Заключение

Теоретико-практические исследования межкультурной коммуникации -ключ к разработке концепта социокультурной интеграции. Системнокоммуникативный подход Н. Лумана и теорию коммуникативного действия Ю. Хабермаса принято считать альтернативными концепциями коммуникации. Между тем, критический анализ данных концепций позволяет синтезировать и совокупно использовать их основные положения и определять межкультурную коммуникацию как эмерджентную систему коммуникативных действий, имеющих определенное социокультурное содержание.

Коммуникативный диссонанс следует рассматривать как явление, альтернативное ценностному консенсусу, занимающему центральное место в теории коммуникативного действия Ю. Хабермаса. Однако коммуникативный диссонанс неправомерно квалифицировать исключительно как барьер социокультурной интеграции, поскольку межкультурная коммуникация протекает в ходе постижения различий, а обнаружение причин смыслового диссенсуса может привести к взаимному пониманию сторон.

Политическая корректность призвана обеспечить атмосферу взаимного уважения в межкультурной коммуникации. Изначальная миссия политкорректности - стимулирование межкультурного диалога, формирование взаимного позитивного настроя участников межкультурного контакта. Вместе с тем, в ряде стран наблюдаются признаки деформации концепта политической корректности, которые выражаются в вымывании культурно-окрашенных понятий из культурно-коммуникативного спектра, что выражается, в первую очередь в гипертрофированных формах языковой цензуры, искажении истории, художественных произведений, ревизии духовного наследия.

Моделирование межкультурной коммуникации с помощью понятий кодирования и декодирования, консенсуса и коммуникативного диссонанса показывает, как нейтрализация смыслов за счет нивелирования социокультурного содержания в современном политкорректном социуме создает эфемерный квазиконсенсус и иллюзию социально-интегративного движения.

Процесс социокультурной интеграции детерминирован такими факторами как право и политика, экономика, обыденная повседневность и лингвокультурная идентичность. Влияние данных факторов на социокультурную интеграцию является комплексным и динамичным. Выраженность и уровни активности на различных этапах интеграции у различных факторов неодинаковы.

Динамика экономических интересов в социокультурной интеграции зависит от степени включенности культурной группы в социальную жизнь. Наивысшая степень значимости материально-интегрирующего фактора свойственна наименее адаптированным группам (в нашем случае представленным иностранным студентам). В несколько меньшей степени он выражен у коренных жителей. Наименьшее значение материальный фактор приобретает для этногруппы в самый интенсивный период ее интеграции (мигранты из ближнего зарубежья). Это объясняется эффектом «интеграционной эйфории», когда жизненные успехи в новом сообществе создают у мигранта ощущение большей экономической интегрированности, чем у представителей принимающего сообщества.

Экономические интересы структурно неоднородны. Они могут иметь узконаправленную специфику, свойственную, в первую очередь, мигрантским группам. В этом случае представители этногрупп озабочены обретением экономических возможностей и привилегий в принимающем обществе. Экономический интерес может обретать широкий социально ориентированный характер (чаще это наблюдается среде коренных жителей), который выражается в беспокойстве за экономическое будущее своей страны, судьбу ее недр и богатств

Принимая во внимание неприемлемость абсолютизации экономического интегративного фактора, характерную для экономического детерминизма, следует признать высокую значимость экономического фактора в социальноинтеграционном процессе. Отрицание важности экономического интереса в социокультурной интеграции, которое мы находим у ряда известных ученых, в частности, у Дональда Горовитца[1], необоснованно.

Политико-правовые факторы социально-интеграционного процесса находят свое отражение в законодательстве государств. Существуют три модели политико-правовой организации полиэтничных социумов: ассимиляционная, комму-нитаристская (плюралистическая), сегрегационная (в крайних формах - дискриминационно-сегрегационная). Каждая из моделей содержит определенный ошибочный элемент, препятствующий социокультурной интеграции, поскольку не обеспечивает реализацию основной идеи социокультурной интеграции поощрению межкультурного обмена и диалога, обеспечивающих одновременно культурную сохранность сегментов полиэтничного сообщества и его целостность.

Российское законодательство не ориентировано строго на какую-либо из моделей, занимая срединную позицию: законодательно определяется экономическое и политико-правовое единство российского общества, при этом запрещается социокультурная дискриминация, а национально-культурная автономия поощряется. Такая позиция обеспечивает относительный социально-политический баланс в области межэтнических отношений. Правильная легитимная модель обеспечивает стратегическое направление интеграционного процесса, практическая реализация которого преломляется под действием иных факторов, в частности, фактора повседневности.

Культурная идентичность выполняет неоднозначную роль в социальноинтеграционном процессе. Гомогенизация идентичностей в контексте социокультурной интеграции неприемлема, поскольку противоречит ее дифференциально-объединительной природе. Давление к культурной унификации приводит к подрыву базовых элементов родной культуры и недостаточному и поверхностному усвоению новых культурных стандартов. В результате распространяется культурная маргинальность, стимулирующая агрессивное или депрессивное социальное поведение. Навязываемая или утрачиваемая культурная идентичность способствует социальной дезинтеграции.

Поскольку социокультурная интеграция являет собой дихотомическое сочетание сближения и дифференциации, сохранение исконной идентичности, сопровождаемое лояльностью по отношению к особенностям других культурных идентичностей, их принятием и стремлением к взаимодействию, способствует интеграционному процессу.

Одной из главных составляющих культурной идентичности является линг-воидентичность. В обществе язык может иметь как ценностную, так и инструментальную значимость. Ценностная значимость языка - в том, что он фиксирует в себе духовное содержание жизни народа, его ментальность и историю. При этом язык является основным средством информационного обмена, и в этом -инструментальное значение языка.

Язык выполняет в социокультурном развитии интегрирующую функцию в случае, если сочетает в себе инструментальную и ценностную функции. Возможны ситуации, когда роль языка - исключительно инструментальная или исключительно ценностная. В этом случае язык не является фактором социокультурной интеграции. Так, язык имеет только инструментальное значение, если является инструментом изоляции культурной общности от остального сообщества, средством культурной сегрегации или, наоборот, упрощенным способом информационного обмена в массовом маргинальном обществе, новоязом1, лишенным ценностного наполнения. Так называемые «мертвые языки», напротив, сохраняют лишь ценностное значение, поскольку перестали утратили социально-инструментальную значимость.

«Языковая конкуренция» - ситуация, стимулирующая социокультурный интеграционный процесс. Так, в Татарстане конкурируют русский и татарский языки. В условиях соперничества языки актуализируют свое ценностное социокультурное содержание, оставаясь при этом инструментом информационного обмена.

Обыденная действительность, или повседневность, - одна из движущих сил социокультурного процесса. Ведущий маркер повседневных стратегий выживания и продвижения групп полиэтничного сообщества - дихотомия стремления к социальной адаптации и противодействие ассимиляции или маргинализации. В силу своей двойственной природы дихотомия может создавать социальный дискомфорт, но как диалектическое единство дифференциации и сближения ее следует рассматривать в качестве одного из оснований социокультурной интеграции.

Социокультурная интеграция направленана на интенсивное развитие коммуникаций в полиэтничном обществе при обязательном поощрении самобытности и самосознания его сегментов. Интеграция одновременно дифференцирует культурные общности и стимулирует их диалог. Из интеграции и дифференциации, по учению Г. Спенсера, слагается эволюционный жизненный процесс[2] [3].

  • [1] 1 Горовиц, Д.Л. История и культура решения конфликтов в Соединенных Штатах / Д.Л. Горовиц // Расы и народы: соврем, этн. и расовые проблемы: Ежегодник / Рос. Акад. наук. Ин-г этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. Вып. 24 (1997).-310 с.;, с. 49-58.
  • [2] «Слово «новояз» вошло в обиход из романа Дж. Руэлла «1984», который создал собирательный образ тоталитарного режима, стремящегося заставить людей забыть родной язык, заменив его новоязом, в котором отсутствуют слова, обозначающие гуманистические ценности, такие как добро, любовь, справедливость». См.: Солганик, Г.Я. Толковый словарь. Язык газеты, радио, телевидения: ок. 10 000 слов и выражений / Г.Я. Солганик. - М: ACT: Астрсль, 2008. - 749 с., с. 400.
  • [3] Брокгауз, Ф.А. Ефрон, И.А. Иллюстрированный энциклопедический словарь Ф. Брокгауза и И.А. Ефрона / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. - М.: Эксмо, 2008. - 992 с., с. 354.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >