ТОТАЛЬНЫЙ АУТСОРСИНГ МНК И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ РАЗВИТИЯ ОСНОВНОГО ПРОТИВОРЕЧИЯ ДИФФУЗИИ ИННОВАЦИЙ В КАНАЛАХ ГЛОБАЛЬНОЙ ФАБРИКИ

Теоретические построения бизнес-моделей, представленные для отображения концепции глобальной фабрики в предыдущем параграфе, можно подкрепить фактами метаэкономического уровня ГМС на примере построения множества глобальных фабрик, «цеха» которых расположены в США и Китае. Итог переноса не только физического, но и интеллектуального производства в Китай сводится к тому, что весь Китай «сегодня работает, как глобальная фабрика, обеспечивая своими товарами (около 40 % ВВП на экспорт) всю мировую торговлю»[1] [2]. Образно говоря, «Глобальная фабрика, главный сборочный цех мирового капитализма - таким представляется нам буржуазный Китай»[3]. Несмотря на явно левацкий стиль этого вывода, он в целом верен. За последние 10 лет товарный импорт США из Китая стал не только макроэкономическим, но и геополитическим фактором, имеющим перспективу изменения расстановки экономических, политических, да и военных сил в глобальном масштабе. Причиной является тот факт, что для ряда высокотехнологичных отраслей (электроника,

электротехника, ИТ-технологии) можно даже сделать предположение

0 замещении американского производства китайским. В результате появилась метафора, ярко представляющая смещение не только производства, но и НИОКР в страны типа Китая в рамках «производственнопотребительской системы», включающей в себя восточное побережье Китая как «глобальную фабрику» и США как снабжаемый из Китая «глобальный супермаркет»1. Таковы результаты многолетнего развития оффшорного аутсорсинга, где (как для Китая, так и для Индии) дорогу прокладывал глобальный аутсорсинг ИТ-продуктов.

Использование оффшорного аутсорсинга, или оффшоринга, растет с каждым годом на 20-25 % практически без признаков замедления. Именно парадигма аутсорсинга (см. выше, параграф «Ретроспектива теории инитернационализации бизнеса и становление концепции глобальной фабрики»: оффшоринг, косорсинг, ближний шоринг) обеспечивает функционально-технологическую целостность глобальной фабрики вне зависимости от географического размещения ее «цехов». Все возрастающая среди МНК популярность оффшоринга связана с восприятием этого механизма как инструмента экономии собственных ресурсов и средств МНК, а также переноса или, по меньшей мере, распределения бизнес-рисков[4] [5]. Однако, как мы уже отмечали, многие очевидные преимущества оффшоринга несут в себе зародыши существенных рисков, рассматриваемых нами, в рамках настоящей работы, лишь с позиции заказчика, то есть МНК, представляющей головной офис глобальной фабрики, чем-то напоминающий штаб-квартиру интергломерата (по Маджаро[6]) или головной офис виртуальной компании[7]. Рассмотрим эти риски с точки зрения глобальной диффузии инноваций[8] по звеньям сети, интегрирующим «цеха» и «участки» глобальной фабрики.

В силу широкого диапазона воспринимаемых стейкхолдерами головного офиса рисков традиционно считалось, что на аутсорсинг следует передавать лишь второстепенные, или периферийные, функции, некритичные для конкурентоспособности МНК, основная же деятельность, дающая долгосрочное глобальное конкурентное преимущество, должна быть жестко контролируема и тщательно защищена1. Например, доминировало широко распространенное мнение, что никогда не следует передавать функции, базирующиеся на навыках и знаниях, такие как дизайн инновационного товара, создание инновационных услуг, разработка инновационной технологии, обслуживание клиентов, оперативная физическая логистика. Разумеется, в этот ряд важнейших бизнес-функций глобальной фабрики включается НИОКР, поддерживающий расширенное воспроизводство инновационного процесса, обеспечивающего технологическое лидерство МНК. НИОКР является важнейшей стратегической стержневой компетентностью МНК, определяющей как инновационную компоненту ее стратегии, так и ее глобальную маркетинговую стратегию в целом, что позволяет управлять МНК как глобальной фабрикой. МНК должна оставлять в своей компетенции гибкие, долгосрочные основы, которые дают возможности адаптации и эволюции; уникальные ресурсы в цепочке добавленной стоимости; деятельность, в которой компания доминирует; элементы, важные для взаимодействия с постоянными потребителями в долгосрочном периоде. Кроме того, компания должна оставить в своем ведении функции, встроенные в организационную культуру, в большой степени зависящие от креативности, преданности, инициативы персонала, а также те, для которых привлекаются квалифицированные специалисты. Это может быть наем персонала (McKinsey, Goldman Sachs), обучение (McDonald's, Disney), маркетинг (Procter&Gamble, Hallmark), создание инновационных продуктов (Sony, ЗМ), система мотивации деятельности (Service Master), которые зачастую являются ядром успешной работы[9] [10]. В целях иллюстрации роста масштабов перадачи бизнес-функций на глобальный аутсорсинг (оффшоринг) мы приводим соответствующую диаграмму (рис. 12), построенную по данным, касающимся вынесения НИОКР на периферию компании Motorola. Здесь следует обратить особое внимание на то, что около половины объема НИОКР вынесено как раз в страны БРИК, где лидером является Китай (1300 занятых).

Интернальный НИОКР компании Motorola

Страна,

принимающая

НИОКР

Motorola

годы

  • 59% R&D
  • 2005

НИОКР, переданный на оффшоринг

4J% R&1)

1990

Российская

1990

Федерация [240 -]

Denmark

1990

[130-2005]

Poland

1990

[300-2005]

Brasilia

№ • и

  • • r 1 J 'А «V • ” Jf*
  • *. f . Uk

1990

[130-2005]

India

1990

[1950-2005]

Republic of

Korea

: yLt

1990

[450 - 2005]

China

• • г^ c i. 1

[1300-20051

  • 1980
  • 1980

Spain

[120-2005]

Ireland

r ЧГ*./ +* ,V 'Х'*:'*' * ' t

[370 - 2005]

1970

Australia

  • 1970
  • 1970

[230 - 2005]

Malaysia

[550-2005]

Singapore [430 - 2005]

* .* ' ь *4 *f»• • *? • ^ i • i * %• » •

’4 - V^I • ? , * Л ' |4 •. •

  • 1960
  • 19*0
  • 1960
  • 1960

Japan

[130-2005]

Germany

[200-2005]

Israel

[900 - 2005]

France

[300-2005]

| r * у <1 Г. ^ (I .

