Полная версия

Главная arrow Политология arrow Внешнеэкономическая политика России в условиях глобальных вызовов

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ВЗАИМОСВЯЗЬ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ: РОЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА

Одной из приоритетных задач российской государственной политики в области внешнеэкономической деятельности является привлечение иностранного капитала. Для её решения требуется привлекательный имидж, создающийся в том числе устойчивостью политики по отношению к условиям деятельности иностранных компаний, свободному перемещению ключевого персонала транснациональных корпораций и крупных компаний в нашей стране с участием иностранного капитала и др. Только такие условия вместе с квалифицированной рабочей силой и достаточно ёмким и гибким рынком труда обеспечивают растущую инвестиционную привлекательность страны в целом и особенно её отдельных регионов.

Анализ воспроизводственного процесса, в росте качества которого большую роль играет конкурентоспособность национальной экономики, её отдельных секторов и факторов производства, должен начинаться с оценки человеческого капитала как наиболее ценного фактора в условиях роста глобализации и важности степени включенности страны в мировую экономику.

Инвестиции в образование — фактор повышения эффективности внешнеэкономической деятельности России

Роль человеческого капитала в рамках одноименной теории Т. Шульца и Г. Беккера и соотношение этого понятия с более распространенным в русскоязычной литературе понятием «человеческий потенциал» представляет особый интерес для теории и практики российской экономики и российской научной мысли. Первое связано с затянувшимся процессом российского перехода к устойчивому экономическому развитию как страны с рыночной экономикой и институциональным выходом на мировую арену в связи с вступлением в ВТО; второе — с отставанием науки из-за иной парадигмы подхода к понятиям эффективности и конкурентоспособности (национальной и международной) и из-за отсутствия, несмотря на обилие работ, общепринятой формулировки определения конкурентоспособности. В работе К.Н. Звонаревой обобщены категории теории конкурентоспособности 11]. В предлагаемых четырех категориях конкурентоспособности, которые встречаются чаще других, отсутствует человеческий потенциал, хотя конкурентоспособность любого товара или услуги зависит от качества и количества рабочей силы, её распределения по видам экономической деятельности и предприятиям, имеющим отношение только к внутреннему потреблению или занимающихся экспортом своей продукции, а в крупнейших фирмах (например, корпорациях) — ориентации на экспорт значительной доли продукции. Существуют и ошибки, связанные с дорыночным кругозором российских исследователей даже в большей мере, чем практиков. Так, в этой же работе приводится пример товаров и услуг, которые продаются «лишь на локальном рынке» 11, с. 27], — гостиницы и рестораны. Это существенное недопонимание сущности конкурентоспособности и её соотношения с видами экономической деятельности, занимающими в современной глобальной экономики, не знающей национальных или административных границ. Это и недопонимание важности качества человеческого капитала для уровня любых сервисных услуг, определяющих мировую конкурентоспособность той или иной брендовой системы. Внешнеэкономическая политика сверхудачного французского «изобретения» — мирового рейтинга ресторанов мишленовских звезд (рейтинг Michelin), за который борются все желающие получить признание особого положения в глобальном мировом сервисе. Конкурентоспособность многих ресторанов системы «мишленовских» звёзд выливается в продажу за много месяцев вперед и за много сотен и даже тысяч километров от места конечного потребления продукции так называемых кулинарных уроков. Наличие такого ресторана в гостинице повышает и её конкурентоспособность. Второй пример, сводимый в работе к локальному уровню, на самом деле относится к мировому: кроме гостиниц и других мест туристического бизнеса, к нему мы отнесли бы круизные суда, в том числе с многодесятилстней арендой, клубные отели с услугами, купленными на несколько десятков лет, и т.д. Пример гостиниц всех мировых туристических центров — это продажа за сезон (самых престижных и дорогих не менее чем за год) по всему миру, основываясь на конкурентоспособности самих гостиниц, связанной со страной и местом расположения, персоналом, обеспечивающим культуру обслуживания, с кухней, уровень которой также определяется персоналом, т.е. «брендом» гостиниц. Последний, с одной стороны, является частью и показателем конкурентоспособности, с другой — должен постоянно поддерживаться, чтобы сохранять этот уровень, определяющий качество услуг и, соответственно, спрос на них.

Отсутствие учета человеческого потенциала (капитала), который большинство российских авторов не включает даже в конкурентоспособности страны на макроуровне, способствует также и ошибкам в оценках более «ограниченной» конкурентоспособности. Есть конкурентоспособность авиастроительной отрасли, которая зависит от многих факторов: квалификации конструкторов и их способности перспективного видения, квалификации и профессионализма рабочих, точности выбора ниши авиатипа (класса), на котором выгоднее сосредоточить свои усилия бизнесу данной страны для более высокой конкурентоспособности, чем у конкурентов. Но сам вид продукции, требующей огромных капиталовложений, инвестиций не только в производство, но и не меньшее в НИОКР, носящих долговременный характер, делает этот мировой рынок ограниченным несколькими десятками стран в целом и ещё меньшим числом стран в данной нише типа (класса) авиамодели. Другое дело, рынок по использованию авиатранспорта, который большинство экспертов относят к инфраструктурным, хотя это не во всех случаях точно. Развитие этого рынка после второй мировой войны, особенно в гражданской сфере, и в XXI в. показывает высокую степень зависимости конкурентоспособности от персонала всех уровней: от наземного обслуживания до полетного сервиса и квалификации экипажа. Здесьтакже огромную роль играет уровень менеджмента и государственного регулирования, способного воздействовать как на менеджмент в случае трудовых споров, так и на профсоюзы. Пока перед Россией не встала очень острая проблема нехватки высококвалифицированного персонала определенных специальностей, требующих более молодого состава, например, лиц в возрасте до 50 лет. Эта задача очень остра в развитых странах Западной Европы, например, Германии, где постарение самой рабочей силы нарастает в соответствии с демографическими процессами предшествующих десятилетий. Эти же проблемы в другом аспекте изложены в разделе 1.1. Президент Немецкой конфедерации ремёсел Г. Вользай-фер (Ы18ейет) говорит об у мен ьшен и и вы пускн и ков общеобразовател ь-ных школ в предстоящее десятилетие на 100 тыс. человек, что приведет к усилению соответствующих проблем заполнения ученических мест на производстве и в подготовке квалифицированных рабочих[1] [6]. Частичный выход он видит в обучении молодежи из стран Евросоюза, испытывающих большие проблемы с молодёжной безработицей, например Испании, и молодежи из числа беженцев таких стран, как Ирак и Сирия [7]. Общий уровень подготовки этих молодых людей достаточно высок и после нескольких месяцев изучения немецкого языка, они с успехом проходят профессиональную учебу в германской смешанной системе подготовки (ученичество на предприятиях). Россия, принимая всё большое число трудовых мигрантов из стран Центральной Азии, не задумывается о необходимости их обучения не только русскому языку, но и квалифицированным профессиям рабочих, которых так не хватает российской экономике. Немецкие союзы предпринимателей предлагают даже проводить различающуюся миграционную политику в отношении мигрантов в целом и успешной молодежи, предлагая предоставить последней иные возможности для временной или даже постоянной работы, тем самым поддерживая как внутренний, так и внешнеэкономический потенциал страны.

Выбор нового, тем более инновационного сегмента развития национального хозяйства требует предварительной оценки не только финансовых возможностей государства и бизнеса и конкурентоспособности в этом сегменте с уже существующими конкурентами, но и оценки необходимого объема специалистов соответствующего качества. Причиной отставания России в создании конкурентоспособного самолета типа «суперджет» не только от существующих корпораций, но даже от начинающих «с нуля» (Китай), свидетельствует, по нашему мнению, прежде всего о недоучете роли и места, который занимает в подобных мегапроектах человеческий капитал.

К отраслевой конкурентоспособности ряд экспертов относит среди прочих: повышение качества образования и подготовки управленческих кадров (1) и государственную политику, направленную на удержание квалифицированных специалистов (2). Здесь нам видится несколько смещений проблемы соотношения конкурентоспособности и человеческого потенциала. Во-первых, любая социальная политика — государственная, корпорационная, частных фондов — направлена на удержание носителей высокого человеческого капитала за счет льгот, преимуществ, возмещения затрат на медицинские, образовательные, рекреационные и даже туристические услуги (социальный пакет). Наибольших успехов во внешнеэкономической деятельности может добиться та институциональная единица, которая тратит в рамках социальных затрат достаточный объем средств для поддержания различных сегментов образования на конкурентно высоком уровне. Государство и союзы предпринимателей должно заботить соответствие подготавливаемых молодых специалистов потребностям рынка труда в высококвалифицированном сегменте; корпорация заинтересована в наличии на рынке труда этих специалистов, в их привлечении в условиях острой конкуренции корпорационной социальной политикой, а также в их постоянном профессионально-квалификационном росте, в чем заинтересовано и государство для повышения качества человеческого капитала в целом, а, следовательно, в конкурентоспособности национальной экономики. Противоречие существует на всех ступенях образования между возможностями поддерживать определенный уровень качества преподавания и доступа к учреждениям разного качества разных слоёв населения. По отношению к управленческим кадрам, т.е. людям, уже сделавшим первые шаги по карьерной лестнице, необходимо ставить вопрос о постоянной переподготовке и повышении уровня образования в соответствии с запросами новой стадии развития отрасли (вида экономической деятельности), а не просто повышения качества их образования и подготовки. Частные корпорации сами решают эту проблему надлежащим образом — иначе они снизят свою конкурентоспособность. Государство всегда стоит перед двумя взаимосвязанными проблемами: ограниченным объемом расходов и эффективностью их использования. Мировая практика конца XX и особенно начала XXI века показала, что самые успешные игроки мирового рынка товаров и услуг являются и самыми крупными «затратчиками» на образование (как доли расходов к ВВП)[2]. Если это качество не обеспечивается на первоначальном этапе, то система должна быть признана просто непригодной и подлежащей ликвидации. Удержание квалифицированных специалистов, если речь не идет о бюджетной сфере, а она в нормальной экономике всегда значительно меньше сферы бизнеса, не должно быть заботой государственной политики, а политики фирмы, бизнес-сообщества, союзов наемного труда и союзов работодателей. Предлагаемая в документе ГД госполитика «удержания» может привести лишь к снижению конкурентоспособности.

  • [1] В 2014 г., по его же данным, в Германии оказались не заняты 20 тыс. ученических мест.
  • [2] ,52 Дальновидность политики правящих классов всегда видна на примерах взаимосвязан-ной политики развития и социальной политики. Можно сослаться на политику такого государства, как Саудовская Аравия. Развитие экономики по территориально-пространственному принципу — строительство по периметру государства новых городов — центров индустриально-инновационного развития сопровождается созданием в этих городах прекрасно финансируемых университетов и обеспечением страны в недалеком будущем самыми квалифицированными кадрами. Если сравнить доходы от экспорта нефти и нефтепродуктов этой страны и России в 2013 г., то они составляли соответственно 327,1 и 278 млрд долл, (в 2010 г. — 197,29 и 188,07), а расходы на образование — 5,14% ВВП и 4,10% ВВП. Соответственно, Россия еще более весомо отставала по расходам на одного учащегося или студента.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>