Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Интеграция и коммуникация как векторы социокультурной динамики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Введение

Межкультурные процессы поддаются классификации. Для этого можно использовать критерии, которые являются сложными, или интегральными, поскольку содержат внутри себя дополнительное деление. Перекрестное сопоставление данных критериев выявляет четыре блока социокультурных отношений, каждый из которых имеет особое наполнение.

Таблица 1

Распределение межэтнических отношений по классификационным блокам

Интегральный ?

критерий ?

Объединение/ Разъединение

Объединение

Разъединение

Конфликт/ Неконфликт

Конфликт

Инкорпорация(принудительная ассимиляция), аккомодация

Геноцид, криминализированная

сегрегация, геттоизация

Неконфликт

Ассимиляция (добровольная), консолидация

Инге

Сегрегация (культурный изоляционизм), культурная маргинальность

;грация

Использование сложных критериев позволяет определить особую роль социокультурной интеграции среди типов межкультурных отношений, выявить ее неконфликтную объединительно-разъединительную природу, детерминирующую дихотомию дифференциации и сближения в интеграционном процессе.

В настоящей работе решение вопросов взаимосвязи социокультурной интеграции и коммуникации осуществлялось посредством методов теоретического и эмпирического исследования. Исследование проводилось с использованием общенаучных методов познания общественных явлений (анализ, аналогии и сравнении и др.) с учетом специфики их использования в рассматриваемой области явлений. В частности, автор опирался на методологические положения и выводы, в которых развитие социокультурных явлений признается целостным процессом. Такое понимание потребовало применения системного подхода (П.А. Сорокин, Т. Парсонс, Н. Луман), то есть рассмотрения сферы межэтнических взаимодействий как эмерджентной социокультурной системы, располагающей внутренними импульсами к развитию.

В рассмотрении проблем межкультурной коммуникации использовался системный подход в том виде, в каком его интерпретирует Н. Луман. Использовались также положения теории социального действия Т. Парсонса и коммуникативного действия Ю. Хабермаса, но с включением веберианских и феноменологических вариантов интерпретации коммуникации. Символические аспекты взаимосвязи кодирования-декодирования, значения и смысла в межкультурной коммуникации исследовались с точки зрения символического интеракционизма.

В данной работе количественные методы, дающие необходимую точность и объективность, применяются наряду с качественными. Результаты, полученные с помощью количественных методов, конкретизируются и обобщаются с помощью качественных методов.

Эмпирическую базу исследования составили первичные и вторичные данные по вопросам межкультурного взаимодействия в многоэтничном сообществе. Вторичная социологическая информация была получена из отчетностатистических документов Министерства образования и науки Российской Федерации (20072010[1] [2]), статистических данных вузов г. Нижнего Новгорода и г. Набережные Челны России (2007-2009), данных социологического опроса представителей нетитульных этногрупп Эстонии о причинах отсутствия гражданства (В. Полещук[3]), результатов исследования по вопросам трансформаций лингвокультурной идентичности в период «перестройки» в Советском Союзе (Ю.В. Арутюнян[4]).

Первичную социологическую информацию составили данные эмпирических исследований, проведенных автором в 2007-2009 гг. среди следующих групп респондентов:

  • 1. Студенты из стран дальнего зарубежья (247 человек), обучающиеся в вузах Нижнего Новгорода. Опрашивались африканцы (43%), индусы (16%) и китайцы (41%). Гражданство респондентов: 16% - Индия, 41% - Китай, 14% -Камерун, 16% - Танзания, 13% - Намибия.
  • 2. Русские студенты (215 человек), обучающиеся в Нижегородском государственном техническом университете им. Р.Е. Алексеева. Большинство русских студентов являются гражданами России (92%), остальные - граждане Украины, Беларуси, Казахстана и Молдовы.
  • 3. Студенты из стран ближнего зарубежья (253 человека): белорусы - 19%, абхазы - 3%, литовцы - 3%, эстонцы - 5%; украинцы - 17%, грузины - 10%, армяне - 17%, азербайджанцы - 10%, таджики - 3%, , туркмены - 3%, молдаване - 8%. Опрошенные являются гражданами России (47%), Украины (23%), Беларуси, Азербайджана и Грузии (по 10%).
  • 4. Студенты из республики Татарстан. В выборку (398 человек) вошли студенты Камской Государственной инженерно-экономической академии (ИНЭКА) г. Набережные Челны. Опрошенные являются гражданами России (96,5), Азербайджана (1,5%), Киргизии (1%), Казахстана (1%).
  • 5. Курсанты из стран ближнего зарубежья, обучающиеся в Кстовском высшем военном инженерно-командном училище (111 человек).

Общая респондентская выборка включила 1224 человека.

Исследование проводилось в три этапа: 1) октябрь-ноябрь 2007 г.,

г. Н.Новгород: общая выборка составила 715 человек (п=715); 2) ноябрь 2009 г., г. Набережные Челны республика Татарстан: выборка - 398 человек (п=398); 3) декабрь 2010, г. Кстово Нижегородской области: выборка - 111 человек («=777).

Методы эмпирического исследования. Решение исследовательских задач достигалось посредством применения ряда эмпирических методов. Опросное исследование проводилось по авторской методике сбора количественных первичных данных «Многонациональный регион». Данная методика включает четыре части, выявляющие различные показатели состояния социокультурной системы: часть I - социокультурные реалии и их восприятие; часть II - мировоззренческие ориентации и ценностные установки; часть III - этностереотипы и социальная дистанция; часть IV - культурная и лингвистическая идентичность.

Во всех пяти опросных аудиториях опрос проводился полностью, однако его данные используются в монографии по мере необходимости.

В исследовании использовался социально-педагогический эксперимент, включавший в себя внедрение разработанной автором программы мероприятий, направленной на интегрирующее взаимодействие русских и иностранных студентов. Эффективность экспериментальных методов устанавливалась путем сопоставления результатов трех социологических срезов (ноябрь 2007, декабрь 2008, декабрь 2009).

Обоснованность и достоверность выводов исследования обеспечивалась использованием общенаучных и специальных социологических методов исследования, отвечающих объекту, предмету, целям и задачам. Основные положения и выводы концептуально обоснованы, логичны и аргументированы, подкреплены необходимой эмпирической базой, в том числе социологическим исследованием, социально-педагогическим экспериментом (2008-2009 гг.), социальнодиагностическими срезами, устанавливающими степень эффективности эксперимента (2007, 2008, 2009 гг.), а также использованием статистических процедур количественной обработки данных, включающих расчет /-критерия Стью-дента.

Теоретические и эмпирические исследовательские методы позволили получить ряд значимых результатов. Так, а нашей работе предложен новый подход к анализу коммуникативных аспектов социокультурной интеграции и дезинтеграции, имеющий выражение в совокупном использовании ряда положений системного подхода Н. Лумана и теории коммуникативного действия Ю. Хабермаса. Определены факторы социокультурной динамики, оценена интенсивность их влияния на разных этапах интеграционного процесса, определен характер взаимовлияния ценностных и инструментальных составляющих в действии поликультурных обществ. В монографии выявлены главные факторы социальных процессов интеграции и дезинтеграции. Установлена комплексность, динамика и выраженность их воздействия на процесс социокультурной динамики, показаны уровни их активности на различных этапах интеграционного процесса. Определена роль инструментальных (экономика, право и политика) факторов в интеграционно-дезинтеграционном процессе.

В исследовании показано взаимодействие инструментальных и ценностных аспектов влияния культурной идентичности на социокультурный интеграционный процесс. Показаны актуальные трансформации идентичности, основная среди которых - культурная маргинализация, не способствующая интеграции.

Определена особая роль повседневности в системе движущих сил социокультурного интегративно-дезинтегративного процесса как фактора, обеспечивающего взаимосвязь, комплексность и системный характер проявления инструментальных и ценностных компонентов интегративно-дезинтегративного процесса. Установлено, что дихотомия двух стратегий (стремления адаптироваться и противостояния маргинализации) является главным маркером повседневных стратегий поведения в полиэтничном обществе, действующим как в среде мигрантов, так и коренных жителей.

Идеи, выводы и обобщения данного исследования создают практическую и методическую основу для управления общественными отношениями в сфере межкультурного взаимодействия, направленного на социокультурную интеграцию современного многоэтничного сообщества. Предложенные подходы к классификации и анализу форм межэтнического контакта совершенствуют диагностику социокультурного состояния общества, раскрывают перспективу для разработки моделей управления общественными отношениями в этнически разнородных сообществах и организациях. Методика социологического исследования «Многонациональный регион» может быть опытной основой для проведения прикладных исследований в области межэтнического взаимодействия.

Программа мероприятий, стимулирующих межкультурную коммуникацию в условиях вуза, а также методика оценки их эффективности могут продуктивно использоваться в учебно-воспитательной работе с полиэтничными учебными коллективами.

  • [1] Арефьев, А.Л., Шереги, А.Ф. Обучение иностранных граждан в высших учебных заведениях Российской Федерации: Статистический сборник. Выпуск 5 / Рсд. Н.М. Дмитриев, В.Н. Петренко, А.В. Талонов. Министерство образования и науки Российской Федерации. - М.: ЦСПиМ, 2007. - 128 с., с. 14, 23.
  • [2] Арефьев, А.Л., Шереги, А.Ф. Обучение иностранных граждан в высших учебных заведениях Российской Федерации: Статистический сборник. Выпуск 7 / Ред. Н.М. Дмитриев, В.Н. Петренко, А.В. Талонов. Министерство образования и науки Российской Федерации. - М.: ЦСПиМ, 2010. - 160 с., с. 15,23, 136.
  • [3] Полещук, В. Неграждане в Эстонии / В. Полещук. - М.: Европа, 2005. - 96 с., с. 30.
  • [4] Арутюнян, Ю.В. Социально-культурное развитие и национальное самосознание / Ю.В. Арутюнян // Социологические исследования. 1990. - № 7. - С. 42^49., с. 44.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>