Методологические и ценностные суждения

Нагель[1] стремится защитить «гильотину Юма» именно от такого рода возражений, выделяя в общественных науках два типа ценностных суждений — характеризующие и оценивающие. Характеризующие ценностные суждения подразумевают выбор предмета исследования, способа исследования и критерия обоснованности результатов. Это все, что мы раньше называли методологическими суждениями.

Оценивающие ценностные суждения подразумевают оценочные утверждения о состояниях мира, в том числе о желательности человеческого поведения определенного рода и его социальных последствиях. Например, все утверждения о «хорошем обществе» являются оценивающими ценностными суждениями. Наука как социальный феномен не может функционировать без методологических суждений, но, как утверждает Нагель, может, хотя бы в принципе, освободиться от всяких оценивающих или нормативных ценностных суждений.

На глубоком философском уровне это различие, возможно, и ошибочно. В конце концов, нельзя уйти от того факта, что все нетавтологические утверждения принимаются на основе нашей готовности соблюдать определенные правила игры, т.е. на коллективно принятые нами суждения.

Спор о фактах, по мнению Блауга, может быть разрешен убедительным обращением к так называемым «объективным фактам». Спор о моральных суждениях может быть разрешен только увещевательным обращением к эмоциям людей. В основе своей спор об обоих типах суждений — на определенных конкретных методах убеждения, эффективность которых, в свою очередь, зависит от разделяемых ценностей того или иного рода. Но на уровне научного исследования выдвигаемое Нагелем различие между методологическими и нормативными суждениями реально и значимо.

Когда экономист говорит, что каждому индивиду нужно позволить тратить свой доход, как он хочет, или что правительства должны предоставлять помощь безработным, нетрудно увидеть, что он высказывает нормативные ценностные суждения. Но если речь идет о связи роста занятости с ростом национального производства, то это любой экономист не отнесет к нормативным ценностным суждениям.

Существуют давние, испытанные методы примирения расходящихся методологических суждений. Но нет таких методов для примирения расходящихся нормативных ценностных суждений — кроме демократических выборов или перестрелок на баррикадах. Этот контраст между методами улаживания разногласий и придает актуальность различию, которое вводит Нагель.

Предположения о том, что нормативные оценки относятся к тому роду суждений, по поводу которых невозможна рациональная дискуссия, конечно, является преувеличением. Юм отрицал, что «то, что должно быть» можно логически вывести из «того, что есть» [59]. Но он указывал, что «то, что должно быть» испытывает сильное влияние «того, что есть». Ценности, которых мы придерживаемся, почти всегда зависят от фактов, в которые мы верим. Это указывает на то, как надо вести рациональные дебаты о спорных ценностных суждениях.

Экономисты могут приводить альтернативные обстоятельства и спрашивать, захотели бы Вы отказаться от своей оценки в этих обстоятельствах? В качестве очевидного примера Блауг приводит широко распространенное ценностное суждение. Согласно этому суждению экономический рост, измеряемый величиной реального национального дохода, всегда желателен. Но останется ли данное суждение непоколебимым, если при этом экономический рост ведет к абсолютному ухудшению положения людей, чьи доходы относятся к нижнему квантилю распределения доходов?

Обсуждая эту проблему, можно обнаружить разницу между чистыми и смешанными ценностными суждениями. Большинство ценностных суждений, высказываемых по социальным вопросам, носят смешанный характер и, следовательно, поддаются влиянию путем убеждения людей, их придерживающихся, если на самом деле факты отличаются от того, как они их видят.

  • [1] Нагель Э. (Nagel Е.) — американский экономист.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >