Полная версия

Главная arrow История arrow История лесного дела

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ТВОРЧЕСКИЙ ОПЫТ ЛЕСНИЧИХ РОССИИ

Стабильная работа металлургических заводов Урала, использующих древесный уголь, требовала своевременного воспроизводства лесов и первоочередного решения других проблем лесного хозяйства. Мы это уже подчеркнули в деятельности Петра I, В.Н. Татищева, И.И. Шульца. Преемником последнего в должности главного лесничего Уральских горных заводов стал Н.Г. Мальгин [85].

Николай Глебович Мальгин был направлен на Урал в 1834 г. после блестящего окончания Петербургского лесного института и проработал там 33 года. Он сам таксировал леса лесничества, внедряя затем правильное лесное хозяйство. Поэтому его часто переводили в другие, не устроенные еще по этим правилам лесничества, и везде он успевал закладывать лесные культуры. Для знакомства с зарубежным опытом и хозяйством в горнозаводских лесах выезжал в двухгодичную командировку за границу.

Широко известна его статья в «Лесном журнале» 1841 г. «Некоторые сведения о ведении правильного лесного хозяйства в дачах Боткинского и Гороблагодатских заводов». Н.Г. Мальгин указал в ней на сроки поражения ели и пихты сердцевинной гнилью, описал повреждение леса ожеледью, снегом, отрицательное влияние заморозков на цветение, плодоношение и рост деревьев, а также влияние осоки, папоротника, липы на возобновление хвойных пород, впервые отметил ветроустойчивость ели при смешении с сосной и предложил оставление на лесосеках семенных групп. «Семенные деревья... можно оставлять... и кучками. Лучшими семенными деревьями вообще должно почитать среднего возраста, потому что такие деревья надежнее могут простоять в течение целого оборота рубки» [88, с. 235, 236].

Н.Г. Мальгин показал, что после сплошных рубок происходит смена хвойных лесов на мелколиственные породы, развивается эрозия почв, «почему при порубках наголо растительная сила почвы от свободного действия атмосферных влияний быстро уничтожалась» [там же, с. 166]. Им отмечена ветроустойчивость ели в некоторых условиях.

С 1857 г. Н.Г. Мальгин работает главным лесничим Уральских горных заводов и заканчивает службу в 1880 г. генерал-майором Корпуса лесничих.

Патриархом отечественного лесоводства назвал А.Ф. Рудзкий Александра Ефимовича Теплоухова (181 1 — 1885), который вышел из крепостных, но благодаря таланту и организаторским способностям стал главным лесничим лесов Строгановых, действительным членом многих обществ (в том числе и зарубежных), почетным членом Лесного общества, автором 56 научных работ.

А.Е. Теплоухов в 1848 г. «дал в общих чертах теорию... рубок» [ 14, с. 46]. В его классификации уже определились три современных метода главных рубок (сплошные, постепенные и выборочные). Особенно много внимания он уделял равномерно-постепенным («семенным») рубкам и в отличие от западноевропейского опыта считал, что в большинстве случаев в первый прием «выбирается наибольшая часть дерев, и именно от одной трети до половины всего количества их... Обратное правило должно соблюдать в рощах весьма густых... особенно в еловых лесах, где можно опасаться ветровала» [там же, с. 103]. Сплошные рубки, по А.Е. Теплоухову, должны проводиться «в двух случаях: 1) когда в старых насаждениях, до коих дошла очередь рубки, уже находится естественный подрост в достаточном для полного возобновления количестве и 2) при пользовании кустарным лесом» [там же, с. 107], т.е. низкоствольным. «В заповедных лесах ни в каком случае не должно залагать сплошных порубок. Если же там находятся весьма ценные деревья, то их можно вырубать в виде выборочных порубок, но в малом количестве с одного и того же места, дабы не произошло прогалин и пустошей» [там же, с. 116]. Выборочная рубка рекомендовалась еще в разновозрастных лесах, «чтобы воспользоваться отдельными небольшими переспелыми насаждениями и деревьями, которые, находясь между молодыми лесами и всходами по причине высокой старости и не имея уже прироста, не могут достоять без порчи до того времени, когда дойдет до тех мест очередь для главной порубки» [там же, с. 97].

А.Е. Теплоухов дал определение самосева, всхода. «Всходом называется тот же подрост преимущественно первых двух или трех лет. То и другое называется еще самосевом, где нужно обозначить происхождение подроста от семян. Порослью, или отпрысками, называются побеги, происшедшие от пней и корней срубленных лиственных стволов» [там же, с. 96].

Он подразделял леса на первобытные, прорубленные, искусственные и вторичные (в современном смысле — производные).

Изложение рубок ухода А.Е. Теплоухов начинает с их биологического и экономического обоснования. «С самого всхода дерев начинается между ними постоянная обоюдная борьба за почву, воздух и свет... Некоторые лесные породы во время взаимной борьбы своей в молодых летах много теряют в приросте... Там, где впоследствии, при полной спелости леса, будет стоять одно дерево, всходит иногда, после урожайного года, целая тысяча растений, из которых 999 должны мало-помалу уступать место одному» [там же, с. 112]. «Прореживание густых насаждений оказывает существенную пользу прежде всего в молодых возрастах их, а хозяйственная потребность в вырубаемых при этом деревьях укажет, с какого возраста и при какой величине дерев должно начать такую порубку» [там же, с. 111].

Эти и другие рекомендации не потеряли своего значения и в настоящее время. Например, «чем гуще насаждение, тем осторожнее прорежать его». А правило «чем чаще можно повторять проредные рубки на одном и том же месте, тем лучше» [там же, с. 114] указывает на высокий результат рубок ухода при систематическом их проведении в течение жизни древостоя. Приходится восторгаться научной интуицией этого лесничего, поскольку данная работа была опубликована в 1848 г.

В еще более ранней статье «Замечания и наблюдения, произведенные при ведении правильного лесного хозяйства» [154] А.Е. Теплоухов критиковал немецких лесоводов за монокультуры. Для формирования смешанных насаждений он рекомендовал даже оставление семенных деревьев березы. Останавливаясь на взаимо-смене сосны и ели, он предложил елово-сосновые древостой разреживать до такой степени, чтобы мог появиться самосев сосны.

А.Е. Теплоухов на правах главного лесничего устроил и превратил две дачи имения «Марьино» в Новгородской губернии в образцовые леса. Изучая в этой губернии культуры сосны, А.Е. Теплоухов отдает предпочтение посадкам или рекомендует проводить густой посев местами (в площадки). Им предложено разрабатывать хозяйственные целевые карты формирования насаждений с учетом применения при необходимости лесоосушительных работ. А.Е. Теплоухов сочетал лесоосушение со строительством дорог.

Ученый-практик шире раскрыл значение почвы в лесоводстве: не только ее важность при выборе разводимых древесных пород, но и зависимость от нее интенсивности рубок ухода и способов очистки лесосек. «На тощей сухой почве, особенно на южных покатостях гор, прореживание производить с большой умеренностью» [154, с. 114]. «Очищение лесов от валежника, вершинника, хвороста и другого древесного сора... вредно... на нагорной, мелкой почве, особенно известкового качества» [там же, с. 21]. В этой связи он описал простые приемы определения физических свойств почвы и расширил перечень растений-индикаторов. «Особенно примечательны в лесах следующие растения: лишаи, мхи, папоротники, широколиственные травы (луговые), хвощ, осоки, вереск, брусничник, черничник, гоноболь, смородинник, малинник и пр.» [там же, с. 40].

А.Е. Теплоухов призывал к постоянному пользованию лесом. «Лес есть такое богатство природы, которым преимущественно человек должен пользоваться благоразумно, имея в виду не одну личную, временную выгоду, но сберегая его для потомства: истребить лес недолго, но вырастить новый трудно» [154, с. 21]. Ему удалось воспитать лесоводом и своего сына. Если А.Е. Теплоухов только в Пермском крае создал 3500 дес. лесных культур, то чуть меньше культур создал в Предуралье лесничий Ф.А. Теплоухов, усовершенствовав технологию, разработанную своим отцом.

Еще большего совершенства в создании лесных культур в лесной зоне добился Карл Францевич Тюрмер (1824—1900). Родившись и получив образование в Германии, К.Ф. Тюрмер с 1853 г. работает в частных лесах России — в Порецкой даче Подмосковья и в Му-ромцевских лесах, преобразуя малоценные леса и пустоши в рукотворные насаждения. В итоге им написана книга «Пятьдесят лет лесохозяйственной практики» [169].

К.Ф. Тюрмер создавал смешанные культуры, например, из лиственницы европейской и сосны обыкновенной, удаляя рубками ухода полностью примесь мягколиственных пород естественного происхождения. Интенсивно изреживались и сами лесные культуры, что позволяло переместить максимум прироста стволовой древесины на более поздние сроки — на стволы товарных размеров, вырастить высокопродуктивные древостой и благодаря внедрению под полог разреженных культур второго яруса ели на суглинистых почвах. Разреживание по К.Ф. Тюрмеру должно быть таким, чтобы расстояние между стволами I яруса соответствовало 18. ..20 их диаметрам, т.е. при диаметре 10 см густота равнялась 3086, а при 12 см — 1205. В 84 года запас культур был 377—480 м3, а в 130-летних сосново-лиственничных культурах — от 640 до 900 м3. Сосна немного отстает по высоте от 38—45-метровых лиственниц. Елово-сосновые культуры имели запас 429—845 м3, а чистые еловые 84-летние — 377-480 м3 [134].

Секрет такого роста культур заключался не только в богатстве почв и режиме разреживаний, но и в агротехнике их производства. В перевернутый год назад пласт дернины высаживали 2—3-летние сеянцы и 3—4-летние дички в ямку, куда засыпали и дерновую золу, представляющую смесь жженых костей, дернины, хвороста и почвы. В местах, доступных для работы плуга, за три года до посадки проводили посев сельскохозяйственных культур (овес, рожь, овес). Осенью нарезали гряды всвал с севера на юг и весной на восточном скате высаживали ель. При другом направлении гряды сеянцы высаживали на северном скате гребня, что ослабляло воздействие засухи.

На такие дорогие работы расходовались средства лесного дохода. В частности, прибыльна была заготовка дров при комплексных рубках переформирования в двухъярусных мелколиственно-еловых древостоях. Для перевода их в «высокоствольники» К.Ф. Тюрмер рекомендовал вначале удалять угнетенные и «теснящиеся» лиственные деревья. Года через два в приспевающих и спелых древостоях можно вырубить половину или две трети всех деревьев, и наконец, еще через два...три года вырубить оставшиеся лиственные деревья», т.е. получалась трехприемная рубка. В .Я. Добровлянский после ознакомления с Поречской лесной дачей писал, что смешанные насаждения за 30 лет в результате 6—7-кратного ухода, заключавшегося в вырубке мелколиственных пород, превращались в ельники с запасом в 70—80 лет около 400—480 м3, т.е. не менее, чем в лесных культурах [40].

За все свои достижения К.Ф. Тюрмер был награжден Вольным Экономическим Обществом золотой медалью, а правительством — орденом Святого Станислава.

В противоположность К.Ф. Тюрмеру лесничий Григорий Андреевич Корнаковский (1853—1907) стремился реализовать потенциальные силы природы в самовозобновлении леса, разработав проект постепенных рубок на 240 га. Он изобрел оригинальный способ сплошной чересполосной рубки с сопутствующим возобновлением дуба, вошедший в каждый учебник по лесоводству. В Теллерманов-ском лесничестве Воронежской губернии, где он проработал два десятилетия, дуб является преобладающей породой, но на месте практиковавшихся сплошных рубок с шириной лесосек около 200 м дуб если и возобновлялся, то заглушался осиной, кленом, лещиной.

Длительной перепиской с лесным ведомством Г.А. Корнаковский добился разрешения на проведение опытной рубки ухода за дубом на небольшой площади, но провел ее на 2 га. Ближайшее начальство казенного лесничего возбудило «дело о превышении власти», так как было признано, что 2 дес. отнюдь не маленькая площадь для такого опыта. «Не сложить оружия при таких условиях, отказавшись от всякой инициативы и занявшись только исполнением предписаний и текущих дел, нужна незаурядная личность» [Лесной журнал. 1908. Вып. 1, с. 6—7]. Затем, когда после наступивших перемен казенные лесничие получили право на инициативу, широко развернул лесоводственную работу на территории всего лесничества площадью 14 000 дес., проводя рубки ухода, уборку валежника и применяя свой способ чересполосной рубки.

Он первым выступил за размножение позднораспускающейся формы дуба, культуры которого меньше повреждаются заморозками и растут быстрее.

Г.А. Корнаковский был сторонником «типов насаждений», обнаружив связь характера древостоя с различиями в почвах и грунтах. Поддерживал почвенно-геологические исследования ученых в Тел-лермановской даче, изучал литературу по почвоведению и геологии, видя в этом основу для углубленного познания леса.

В работе «План хозяйства и общее описание Теллермановской рощи» (1904) Г.А. Корнаковский изложил проведенную им в 1901 — 1902 гг. ревизию и зафиксировал массовое усыхание даже молодого порослевого леса целыми куртинами в результате засухи 1891 и 1892 гг. Отметил, что примерно в 1704—1709 гг. эти леса посетил Петр I с Тиммерманом и в честь последнего дал название этому массиву. Но дьяк при написании указа пропустил одну букву «м», а другую написал неясно, и получилась Теллермановская дача, хотя жители называют ее Тиммермановской. Петр I назвал же этот массив «Золотым дном». Г.А. Корнаковский заложил торговый питомник, доведя его площадь с 1 до 10 дес. Его семья гостеприимно принимала студентов-практикантов. С ними и другими гостями Г.А. Корнаковский проводил экскурсии в лесу. При возвращении с лесных торгов из Борисоглебска они с объездчиком были расстреляны грабителями буквально перед усадьбой лесничества, расположенной в пяти километрах от города [119]. Сейчас это Опытное лесничество Института лесоведения РАН.

Одновременно с Г.А. Корнаковским учился налесном отделении Петровской академии, но работал в Тульских засеках лесничий Андрей Павлович Молчанов (1859—1920,), признанный основоположником рубок ухода за дубом. Как сказано выше, застой в уходе за молодняками продолжался до 1888 г. К этому времени прошлые культуры дуба оказались чахлыми и угнетенными под осиной и березой естественного возобновления. Интенсивными рубками ухода удалось восстановить жизнеспособность культур.

Главной заслугой А.П. Молчанова является предложенный им коридорный метод ухода за рядовыми культурами дуба, изучаемый студентами в дисциплине «Лесоводство». Правда, в первые рубки создавалось лишь окно для дубка искусственного или естественного происхождения, и только потом окна сливались, образуя коридор с рядами культур посредине. Отсюда и возникло выражение «дуб любит расти в шубе, но с открытой головой». Культуры создавал посевом и посадкой крупномерным материалом высотой 0,7—1,4 м, который в Германии называли «гейстеры». Эти дубравы в возрасте старше 100 лет сохранились до настоящего времени на сотнях гектаров.

Новизной его принципов является требование выращивать дуб в молодняках в качестве примеси, создавая его преобладание рубками ухода в старшем возрасте. Поэтому площадь дубрав с 1875 до 1906 г. выросла в 2,5 раза. С 1887 г. А.П. Молчанов возглавлял несколько лесничеств Тульских засек. В 1888 г. его перевели в Крапивенское лесничество, где он одновременно был первым заведующим лесной школой, открывшейся в том же году (теперь Крапивенский лесной колледж). В 1900 г. А.П. Молчанов стал управляющим государственным имуществом Тульской и Калужской губерний, а в 1904 г. занял должность вице-инспектора Лесного департамента Министерства земледелия, которую исполнял до 1918 г. Жил на Васильевском острове, 12 линии, дом 28. Им написан труд «Краткий исторический очерк лесокультурных мероприятий с 1843 по 1895 г.». Закончил службу, как и начал, лесничим Велико-Ана-дольского лесничества и тихо умер 1 марта 1920 г. от сыпного тифа в больнице с. Михайловского, в 18 км от Великого Анадоля. Похоронен в 22-м квартале этого лесничества [119].

Несколько лет работал в дубравных лесничествах (Теллерма-новское, Шиповское) Нестор Карлович Генко (1839—1904), окончивший в 1868 г. Петербургский лесной и межевой институт. Его культуры дуба 1876 г. в Шиповом лесу продолжают расти. Затем он командовал ротой в действующей против турок армии и награжден орденом Святого Станислава. Под его руководством с 1884 по 1904 г. было создано более 16 тыс. га степных посадок в Самарской, Саратовской, Оренбургской, Воронежской и Ставропольской губерниях, эффективность которых описана в главе «Степное лесоразведение».

В 1886 г. Н.К. Генко делает доклад в Лесном обществе о смене хвойных лесов березой и осиной после сплошных рубок. Для предотвращения нежелательной смены ученый-лесовод предлагал сохранять подрост, оставлять семенные деревья и вести рубки ухода в молодняках. Но более эффективным для возобновления сосны он считал переход на равномерно-постепенные рубки, которые внедрял с 1899 г. в лесах Европейской России и наиболее широко в сосняках Среднего Поволжья.

Большой его заслугой является устройство лесов Беловежской Пущи с классификацией таксационных выделов по типам леса («лесонасаждений»). Вообще лесоустройство занимало вторую половину его творческой жизни. Непосредственно после окончания вуза он работает таксатором, после стажировки в Пруссии (1864) устраивает леса Калужской губернии, служит в департаменте удельных лесов у Варгаса де Бедемара. В 1883 г. Н.К. Генко составил Инструкцию для устройства удельных лесов, в которой и были введены визиры, прорубаемые через 200—500 м для уточнения границ таксационных выделов. Поскольку в Беловежской Пуще преобладали разновозрастные древостой, то Н.К. Генко возражал против сплошных рубок, а предлагал в первые 30 лет вырубить перестойные деревья. Также по другим принципиальным положениям проекта хозяйства утверждение лесоустроительного отчета задержалось, и статья «Характеристика Беловежской Пущи и исторические данные о ней» вышла из печати через 12 лет после лесоустройства [63].

В 1888 г. был опубликован труд «К статистике лесов Европейской России» с многочисленными таблицами и картами, а в 1890 г. — выступление Н.К. Генко на Всероссийском съезде на тему: «Тальниковое хозяйство поймы р. Волги».

Все это выделяет ученого как универсального лесовода [119].

Подобно Генко в европейской тайге работал лесничий Дмитрий Михайлович Кравчинский (1857—1918), который в 1877 г. успешно закончил Земледельческий институт (так тогда назывался Петербургский лесной институт). Еще студентом он написал научную работу «Вопрос о влиянии леса на климат», поэтому был оставлен профессором А.Ф. Рудзким на кафедре ассистентом. За время работы в этой должности побывал в двухлетней зарубежной командировке и написал книгу «Лесовозращение», которая была переиздана с дополнениями в 1903 г. Затем он переходит работать лесничим до конца своей жизни.

Д.М. Кравчинский в роли лесоустроителя устраивает в 1896— 1897 гг. Лисинское лесничество, а в 1898—1900 гг. — Татевскую лесную дачу госпожи В.А. Рачинской в Бельском уезде Смоленской губернии (теперь это район Тверской обл.).

Впервые в России он как лесничий выполняет свой план хозяйства в Лисино, организованный на лесотипологической основе. В типе «береза по болоту», обычно имеющем примесь сосны, были предложены и применялись сплошные рубки с оставлением 18 семенных деревьев сосны на 1 га. Для типа «береза по суходолу», представленного березняками и осинниками со вторым ярусом ели, Д.М. Кравчинский применил разработанные им «проходные рубки» с сохранением ели. В типе «сосняки строевые» проводились сплошные рубки лесосеками шириной 50 м с оставлением на 10—15 лет около 40—80 семенных деревьев на 1 га, что приближало такую рубку к постепенной. В «сосняках дровяных» семенн-ники не оставляли, так как на торфяной почве сосны подвергаются ветровалу, а содействовали (поверхностным осушением вырубок путем бороздования) возобновлению сосны, семена которой налетали от стен леса. В ельниках первого и второго «классов добротности» он вел свои «упрощенно-постепенные рубки», причем в первом после разреживания создавали сопутствующие культуры ели с небольшой примесью сосны. В ельниках «третьего класса добротности» до рубки требовалось предварительное осушение почвы.

Благодаря применению различных видов рубки леса на лесотипологической основе в течение двух десятилетий была впервые приостановлена в тайге нежелательная смена хвойных пород на мелколиственные. Д.М. Кравчинский разделил леса по хозяйственному критерию, в основу которого положил знание биологических свойств древесных пород, почвы (ее связи с живым напочвенным покровом) и зависимость от него лесовозобновления.

Одновременно Д.М. Кравчинский преподавал в Лисинской лесной школе, Петербургском лесном институте во время практик, обучал лесничих, стажировавшихся у него. Им написано много научных статей, объединенных в одну монографию «Из области научного лесоводства» (1916).

Ежегодные отчеты лесничества хранятся в фонде 1489 Архива Ленинградской обл. Их анализ помог нам воссоздать особенности рубок Д.М. Кравчинского и оценить возникшие на их месте ельники [155, 156].

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Расскажите о работе и профессиональных достижениях любых двоих лесничих.
  • 2. Почему А.Е. Теплоухов считал вредным очищать вырубку от порубочных остатков на сухих почвах?
  • 3. Каким образом К.Ф. Тюрмер добился высокой продуктивности лесных культур?
  • 4. В чем состоят заслуги лесовода Н.К. Генко?
  • 5. Какой результат дала организация Д.М. Кравчинским лесного хозяйства на лесотипологической основе?
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>