Полная версия

Главная arrow История arrow "Влесова книга": введение к научному анализу источника

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Упоминания исторических деятелей во «Влесовой книге»

Говоря об упоминаниях реальных исторических деятелей в В К, необходимо отличать их от домыслов переводчиков текста. Так, у А. И. Асова мы находим (в поздних переводах) и Аттилу, и папу Льва I, и мифического героя Арджуну и др. Но при внимательном прочтении оригинала выясняется, что эти имена, как правило, не вычленяемы при любой сколько-нибудь адекватной разбивке текста.

Тем не менее, реальные исторические персонажи в «Книге» действительно обнаруживаются. О некоторых из них речь уже шла выше, поэтому остановимся на оставшихся.

Из деятелей древнего мира в источнике упомянуты некий Набсур

(набсур, набсурсар, на бус ар: 6в, 6г), Митридат (мотіреде, 32). Второе имя находим в переводе Д. М. Дудко; Н. В. Слатин переводит соответствующее место как «Матерь Всех», что менее вероятно и выпадает из контекста: «И Матерь Всех рекла Русам, что они могут селиться в округе. И когда они [на то] согласились, те Греци довели их до войны и до другой, и [так] без конца. И там русы потерялись вовсе, и многие воины пали». В оригинале это звучит следующим образом: «а мот'1реде рЪщеш русе якова можящете селятесе около/ сва, / кольбва оня згодьща то/ грце вендедо пре, а одрусе и безо конце / тамо русе стратьще се доцеса / мнозе вое падьща». По Слатину получается, что Матерь Всех, т. е., очевидно, Матерь Сва - одно из самых почитаемых, согласно «Книге», русами божеств, побуждает их идти в место, где они терпят сплошные бедствия от греков. Вариант Дудко выглядит куда более логичным: «А Митридат сказал русам, что могут они селиться около своих. И когда они согласились, те греки повели их на войну, потом на другую, и так без конца. И там русы перевелись совсем, и многие воины пали». Впрочем, перевод данного отрывка - один из тех редких случаев, когда Н. В. Слатин признаёт возможную правоту оппонента, признавшись, что не будучи историком, не знал тех подробностей о Митридате, которые приведены Д. М. Дудко472.

На дощечке 8 Д. М. Дудко обнаруживает Дария {доре). Н. В. Слатин переводит «доріе парцішьтего», как «Дира, то есть того...», хотя вариант Д.М. Дудко: «Дария персидского» и здесь выглядит более близким к оригиналу и логичным (в предполагаемой Слатиным разбивке нарцішь тего он заменяет первую букву п на И). Правда, нужно

отметить, что на дощечке 8(27) под именем «доре» уже наверняка скрывается Дир. Но вполне естественно предположить, что мы имеем дело с употреблением двух близких по звучанию имён разновременных политических деятелей, их искусственной омонимизацией.

Несколько раз упомянут Траян (троянь, тр1ань 29). С именем последнего, судя по всему, в ВК связаны «Троянова земля» (тро1ан1а

земе; 7в, 014:621-622) и «Троянов вал» (тро1ань вал 7ж).

Относительно «Набсура»/«Набусара» стоит согласиться с мнением А.И. Асова и Д. М. Дудко, что в его образе слились вавилонские цари Набупаласар (627 - 605 гг. до н. э.) и Навуходоносор (605 - 562 гг. до н. эД, которые оба вели войны с Ассирией и Египтом с помощью скифов473.

О Дарии в ВК говорится (в данном случае по Дудко): «Вспомним ещё к тому Дария персидского, который на нас напал и побил нас из-за

наших разделений и усобиц» («на то еще помыньмо дор1е

парц1шь те го /же на ны оутощесе а поб'/е ны за наш'/е

розд1ел1аны (пропущено: и оусоб'/ць) (так у О.В. Творогова. -Д. 77.)»). Если предположение историка верно, и здесь действительно идёт речь о Дарии I Ахемениде, а не о Дире, то это сообщение само по себе свидетельствует против поддельности источника, так как от фальсификата можно было бы скорее ждать восхваления победы скифов над могущественным правителем. Вместе с тем, сообщение дощечки 8 вполне объяснимо. Согласно Геродоту (IV, 119), после вторжения персов в Скифию (в 512 г. до н. э.) цари агафирсов, невров, андрофагов, а также меланхленов и тавров отказали скифам в помощи474. А в ходе самой войны серьёзно пострадали земли будинов, меланхленов, андрофагов и невров (IV, 123, 125)475, причём в последних исследователи часто видят праславян или родственные им племена.

Митридат VI Евпатор - царь Понта (120 - 69 гг. до н. э.), старавшийся привлечь «варваров» Северного Причерноморья (в том числе, ираноязычных и, можно полагать,реликты индо-арийских племён) к своей многолетней борьбе с Римом476. Интересно продолжение цитировавшегося выше отрывка дощечки 32, содержащего его имя: «Пошли Русы прочь от Грецей и поселились на Дону и Донце, а потом пошли к

Непре и Донаю и там мирно жили» («/ /де русе пренщ одо грце /

седне дону а донще а позде /дьща непре / донае / тамо

м1рне ж/ве»). В нём даётся прямое указание на генетическое родство части населения Северного Причерноморья, Подонья и Поднепровья, о котором уже шла речь, и которое, очевидно, содержит ключ к раскрытию тайны происхождения Руси.

Упоминания Траяна связаны с рассказами дощечек о войнах с римлянами. На дощечке 29, как уже отмечалось выше (п. 5 данного параграфа) явно напутана хронология.

«Троянова земля» и «Троянов вал» также упоминаются в контексте борьбы предков с римлянами. 7в: «Молвили [мы] ведь ясно, и Интра идёт за нас, как шёл за Отцов наших на Ромеев на Тройскую (у Д. М. Дудко - «Трояню», что ближе к оригиналу. - Д. Л.) землю»

(«мълвихом бо ясне а інтра йде за не яко шед за отце наша

на роміе до трояне земе»). 014:621-622: «И мы имели там (на Дунае. - Д.Л.) грады и сёла огнищанские, и строили грады против ромеев

и охраняли Землю Троянову...» («а тамо імяхом сме градія о селі

огніщансті а граждехом оны граді да опротівіцю ромем а

охраняще земе трояню»), 7ж: «Речёт та Птица о героях Борусень-ских, которые от Ромев [рук] пали около Даная возле Трояня вала»

(«жещеть тая пть/ціа о грдь/ніех борусеньштех якве од роміе

падща колы данаеве вендле троянь валу»).

Как известно, император Марк Ульпий Траян (98 - 117) в 106 г. покорил Дакию477. Никакими сведениями о войнах его со славянами наука не располагает. Вместе с тем, археологические данные позволяют утверждать, что в первые века н. э. в юго-западный ареал Среднего Поднепровья продвигаются под натиском римлян дако-фракийские племена478, которые вполне могли принять участие в славянском этногенезе. Под «Трояновым валом» автор, скорее всего, разумеет одноимённое оборонительное сооружение в Румынии, насыпанное в Ш-У вв. (вообще, «Трояновыми» именуются разные валы, в том числе и приднепровские). Укрепления в Румынии и Молдавии использовались дважды: в одном случае для обороны южных земель от нападений северо-восточных соседей, в другом - для обороны северо-восточного населения от нападений с юго-запада. В результате рвы, сопровождающие валы, имеются и с той и с другой стороны479. Как уже отмечалось в п. 5 настоящего параграфа, есть основания полагать, что предания о Траяне, отражённые в «Книге», соединяют воспоминания о разновременных событиях: сражениях с римлянами каких-то племён Подунавья (скорее всего, дако-фракийских) в I - II вв. н. э. и противостояние славян и византийцев на Дунае в VI - начале VII в.

Чаще всего в ВК упоминаются готские и, шире, германские предводители, что, кстати, идёт вразрез с утверждением О. В. Творогова, будто «из готских вождей упоминаются лишь Германарих... и Галарех, которого комментаторы ВК отождествляли с вестготским королём Ала-рихом (ок. 370 - конец 410)»480. На деле же в числе германских вождей

«Книгой» названы ещё Триедорей (тріедореі, 6д), - очевидно, Теодо-

рих (на дощечке 8 он же, видимо, дтерех- Дитрих), Оторих (оторех

14), Алдорих (алдорех, 96, 29), Конорих (конорЪх) и Готорих (го-

тор?х; оба на 27), Одоакр (одокремх; 28). Правда, из приведённого перечня по другим историческим источникам известны не все. Это

Германарих (іерменрех, гематьрех, германьрех, герьманрех; 8, 32, 9а, 56, 6а, 66, За, 23, 14, 27, 6д?), Одоакр и Теодорих, о которых уже

шла речь выше, и, возможно, действительно Галарех (галарех, гала-

реще, галаррех, гуларе, 7в, 8, 66, Ф 14:616). С отождествлением последнего с Аларихом не вполне согласен Д. М. Дудко481. Но в данном случае логику исследователя трудно понять: если ВК - подделка, то несовпадение приводимых в ней фактов с известной биографией Ала-риха можно объяснить недостаточной осведомлённостью фальсификатора, если подлинник - легендарным характером воспоминаний о древнем вожде.

Возможно, также следует согласиться с А. И. Асовым, что Оторех, названный на дощечке 14 то ли дедом, то ли прадедом Германариха (очевидно, он же - Готорих, названный прадедом Германариха в тексте 27) соответствует Аталу (лат. Athal rie или гех) (284 - 317), который, согласно Иордану, был отцом Агиульфа (318 - 350) и дедом Германариха (351 - 376)4 2. В целом же, отрывки генеалогии последнего, приведённые в В К, не соответствуют данным Иордана. Впрочем, не исключено, что в средние века существовало несколько вариантов его родословной.

Из других реальных деятелей раннего средневековья в ВК упомянуты Хильбудий (халабутіе; 33), возможно, аварский хан Баян (боіане;

46), просветитель славян Кирилл (іларе; 8(3)) и Багдасар (бгадасаре Ф15:571).

Имя Хильбудия встречается в одном из плохо сохранившихся отрывков текста дощечки 33. Однако общий контекст повествования (войны с ромеями) позволяет заключить, что имеется в виду известный византийский полководец, ведший частые войны со славянами и в 534 г. разгромленный и убитый ими483.

Что касается Баяна, то трактовка содержащего это имя текста неочевидна. А. И. Асов переводит фразу «бія тамо десент теме ізборня

боя ну в комоньсті ні кол иже піша» как «И были вместе С НИМИ десять темей - сто тысяч - отборной конницы Баяна, и ни одного пешего». В то же время Д. М. Дудко переводит «боя ну в» как «бойцов», а по Н. В. Слатину «бояны» здесь - «некая разновидность воинов»484. В целом, рассказ на дощечке 46 идёт о битве с готами, которую ведёт Святояр - единый князь русколани и борусов. Нельзя исключать, что в какой-то момент в качестве союзника его мог поддержать в борьбе против готов (скорее всего, крымских) и аварский хан, но, в общем, появление в повествовании Баяна не выглядит логичным.

Об Иларе сказано следующее: «Вспомним-ка ведь того Илара, который хотел учить детей наших, [а] пришлось [ему] прятаться в домах тех, как будто мы того не знали; учился он нашим письменам, и [как] нашим Богам устраивать требы» («оспомынье ту боть тен i/iape

/жь хощашеть уцете дЪтЪ наше должен ста хова те сен во

домЬх ob?x абяхом го не знауцлеща на нашь письма а

нашЪм бзЬм правите треб/'щья»). Как правило, исследователи видят в этом персонаже Кирилла - одного из создателей славянской азбуки. Неплохо согласуются сведения дощечки и с приведёнными выше данными о его знакомстве с «русскими письменами». Ознакомиться с «русской» письменностью Кирилл смог на рубеже 60-х гг. IX в. в Хер-сонесе по пути с миссионерскими целями в Хазарию485. Однако противник подлинности «Книги» Б. И. Осипов отмечает, что «имя Кирилла первоучитель принял при пострижении в монахи за несколько недель перед смертью»486 (в начале февраля 869 г.)487. Следовательно, едва ли автор середины IX в. мог знать его под этим именем. Может быть, учитывая это замечание, Н. В. Слатин заключает, что «возможно, говорится и о Кирилле, но, скорее всего, “Илар” - сокр. от “Илларион”, т. к. в русском греч. окончания обычно опускаются»488. Можно вспомнить в данной связи и так называемую «Солунскую легенду», согласно которой некий Кирилл Каппадокийский сделал попытку введения у болгар (в Солуни) видоизменённого греческого письма (из 32 букв) ещё в конце VII в.489 Кроме того, нельзя исключать, что «Илар» - этническое или, скорее, географическое определение. Константин-философ, как известно, происходил из главного города провинции Македония (Солунь), которая была известна также как Южный Иллирик490. Как видим, и здесь толкования текста неоднозначны.

«Бгадасар», по трактовке А. И. Асова (другие исследователи соответствующий отрывок не переводили), - персидский сатрап армянский царь Багдасар (VI в. н. э.)491. В данном случае переводчик, на наш взгляд, прав. Действие текста Ф 15:571 (войны с иранцами и хазарами), скорее всего, разворачивается в VI - VII вв. на Северном Кавказе, о связи которого с предполагаемой «Салтовской» Русью уже шла речь выше. Впрочем, можно предположить, что будущие переводы отрывка принесут новые толкования.

В целом, нужно признать, что упоминания в ВК иностранных исторических деятелей достаточно немногочисленны и иногда неочевидны. Но, по нашему мнению, это не может служить аргументом в пользу версии её поддельности - при желании фальсификатор вполне мог «надёргать» имена и факты из источников - а, скорее, указывает на особенности произведения. Рассказы об иноземных деятелях носят случайный характер, так как «Книга» - не летопись и не хроника, а полемическое произведение. Повествование об истории предков для авторов документа - не самоцель, а фон и источник примеров для современников.

Все отступления от наших представлений о том или ином названном в «Книге» персонаже также вполне объяснимы и без предположения о поддельности источника, если применить принцип историзма.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>