.

1950

United

1950

Kingdom

[700-2005]

Canada

[230-2005]

* ?

ч. - .

1929

Motorola

United States [12,600 - 2005]

100% R&D

Рис. 12. Постепенная передача части НИОКР компании Motorola на аутсорсинг

Тем не менее, отражая традиционную точку зрения, выработанную с учетом рисков аутсорсинга для экономической силы и политики МНК, доцент МГИМО(У) МИД РФ Наталья Конина отмечает1: «Годными для аутсорсинга считаются функции зрелые, то есть те, в которых не прогнозируется инновация, способная дать компании стратегическое преимущество. Поэтому компании идут на аутсорсинг для того, чтобы сосредоточиться на основной деятельности, а не заниматься управлением столовыми, уборщиками, начислением в пенсионные фонды, вылавливанием компьютерных вирусов». [Курсив наш - авт.] Позволим себе с этим не согласиться (по крайней мере полностью), поскольку существуют в международном бизнесе такие ситуации, когда аутсорсинг (оффшоринг) основных, способных «дать компании стратегическое преимущество» функций может быть весьма полезен, а иногда и просто необходим. Мы предлагаем именовать такую ситуацию императивом аутсорсинга в международном бизнесе. Например, если компания существенно отстала от своих конкурентов, она может передать часть основной деятельности кому-то из них, чтобы приобрести необходимые знания; она может сделать это и тогда, когда в мире происходит технологический скачок или смена технологической парадигмы, а компания не может самостоятельно успеть за развитием инновационных технологий. Может произойти и смещение источника получения прибыли в цепочке добавленной стоимости; тогда функции, рассматриваемые как ключевые, резко отодвинутся на периферию и могут быть переданы на аутсорсинг. Кроме того, может оказаться, что для выхода на только что возникшие и быстро развивающиеся рынки компания не обладает достаточным запасом финансовых, материальных и/или человеческих ресурсов либо необходимыми технологическими возможностями. Эта составляющая императива аутсорсинга четко и верно сформулирована у только что подвергнутого нами принятой среди коллег дружеской критике автора[11] [12]: «Вторым фактором привлекательности аутсорсинга является ситуация, когда внешний провайдер услуг [все же, на наш взгляд, существует более подходящий термин - аутсорсер (outsourcer), поскольку в термине «внешний провайдер» не отражена более широкая функция аутсорсера - авт.] способен обеспечить экономию и/или более высокий уровень услуг за счет специализации, более дешевой рабочей силы или эффекта масштаба. Аутсорсинг позволяет экономить ресурсы организации».

Следует отметить, что у этого же автора, высказавшего традиционную точку зрения о нежелательности передачи на аутсорсинг инновационных процессов, есть и прямо противоположный, свидетельствующий о глубине научного поиска вывод1: «Еще одним двигателем [аутсорсинга - авт.], менее очевидным на первый взгляд, является возможность для организации учиться у своего поставщика услуг». На наш взгляд, «учиться у своего поставщика услуг» означает не что иное, как развивать инновационные процессы в пространстве, с передачей от одного независимого хозяйствующего субъекта к другому. Обучение организаций[12] [14] и (на наноуровне ГМС) индивидуумов является неотъемлемой частью любого инновационного процесса. Обучение предполагает, в силу специфики мотивированной когнитивной деятельности профессионально подготовленного обучаемого, создание нового знания и инноваций, что подтверждается тезисом известного немецкого исследователя менеджмента знания, Рональда Майера[15]: «Фундаментальные исследования и прикладной НИОКР, равно как и мотивирование сотрудников к усвоению преподносимых уроков инновационной деятельности, концентрируются на усилении собственно инновационной деятельности и создании нового знания».

Таким образом, необходимое для эффективного функционирования международной компании (глобальной фабрики) обучение, являющееся (см. рис. 7) одной из трех основных составляющих для создания глобального конкурентного преимущества, выступает как механизм диффузии инноваций. Последняя, начавшись в сети взаимосвязанных хозяйствующих субъектов глобальной фабрики, имеет два важных последствия:

  • - встречный трансфер созданного знания по каналам глобальной фабрики (по типу кросс-лайсензинга, когда покупатель лицензионного пакета, или лайсензи, имеющий грамотных инженеров и научных работников вместо выплаты роялти или паушальных платежей передает по согласованию с продавцом, или лайсензером, лицензии на использование улучшений полученного по лицензии товара/техпо-логии);
  • - спилловер (spillover), то есть спонтанное и неоплачиваемое регионально-отраслевое распространение нового знания за пределы

глобальной фабрики (иногда инспирируемое в рамках национальной экономической политики той страны, на территории которой находится независимый аутсорсер).

Здесь мы считаем уместным сделать небольшое и, возможно, полемическое отступление. В отечественной литературе пространственное распространение инноваций, или полезного знания, описывается, как правило, терминами «трансфер»1 и «диффузия»[16] [17]. Кроме того, это же явление описывается термином «спилловер». Нам представляется, что при заимствовании элементов теории инноваций и менеджмента инноваций из-за рубежа, как это часто бывает при переводе терминологической парадигмы для ранее не освоенного в стране-акцепторе знания,произошла некоторая терминологическая «путаница», которая может спровоцировать подмену понятий. Так, Т.Ф. Гареев из Академии управления «ТИСБИ» цитирует[18], что «Инновационный процесс - это процесс преобразования научного знания в инновацию, который можно представить как последовательную цепь событий, в ходе которых инновация вызревает от идеи до конкретного продукта, технологии или услуги и распространяется при практическом использовании», что (за выпущенной и считаемой нами необходимой при становлении инновации коммерциализации знания) мы полностью принимаем. Далее этот автор переходит к вызвавшей наше замечание теме «С этой точки зрения в теории инноваций выделяются понятия «трансфер технологий» и «диффузия инноваций». Целью данной работы является внести некоторую ясность в данные элементы инновационного процесса». После некоторой попытки семантического анализа, что мы только приветствуем, Т.Ф. Гареев приходит, на наш взгляд, к не совсем корректному заключению, а именно: «В свою очередь, диффузия научно-технических знаний и информации, в отличие от коммерциализации технологий, является некоммерческим элементом трансфера научно-технических достижений. Этот способ реа-

лизуется либо в тех случаях, когда владелец научно-технического знания не осознает, не имеет возможности или не заинтересован в его коммерциализации, либо в случаях, когда само знание, являясь фундаментальным, базовым, не подлежит коммерциализации» [Курсив наш - Авт.].

Такая постановка вопроса требует возражения с нашей стороны. Как мы уже писали1, результатом создания нового полезного знания в глобализирующейся мировой экономике (да и на национальном уровне) яваляется повсеместное развитие инновационных процессов, в основе географического распространения которых лежат как коммерческий трансфер[19] [20], или коммерциализация научно-технического знания или маркетингового опыта, так и их неоплачиваемый спилло -вер[21], то есть внешне спонтанное, но по сути своей закономерное распространение полезного знания как между отраслями, так и между регионами. Диффузия инноваций (diffusion of innovations) представляет собой (по Роджерсу[22]) «процесс, посредством которого инновация распространяется с течением некоторого времени по определенным каналам между членами социальной системы»[23]. Иными словами[24], исследование диффузии инноваций, по аналогии с физикой и физической химией, сводится к исследованию того, как, почему и с какой скоростью новые идеи и технологии распространяются в пределах каких-либо культур. Это очень широкое понятие применимо к распространению любых товаров и идей, которые на определенной стадии их жизненного цикла есть или были инновациями: от наручных часов до персональных компьютеров, от томатного соуса до суши, от оперы до танца «босанова», от стиля одежды «топ хэт» до «блю джинс», от демократии до феминизма и т. д.

В свою очередь, «трансфер инноваций» (transfer of innovations) может быть представлен либо как платная, или возмездная, бизнес-операция1 (лайсензинг, франчайзинг, НИОКР-контрактинг), либо - в рамках интернализации инновационного процесса[25] [26] в пределах корпоративной бизнес-сети МНК-как безвозмездная передача, или распространение, полезного знания в пределах МНК[27] (см. рис. 7). Наконец, «спилловер инноваций» (spillover of innovations) обычно толкуется в англоязычной среде[28] как «любой косвенный, или побочный, эффект от кем-то оплаченной деятельности » [курсив наш - авт.]. На основании этого определения можно сделать вывод, что в сфере инновационных процессов спилловер представляет собой возможность в той или иной мере бесплатно, или «безвозмездно», воспользоваться результатами чужих исследований и разработок (НИОКР)[29].

В то же время имеются утверждения[30], что процесс распространения технологий представляется в виде механизмов диффузии и трансфера технологий в овеществленной и неовеществ ленной форме. Под технологиями в неовеществленной форме понимаются: виды промышленной собственности (патенты, промышленные образцы, полез-

ные модели); объекты авторского права (программы, базы данных и топологии интегральных микросхем), непатентованные изобретения; исследования и разработки, выполняемые предприятиями или по их заказу; научно-технические услуги, связанные с необходимостью реализации инноваций; лицензии; ноу-хау; торговые марки. Диффузия и трансфер технологий в неовеществленной форме сводятся к переливу (спилловер) технологических знаний в виде процессов передачи интеллектуальной собственности, сопровождения малых предприятий, взаимного перетока кадров между промышленностью и сектором исследований и разработок. В данном случае, на наш взгляд, нарушается основа понимания самой природы эффекта спилловера (spillover effect), под которым понимаются внешние (по отношению к вовлекаемым в транзакцию сторонам или партнерам) эффекты экономической деятельности или процесса (то есть экстерналии), оказывающие позитивное либо негативное влияние на третьи стороны, которые формально не вовлечены в указанную деятельность или процесс. Основу природы эффекта спилловера составляет спонтанность и непреднамеренность воздействия транзакции двух (или более) агентов на третьи стороны. Следовательно, наличие отношений купли-продажи с третьими сторонами никоим образом не может рассматриваться как мандатный атрибут имманентных спил-ловеру инноваций, а посему активно распространяемые определения, согласно которым, например1, «Диффузия инноваций может осуществляться на коммерческой и некоммерческой основе. В рамках диффузии инноваций осуществляется, во-первых, коммерческая или некоммерческая передача инновации, а во-вторых, инжиниринг[31] [32]», не представляются нам продуктивными и, более того, вносят некоторую сумятицу в непростой процесс дефинирования и терминирования заимствуемого знания в сфере менеджмента инноваций. Подкрепим свою точку зрения ссылкой на достаточно авторитетный источник, на шведского экономгеографа Торстена Хагерстранда, заложившего основы теории и практики пространственной диффузии инноваций,

далее развитой американским ученым Эверетом Роджерсом1. Основные положения релевантных категориальной оценке диффузии инноваций работ Торстена Хагерстранда[33] [34] могут быть сведены к следующему:

  • - территориальная диффузия инноваций имеет определенные законы распространения;
  • - диффузия инноваций является решающим фактором в определении социального эффекта (прежде всего, миграционного) для отношений «центр-периферия»;
  • - скорость диффузии зависит не от геометрического расстояния, а от трансляционной способности отдельных городов [совместимость уровней развития соответствующих фракций национальных инновационных систем -авт.], через которые она осуществляется, от того, насколько интенсивны и эффективны там контакты между людьми [по сути дела, это - «персонифицированный трансфер знания»[35] - авт.].

Здесь, равным образом как и в работах упоминаемого теперь всеми пишущими об инновационном процессе Эверета Роджерса, нет никакого упоминания об актах купли-продажи инновационного товара/технологии. По определению Роджерса[36] [не побоимся повториться, так как считаем это весьма важным - авт.], «критическими элементами диффузии новых идей являются (1) некоторая инновация (2), распространяющаяся по определенным каналам, (3) по истечении периода времени (4) среди членов социальной системы». Налицо в чистом виде интердисциплинарная аналогия, столь часто используемая экономистами, когда диффузия инноваций трактуется как некоторая модель, практически полностью соответствующая ее описанию в физике, а именно[37]: «движение частиц среды [в случае диффузии инноваций в глобальной фабрике - инновационных технологий/идей товаров - авт.], приводящее к переносу вещества [в случае диффузии инноваций в глобальной фабрике - полезного знания - авт.] и выравниванию концентраций или установлению равновесного состояния частиц данного сорта [в случае диффузии инно-

ваций в глобальной фабрике - повышению уровня развития НИС принимающей страны - авт.] в среде (в случае диффузии инноваций в глобальной фабрике - в мировой экономике - авт.]». Конечным результатом диффузии инноваций в глобальной фабрике может быть не только выравнивание уровней технологической культуры, но и опережение «цехами» и «участками» уровня технологической культуры законтрактовавшей их МНК. Заключим это отступление краткой формулировкой соотношения между рассматриваемыми категориями инновационного процесса. Диффузия инноваций, имеющая в настоящее время имманентно глобальный характер, осуществляется двумя путями: за счет коммерческого трансфера и неоплачиваемого спилловера полезного знания.

Возвращаясь к основной теме настоящей главы, укажем на необходимость понимать аутсорсинговые отношения как, в первую очередь, контрактные отношения формально независимых сторон. С истечением срока контракта (в зависимости от его условий) могут быть возвращены оборудование, технологическая документация, неиспользованные узлы и комплектующие и т. п. Однако полученное в результате обучения знание не только остается у аутсорсера, но - в силу природы знания - чем больше им пользуются, тем больше шансов на его расширенное воспроизводство, то есть на появление нового знания. Следовательно, имеются шансы на то, что аутсорсер (оффшорер) MI IK сможет появиться (и появляется) на рынке в качестве конкурента той же самой МНК, создавшей при помощи этого диалектичного и интегрирующего механизма глобальную фабрику.

Попутно заметим, что в случаях применения аутсорсинга становится возможным взаимодействие с компаниями, работающими на одном и том же рынке и рассматривавшимися до этого как явные конкуренты[38]. Если взглянуть на эти положения с точки зрения классической политической экономии капитализма, то легко обнаружить, что отмеченные в начале абзаца полезность и необходимость аутсорсинга основных функций (в том числе НИОКР) суть завуалированное выражение действия основного закона капитализма, закона прибавочной стоимости. В данном случае этот закон проявляется в том, что получение прибыли стоит во главе угла капиталистического производства и, следовательно, допускает любые возникающие с помощью аутсорсинга союзы, вне зависимости от того, являются ли «союзники» конкурентами или нет. Класси-

ческим примером такого союза явилось в свое время (1984) совместное предприятие NUMMI (New United Motor Manufacturing, Inc.), представляющее собой автомобильный завод, созданный как американо-японское совместное предприятие (СП) на американской территории (Фремонт, Калифорния) компаниями-конкурентами, General Motors и Toyota. В сущности, это СП можно рассматривать как объединение стратегических стержневых компетентностей компании-учредителей, обеспечивающее трансфер инноваций. Компания «открыла» для компании американский рынок, получив новое знание в области экономного менеджмента (lean management). Еще с большей легкостью компании-конкуренты входят в современные стратегические альянсы или передают на аутсорсинг как изготовление узлов и комплектующих, так и определенные бизнес-процессы одним и тем же аутсорсерам, выигрывая в экономии на издержках, в первую очередь, за счет уникальных возможностей снижения издержек и экономии масштаба, доступных таким общим аутсорсерам. Так, например, американская компания DEC (Digital Equipment Согр.) долгое время обеспечивала коммутационным оборудованием типичных конкурентов, ITT и AT&T.

Все риски глобальной фабрики, связанные с оффшорным аутсорсингом, можно было бы разделить на оперативно-тактические и стратегические. К первым, рассматривая такие области бизнес-модели глобальной фабрики, как IT, PR, организация безопасности, мы бы отнесли риск несанкционированного доступа сторонних компаний к конфиденциальной информации. Самый нежелательный и имеющий негативные для заказчика аутсорсинга последствия риск-утечка информации за пределы МНК. В результате обращения МНК к аутсорсеру информация может не только «утечь», но и исчезнуть. Например, одним из наиболее рискованных вариантов ИТ-аутсорсинга является такая ситуация, когда компания-провайдер осуществляет аутсорсинг на собственном программном обеспечении, без предоставления аналогичной копии программ заказчику. В этом случае мы наблюдаем один из вариантов спилловера инноваций[19]. Традиционный риск недостаточной подготовленности аутсорсера также может создавать угрозу нормальной работе глобальной фабрики и являться

причиной неэффективности и негативного отношения к аутсорсингу. Наконец, реальной и уже осуществившейся во многих случаях, более того, закономерной опасностью реализации риска аутсорсинга является потеря контроля над собственными нематериальными активами головного офиса глобальной фабрики.

Наконец, еще одним риском оффшоринга (аутсорсинга) является неправильный выбор поставщика услуги, хотя впоследствии аутсорсера можно и заменить. Этот риск присутствует на первых этапах сотрудничества, хотя именно правильный выбор поставщика внешних услуг является залогом минимизации всех возможных последующих рисков. Можно сказать, этот риск связан с незрелостью российского рынка услуг аутсорсинга: «Если аутсорсинг в бухгалтерии и в юридической сфере существовал еще со времен социализма, то такие аутсорсинговые услуги, как клининг (профессиональная уборка офисных, торговых и производственных помещений), IT-сопровождение, кадровый аутсорсинг и т. д., появились совсем недавно».

Мы уже категоризировали в настоящей главе МНК как «движители глобализации мировой экономики». Действительно, эти «невидимые империи», какой бы социальной ответственностью и каким бы социально-этическим маркетингом они ни маскировали свою деятельность1, как и во времена Маркса подчиненную действию основного закона капитализма, оказывают, в конечном итоге, определяющее влияние не геополитическую карту мира. Глобализация, несмотря на ее тотальное не только для мировой экономики, но и практически для каждого человека значение, имеет все возрастающее воздействие и на регионально-отраслевом уровне развития национальных экономик. Г. Герсбах сделал важный вывод[40] [41], с которым трудно не согласиться. Отстранившись от тотальной глобализации в целом, при организации любых экономических исследований, мы должны рассматривать ее регионально-отраслевые срезы. Следовательно, если воспользоваться понятием градиентов ГМС, то допущение о наличии компании-лидера по производительности (и, как

правило, инновационности) столь же верно, как и допущение об аутсайдере производительности (и, как правило, инновационности) в одной и той же или в родственных отраслях. Это действие закона неравномерности развития капитализма, который в иных терминах создает ее территориальные градиенты. В результате должен иметь место перелив капитала и трансфер полезного научно-технического и менеджерского знания (иными словами, инноваций). Механизмами такого трансграничного трансфера традиционно являются международная торговля и прямые зарубежные инвестиции (ПЗИ).

Многочисленные факты подтверждают этот вывод. Так, завод ABB India за два года освоил производство тяжелого электротехнического оборудования и стал выпускать их на 20 % дешевле, чем в любой другой стране, «обеспечивая шведское качество при китайской цене»1. Передовые западные страны буквально создали «бум» по трансферу инноваций в Индию и Китай. Начав с довольно простых операций - обрабатывающая промышленность в Китае, колл-центры в Индии, - Индия прочно заняла место признанного мирового лидера в сфере производства программного обеспечения (ПО) для западных стран (достаточно вспомнить знаменитый Бангалор - Мекку программистов всех стран и народов), а Китай также наращивает производство ПО на экспорт с неимоверной скоростью (свыше 100 % в год). Западные МНК используют всю гамму отношений: от создания 100 % ПЗИ до лайсензинга (продажи лицензий) и суб-контрактинга[42] [43].

Можно было бы сделать поправку на исключительно мажорный стиль презентации Дитера Эрнста[44], прошедшей на одной из конференций в Гонолулу, но в любом случае результаты глобализации бизнеса в части трансфера креативной части инновацион-

ных процессов из НРС на бывшую мировую периферию впечатляют (табл. 7). Дело в том, что китайцы поставили своей целью превратить глобальную фабрику, первоначально задуманную руководством МНК как средство воспроизводства глобального конкурентного преимущества за счет географического распределения полного цикла производственно-маркетинговых процессов, обеспечивающих нормальное функционирование цепочки создания ценности (по Портеру) от идеи до продажи конечного товара покупателю и даже обеспечения допродажного и послепродажного обслуживания (что особенно важно для рыночного успеха инновационных товаров), в «насос» для перекачки инноваций в свою страну.

Приведем также (табл. 8) китайское национальное восприятие (оценку) действия конструкции глобальной фабрики, чем-то напоминающее квадрант «Слабые стороны» в упрощенной матрице БУЮТ-анализа. Это - традиционное восприятие национальной буржуазией так называемых «развивающихся стран» (с гипертрофированным национальным самосознанием) предлагавшейся и внедрявшейся МНК модели «глобальной фабрики» в части, касающейся слабых сторон принимающей страны (в данном случае - Китая).

Таблица 7.

Ведущие МНК, создавшие в Китае НИОКР-лаборатории

в ИТ-отрасли

Agilent

LSI Logic

Motorola

Applied Materials

Lucent

NEC

AMD

Matsushita

Nokia

Fujitsu

Microsoft

Nortel

General Electric

Siemens

Oracle

HP

ST Microelectronics

Philips

IBM

Sun Microsystems

Qualcomm

Infineon

Toshiba

Sanyo

Intel

SAP

Слабые для Китая стороны традиционной схемы

«глобальной фабрики»

Таблица 8.

Простая сборка импортируемых узлов и комплектующих

Низкая добавленная стоимость Невысокий доход

Создание рабочих мест невысокой квалификации

Значительная опора на запатентованные западные технологии

«Патентная ловушка»

Ограничения по собственной разработке товаров

Ограничение возможности по улучшению технологической документации и стандартов

Слабая сила собственного брендинга

Конкурентные вызовы сверху и снизу по цепочке ценности

Высокий бизнес-риск

Уязвимость к внешним воздействиям

Высокий бизнес-риск

Источник: Ernst D. Beyond the «Global Factory» Model Innovative Capabilities for Upgrading China's IT Industry - East-West Center, Honolulu.

Любую социально-экономическую информацию о Китае следует оценивать с учетом национальной экономической политики этой страны, где стержневые отрасли экономики не подверглись широкомасштабной приватизации. Поэтому, начиная со времен «пинг-пон-говой дипломатии»[45], любая экспортно-импортная деятельность находилась под пристальным вниманием правительства КНР и КПК. Думается, что эта политическая составляющая, равно как и сохранение государственной собственности и контроля над стержневыми отраслями национальной экономики Китая, привели к существенному усилению и ускорению развития основного диалектического противоречия, заложенного уже в самой концепции глобальной фабрики, когда стремление МНК к усилению ее конкурентного преимущества

оборачивается потерей экономической власти и появлением реальной угрозы появления нового «глобального конкурента» (товар с принятым в ПРС качеством и «китайской ценой»).

Дело в том, что по мере становления новой мировой экономики как «экономики знания» конкурентоспособный товар и наукоемкий товар, когда речь идет о конечных товарах, становятся экономическими синонимами. Если утверждение «высокотехнологичный товар инновационен, если он существует и продается на рынке», верно всегда, то обратное утверждение верно не всегда. Так, легендарную историю времен советской мифологии с переходом в ручном сборе хлопка от работы одной рукой к работе двумя руками при подвешенной на ремне корзине (пионерка Мамлякат Нахангова, СССР, 1936 г.) можно назвать инновацией [хотя мы бы предпочли, в соответствии с принятым нами маркетинговым подходом к понятию «инновация», сказать «новшество» или «нововведение» - авт.], но отнести эту «инновацию» к высоким технологиям нельзя. В настоящее время создание инновационного товара глобальной фабрикой требует передачи инновационных технологий ее зарубежным (оффшорным) «цехам». Следовательно, в отличие от классических МНК середины XX в., в значительной степени опиравшихся на дешевизну рабочей силы и доступность сырья, глобальная фабрика переносит в другие страны (кстати, если это целесообразно, то в роли таких стран реализации оффшорного аутсорсинга, когда дело касается НИОКР, выступают Канада и Швейцария, где стоимость рабочей силы весьма высока) «святая святых» любого бизнеса - инновационный процесс. В итоге «Китай сегодня работает, как глобальная фабрика, обеспечивая своими товарами всю мировую торговлю. И при этом он накопил триллион долларов золотовалютного резерва»[46].

Самое важное для геополитического будущего Китая - не упомянутый выше А. Буничем «триллион долларов», а то накопленное Китаем, в результате функционирования множества принявших концепцию глобальной фабрики МНК, знание, объем которого во многих отраслях достиг «критической массы». МНК, обратившись к оффшорингу инновационной деятельности на территории таких принимающих стран, как Китай, с целью найти «дешевые таланты», действительно нашли последние. Однако тем самым, образно говоря, они «посеяли зубы дракона», исход глобальной конкуренции с которым вполне может оказаться проигрышным для цивилизации Запада. И это не

то, что пытаются объяснить действием «закона больших чисел». Это - «забывчивость» цивилизации Запада, подарившей устами родоначальника классической буржуазной политической экономии Уильяма Петти простую и жизненную формулу благосостояния каждого человека, сообщества и нации в целом: «Природа - мать, а труд - отец всякого богатства». Это «забывчивость цивилизации», подарившей и, в благодати экономического неоколониализма и мнимой монополии на достижения информационного общества, благодушно позабывшей о труде. Не следует забывать и о том, что поведение homo sapiens отличается от поведения homo economicus. Восстановление спроса не рынке труда далеко не всегда возвращает человека к труду. Человек, вкусивший плодов безделья на пособии (во всяком случае в странах Запада), довольно быстро деградирует, и трудовая реабилитация становится проблемой.

В то же время в высокотехнологичных отраслях принимающих стран, в резиденциях аутсорсеров МНК, к настоящему времени накопилось такое минимальное количество («критическая масса») знания, которое приводит к началу «самоподдерживающейся цепной реакции» создания нового знания. Иными словами, китайские компании из исключительно импортеров знания, становятся его отечественными производителями, овеществляющими это знание в конечных экспортируехмых товарах. К настоящему времени товарный экспорт из Китая в США стал не только макроэкономическим, но и геополитическим фактором. Причиной является тот факт, что для ряда высокотехнологичных отраслей (электроника, электротехника, ИТ-технологии) можно даже сделать предположение о замещении американского производства китайским. В результате появилась метафора, ярко представляющая смещение не только производства, но и НИОКР в Индию и Китай. Если для Индии большую роль играет английский язык, сыгравший роль проводника новой культуры (сначала английской, а потом американской), то привлекательность Китая в значительной степени кроется не только в наличии относительно дешевой и квалифицированной рабочей силы[47], но и в таких национальных чертах, как трудолюбие, адекватная исполнительность, быстрая обучаемость. Поэтому в рамках сложившейся

производственно-потребительской системы «восточное побережье Китая - США» Китай можно трактовать как «глобальную фабрику», а США - как снабжаемый китайскими товарами «глобальный супермаркет»1.

Приведем несколько примеров смещения в Китай не столько трудоемкого (как было в случае классических МНК XX в.), сколько наукоемкого, или высокотехнологичного, производства[48] [49].

В провинции Дунган создается 37 % мирового производства приводов для жестких дисков и 10 % мониторов для компьютеров. Китай стал вторым в мире (после США) по объему выпуска полупроводниковых чипов. Ведущие МНК рассматривают Китай не только как глобальную фабрику, но и как глобальную НИОКР-ла-бораторию (см. табл. 3). За последние 2-3 года компания Motorola инвестировала в китайских ИТ-разработчиков 1,3 млрд долл., a Microsoft - 750 млн долл.

В результате американские аналитики оценивают современное технологическое отставание Китая от США не более чем в 10 лет. Думается, что, приняв во внимание отмеченную выше национальную специфику китайского работника и амбициозные геополитические аспекты национальной экономической политики КНР, этот срок можно было бы и сократить.

Отмеченные нами факты клонирования таких высокотехнологичных сложнотехнических товаров, как военные самолеты, хорошо подтверждают это заключение. Так, в Китае всего лишь через 3 года после аннулирования контракта на лицензионное производство Су-27СК появляется его клон, истребитель J-11B, который Шеньянский авиазавод, по прогнозам российских экспертов, сможет произвести на экспорт в количестве до 5 тысяч экземпляров[50], что, принимая во внимание «китайскую цену», может закрыть этот сектор мирового авиарынка не только для России, но и для США, Франции, Израиля.

Впрочем, несмотря на широкую известность подобных историй, связанных с Китаем, основной закон капитализма продолжает подталкивать крупнейшие компании к созданию глобальных фабрик с перемещением важнейших звеньев физического и интеллектуального

производства в другие страны. Так, чисто отечественная американская компания Boeing приняла решение[51] о перемещении значительной части производства на оффшоринг (включая Китай).

Таким образом, принятие МНК концепции и формата глобальной фабрики в своей глобальной экспансии следует рассматривать не только с чисто экономических, но и с геополитических позиций. Диалектика этого процесса такова, что вопреки национальным интересам своих стран МНК перекраивают всю карту расстановки мировых сил, ускоряя, в частности, становление геополитического лидерства Китая. Переход МНК, реконструировавшей свою бизнес-сеть в формате глобальной фабрики, к новой структуре собственности на средства производства, то есть переход от корпоративного к контрактному способу построения отношений в глобальной бизнес-сети, имеет тенденцию к смещению полюса власти от центра к периферии этой бизнес-сети. Природа интеллектуального труда и создаваемой им интеллектуальной собственности, которая при потреблении (пользовании) не расходуется, а, напротив, возрастает, по-новому ставит вопрос о воспроизводстве отношений собственности в постиндустриальных обществах новой экономики, или экономики знания, где уничтожаются условия существования технологического неоколониализма и экономической власти МНК.

Толкование МНК как гибкой глобальной производственно-маркетинговой сети (в других терминах: квазиоптимальная мезосреда ГМС) вполне соответствует достигнутому уровню глобализации мировой экономики. МНК как движители глобализации, стремясь усилить свое глобальное конкурентное преимущество, реализуемое за счет концепции глобальной фабрики, переводя на глобальный аутсорсинг все большее число бизнес-процессов, получают мощное ускорение развития национальных инновационных систем в принимающих странах, стратегическим результатом чего нам видится изменение геополитической карты мира уже в первой четверти нашего века. Наконец, несмотря на то, что мы напрямую не рассматривали в данной главе концепцию глобальной фабрики применительно к России, нам представляется, что дальнейшее изучение этой концепции и ее развития в мировой экономике следует вести по двум основным направлениям: во-первых, изучать и практиковать включение российских предприятий в структуру глобальных фабрик с целью перенаправления

инновационного потока в отечественную экономику, где, по оценкам С.Ю. Глазьева[52], не более 1 % национальной экономики может считаться инновационной; во-вторых, достаточно глубоко продумывать вопросы трансфера и спилловера (включая промышленный шпионаж) собственных национальных инноваций, чтобы не повторять создание условий для их зарубежного клонирования и технологической чехарды. что соответствует выполнению требований национальной экономической безопасности.

  • [1] Chesbrough, S. Open Innovation. Harvard Business School Press, USA, 2003.
  • [2] Бунич А. Размышления экономиста о президентском послании-2006, http:// vipcrson.ru/wind. php?ID=3I8141&soch~l
  • [3] Манчук А. Наследники Че Гевары. М.: Алгоритм, 2007. Цит. по: http://kermanich. livcjournal.com/78241 .html
  • [4] Куричев Н.К. Влияние торговли с КНР на отраслевую и территориальную структуру промышленности США. - http://www.lomonosov-msu.ru/2008/05_4.pdf
  • [5] Что касается репутационного риска [Сколько стоит доброе имя // Журнал «Риск-менеджмент». 2008. № 5-6 - http://www.riskmanagement.ru/name.htm], то последний полностью переносится с МНК на компанию-аутсорсера, что считается весьма важным для сохранения общего глобального конкурентного преимущества МНК авт.
  • [6] Majaro, S. International Marketing. A Strategie Approach to World Markets. Revised Ed. Routledge, etc., 1993. P. 26-28.
  • [7] Venkatraman, N., Henderson, J.C. Real Strategies for Virtual Organizing // MIT Sloan Management Review, 1998. Vol. 40. № 1.
  • [8] Марьяненко В.П. Антиципирование инновации как важнейшее условие формирования проактивных инновативных стратегий // Вестник Тамбовского госуниверси-тета. 2008. № 3.
  • [9] Lacity М. С., Willcocks L. P., Feeny D. Е. IT Outsourcing: maximize flexibility and control // Harvard business review. 1998. Vol. 73(3).
  • [10] Quinn J. B., Hilmer F. G. Strategic outsourcing // Sloan management review. 1994. Vol. 35(4). P. 43-55.
  • [11] Конина М.Ю. Менеджмент в международных компаниях: как побеждать в конкурентной борьбе. Монография. М.: ТК Велби, 2008. С. 337.
  • [12] Там же.
  • [13] Там же.
  • [14] Senge, Р.М. The Fifth Discipline. The Art & Practice of The Learning Organization, Cenl ury Business, London, 1992.
  • [15] Maier, R. Knowledge management Systems: information and communication technologies for knowledge management. - Springler-Verlag Berlin, Heidelberg, 2002, p. 121.
  • [16] Например: Свиткова М.Ю., Марьяненко В.ГТ. Международные франчайзинговые сети как каналы трансфера инноваций в сфере услуг // Журнал: Управление каналами дистрибуции. 2008. № 2. Черенков В.И., Толстобров М.Г. Глобальный трансфер инноваций как инструмент интернационализации российского малого высокотехнологичного бизнеса // Вестник СПбГУ, Сер. 8. Менеджмент. 2007. Вып.1.
  • [17] Например; Гареев Т.Ф. Трансфер технологий и диффузия инноваций // 11«р://туу. tisbi.ru/science/vestnik/2005/issue4/ITl.html
  • [18] Основы инновационного менеджмента. Теория и практика: Учебник / Л.С. Барю-тин и др. / Под ред. А.К. Казанцева, Л.Э. Миндели. 2-е изд. перераб. и доп. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2004. С. 7.
  • [19] Марьяненко В.П. Модернизация российской экономики: 4И-парадигма нового этапа // Россия и Санкт-Петербург: экономика и образование в XXI веке. Научная сессия профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов по итогам НИР за 2007 год. Март-май 2008 года. Сборник лучших докладов. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2008.
  • [20] Черенков В.И., Толстобров М.Г. Стратегия российского высокотехнологичного научно-производственного малого предприятия в системе международного трансфера инноваций // Инновации. 2006. № 3(90).
  • [21] Cameron G. Innovations, Spillovers, and Growth: Evidence from a Panel of UK Manufacturing Industries. University of Kent, Papers, 1995.
  • [22] Rogers, M. Diffusion of Innovations. Free Press, New York, 1983.
  • [23] Кстати, довольно странно, что Т.Ф. Гареев ссылается на издание 1995 г., когда, как известно, интердисциплинарное заимствование концепции диффузии было сделано Э. Роджерсом еще в 1983 г. - В. Марьяненко.
  • [24] http://en.wikipedia.org/wiki/Diffusion_of_innovations
  • [25] Этот же термин, в случае его транслитерации как трансферт, широко используется в практике финансового менеджмента и международных расчетах. - Авт.
  • [26] В рамках общей экономической теории, или «экономике», термин интернализация применяется всякий раз, когда хозяйствующий субъект концентрирует бизнес-процессы в собственных, определяемых замкнутыми границами корпоративной собственности (например, МНК) пределах. - Авт.
  • [27] 5 Кстати, в советское время это называлось распространением передового опыта и, разумеется, осуществлялось безвозмездно, с определенными бюджетными расходами на организацию семинаров и командировок. - Авт.
  • [28] www.answers.com/topic/spillover7cat-biz-fin
  • [29] Весьма эффектным примером такого «персонифицированного механизма» спил-ловера знания могут служить многочисленные хуасяо, - этнические китайцы, живущие - а то и родившиеся - вне Китая, но упорно и целеустремленно работающие на интересы Пекина. Замечено, что многие хуасяо получали образование и успешно работали как раз в высокотехнологичных отраслях (ядерная физика, биотехнологии, физика полупроводников, электроника, нанотехнологии и т. п.). Немало их работ можно найти также и в списках по экономике и другим общественным наукам. Трудно сказать, чего следует более опасаться с точки зрения геополитической конкуренции наций: тайной геополитической стратегии правительства КНР, начатой еще при Председателе КПК Мао Цзэдуне (мавзолей которого по сей день окружен почетом на площади Тянь-Ань-Минь в Пекине) или же генетически заложенного «социально-экономического инстинкта стратегического выживания нации», если таковой, конечно, существует. - Авт.
  • [30] Голиченко О.Г. Национальная инновационная система России: состояние и пути развития. М.: Наука, 2006. С. 185.
  • [31] Междисциплинарный словарь по менеджменту / Общ. ред. С.П. Мясоедова. М., 2005. С. 166.
  • [32] Ссылка на инжиниринг в данном контексте несколько удивляет явной инверсией причины и следствия, так как скорее инжиниринг, состоящий (в контексте данной главы) в переносе полезного знания в создаваемые или контрактуемые за рубежом стратегические бизнес-единицы глобальной фабрики, является причиной диффузии инноваций как технологических (необходимых для обеспечения технологической совместимости совокупной производственной системы глобальной фабрики и поднятия технологической культуры ее зарубежных «цехов» и «участков»). - Авт.
  • [33] Rogers, Е. Diffusion of Innovations. Free Press, New York, 1962.
  • [34] Hngerstrand.T, Innovationsfurloppet ur korologisk synpunkt, C.W.K Gleerup, Lund, 1953 // wikipedia.org/wiki/
  • [35] Черенков В.И., Толстобров М.Г. Стратегия российского высокотехнологичного научно-производственного малого предприятия в системе международного трансфера инноваций // Инновации. 2006. № 3 (90).
  • [36] Rogers, Е. Op. cit. Р.204-251. Цит. по: Cateora, Ph.R., Graham, J.L. International Marketing. Irwin - McGraw-Hill, Boston, etc., 1999. P. 359.
  • [37] Советский энциклопедический словарь. M.: Советская Энциклопедия, 1980.
  • [38] Willcocks L., Fitzgerald G., Feeny D. Outsourcing IT: the strategie implications // Long range planning. 1995. Vol. 28(5). P.59-70.
  • [39] Марьяненко В.П. Модернизация российской экономики: 4И-парадигма нового этапа // Россия и Санкт-Петербург: экономика и образование в XXI веке. Научная сессия профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов по итогам НИР за 2007 год. Март-май 2008 года. Сборник лучших докладов. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2008.
  • [40] Умилительно, на наш взгляд, выглядят программы борьбы с курением среди российских школьников, организуемые в рамках реализации идеи социальной ответственности табачными американскими монополиями, вынесшими свое производство с территории США, где теперь курить можно только в специальных «резервациях». Особое «умиление» вызывает «забывчивость» организаторов этих программ о специфике подростковой (пубертатной) психологии сопротивления рекомендациям старшего поколения. - Авт.
  • [41] Gersbach, Н. Does and How Docs Globalization Matter at the Industry Level? // The World Economy. 2002 25(2). P. 209.
  • [42] ABB Global Factories, // Business Today, 2003, June 22.
  • [43] Китайцы оказались «блестящими учениками». Достаточно вспомнить для примера, «неожиданное» появление китайского истребителя 4-го поколения Г-10 (Цзянь-10), о котором неназванный источник из Минобороны России сообщил, что «истребитель J-10 - это типичный гибрид лучших самолетов мира в этом классе. В его основе лежат технологии российских Су-27 и МиГ-31, а также израильского «Лави» [последний вобрал в себя многие решения из американского F-10 - авт.]». Цит. по: Китайский истребитель отбирает лавры у российского экспортного Су-27 // http://vpk.name/news/8844 kitaiskii_istrebitel_otbiraet_lavryi_u_ rossiiskogo eksportnogo_su27.html J
  • [44] Источник: Ernst D. Beyond the «Global Factory» Model Innovative Capabilities for Upgrading China's IT Industry - East-West Center, Honolulu.
  • [45] Термин «гшнг-понговая дипломатия» относится к положившим начало восстановлению дипломатических отношений между США и Китаем первым соревнованиям между спортивными командами этих стран по настольному теннису, что, как считается, проложило дорогу визиту Ричарда Никсона, президента США, в Катай в 1972 г. - Авт.
  • [46] Бунич А. Размышления экономиста о президентском послании-2006, http:// viperson.ru/wind.php?ID:=:318141&soch=l
  • [47] Так, например, намотчица-фасовщица на фабрике по производству порошковой сварочной проволоки при выполнении одних и тех же технологических операций получала в 2007 г. месячную зарплату в Пекине - $108, а в Мценске (Орловская область) - S630; то есть, почти в 6 раз больше. Годовой оклад ИТ-разработчика (ИТ-инженера) в Китае - $1,000, а в странах-заказчицах ПО не менее $15,000. - Авт.
  • [48] Куричев Н.К. Влияние торговли с КНР на отраслевую и территориальную структуру промышленности США - http://www.lomonosov-msu.ru/2008/05_4.pdf
  • [49] China: the world’s factory floor - http://news.bbc.co.Uk/2/hi/business/2415241.stm
  • [50] hti:p://forum.msk.ru/material/lenty/477867.html
  • [51] Greising D., O’neal, М/ The global factory: To build a better plane, Boeing gives up its historic rigid control and creates an assembly line that stretches worldwide // Tribune February 23, 2005 http://www.chicagotribune.com/news/specials/chi-0502230190feb23, 0,7081112. story
  • [52] Глазьев С.Ю. Развитие российской экономики в условиях глобальных технологических сдвигов // http://spkurdyumov.narod.ru/GlazyevSUr.htm