Полная версия

Главная arrow Литература arrow Нравственные проблемы публицистики Н.С. Лескова 60-х годов ХIХ века. Языковые средства отражения позиции автора

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Авторские новообразования книжного характера

Расширяют представления о языковой личности Н.С. Лескова-публициста авторские новообразования, являющиеся производными от книжных слов и стилизованные под единицы той же стилевой тональности. Часто они содержат негативную экспрессию, например:

Всего страннее, что причину такого презрения плоти мы видим не в духе учения отжившего спиритуализма и умерщвления вечно зиждущей природы, а в духе суетности, презирающей факт жизни в пользу вещественной монументальности.

Лексемы зиждущий и спиритуализм являются окказиональными ввиду отсутствия их лексикографической фиксации. Логично

предположить, что слово зиэюдущий - производное от книжного и устаревшего глагола зиждить «создавать, творить, строить» [МАС, 1, 610].

Окказиональная единица зиждущий репрезентирует базовые установки в концептосфере публициста, встает в оппозицию к книжным словам, в обобщенном виде номинирующим суетность - «то, что не имеет истинной ценности, ничтожное, пустое» [МАС, 4, 303].

Н.С. Лесков уже в ранний период литературной деятельности создает окказиональные единицы книжного стиля по аналогии с существующими в языке и представленными в контексте одномодельными словами, например, авторское новообразование разночувствие было создано путем сложения и суффиксации по аналогии с узуальным существительным разномыслие - «несходство мыслей, убеждений» [МАС, 3, 620]; лексема разно стремление образована путем чистого сложения основы и целого слова - второго компонента, однако морфемный состав названных единиц одинаков.

Среди наилучших учреждений, каких страна наша до сих пор никогда не имела и которые ныне имеет, общество упорно отказывается дать свидетельство своей толерантности по отношению к людскому разномыслию, разночувствию и разностремлению, а в то же время само в собирательном составе своем не обнаруживает, чтобы оно опиралось на твердой почве самостоятельных мнений

Для достижения максимального эффекта воздействия на читателя автор в русле книжной тенденции XIX века создал и сложное слово сердцеызлияние, образованное путем сложения основы слова сердце в одном из ЛСВ - «орган кровообращения как символ средоточия чувств, переживаний, настроений человека» [ТСУ, 3, 182] и слова излияние (книжн.) в значении «откровенное высказывание, передача другим своих интимных чувств, переживаний» [ТСУ, 1, 456]. Окказионализм стилизован под книжную единицу. Слово прозрачно в семантическом отношении, значение новообразования подразумевает действия отдельной личности, индивидуума, что следует из компонентов единичности дефиниции (символ средоточия чувств, переживаний, настроений/ человека; высказывание своих интимных чувств, переживаний):

Остальной класс, потребляющий горячее вино, водку, пиво и мед, но не желающий, вследствие своего нравственного развития, участвовать в криках, лобзаниях и побоищах и избегающий даже близкого соприкосновения с этими сценами народного сердцеизлияния, должен искать возможности удовлетворять своим потребностям другими путями.

Окказионализм облагонравленный - единица, представляющая собой форму потенциального глагола облагонравить(ся), этимологически восходящую к прилагательному благонравный - «нравственный, добронравный, хороших правил» [ТСД, 1, 164] или к субстантиву благонравие - «чистая, непорочная нравственность, хороших правил поведения» [там же].. Новообразование имеет структурно-семантическую мотивацию. Автор со знанием дела утверждал, что не пойдет никто из более или менее облагонравленных людей в большинство портерных лавочек, двери которых украшены изображением бутылки, брызжущей дугообразной струей красной влаги с подписью: “эко пиво ”, по той причине, что это ниже их социального статуса.

Книжная лексика, таким образом, широко представлена в публицистике Н.С. Лескова 60-х годов; наряду с узуальными активными лексическими единицами в авторской речи широко использованы резервы: устаревшие слова и окказиональные,

заполняющие семантические и лексические лакуны в соответствие с авторским замыслом.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>