Концепция проектирования детской книги как целостного организма

Детская книга как жанр графического дизайна появилась в Великобритании 1870—1880-х гг., как литературный жанр, она также явление сравнительно молодое: вплоть до конца XVII в. дети, которым было доступно книжное чтение, слушали или читали те же книги, что и взрослые.

Первую книгу, созданную специально для детей, «Мир чувственных вещей в картинках» (Orbis Sensualium Pictus) — учебник на латыни, иллюстрированный гравюрами, опубликовал в 1658 г. чешский священник и педагог Я. А. Коменский. В целом на протяжении XVII в. круг детского чтения в основном сводился к Библии.

В XVIII в. у детей, наконец, появилась возможность читать книги для взрослых в адаптированном виде. Это два знаменитых романа — «Робинзон Крузо» Д. Дефо (1719) и «Путешествия Гулливера» Дж. Свифта (1726). В то же время и детей, и взрослых одинаково привлекали дешевые издания народных сказок, баллад и преданий, заимствованных из устной традиции. Начало XIX в. отмечено появлением немецких народных сказок, опубликованных Я. и В. Гриммами.

Начало «золотого века» детской литературы относится к середине XIX в. К этому времени наконец было осознано, что детям, помимо учебников и религиозных сочинений, требуются собственные книги. Кроме того, набирало силу движение за всеобщее обязательное начальное образование (было введено в Великобритании в 1870 г. для детей от 5 до 12 лет), и уровень грамотности среди детей, включая и принадлежащих к низшим сословиям, постепенно повышался.

Основоположниками современной детской книжной иллюстрации и оформления книги в целом считаются английские художники У. Крейн, Р. Калдекотт и К. Гринуэй, которые проектировали свои книги специально для детей и в течение 1870-х гг. изменили образ детской иллюстрированной книги навсегда.

Уолтер Крейн (1845—1915) был крупнейшим английским иллюстратором, примыкавшим к прерафаэлитам и У. Моррису, получившим известность, разрабатывая рисунки для обоев (для JefFreyand С°), плитки (для Mawand С°), керамики (для Wedgwood).

Однако наиболее ощутимый вклад он внес в английскую книжную графику, работая в технике цветной ксилографии. В начале 1860-х гг. он познакомился с издателем Э. Эвансом — пионером недорогой цветной печати. Вместе они начали массовое производство детских книг на дешевой бумаге, а потому доступных даже людям с малым достатком. Изысканное художественное оформление, великолепное знание детской психологии и невысокая цена продукции вскоре сделали издателя богатым, а художника знаменитым.

В 1870-х гг. Крейн выполнил целый ряд детских книжек-тетрадок для лондонского издательства «Джордж Роутлидж и сыновья», которые еще более упрочили его успех и сделали одним из самых популярных художников книги. Всего Крейн выполнил более 50 богато иллюстрированных книг для детей. У. Крейн старался понять, что именно привлекает детей в иллюстрациях и в искусст-

*

ии УОЛТ К РА КРСЙНА

Крейн У. Иллюстрация сказке «Царевна-лягушка». 1874 [26]

Рис. 1.26. Крейн У. Иллюстрация сказке «Царевна-лягушка». 1874 [26]

ЗОЛУШКА—КОТ Б САПОГАХ СИНЯЯ БОРОЛА — ТРИ ЛМЛВЕАЯ СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА

Рис. 1.25. Крейн У. Обложка книги «Сказки» [25]

ве в целом. Он считал, что дети предпочитают видеть точные линии, четко обозначенные формы и фигуры, а также яркие насыщенные цвета. Крейн придерживался мнения, что дети не обращают особого внимания на светотень и трехмерное отображение объектов. Своими иллюстрациями он стремился поражать и всячески поощрять воображение детей, используя яркие цветовые решения и четкие рисунки.

Графический стиль Крейна является отражением его интереса к искусству Ренессанса, что проявилось в первую очередь в изображении костюмов и интерьеров. Он также испытал значительное влияние японской гравюры с ее линеарностью и локальными цветовыми пятнами, что, по мнению художника, наиболее соответствовало особенностям детского восприятия.

