ВИДЫ ЛЕГИТИМНОСТИ И НОРМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ КАК ГЛОБАЛЬНЫЕ ОРИЕНТИРЫ ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ РЯ-ПОСЛАНИЙ

Существует несколько классификаций легитимности. В настоящей книге они интересуют нас как содержательно-методологические основания для последующего формирования смысла РЯ-посланий, адресованных целевым аудиториям.

Наибольшую известность получили три вида легитимности по Максу Веберу. В основе классификации лежат психологические факторы: 1) легитимность, основанная на традиции; 2) легитимность, основанная на праве; 3) легитимность, основанная на харизме [27].

В первом случае в основе традиционной легитимности власти лежит обычай, привычка, стремление к постоянству, консерватизм, отчасти конформизм, традиционное сознание, традиционные ценности и традиционное социальное действие. Человек подчиняется власти, потому что «так было всегда», потому что «так делают все».

Для многих жителей России Октябрьская революция 1917 г. означала только «смену царя». В то же время для людей, сформировавшихся в годы советской власти, вопрос о ее легитимности также не вставал во многом потому, что для них она была естественной данностью.

В современных условиях традиционный вид легитимности власти встречается в Средней Азии, на Кавказе в форме поддержки членов «своих» групп (клановых, земляческих, семейных). Так, экс-президент Кыргызстана А. Акаев характеризовался в СМИ не только как политик-интеллектуал, академик, но и как потомок одного из киргизских царей. Экс-президент Туркменистана С. Ниязов конституционно закрепил за собой право на абсолютное властвование.

При традиционной легитимности власти все новое приобретает значимость только через ссылку на авторитет прошлого.

Второй вид легитимности, по Максу Веберу, — господство закона — легальная (рациональная) легитимность. В ее основе — узаконенное^ власти соответствующими правовыми актами, конституцией, всеобщее понимание норм, установленных законом и подкрепленных деятельностью соответствующих институтов, включая принудительные санкции.

При таком виде легитимности власти люди следуют определенным кодифицированным правилам, признавая именно такое поведение оптимальным для согласования интересов, разрешения конфликтов и в целом для обеспечения социального взаимодействия. В данном случае власть проистекает из убеждения в том, что необходимо следовать указаниям людей и институтов, избранных в соответствии с рациональными правилами («подчиняюсь, поскольку таковы установленные нормы»).

Третий вид легитимности — харизматическая (или персональная) легитимность — базируется на вере масс в особые способности политического лидера (вождя), на признании исключительного права именно этого человека (или именно этой группы) на управление массами. Харизматическая легитимность является в своей основе личностным типом правомочности. Такой власти подчиняются в силу личного авторитета правителя. Очень часто носителю власти люди приписывают необычные качества: великого учителя, героя, пророка и т.п.

Сам термин «харизма» взят из религии и обозначает божественную избранность, «дар свыше». Возможно, в силу этого при анализе системы харизматической власти часто можно обнаружить психологические параллели со структурой религиозного культа. Наличие мессии, его последователей — апостолов, мучеников; его противников — еретиков; идеологии-писания — все это черты, характерные для харизматической легитимности власти.

Неизбежным следствием, своеобразной оборотной стороной харизматического вида легитимности власти является сочетание вождизма с массовым энтузиазмом, слепой верой в лидера.

Среди современных подходов к легитимности наиболее известна концепция Д. Истона [28]. Он также предложил выделять три вида легитимности: идеологический, структурный, личностный (персональный).

Идеологическая легитимность власти основана на идеологии. Признание власти обществом происходит в силу внутренней убежденности или веры в правильность тех идеологических ценностей, которые провозглашены властью. Подчинение власти, по существу, оказывается реализацией собственных убеждений. Это может быть, например, преданность «самой свободной стране», как США, «самому передовому государству», как СССР, «самому исламскому государству» — Ирану.

Структурная легитимность базируется на специфических политических структурах. Правомочность власти вытекает из убеждения в законности и ценности установленных структур и норм, регулирующих политические отношения. Этот вид легитимности связан с одобрением принципов, норм, механизмов функционирования власти безотносительно к проводимой ею политике.

Персональная легитимность основывается на доверии к политическим лидерам, олицетворяющим власть, высокой оценке их личностных и политических качеств (т.е. фактически на авторитете). Данный тип легитимности подразумевает не только позитивное отношение к «сверхспособностям», а принятие лидера в целом. Примером персональной легитимности может служить отношение к Президенту России В. Путину.

Психологической особенностью личностной легитимности в ряде государств, среди которых не является исключением и Россия, может стать проецирование на такого политика положительных аспектов деятельности власти, а отрицательных — на его окружение: «царь хороший — бояре плохие».

Заметим, что классификация по Д. Истону не отрицает трактовку М. Вебера, а является ее модификацией.

В качестве еще одного вида легитимности исследователи выделяют политическую целесообразность власти, в основе которой лежит соглашение или навязывание обществу власти, где мотивацией является ее право на проведение некоторых действий — непопулярных или даже незаконных, но в наилучшей степени подходящих для сложившихся условий. Такая ситуация возможна, например, в переходный период, связанный с формированием новой политической системы.

Надо сказать, что все описанные виды легитимности власти, как правило, в реальности и в РЯ-посланиях могут существовать совместно, взаимно дополняя друг друга.

Применительно к субъектам легитимности можно говорить о легитимности политического деятеля, органа власти, ветви власти, формы государственного устройства, юридических принципов и норм, а также легитимности как целостном показателе отношений общества и власти.

Как уже отмечалось выше, в задачу структур, осуществляющих политический РЯ, входит «построение мостов» политической коммуникации для последующего диалога. Эффективность данных процедур базируется на принципе, предполагающем примерное равенство сторон общения, когда не должно быть слишком много власти или слишком много подчинения. Отсюда вытекают такие нормы политической коммуникации, как:

  • взаимность — демонстрация каждой из сторон понимания и готовности удовлетворять заявленные интересы другой стороны;
  • равновесие — уход сторон от доминирования, стремление к компромиссам;
  • возможность — отказ от механизмов принуждения, сочетание выдвигаемых требований и ресурсов, имеющихся для их выполнения;
  • умеренность в использовании власти — поскольку у власти, как правило, больший ресурс для воздействия, его разумное сдерживание укрепляет степень доверия и стремление идти навстречу.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >