Полная версия

Главная arrow Психология arrow Дети и телевидение: история психологических исследований и экспертизы телепрограмм для детей

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

«Контроль идентичности» зрителя

Отсутствие кадров и технологий образовательного производства, устойчивая традиция советского телевидения быть дидактичным мешают развиваться современному российскому телевидению. Освоение опыта западного телевидения происходит с трудом, часто поверхностно, имитативно, что и не может быть по-другому без знаний внутренней технологии производства программ. Если психологи и педагоги и привлекаются в детские передачи, то только на последних этапах, когда экспертная оценка уже не может повлиять на качество программы, например, для уточнения каких-то деталей, или для работы в кадре - как персонажи сюжетов. Еще одна проблема - отсутствие кадров. Учиться было не у кого. Опыт детского телевидения советского периода был безупречен в смысле своей беспроблемности. Самыми острыми были мультфильмы о волке и зайце «Ну, погоди!», в которых хищник по старинке гонялся за жертвой, а та справедливо избегала преследований. Такая беспроблем-ность отражала важнейшую норму отечественного воспитания; «Не говорить правду детям, скрывать от них неприятности и проблемы!», а также соответствовала ханжеству публичной морали, когда на показ все проблемы решены или будут решены, а за фасадом - очень жесткие отношения иерархии, борьба формального и неформального авторитетов, поиск и отвержение «чужих» и т.д. Лакировка реальности, «советский гламур» существовали и на взрослом телевидении. Телевидение выполняло роль отдушины, праздника среди серых будней, но одновременно служило проводником государственной идеологии, давления официальных авторитетов. Дидактика сменилась развлекательностью. Но сегодня снова предпринимаются попытки идеологизировать СМИ для детей; пример - создание детского сайта о Президенте.

В телевизионном производстве психолог работает в тесной связи со сценаристом, отвечая за соответствие содержания сценария актуальным потребностям и особенностям аудитории. Условно говоря, он отслеживает, прогнозирует, не нарушает ли программа границы идентичности зрителя, не оказывает ли она травмирующее воздействие на психику, не формирует ли она отрицательную идентичность? Для детских программ это особенно важно. У взрослых зрителей идентичность и защитные механизмы уже сформированы. Взрослые отличаются большей критичностью по отношению к телевидению.

В отличие от психолога, сценарист представляет телепроизводство. Есть вопросы, которые должны учитывать и психологи, и сценаристы.

л Понятно ли то, что ребенок видит и слышит?

Л Не унижает ли юмор и высказывания героев детей? Отвечает ли сообщение запросам самого ребенка? Говорим ли мы детям о том, что их действительно волнует?

Л Учитываем ли мы особенности возраста ребенка, понимая, что между 2-летним малышом и 10-летним подростком большая разница в познавательном и личностном развитии?

Л Не слишком ли агрессивны ситуации и сюжеты, с которыми сталкиваются дети?

Л Сообщаем ли мы детям что-то действительно новое, полезное и важное или повторяем старые и бесполезные воспитательные клише?

Но психологи имеют в виду основные психологические новообразования детей, «зону ближайшего развития», психологическую дистанцию между героем и зрителем, влияние сюжетов на познавательное и личностное развитие детей. Специалисты по детскому развитию должны присутствовать на всех этапах телевизионного производства, начиная с формирования концепции программы и заканчивая предварительным просмотром пилотных выпусков в детских садах, для уточнения содержания и формата программ.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>