В 1881 г. У. Крейн стал близким другом У. Морриса. Они сошлись во мнении о разрушающем влиянии коммерциализации на современное производство и дизайн. У. Крейн был вовлечен в деятельность движения искусств и ремесел и стал автором значительных книг по художественному оформлению и дизайну, включая «Декоративную иллюстрацию книг» (1896) и «Линии и формы» (1900).

ON І OF R CalDCCOTTi

О-—-.

ГККРЕШСК УУАЦНГ. A CO.

butt.

* t;

Калдекотт P. Обложка книги Рис. 1.28. Калдекотт Р. Обложка книги «Дом, который построил Джек». 1878 [27] «Мальчик с фермы» [28]

Рис. 1.27. Калдекотт P. Обложка книги Рис. 1.28. Калдекотт Р. Обложка книги «Дом, который построил Джек». 1878 [27] «Мальчик с фермы» [28]

Рэндолф Калдекотт (1846—1886) пристрастился к рисованию, когда в возрасте 15 лет начал работать в отделении банка Ellesmere и поселился в пригородной деревне Вирсволл. Он должен был много ходить и ездить по этой сельской местности, посещая клиентов банка. Многие из его более поздних иллюстраций воспроизводят пейзаж этой части Чешира. Его любовь к прогулкам, охоте и животным отразилась в массе рисунков и эскизах сцен охоты, многие из которых имеют юмористический характер. У Р. Калдекотта была привычка, которую он сохранил на всю жизнь: украшать письма, бумаги и документы эскизами на полях, чтобы развлечь адресата. Многие из этих писем с его рисунками были изданы в «Вашем Иллюстрированном обозрении». Переехав в Лондон, он стал успешным журнальным иллюстратором.

В 1877 г. Э. Эванс отказался от услуг У. Крейна как иллюстратора детских книг и попросил Р. Калдекотта сделать иллюстрации для двух рождественских книг. В результате появились «Дом, который построил Джек» и «Забавная история Джона Гилпина», изданные в 1878 г. Они немедленно завоевали успех у публики. Истории и стихи выбирал сам Калдекотт, а в некоторых случаях они были написаны или дополнены им. Среди известных поклонников его работ были П. Гоген и В. Ван Гог. К 1884 г. продажи детских стихов Рэндолфа достигли более чем 800 тыс. экземпляров (всего 12 кни-

жек). Дети с нетерпением ждали иллюстрированных им книг стоимостью в шиллинг каждая, которые выходили каждое Рождество в течение восьми лет, а Р. Калдекотт приобрел международную известность.

У Кейт Гринуэй (1846—1901) было счастливое и беззаботное викторианское детство. Она любила наблюдать хорошо одетых людей, которые входили и выходили из ателье по пошиву детского платья, основанного ее матерью. Летние месяцы она проводила в Ноттингемшире у родственников. Эту сельскую местность она полюбила навсегда и поэтически отобразила в своем творчестве. Особенно она любила аккуратные и опрятные английские сады, и эта любовь к цветам запечатлена в ее иллюстрациях.

м.

Рис. 1.29. Гринуэй К. Новогодняя Рис. 1.30. Гринуэй К. Титульный лист книги

открытка. 1880 [29] «Язык цветов». 1884 [30]

В 1867 г. Кейт создала свою первую печатную работу — обложку для книги «Младенческие развлечения». В это время она также делала поздравительные открытки, календарные и книжные иллюстрации для М. Варда (Белфастская компания с офисом в Лондоне, художественным руководителем которой был Томас Крэйн, брат Уолтера). Одна из ее открыток была распродана в количестве более 25 тыс. экземпляров в течение нескольких недель.

В 1876 г. К. Гринуэй начала сотрудничать с Э. Эвансом, так как стилевое решение ее акварелей хорошо подходило для тиражирования в технике торцовой гравюры. Ее первая совместная с Эвансом книга «Под окном» вышла в 1879 г. Для нее Кейт самостоятельно написала 43 стихотворения и проиллюстрировала их. Эванс использовал четыре цветных блока, чтобы воспроизвести ее тонкие акварели, — красный, синий, желтый и телесно-розовый. Следующая книга К. Гринуэй, изданная Эвансом, «Язык цветов» считается ее самой красивой книгой. Половина изданного в 1884 г. тиража первого издания (19,5 тыс. экземпляров) была продана в Америке.

Детство К. Гринуэй было для нее источником счастья на протяжении всей будущей жизни. В своих работах она изображала те мгновения своих ранних лет, которые делали ее счастливой. Миловидные лица персонажей и декоративное единство иллюстраций и текста обусловили широкую популярность творчества художницы в Великобритании и Америке.

После смерти К. Гринуэй ее дизайн стал копироваться многочисленными имитаторами. Украденные копии ее книг продавались в Европе и особенно в США. Считается, что костюмы персонажей с иллюстраций К. Гринуэй, напоминающие моду стиля регентства Георга IV (1811—1820) — время появления денди, повлияли на стиль одежды для детей в Старом и Новом Свете. Рисунки Гринуэй вскоре стали воспроизводиться всюду — на обоях, шарфах, в модном дизайне и производстве кукол.

Последние десятилетия XIX в. ознаменовались возрождением книжного искусства и в России. Книги, издаваемые в середине и во второй половине XIX в., были перегружены украшениями, иллюстрации выглядели чем-то инородным, поскольку выполнялись как произведения станковой графики без учета принципов построения книжного текста. В них пропала та строгость и стройность, которая отличала книги времен В. А. Жуковского и А. С. Пушкина.

Вновь осознали своеобразие книжного искусства художники объединения «Мир искусства», членов которого объединяли горячий интерес к прошлому западноевропейской и русской культуры и, в частности, послепетровского времени, убежденность в том, что произведение искусства прежде всего должно быть одновременно живым и художественно совершенным.

Все мирискусники активно работали в области книжной графики. Их увлечение книгой не было случайностью. Оно являлось результатом глубинных процессов, происходящих в русском искусстве на рубеже XIX—XX вв. Одним из них был пересмотр принципов взаимоотношений искусства с действительностью, формирование которых происходило под влиянием набиравшего силу нового вида проектной творческой деятельности, который впоследствии станет называться дизайном.

Александр Николаевич Бенуа (1870—1960) — создатель особой разновидности живописи, типичной для «Мира искусства», достоверной в мельчайших деталях и одновременно поэтизированно отражающей конкретную историческую эпоху, в частности эпоху галантного французского XVIII в.

В 1897 г. под впечатлениями от поездок во Францию он создал первую серьезную работу — серию акварелей «Последние прогулки Людовика XIV», сразу показав себя в ней самобытным художником. В завитках старинного орнамента, в жестах и осанке людей прошлого А. Н. Бенуа видел материальное выражение духа и поэзии минувшей эпохи.

Бенуа А. Н. Буква «Г» из «Азбуки в картинах Александра Бенуа». 1904 [31]

Рис. 1.31. Бенуа А. Н. Буква «Г» из «Азбуки в картинах Александра Бенуа». 1904 [31]

В историю русской книжной графики художник вошел как автор замечательной книжки «Азбука в картинах Александра Бенуа» (1904), но больше всего его захватывали темы, связанные с творчеством Пушкина. Бенуа неоднократно обращался к иллюстрированию «Пиковой дамы» (1898, 1905, 1910), «Капитанской дочки» и «Медного всадника» (1903—1905, 1916 и 1921).

В области «искусства книги» (термин, введенный Бенуа) художник первоначально был сторонником создания «роскошной» книги, богато и виртуозно украшенной иллюстрациями. Каждый элемент оформления рассматривался им как самостоятельное произведение графики, и, планируя такие «роскошные издания», как, например, «Царское Село», Бенуа привлекал к оформлению целый коллектив профессионалов (Сомова, Добужинского, Лансере,

Яремича), поручая каждому изготовление отдельных элементов книги. При этом вопрос о художественной целостности издания оказывался второстепенным.

Переломным следует считать 1910 г., когда А. Н. Бенуа выступил со статьей «Задачи графики», в которой попытался осмыслить задачи, стоящие перед художниками в книжном оформлении. Среди важнейших тезисов — борьба против вкусового произвола: эстетический приоритет в союзе «писатель — художник», по его мнению, должен признаваться за автором текста.

С другой стороны, одна из специфических особенностей «искусства книги» состоит в теснейшей связи дизайнера с возможностями полиграфических технологий, в их взаимозависимости. Основной пафос статьи — в призыве к созданию произведений, построенных на архитектонике книги, эстетической гармонии и соподчиненности всех частей книжного организма.

Этот первый опыт теоретического осмысления проблем книжной графики был предпринят Бенуа во время работы над новыми иллюстрациями к «Пиковой даме» Пушкина, изданной в 1911 г.

Бенуа А. Н. Германн перед окнами графини. Заставка к «Пиковой даме» А. С. Пушкина. 1911 [32]

Рис. 1.32. Бенуа А. Н. Германн перед окнами графини. Заставка к «Пиковой даме» А. С. Пушкина. 1911 [32]

Структура внутреннего оформления этого издания тщательно проработана и включает в себя шмуцтитулы, текстовые полосы, по традиции «роскошных изданий», выполненные с орнаментальной рамкой, большое количество цветных вклеек и подцвеченных

штриховых рисунков. При этом страничные иллюстрации, заставки и концовки, в отличие от орнаментальных работ соратников Бенуа по «Миру искусства», непременно «изобразительны»: художник ценит в книге исключительно сюжетный рисунок.

Искусство, как справедливо считало большинство талантливых художников того времени, должно не только отражать действительность, но и преобразовывать ее. Такое понимание роли искусства в жизни во многом совпадало с той ролью, которая ему отводилась в народной культуре, и поэтому объясняло обращение многих профессиональных художников к народному творчеству. К нему в это время обратились не только русские, но и английские, немецкие, скандинавские художники. Эта ситуация объясняет и появление новых видов и жанров искусства. Наряду со станковой картиной художники вновь обращаются к монументальной живописи, ко всем видам прикладного искусства, к театру и, конечно же, книге. Они считали, что только все виды искусства в совокупности могут преобразовать окружающий человека мир.

Книга, как считали мирискусники, должна стать произведением высокого искусства, таким же значительным и прекрасным, каким может быть картина или фреска. Но это достижимо только в том случае, если книга станет целостным и единым организмом, в котором все соответствует друг другу — и иллюстрации, и обложка, и элементы оформления, и шрифты. Единство стиля — первое требование этих художников в работе над книгой.

Необходимо было создать особое искусство — искусство книжной графики. Большую роль в этом сыграл И. Я. Билибин, который разработал логически последовательную систему графических приемов, составляющих основу так называемого билибинского стиля. Именно И. Я. Билибин одним из первых в России профессионально подошел к оформлению книги как единого художественного организма.

Билибин был первым из художников, кто непосредственно создал детскую книгу, в основе которой лежит самый популярный вид литературы — народная сказка. Тема, большой тираж, ясный, доступный изобразительный язык иллюстраций, праздничный характер оформления — все свидетельствует о том, что книги Билибина предназначались предельно широкому кругу читателей, при этом он не делал скидок «на доступность». Его книги несут ту «благородную роскошь изданий», которая до этого была принадлежностью только дорогой книги для избранных. Билибин первым из мирискусников применил обширный опыт издания высокохудожественных книг для работы над детской книгой.

Детская книжная графика появилась с момента издания народных сказок и поэм А. С. Пушкина, которые были проиллюстрированы В. М. Васнецовым, Е. Д. Поленовой, С. В. Малютиным, но эти художники не разработали единых принципов оформления книги, поэтому их работа много теряла при печати. Например, Е. Поленова проиллюстрировала несколько сказок, но издана при ее жизни была только одна — «Война грибов» (1889). Издание способом фототипии стало неудачным: талантливо выполненные иллюстрации к сказке не удалось воспроизвести в цвете, поэтому художница раскрашивала контурные оттиски от руки.

