Актуальные вопросы доказывания и принятия решений при рассмотрении уголовно-процессуальных споров по жалобам и представлениям

Доказывание и принятие решений при рассмотрении судьей жалоб на решения, действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора в досудебном производстве

Практика рассмотрения в порядке ст. 125, 125[1] УПК РФ судьями жалоб граждан, вовлеченных в уголовное судопроизводство, на действия (бездействие) и решения лиц, осуществляющих уголовное преследование (рассмотрение уголовно-процессуальных споров), существует более десяти лет.

Статистические показатели свидетельствуют о повсеместной распространенности и востребованности данного института судебного контроля.

Так, количество жалоб, поступивших в суды в порядке ст. 125 УПК РФ, в 2009—2013 гг. увеличивалось в среднем на 5%, а в 2014 г. уменьшилось на 4%.

Судами с вынесением решения, предусмотренного ч. 5 ст. 125 УПК РФ, рассмотрено 90% жалоб. Количество жалоб, в принятии которых к рассмотрению отказано, а также производство по которым прекращено в связи с отсутствием предмета обжалования либо ввиду того, что предварительное расследование по уголовному делу окончено, составило 10%.

По результатам рассмотрения в 2009—2012 гг. судами удовлетворено в среднем 11% жалоб (каждая девятая жалоба), в 2013—2014 гг. — 6,9% жалоб (каждая седьмая жалоба)[1].

Сокращение числа удовлетворенных жалоб свидетельствует о положительном влиянии судебного контроля на качество работы лиц, осуществляющих уголовное преследование.

Несмотря на расширение контрольных полномочий суда по защите прав граждан на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, процедура рассмотрения жалоб в порядке ст. 125, 125' УПК РФ урегулирована законодателем в самом общем виде и вызывает много вопросов, требующих разъяснений.

К их числу относятся вопросы о предмете обжалования; предмете и пределах доказывания; правовом положении участников судебного заседания; процессуальном положении прокурора; распределении бремени доказывания между лицами, подавшими жалобу, и лицами, чьи действия (бездействие) или решения обжалуются; об особенностях реализации принципа состязательности; об участии судьи в доказывании, о формах и способах этого участия; о механизме принятия судьей решений по жалобам.

Из положений ч. 1 ст. 125 УПК РФ следует, что в суд могут быть обжалованы решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию1.

К первым относятся постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, об отказе в производстве выплат или возврате имущества реабилитированному, отказе в допуске законного представителя, о применении к обвиняемому мер процессуального принуждения, розыске обвиняемого, об отказе в назначении защитника или об отказе в замене назначенного защитника, о замене защитника, об отводе защитника и др.

Затрудняющими доступ граждан к правосудию являются постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, приостановлении предварительного следствия, об отказе в признании лица потерпевшим, об отказе в приеме сообщения о преступлении, о передаче сообщения о преступлении по подследственности, об отказе в удовлетворении ходатайства защитника о приобщении к материалам дела документов, полученных в порядке ч. Зет. 86 УПК РФ[3] [4].

Подлежат обжалованию решения прокурора об отмене постановлений о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования (ст. 214 УПК РФ), о применении мер пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу для обеспечения возможной выдачи лица по запросу иностранного государства (ч. 2 ст. 466 УПК РФ), об отказе в возбуждении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (ст. 415 УПК РФ) и др.1

Решения, действия (бездействие) должностных лиц, не связанные с осуществлением уголовного преследования, в порядке ст. 125 УПК РФ в суд не обжалуются[5] [6].

В соответствии с ч. 3 ст. 5 и ст. 13 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» подлежат обжалованию в суд действия лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, направленную на выявление и пресечение преступлений, проверку поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении, если эти действия послужили основой для формирования доказательств по уголовному делу либо выполнены по поручению следователя или дознавателя[7].

Действия этих же лиц вне сферы уголовного судопроизводства (заведение дел оперативного учета, оперативное наблюдение, оперативное внедрение, отказ лицу, виновность которого не доказана в установленном законом порядке, в предоставлении для ознакомления сведений, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий) не обжалуются.

Таким образом, предмет обжалования (предмет уголовно-процессуального спора) определяется тем, что совершенные дознавателем, следователем, руководителем следственного органа и прокурором действия (бездействие) и принятые ими решения причинили или могли причинить ущерб конституционным правам и свободам лиц, вовлеченных в досудебное судопроизводство, либо воспрепятствовали реализации прав граждан на участие в уголовном судопроизводстве.

В науке уголовно-процессуального права сложилось единообразное определение предмета и пределов доказывания по уголовным делам1.

Вместе с тем, как справедливо отметила Е. В. Носкова, деятельность по рассмотрению и разрешению жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ тесно связана с производством по уголовному делу, но не является его частью[8] [9].

Поэтому предмет и пределы доказывания по жалобам в порядке ст. 125, 125' УПК РФ в рамках разрешения уголовно-процессуального спора не могут отождествляться с предметом и пределами доказывания по уголовным делам в рамках разрешения уголовно-правового спора о виновности лица в совершении преступления.

Неправильное определение предмета и пределов доказывания по жалобам в порядке ст. 125, 125' УПК РФ влечет ошибочное предрешение судьями вопросов о виновности или невиновности лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, что неблагоприятно сказывается на результативности судебного контроля в целом.

Следует отметить, что в уголовно-процессуальном законе предмет и пределы доказывания по жалобам в порядке ст. 125, 1251 УПК РФ не регламентированы, так как невозможно выработать стандартные и универсальные для всех категорий жалоб критерии.

К примеру, по жалобе на постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица подлежат доказыванию вопросы о наличии повода и оснований для возбуждения уголовного дела; о наличии у лица, принявшего решение, необходимых для этого полномочий; о соблюдении порядка возбуждения уголовного дела; о наличии (отсутствии) обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу.

В пределах данного уголовно-процессуального спора не подлежат обсуждению вопросы о достаточности доказательств, подтверждающих обстоятельства дела, об обоснованности выводов следователя (дознавателя) о совершении действий, в которых лицо подозревается, о наличии в этих действиях состава преступления. Указанные обстоятельства составляют предмет уголовно-правового спора и устанавливаются судом при рассмотрении уголовного дела по существу. Это никак не нарушает права и интересы подозреваемого (обвиняемого), так как он не лишается доступа к правосудию, а соответственно, к участию в уголовно-правовом споре о виновности (невиновности).

Предмет доказывания по жалобам о привлечении в качестве обвиняемого составляют вопросы о соблюдении следователем (дознавателем) процессуального порядка привлечения лица в качестве обвиняемого (ст. 171 и 172 УПК РФ) и отражении в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого исчерпывающих доводов, основанных на приведенных фактических обстоятельствах уголовного дела. Не допускается исследование вопросов о достаточности доказательств, собранных по делу, оценке доказательств, квалификации преступления, законности и обоснованности обвинения.

При обжаловании отказов, касающихся отмены ареста на имущество (ст. 115 УПК РФ), доказыванию подлежат следующие вопросы: имеется ли необходимость в аресте имущества, как арест имущества обеспечивает права потерпевшего (гражданского истца), какие негативные последствия может повлечь отмена ареста, можно ли снять отдельные ограничения, связанные с арестом.

Следовательно, предмет доказывания при рассмотрении судьей уголовно-процессуального спора можно определить как совокупность фактических обстоятельств, относящихся к действию (бездействию), решению уполномоченного на то органа (должностного лица), которые свидетельствуют о наступлении последствий в виде причинения ущерба конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затрудняют доступ граждан к правосудию.

В остальном предмет доказывания вариативен.

Так, по жалобе на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела предмет доказывания составляют вопросы о соблюдении ст. 144 и 145 УПК РФ, о соответствии постановления требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, о результатах проверки постановления начальником органа дознания (руководителем следственного органа) и прокурором.

Предмет доказывания по жалобе о признании незаконным бездействия следователя, не сообщившего заявителю о вынесении постановления о соединении в одно производство уголовных дел, сводится к проверке соблюдения требований ст. 47, 49 и 153 УПК РФ, не предусматривающих уведомления обвиняемого и его защитника о принятии решения о соединении уголовных дел.

По жалобам о признании незаконным постановления об объявлении в розыск доказыванию подлежат вопросы, указанные в ст. 210 УПК РФ.

Пределы доказывания являются оценочными. Они зависят от предмета доказывания и требований заявителей об устранении нарушений, ущемляющих их права. Поэтому пределы доказывания должны быть ограничены проверкой и оценкой законности совершенного действия (проявленного бездействия) и обоснованности обжалуемого решения с точки зрения допустимости положенных в их основу доказательств. За пределами данных границ доказывание становится ненужным и лишенным смысла1.

В уголовно-процессуальном законодательстве круг лиц, наделенных правом подачи судье жалоб в порядке ст. 125, 1251 УПК РФ и правом участия в судебном разбирательстве по таким жалобам, определен неоднозначно.

Часть 1 ст. 125 УПК РФ наделяет правом на подачу жалобы только лиц, вовлеченных в досудебное судопроизводство. В ст. 123 УПК РФ закреплен неограниченный круг лиц (участники и иные лица), наделенных правом обжалования.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ ограничение прав на судебное обжалование действий и решений, затрагивающих права и законные интересы граждан, на том лишь основании, что эти граждане не были признаны в установленном законом порядке участниками производства по уголовному делу, не допускается[10] [11].

Изложенное позволяет сделать следующий вывод: несмотря на несовпадение формулировок ст. 123 и 125 УПК РФ, круг лиц, имеющих право на подачу жалобы, а соответственно, и на участие в судебном разбирательстве по жалобе, не ограничен[12].

Процессуальное положение указанных лиц законодательно не закреплено, что в некоторой степени затрудняет механизм реализации их прав.

Думается, что эти лица имеют процессуальный статус заявителей, которые в судебном заседании наделены такими же правами, как и другие участники.

Участие дознавателя в рассмотрении судом жалоб не предусмотрено. Участие следователя предполагается, но не является обязательным и ограничивается тайной следствия1.

По смыслу п. 8 ч. 2 ст. 37 и ст. 125 УПК РФ полномочия прокурора сведены к участию в судебном заседании и даче заключения о законности обжалуемого действия (бездействия), процессуального решения. Деятельность прокурора в данном случае осуществляется исключительно в интересах обеспечения законности в процессуальной деятельности органов предварительного расследования (их должностных лиц).

В ч. 4 ст. 125 УПК РФ закреплено распространение принципа состязательности на процедуру рассмотрения жалоб.

Исходя из положений ст. 15 УПК РФ, с одной стороны, суд должен создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, с другой стороны, полномочия суда ограничены запретом предрешения вопросов, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства.

Поэтому вопрос: реализуется ли в полной мере принцип состязательности при осуществлении судебного контроля на досудебных стадиях при рассмотрении судьей уголовно-процессуального спора в порядке ст. 125, 1251 УПК РФ — носит дискуссионный характер. На наш взгляд, можно выделить два основных направления, по-разному раскрывающих подходы к исследуемой теме.

Сторонники первого направления полагают, что деятельность судьи при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ охватывается понятием «правосудие», а значит, участники данного уголовно-процессуального спора должны быть в полной мере наделены равными возможностями по отстаиванию защищаемых ими прав и законных интересов[13] [14].

Другие авторы полагают, что судебный контроль правосудием не является. Он преимущественно носит превентивный характер, так как суд не разрешает дело по существу. Поэтому принцип состязательности здесь в полной мере не реализуется[15].

Соглашаясь с тем, что жалобы на действия (бездействие) и решения органов и должностных лиц в досудебном судопроизводстве рассматриваются судом не по общим правилам рассмотрения уголовных дел, мы полагаем, что жалоба, рассматриваемая в порядке ст. 125, 125[15] УПК РФ, является разновидностью уголовно-процессуального спора.

Сторонами в таком споре будут прокурор и лица, подавшие жалобу (инициаторы спора). В ходе судебного заседания инициаторы спора обязаны обосновать свою жалобу и представить доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых основаны их требования. В частности, они должны указать, какие решения, действия (бездействие) и каких лиц (органов) следует признать незаконными и почему, и доказать, что обжалуемые действия (бездействие) или решения причинили (способны причинить) ущерб их конституционным правам и законным интересам либо затруднили доступ к правосудию.

Прокурор, а также следователь, дознаватель, вызванные по инициативе одной из сторон либо по инициативе суда, могут либо возразить инициаторам спора, изложив судье свои аргументы и представив соответствующие доказательства, либо согласиться с доводами жалобы и представленными в ее обоснование доказательствами.

Состязательность при разрешении уголовно-процессуального спора по существу жалобы выражается в том, что участники спора имеют равные правовые возможности по защите своих прав и законных интересов путем изложения своей позиции суду и предоставления доказательств. Принимая решение, судья обязан исходить из позиции всех участников, оценивая степень их обоснованности.

Таким образом, решение по жалобе, рассматриваемой в порядке ст. 125, 125[15] УПК РФ, может быть вынесено только после предоставления сторонам достаточных процессуальных правомочий для зашиты своих интересов и оспаривания доказательств, представленных противоположной стороной, т. е. в условиях состязательного процесса и разделения процессуальных функций сторон.

Современное доказательственное право четко определило роль и процессуальную компетенцию судьи по участию в доказывании1.

Вместе с тем в науке до сих пор обсуждается вопрос о том, наделен ли судья полномочиями по участию в доказывании либо решение судьи полностью должно зависеть от предоставленных сторонами доказательств.

При всем многообразии научных взглядов можно выделить три принципиально отличных друг от друга направления.

Первое направление объединяет авторов, разделяющих точку зрения о пассивной роли судьи в доказывании. Они полагают, что идеальный тип состязательного процесса подразумевает отсутствие у судьи самостоятельных полномочий по собиранию новых доказательств и исследованию по собственной инициативе доказательств, имеющихся в уголовном деле[18] [19].

Сторонники второго направления утверждают, что судья может быть инициативен в исследовании только тех доказательств, которые имеются в уголовном деле, и новых доказательств, представленных сторонами[20].

Третье направление разработано научной школой П. А. Лупин-ской, которая разделяла точку зрения И. Я. Фойницкого: судья должен быть активен при проверке доказательств и использовать для этого все возможные средства[21].

Таким образом, при рассмотрении уголовно-процессуального спора по жалобам в порядке ст. 125, 1251 УПК РФ судья не может занимать пассивную позицию, поскольку именно он, а не стороны должен установить фактические обстоятельства, связанные с предметом обжалования, и принять решение по жалобе. Тем самым судья является субъектом принятия решения и соответственно субъектом доказательственной деятельности.

Из положений уголовно-процессуального законодательства не следует, что судья при принятии решения связан только теми материалами, которые ему предоставлены участниками процесса. Напротив, исходя из положений ст. 86—88 УПК РФ, судья должен участвовать в доказывании, собирая, проверяя и оценивая все доказательства. Это могут быть доказательства как представленные сторонами, так и полученные судьей в ходе судебного разбирательства по жалобе1.

В свою очередь, участники спора представляют судье свои доказательства, подтверждающие их доводы и опровергающие доказательства противоположной стороны. Ни одно из этих доказательств, равно как и доказательства, собранные самим судьей, не имеют заранее установленной силы. Вместе с тем совокупность всех доказательств формирует внутреннее убеждение судьи при принятии решения в рамках уголовно-процессуального спора по жалобам.

Следует отметить, что данный научный подход оправдан не только существующей судебной практикой. Он имеет некоторое сходство с моделью уголовно-процессуального доказывания, сложившейся в Германии, Австрии, Швеции, Италии и других государствах континентальной Европы. В уголовном судопроизводстве этих стран традиционно судья является активным субъектом уголовного процесса и несет бремя доказывания виновности подсудимого[22] [23].

С позиций методологии, разработанной П. А. Лупинской, можно выделить в качестве объективных факторов в механизме принятия судьей решений при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125, 1251 УПК РФ, прежде всего, социально-политические условия, в которых осуществляется уголовное судопроизводство. Эти условия определены положениями ст. 18, 45—47, 49, 50—53, 118 Конституции РФ о судебной защите прав и свобод личности.

Практическая реализация конституционных гарантий напрямую зависит от сложившегося в конкретных условиях механизма обеспечения законности, т. е. оттого, насколько полно исполняются законы судьей и субъектами уголовного процесса.

Иными словами, механизм принятия судьей решений неразрывно связан с правовой идеологией, правовой политикой, правосознанием, состоянием правоохранительной системы и другими детерминантами законности1.

Среди объективных факторов следует выделить и такие источники уголовно-процессуального права, как законы о компетенции государственных органов и должностных лиц, наделенных правоохранительными функциями в досудебной стадии уголовного процесса.

Пределы компетенции каждого правоохранительного органа в досудебных стадиях не должны допускать подмену или дублирование одного органа другим.

Вместе с тем общность задач и целей деятельности правоохранительных органов на досудебных стадиях уголовного процесса обязывает судей принимать решения по жалобам, исходя из предписаний не только законов, но и актов о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, которые, как известно, источниками права не являются[24] [25].

При выявлении пробельности применяется аналогия закона1.

В числе объективных факторов следует учитывать судебную практику, причем как обобщенную Верховным Судом РФ, так и выраженную в решениях ЕСПЧ[26] [27].

Субъективные факторы в механизме принятия решений по жалобам в порядке ст. 125, 1251 УПК РФ обусловлены профессиональной компетентностью судей, их совестью, соблюдением ими при осуществлении судебного контроля этических начал, обеспечением независимости судей, исключением постороннего влияния или иного вмешательства в их деятельность со стороны других лиц и по любым причинам.

По результатам рассмотрения жалоб судья может принять два вида решений.

К первому виду относятся решения, отвечающие на вопросы процессуального права. Эти решения принимаются судьей на предварительной подготовке к судебному заседанию и в ходе рассмотрения жалобы по существу в рамках уголовно-процессуального спора.

В рамках предварительной подготовки к судебному заседанию судья, ознакомившись с жалобой, единолично принимает решения в виде постановлений (ч. 2 ст. 227 УПК РФ) о назначении судебного заседания, об отказе в принятии жалобы к рассмотрению либо о возвращении жалобы заявителю для устранения недостатков.

В законе не указан срок, в течение которого судья должен принять решение по жалобе. Пока закон не регулирует данный вопрос, решения на этапе предварительной подготовки жалобы к рассмотрению должны приниматься судьей в срок не позднее суток со дня поступления жалобы (по аналогии с ч. 2 ст. 29, ст. 165 УПК РФ).

Постановление судьи о назначении судебного заседания выносится, если имеется предмет обжалования, жалоба содержит необходимые сведения для ее рассмотрения, подана надлежащим лицом и с соблюдением правил подсудности1.

Если жалоба с теми же доводами уже удовлетворена прокурором либо руководителем следственного органа, предварительное расследование по уголовному делу окончено, уголовное дело направлено в суд для рассмотрения по существу либо по делу постановлен приговор или иное итоговое решение, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению[28] [29].

Таким образом, судья отказывает в принятии жалобы к рассмотрению в двух случаях: если рассмотрение жалобы не относится к его компетенции и (или) если отсутствуют основания для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решений должностных лиц, осуществляющих досудебное производство.

Для правильного определения предмета обжалования судье следует установить, относятся ли обжалуемые решения или действия (бездействие) к сфере уголовного судопроизводства; чьи законные права и свободы нарушены; в чем выражены конкретные нарушения и т. д.

Если жалоба не соответствует требованиям закона, что препятствует ее рассмотрению, она подлежит возвращению заявителю для устранения недостатков с указанием причин принятия решения и разъяснением права вновь обратиться в суд[30].

Следует отметить, что при решении вопроса о принятии жалобы к производству судьи должны исходить из общих начал уголовного судопроизводства, содержащихся в ст. 6,7,11 УПК РФ. Нечеткость формулировок жалобы, отсутствие ссылок на конкретные основания признания соответствующих действий (бездействия) незаконными, тем более отсутствие ссылок на нормы Конституции РФ и (или) УПК РФ не являются основанием для отказа в принятии жалобы к производству.

При принятии судьей решения и подготовке жалобы к рассмотрению практически исключается простор для судейского усмотрения.

Ошибочность решения сведена к минимуму, так как законом четко определены критерии принятия жалобы к рассмотрению.

В подготовительной части судебного заседания и при рассмотрении жалоб по существу судья также принимает решения (постановления) по вопросам процессуального права. Это связано с обязанностью судьи разрешать заявленные сторонами ходатайства, истребовать при необходимости дополнительные материалы, вызывать для дачи пояснений лиц и т. д. В большинстве случаев решения судей по таким ходатайствам отвечают назначению уголовного судопроизводства, поскольку обусловлены желанием судьи разобраться в возникшем уголовно-процессуальном споре.

Ко второму виду относятся решения, принимаемые судьей при разрешении жалобы по существу в рамках уголовно-процессуального спора[31].

Для принятия решения судья должен сопоставить установленные в судебном заседании при рассмотрении жалобы фактические обстоятельства с содержанием норм уголовно-процессуального права, после чего сделать вывод о соответствии обжалуемого решения, действия (бездействия) закону либо об отсутствии такого соответствия.

При этом судья обязан в полной мере соблюдать процедуру рассмотрения жалобы, а именно: не нарушать права заявителя, своевременно известить стороны о месте, дате и времени судебного заседания, обеспечить полноту судебного разбирательства уголовно-процессуального спора. Вынесенное судьей постановление должно соответствовать фактическим обстоятельствам дела и быть законным, обоснованным, мотивированным.

При удовлетворении жалобы судья должен указать, что он обязывает должностное лицо, чье решение, действие (бездействие) обжалуется, устранить допущенное нарушение (ч. 7 ст. 148 и ч. 2 ст. 214 УПК РФ). Судья не вправе предопределять действия должностного лица, осуществляющего уголовное преследование, отменять либо обязывать его отменить решение, признанное им незаконным или необоснованным.

Необходимо учитывать, что, если заявитель обжалует постановление о прекращении уголовного дела, при рассмотрении жалобы судья не должен давать оценку имеющимся в деле доказательствам. Он должен только выяснить, проверены и учтены ли дознавателем, следователем или руководителем следственного органа все обстоятельства, на которые указывает в жалобе заявитель, и могли ли эти обстоятельства повлиять на вывод о наличии оснований для прекращения уголовного дела. Судья не вправе делать выводы о доказанности или недоказанности вины, о допустимости или недопустимости доказательств.

Жалобы на постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 24 и ч. 3 ст. 27 УПК РФ, рассматриваются судьей по правилам ст. 125' УПК РФ.

Особенность рассмотрения таких жалоб состоит в том, что судья исследует доказательства по правилам, установленным гл. 37 УПК РФ, и разрешает вопрос о законности прекращения уголовного дела (уголовного преследования) ввиду наступления (выявления) обстоятельств, указанных в ст. 10 или 20 УК РФ, в отношении каждого лица, привлеченного в качестве обвиняемого.

На основании доводов, изложенных в жалобе, в рамках проводимого судебного следствия судья также может проверить законность и обоснованность возбуждения уголовного дела, привлечения лица в качестве обвиняемого, применения к нему мер процессуального принуждения.

По результатам рассмотрения жалобы судья принимает решение о ее удовлетворении, о признании незаконным постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) и наличии (отсутствии) оснований для применения процедуры реабилитации либо об оставлении жалобы без удовлетворения.

Как показывает практика, жалобы достаточно редко рассматриваются в установленный ч. 3 ст. 125 УПК РФ срок. Нарушение срока связано с необходимостью истребования дополнительных материалов, извещением заявителей и заинтересованных лиц, наличием ходатайств об отложении судебного разбирательства в силу разных причин.

В ст. 125 УПК РФ не предусмотрен срок обжалования действий (бездействия) и решений должностных лиц органов предварительного расследования. Думается, что сроки обжалования таких действий все же должны носить пресекательный характер и зависеть от конкретной ситуации1.

Для совершенствования процессуальной деятельности судьи по рассмотрению жалоб в порядке ст. 125, 1251 УПК РФ целесообразно на законодательном уровне провести ограничение предмета производства. Обжалованию должны подлежать только те действия (бездействие) и решения, которые уже подверглись проверке прокурором или руководителем следственного органа.

Перечень решений, выносимых в ходе и по результатам производства по жалобам, следует расширить. Право принятия конкретного решения должно зависеть от того, на какой стадии производства по жалобе оно принимается[32] [33].

Прокурорский надзор за законностью досудебного производства независимо от формы расследования должен осуществляться постоянно в силу публично-правовых обязанностей, возложенных на прокурора как представителя государства в целях обеспечения законности производства вне связи с волеизъявлением частных лиц. Надлежащий прокурорский надзор может повлиять на уменьшение уголовнопроцессуальных споров и, соответственно, количества обращений в суд для их рассмотрения. Рассмотрение жалоб на действия (бездействие) прокурором и руководителем органа расследования вне состязательной процедуры должно быть оперативным механизмом реагирования лиц на нарушения уголовно-процессуального закона.

Рассмотрение судьей уголовно-процессуальных споров по жалобам заявителей должно быть мерой реагирования прежде всего на решения и действия (бездействие) прокурора и руководителя органа расследования.

  • [1] См.: Сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. иЯЬ: 11Ир://Лл'уу. сс!ер.ш/тс1ех.р11р?к1=79 (дата обращения: 24.08.2015).
  • [2] См.: Сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. иЯЬ: 11Ир://Лл'уу. сс!ер.ш/тс1ех.р11р?к1=79 (дата обращения: 24.08.2015).
  • [3] Основные права и свободы человека и гражданина закреплены в гл. 2 Конституции РФ.
  • [4] Указанные решения могут принять перечисленные в ч. 1 ст. 125 УПК РФ лица, а также начальник подразделения дознания (ч. 2 ст. 401 УПК РФ), органы дознания (ч. 3 ст. 40 УПК РФ), руководитель следственной группы (ст. 163 УПК РФ).
  • [5] Действия (решения) прокурора, совершенные (принятые) на основании п. 5, 8, 81 ч. 2 ст. 37, ч. 1 и 3 ст. 165 УПК РФ, самостоятельному обжалованию не подлежат.
  • [6] Например, решения начальников изоляторов временного содержания и гауптвахт о водворении обвиняемых, содержащихся под стражей, в карцер, их переводе в одиночную или другую камеру, о проведении внутрикамерного обыска, о запрете переписки, об отказе в отправке содержащих охраняемую законом тайну писем и т. д.
  • [7] См. п. 4 ч. 2 ст. 38, п. I1 ч. 3 ст. 41, ч. 7 ст. 164 УПК РФ; Инструкцию о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд, утвержденную приказом МВД России № 776, Минобороны России № 703, ФСБ России № 509, ФСО России № 507, ФТС России № 1820, СВР России № 42, ФСИН России № 535, ФСКН России № 398, СК России № 68 от 27 сентября 2013 г.
  • [8] См. об этом: Лупинскан П. А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство, практика. М., 2010. С. 125, 129.
  • [9] См.: Носкова Е. В. Производство по рассмотрению и разрешению жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ: автореф. дис.... канд. юрид. наук. Томск, 2011.
  • [10] Подробнее об этом см.: Колоколов Н. А. Статья 125 УПК РФ: сущность судебного контроля // Уголовный процесс. 2009. № 6. С. 3; Боруленков Ю. П. Пределы доказывания как категория // Уголовное судопроизводство. 2014. № 3. С. 29—32.
  • [11] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. № 18-П.
  • [12] Например, подать жалобу вправе представители потерпевших, ранее не принимавшие участие в уголовном деле; лица, в помещениях которых произведен обыск; лица, на чье имущество ошибочно наложен арест; добросовестные приобретатели, если обжалуемые действия (решения) существенно изменили условия заключенного ими гражданско-правового договора, и т. д.
  • [13] Речь идет о дознавателе, органе дознания, начальнике подразделения дознания, следователе, руководителе следственного органа.
  • [14] См.: Солодилов А. В. Судебный контроль в системе уголовного процесса России. Томск, 2000. С. 43—47; Лебедев В. М. Судебная защита свободы и личной неприкосновенности граждан на предварительном следствии. М., 2001. С. 8; Володина Л. М., Ма-теикович М. С., Пономаренко Е. В., Сухова Н. В. Права человека. Тюмень, 2002. С. 98; Лазарева В. А. Судебная власть. Судебная защита. Судебный контроль: понятие и соотношение: лекции-очерки. Самара, 2000. С. 23.
  • [15] См.: Колоколов Н. А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реальные перспективы // Государство и право. 1998. № 11. С. 31—39; Муратова И. Г. Многофункциональный судебный контроль в уголовном судопроизводстве // Уголовное судопроизводство. 2006. № 1. С. 12; Францифорова С. Ю. Судебный контроль — гарантия обеспечения прав участников процесса в уголовном судопроизводстве // Уголовное судопроизводство. 2008. № 4; Васильева Т. Ю. Особенности реализации принципа состязательности при осуществлении судебного контроля за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и дознания // Российский следователь. 2014. № 18. С. 15—18.
  • [16] См.: Колоколов Н. А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реальные перспективы // Государство и право. 1998. № 11. С. 31—39; Муратова И. Г. Многофункциональный судебный контроль в уголовном судопроизводстве // Уголовное судопроизводство. 2006. № 1. С. 12; Францифорова С. Ю. Судебный контроль — гарантия обеспечения прав участников процесса в уголовном судопроизводстве // Уголовное судопроизводство. 2008. № 4; Васильева Т. Ю. Особенности реализации принципа состязательности при осуществлении судебного контроля за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и дознания // Российский следователь. 2014. № 18. С. 15—18.
  • [17] См.: Колоколов Н. А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: реальные перспективы // Государство и право. 1998. № 11. С. 31—39; Муратова И. Г. Многофункциональный судебный контроль в уголовном судопроизводстве // Уголовное судопроизводство. 2006. № 1. С. 12; Францифорова С. Ю. Судебный контроль — гарантия обеспечения прав участников процесса в уголовном судопроизводстве // Уголовное судопроизводство. 2008. № 4; Васильева Т. Ю. Особенности реализации принципа состязательности при осуществлении судебного контроля за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и дознания // Российский следователь. 2014. № 18. С. 15—18.
  • [18] См.: Ларинков А. А. Конституционный принцип состязательности и роль суда в доказывании обстоятельств по уголовному делу // Криминалистъ. 2013. № 2 (13). С. 64-70.
  • [19] См.: Михайловский И. В. Основные принципы организации уголовного суда: уголовно-политическое исследование. Томск, 1905. С. 89, 90; Пашин С. А. Проблемы доказательственного права // Судебная реформа: юридический профессионализм и проблемы юридического образования. М., 1995. С. 312—322; Лазарева В. А. Влияние состязательного уголовного судопроизводства на понятие теории доказательств // Юридический аналитический журнал. 2006. № 1 (15). С. 14; Орлов Ю. К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе. М., 2009. С. 38—40.
  • [20] См.: Газетдинов Н. И. Роль суда в состязательном процессе // Российский судья. 2007. № 11. С. 14.
  • [21] См.: Шейфер С. А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе // Государство и право. 1996. № 9. С. 66; Воскобитова Л. А. Механизм реализации судебной власти посредством уголовного судопроизводства: дис.... д-ра юрид. наук. М., 2004; Конева С. И. К вопросу об участии судьи в доказывании при осуществлении судебного контроля за предварительным расследованием // Российский судья. 2014. № 4. С. 23—26; Лупинская П. А. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе. С. 7; Фой-ницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства: в 2 т. Т. 2. СПб., 1996. С. 64.
  • [22] Например, ответы на судебные запросы; объяснения лиц (следователя, дознавателя, понятого, эксперта и др.), вызванных в судебное заседание; материалы, не подлежащие выдаче заявителю (об отказе в возбуждении уголовного дела, о результатах проведенных оперативно-розыскных мероприятий, уголовные дела, предварительное расследование по которым не окончено, в том числе приостановлено); документы, подтверждающие полномочия должностного лица, принявшего решение, совершившего обжалуемое действие, проявившего бездействие; документы, свидетельствующие о наличии (отсутствии) обстоятельств, исключающих производство по делу, и т. д.
  • [23] В УПК ФРГ под доказыванием понимается практическая деятельность судьи, состоящая в собирании, исследовании и оценке доказательств. Эта деятельность называется официальным расследованием (Ermittlungsgrundsatz) (подробнее см.: Филимонов Б. А. Основы теории доказательств в германском уголовном процессе. М., 1994. С. 23—35; § 244 «Beweisaufnahme. Untersuchungsgrundsatz. Ablehnung von Beweisantragen Strafprozessordnung (StPO)». Potsdam, 2012). По УПК Австрии судья наделен «дискреционной властью». Он может без ходатайства сторон и даже вопреки их желанию пригласить и допросить свидетелей и экспертов, истребовать иные доказательства, необходимые для принятия решения по делу (об этом см.: Бутов В. Н. Уголовное судопроизводство Австрийской Республики: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1995; Strafprozessordnung (?sterreich)).
  • [24] Подробнее см.: Законность в Российской Федерации. М., 2008.
  • [25] Например, при рассмотрении жалоб на действия (решения) следственно-оперативных групп (ст. 163, ч. 7 ст. 164 УПК РФ) нельзя оставить без внимания то, что возможность создания таких групп из числа сотрудников органов внутренних дел, Следственного комитета, органов уголовно-исполнительной системы, органов федеральной службы безопасности, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенных органов предусмотрена только для расследования конкретных преступлений. Для иных целей, в том числе для проведения мероприятий по выявлению и пресечению преступлений, устранению причин, им способствующих, следственно-оперативные группы создаваться не могут (см. Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, утвержденное указом Президента РФ от 18 апреля 1996 г. № 567).
  • [26] Например, из п. 1 Положения о координации деятельности по борьбе с преступностью в Вооруженных Силах и других войсках Российской Федерации, утвержденного Генеральной прокуратурой РФ 10 сентября 1996 г., следует, что следователи Следственного комитета РФ не могут осуществлять правоохранительную деятельность в войсках Российской Федерации. Пункт 7 этого Положения предусматривает создание при необходимости следственно-оперативных групп. Поэтому при рассмотрении жалобы в отношении такой группы подлежит применению по аналогии Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», включающий Следственный комитет РФ в число правоохранительных органов.
  • [27] См., например: Постановление ЕСПЧ от 9 ноября 2006 г. «Дело Лулуев и другие против Российской Федерации»; постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление № 1). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  • [28] Об этом также см.: Постановление Конституционного Суда РФ от 20 июля 2012 г. № 20-П. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  • [29] Если уголовное дело, по которому поступила жалоба, направлено в суд для рассмотрения по существу либо вынесено итоговое судебное решение, судья рассматривает лишь жалобы, затрагивающие права и законные интересы заявителей, не являющихся участниками судебного разбирательства по данному уголовному делу.
  • [30] Например, жалоба подана с нарушением правил подсудности, не подписана заявителем, отсутствуют сведения о том, какие действия или решения обжалуются, полномочия защитника (представителя) заявителя не подтверждаются соответствующими документами и др.
  • [31] К таким решениям относятся постановления: о признании действия (бездействия) или решения незаконным или необоснованным и обязании органа (должностного лица) устранить допущенное нарушение (п. 1 ч. 5 ст. 125 УПК РФ); об удовлетворении жалобы и о признании незаконным постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 24 или ч. 3 ст. 27 УПК РФ, и о наличии (отсутствии) оснований для применения процедуры реабилитации (п. 1 ч. 3 ст. 125524 УПК РФ); об оставлении жалобы без удовлетворения (ч. 5 ст. 125, п. 2 ч. 3 ст. 125524 УПК РФ); о прекращении производства по жалобе (п. 7—9 Постановления № 1).
  • [32] Например, сроки обжалования определяются сроками давности, по истечении которых лицо освобождается от уголовной ответственности (п. 3 ч. 1 ст. 24, ст. 78 УК РФ).
  • [33] Целесообразно принятие судьей решений о направлении жалобы по подсудности, о передаче жалобы судье, рассматривающему уголовное дело по существу, и т. д.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >