ночью.

В ряде случаев Н.С. Лесков «прибегает к неоднократному повтору одного и того же слова, важного для передачи смысла» [Леденёва, 2000, 144], а также для точности и логичности восприятия текста:

Я распахнул занавеску своего окна и увидел, что к окну С-на приставлена лестница, на которой стоял рабочий в синей блузе и выламывал раму. Другой рабочий стоял на той же лестнице, несколькими ступенями ниже, а у лестницы стояло пять полицейских.

Н.С. Лесков, русский человек, с фотографической точностью фиксирует увиденное им из своего окна в Париже. С помощью стилистически нейтральных единиц и лексического повтора он отмечает особенности национального характера французов, которые «принимают решения слишком быстро - заниматься рациональной оценкой действий и ситуаций для них утомительно» [Садохин А.П., Грушевицкая, 2000, 203]. Русские не могли бы вдвоем стоять на одной и той же лестнице, так как это небезопасно для каждого их них. Кроме того, бездействие пяти полицейских, стоявших у той же самой лестницы в описываемой ситуации — картина не из русской жизни.

Повтор позволяет привлечь внимание читателя к тому, «что используемые единицы важны для писателя как экспрессивно-оценочные, эстетически значимые» [Леденёва, 2000, 144], и этнически важные, например:

“Сукна! Бога ради, скорее сукна!”

  • Сукна! сукна!кричала толпа, озираясь друг на друга.
  • Сукна! Черт вас возьми, сертучники! Сукна, для человека, для Бога!крикнул опять рабочий, протягивая руки к толпе.

рабочий;

Браво! браво!закричали из толпы рабочие.Браво, бедные гризетки! Браво, женщины Латинского квартала!

Ключевым словом для характеристики действующих лиц выступает единица браво, ярко выражающая некую театральность (о чем свидетельствуют контекстные актуализаторы: крикнул опять рабочий, протягивая руки к толпе ), - качество, свойственное французам даже в трагической ситуации.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>