Елена Дмитриевна Поленова (1850—1898), сестра художника В. Д. Поленова, с начала 1880-х гг. входила в Мамонтовский кружок — творчески активную группу художников, сплоченную энергией мецената и любителя искусств С. И. Мамонтова и имевшую художественные мастерские в его подмосковном имении Абрамцево. В 1883 г. в Мамонтовском кружке ставили оперу-сказку «Снегурочка», и Е. Д. Поленова нарядила исполнителей в подлинные, привезенные из Тульской губернии, крестьянские костюмы. Увлечение народным искусством привело к попыткам возрождения угасающих ремесел. В 1885 г. в Абрамцево были организованы столярные мастерские, где местные крестьяне делали предметы утвари и мебели по рисункам Е. Поленовой и других художников, созданным на основе народных мотивов. Художница делала эскизы для вышивок, обоев и других декоративных изделий в манере подчеркнуто плоскостной декоративности, ставшей основой русского национального варианта стиля модерн.

Основой для детских книг послужили фольклорные тексты, записанные художницей во время ее летней поездки по деревням Московской и Костромской губерний. Русские народные сказки художница иллюстрировала в технике акварели, которые, по выражению А. Н. Бенуа, были «так своеобразны по краскам, полны такой непосредственности, такой свежести и наивности...»[1]. В 1890-е гг. от пространственной мягкой манеры она перешла к более плоскостной, с четкими контурами и яркой заливкой цветом («Сынко-Фи-липко», «Жар-птица», «Белая уточка», «Иванушка-дурачок», «Мо-розко», «Мачеха и падчерица», «Сивка-бурка»).

Уже после внезапной смерти художницы издатель И. Н. Кне-бель в 1906 г. издал три книжки-тетрадки с иллюстрациями и текстом Е. Д. Поленовой, в которые вошли 11 сказок и прибауток костромского цикла. Они были напечатаны трехцветным цинкографским способом в мюнхенской типографии.

Поленова Е. Д. Иллюстрация к «Сынко-Филипко». 1890-е [33]

Рис. 1.33. Поленова Е. Д. Иллюстрация к «Сынко-Филипко». 1890-е [33]

Рис. 1.34. Поленова Е. Д. Иллюстрация к «Жар-птице». 1900 [34]

Выпуск поленовских книжек стал заметным событием в художественной жизни России и вызвал восторженные отклики в печати. И несмотря на то что в иллюстрациях художницы критики усматривали сильное влияние У. Крейна, особенно в сказках «Сынко-Филипко», «Рыжий и красный», «Плутоватый мужик», все признавали, что Е. Д. Поленовой удалось естественно соединить графическую условность сказочных образов с бережным, любовным отношением к подлинным произведениям русского народного искусства.

После успеха изданных поленовских книжек И. Н. Кнебель обратился к И. Я. Билибину с предложением продолжить его издательское начинание по выпуску детских книг, а в 1913 г. из-за большого спроса Кнебель осуществил второе издание книжек Е. Д. Поленовой.

Иван Яковлевич Билибин (1876—1942) еще в годы учебы предпочел рисунок живописи маслом. Имя Билибина стало широко известно после того, как в 1899—1902 гг. были напечатаны шесть русских сказок с его иллюстрациями по заказу Экспедиции заготовления государственных бумаг: «Сказка об Иване-царевиче, Жар-птице и Сером Волке», «Василиса Прекрасная», «Перышко Фини-ста Ясна-Сокола», «Царевна-Лягушка», «Марья Моревна», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка» и «Белая уточка».

Первой оформленной Билибиным книжкой была «Сказка об Иване-царевиче, Жар-птице и о Сером Волке». Билибин нарисовал к сказке три страничных иллюстрации, три рисунка в половину страницы, рисунок-заставку, предваряющий текст, концовку, пейзажные и орнаментальные рамки, обложку. Получилась тонкая, но большая по формату книжка-тетрадка. Сказочность сочетается у Билибина с народным юмором, умением обыграть и довести до гротеска смешную черту в облике человека, комичную бытовую деталь. Плоскость книжной страницы художник подчеркивает однотонными заливками и замкнутым контуром.

Билибин уже в первых своих работах стремился к ансамблевому решению всей книги. Однако первые шесть сказок были еще перенасыщены украшениями: иллюстрации заключены в рамки, имитирующие выжигание и резьбу по дереву и напоминающие, скорее, эклектику, чем модерн. Но от книжки к книжке графические приемы художника обретают все большую самостоятельность. В иллюстрациях к «Белой уточке» линия становится организующим началом плоскостной композиции, некоторую пестроту ранних акварелей сменяет объединяющая холодная гамма с яркими декоративными акцентами.

Вслед за первыми сказками были выпущены пушкинские «Сказка о царе Салтане» (1905) и «Сказка о Золотом петушке» (1907). Их приобрели Русский музей Александра III и Третьяковская галерея.

В самом начале XX в. по заданию этнографического отдела Русского музея Билибин объехал Вологодскую, Архангельскую, Олонецкую и Тверскую губернии, где собирал произведения народного творчества, фотографировал памятники деревянного зодчества, разыскивал старинные национальные одежды, предметы

Билибин И. Я. Обложка «Сказки об Иван-царевиче, Жар-птице и о Сером Волке». 1899 [35]

Рис. 1.35. Билибин И. Я. Обложка «Сказки об Иван-царевиче, Жар-птице и о Сером Волке». 1899 [35]

Рис. 1.36. Билибин И. Я. Заставка к «Белой уточке». 1902 [36]

крестьянского обихода, образцы росписи по дереву, вышивки и набойки,лубки.

Знаменитый «билибинский стиль» художника в большой мере сформировался под влиянием требований, которые предъявляла современная ему полиграфия. Контурный рисунок, равно как и залитые однотонным цветом плоскости, почти точно воспроизводились при печати. Поэтому часто рисунок Билибина, воспроизведенный в книге, не только не проигрывал, как этого следовало бы ожидать, а наоборот, становился более эффектным и декоративным.

И. Я. Билибин сыграл большую роль в жизни художника Георгия Ивановича Нарбута (1886—1920). По его протекции издатель газеты «Русское чтение» купил у Нарбута иллюстрации к сказкам «Снегурочка» и «Горшеня», сам Билибин заказал молодому художнику несколько графических работ (обложку, рисунки загадок и концовки) для своего журнала.

Известность Г. Нарбут получил благодаря иллюстрациям к детским книжкам, изданным Кнебелем: «Как мыши кота хоронили» В. А. Жуковского и «Пляши Матвей, не жалей лаптей» (1910). В книжке «Как мыши кота хоронили» ощутимо влияние Юлиуса Дица — немецкого графика и мастера переработок великих исторических стилей прошлого. Возможно, влияние на стиль Нарбута

оказал и У. Крейн. Уже на первом развороте книги гармонично сочетаются разнообразные графические элементы — фронтиспис, заставка, концовка, буквица, рисованный и типографский шрифты, Нарбут превращает текстовый и изобразительный материал в единый организм.

Нарбут Г. Обложка книги В. А. Жуковского «Как мыши кота хоронили»

Рис. 1.37. Нарбут Г. Обложка книги В. А. Жуковского «Как мыши кота хоронили».

1910 [37]

В 1911 г. Г. Нарбут задумал серию книг, действующими лицами которых были игрушки. Свой замысел он реализовал, выпустив две книжки под одним названием «Игрушки».

Персонажи были созданы под влиянием всеобщего увлечения кустарной народной игрушкой, глиняной и деревянной, из собственной коллекции художника.

Все книги Нарбута роднит техническое совершенство исполнения. Проявляя интерес к самому процессу печатания, Г. Нарбут с молодости учился правильно учитывать особенности типографской техники, приспосабливая к ним свой графический стиль. Этим объясняются высокие полиграфические качества нарбутов-ских книжек и уважение и дружба И. Н. Кнебеля как издателя книг Г. Нарбута.

В книжном оформлении представителей «Мира искусства» был сформирован и отрефлексирован подход к проектированию книги как «целостного организма», являющийся необходимым требованием и современного книжного дизайна.

  • [1] Цит. по: ЮнивергЛ. И. Издательство И. Н. Кнебель и художники детской книги. Из истории создания книг «Подарочной серии». М.: Книга, 1989. С. 12.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >